АВТОРЫ И ГЕРОИ. РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА. Шпаргалка, сочинения

Стр. 1

ПУШКИН, ЛЕРМОНТОВ, ГОГОЛЬ, ОСТРОВСКИЙ, ТУРГЕНЕВ, ГРИБОЕДОВ, ДОСТОЕВСКИЙ, САЛТЫКОВ-ЩЕДРИН, ТОЛСТОЙ, ЧЕХОВ, ЛЕСКОВ, КУПРИН, НЕКРАСОВ

 

Стр. 2

СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ, СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВІМ, Реферат на тему: Культ роду в старокиївських княжих житіях ХІ — ХІІ ст.,ГОРЬКИЙ, БУНИН, ПЛАТОНОВ, БОНДАРЕВ, АХМАТОВА, ЕСЕНИН, ТВАРДОВСКИЙ, ФЕТ, РАСПУТИН, ПАСТЕРНАК, СОЛЖЕНИЦЫН, ЦВЕТАЕВА, АВТОРСКАЯ ПЕСНЯ, БЛОК, МАЯКОВСКИЙ, БУЛГАКОВ, ШОЛОХОВ

 

 

 

 

ПУШКИН

 

Образ автора в романе «Евгений Онегин»имеет три грани: автор-персонаж; автор-повествователь автор — лирический герой, рассказывающий о себе, своих переживаниях, взглядах, жизни. Из многочисленных лирических отступлений складывается представление о характере Автора, его образе мыслей, переживаниях, изменении его личности. Цветы, любовь, деревня, праздность, Поля! Я предан вам душой. Всегда я рад отметить разность. Между Онегиным и мной. В I главе Автор дает беглый очерк истории русского театра, когда актрисы казались Автору «богинями. Описание туалета Онегина рождает у Автора сентенцию: «Быть можно дельным человеком. / И думать о красе ногтей». Во II главе, описывая внешность Ольги, Автор замечает, что подобный портрет красавицы легко обнаружить в любом современном романе. Такой идиллический образ Автор и сам прежде любил, но «надоел он мне безмерно». Поведав типичную историю жизни семейства Лариных, Автор приходит к выводу о постоянной повторяемости событий и судеб и неотвратимости смерти: Придет, придет и наше время, И наши внуки в добрый час. Из мира вытеснят и нас! В III главе Автор открыто выражает свою симпатию и сочувствие Татьяне. Татьяна, милая Татьяна! С тобой теперь я слезы лью… В IV главе Автор делится своими наблюдениями о светской дружбе. «Уж эти мне друзья! О них недаром вспомнил я». Друг оказывается предателем, поэтому «Трудов напрасно не губя, / Любите самого себя». В VI главе Автор как бы «теряет» нить повествования, рассуждая о собственном прошедшем, настоящем и будущем. Мечты, мечты! где ваша сладость? Ужель и впрямь и в самом деле. Без элегических затей Весна моих промчалась дней?.. В начале VIII главы Автор становится почти центральным персонажем романа. Он вспоминает о начале своей литературной деятельности: В те дни, когда в садах Лицея Я безмятежно расцветал… Близ вод, сиявших в тишине, Являться Муза стала мне. Для Автора характерно ощущение жизни как праздника, поэтическое восприятие жизни для него связано с творчеством. Творчество объединяет поэта с миром: В глуши звучнее голос лирный, Живее творческие сны. Автор представляет Онегина в качестве своего «доброго приятеля», уточняет обстоятельства своего знакомства с ним: Условий света, свергнув бремя, Как он, отстав от суеты, С ним подружился я в то время. В Онегине Автора привлекают «неподражательная странность, резкий охлажденный ум». И тот и другой познали «страстей игру», «в обоих сердца жар угас», «обоих ожидала злоба Слепой Фортуны и людей». Нравятся Автору и умение Онегина вести «язвительный спор», его желчные шутки и мрачные эпиграммы; не раз бродили они светлыми летними ночами по уснувшей столице, стояли над дремлющей Невой. Вместе с Онегиным Автор собирался путешествовать по «чуждым странам», но по воле случая они разошлись), Онегин уехал вступать в наследование имением). В то же время Автор противопоставляет себя Онегину. Для Онегина природа — лишь одно из звеньев в цепи перемены занятий и образа жизни. Автор по-настоящему любит природу («Я был рожден для жизни мирной, для деревенской тишины… «). У Автора отношение к театру восторженное («Волшебный край!..»), у Онегина — светское. Они по-разному относятся к любви. Для Онегина это «наука страсти нежной». Автор, как и «все поэты — любви мечтательной друзья». Важна разница и в их отношении к литературе. Автор говорит о герое: «Хотел писать — но труд упорный ему был тошен...».

 

 

 

Онегин и Ленский. А. С. Пушкин в своем романе впервые отделил автора от героя. И линия автора, его точка зрения существует сама по себе, отдельно от точки зрения главного героя, Онегина, иногда пересекаясь с ней. Третий же герой романа, Ленский, совершенно не похож ни на автора, ни на Онегина, с ним связана еще одна точка зрения, иная позиция, противопоставляющаяся в первую очередь позиции Онегина, так как автор на протяжении всего романа нигде не сталкивается с Ленским, он лишь показывает свое к нему отношение. А. С. Пушкин с мягкой иронией рассказывает о Ленском, этом восторженном романтике, который пел разлуку и печаль, И нечто, и ту манну даль. А также с некоторой издевкой говорит о том, как писал Ленский. Романтизм уже ушел из жизни, как уходит и Ленский. Его смерть вполне логична, она символизирует собой полный отказ от романтических идей. Ленский не развивается во времени, он статичен. Отличаясь от тех людей, среди которых вынужден жить (и в этом он схож с Онегиным), Ленский был способен только на то, чтобы быстро вспыхнуть — и угаснуть. И даже если бы Онегин не убил его, скорее всего, в будущем Ленского ждала обыкновенная жизнь, которая охладила бы его пыл и превратила в простого обывателя, который Пил, ел, скучал, толстел, хирел. И, наконец, в своей постели Скончался б посреди детей, Плаксивых баб и лекарей. Такой путь, точка зрения нежизнеспособны, что и доказывает Пушкин читателю. Совершенно другая точка зрения Онегина. Она в чем-то схожа с точкой зрения автора, и поэтому в какой-то момент они становятся друзьями: Мне нравились его черты, Мечтам невольная преданность… Они оба сходятся в своем отношении к свету, оба бегут от него. Оба скептики и вместе с тем интеллектуалы. Когда же Онегин идет на дуэль, испугавшись общественного мнения, и убивает на ней Ленского, когда оказывается, что его точка зрения не основывается на твердых нравственных принципах. Но еще и до этого видно, что их точки зрения расходятся по многим вопросам: это и их отношение к искусству, к театру, к любви, к природе. То, что один из них поэт, а другой не может отличить ямба от хорея, конечно, сильно отдаляет их друг от друга. И, скорее всего, А. С. Пушкин показывал, что точка зрения Онегина, например, его отношение к театру:… на сцену В большом рассеянье взглянул, Отворотился — и зевнул — отлична от авторской. Автор, безусловно, восхищается этим искусством, для него театр — это “волшебный край”. Отношение же Онегина к любви: Как рано мог он лицемерить, Таить надежду, ревновать… — просто не имеет права существовать. Онегин, будучи “гением” науки любви, упустил возможность счастья для себя, оказался неспособным на истинное чувство (вначале). Когда же он смог полюбить, то все равно не достиг счастья, было уже слишком поздно. В этом заключается истинная трагедия Онегина. И его путь оказывается неправильным, ненастоящим. Позиция автора иная, его не раз волновали страсти, любовь была неизменным спутником жизни: Замечу кстати: все поэты — Любви мечтательной друзья. И конечно, именно отношение к Татьяне во многом определяет их точки зрения, отдаляя друг от друга. Чем ближе Пушкин к Татьяне, тем больше отдаляется он от Онегина, который нравственно намного ниже ее. И только когда Онегин будет способен на высокое чувство, когда он влюбится в Татьяну, критические оценки А. С. Пушкина исчезнут. Одно из основных различий между ними — это в том числе их отношение к природе. Онегин далек от нее, как и от всего остального, автор же “предан душой”, “рожден для жизни мирной, для деревенской тишины”. Пушкин показал, что такая позиция, точка зрения Онегина уже не могут существовать. Правда, он оставляет ему выбор. Онегину еще не поздно измениться, поэтому-то финал романа открытый.

 

 

 

Онегин и Татьяна.Самым крупным планом в романе показаны Онегин и Татьяна. Поэт говорит о герое: "Мне нравились его черты". А героиню называет своим "верным идеалом". Значит, в Онегине не все одобряется, а в Татьяне — все. Очевидно, при рассмотрении этих образов можно ответить на поставленный прежде вопрос. У Онегина и Татьяны есть качества, которые их сближают. В обществе, где "воспитаньем немудрено блеснуть", нашей герои выделяются своими познаниями. Евгений в совершенстве знал французский язык, был знаком с художественной литературой, с историей, "читал Адама Смита", хорошо разбирался в театральном искусстве. Татьяне с детства книги "заменяли все". За чтением романов она провела не одну ночь. А позднее с жадностью читает книги в библиотеке своего избранника. И Онегин, и Татьяна обладают проницательным умом. Онегин знал людей. Он слушал Ленского с улыбкой, понимая незрелость его суждений. Ольга для Онегина — заурядная барышня, он позволяет себе шептать ей "какой-то пошлый мадригал", с Татьяной же Евгений всегда серьезен. А Татьяна сумела постичь даже такую сложную и противоречивую натуру, как Онегин. Объединяет героев независимость их суждений и поступков. Онегин в беседе с Ленским совершенно свободно все подвергает суду, уклоняется от общения с назойливыми соседями-помещиками. Он не всегда заботится о том, какое о нем сложится мнение. Наделенная "своенравной головой", Татьяна резко высказывается о пышности, мишуре, суете высшего света. Онегина и Татьяну сближают также честность и правдивость во взаимоотношениях. На доверчивое письмо Татьяны Евгений отвечает "признаньем также без искусства". Удивительно ли, что умные, проницательные люди, какими были Онегин и Татьяна, чувствовали себя совершенно одинокими в той среде, к которой они принадлежали по рождению? Поэт отмечает, что Онегин в избранном обществе "казался чужим". Татьяна даже в родной семье "казалась девочкой чужой". Но, обладая некоторыми сходными качествами, герои различны между собой. Себялюбию Евгения противопоставлена душевная щедрость Татьяны. Эти качества проявляются, прежде всего, в любви. Если эгоизм Евгения был той почвой, на которой выросло легкое отношение к любви, то душевная щедрость Татьяны объясняет ее самоотречение и верность в сердечной привязанности. С юных лет "наука страсти нежной" заменяла Онегину истинные чувства. Как легкокрылый мотылек, порхал он, часто меняя привязанности. В минуту откровения он признается Татьяне, что "семейная картина" его не пленяет, что он не способен никого долго любить. Позднее, добиваясь любви Татьяны, знатной великосветской дамы, княгини, Онегин думает только о себе и своих страданиях. Во всех поступках Онегин руководствуется только своими прихотями. Он завязывает дружбу с Ленским от скуки, лишь бы убить время. В щедром сердце Татьяны всегда найдется место состраданию, сочувствию к человеку, чувству долга перед ним. Она часто ходит к одинокой могиле Ленского. Руководствуясь чувством супружеского долга, Татьяна отвергает любовь Онегина, хотя продолжает его по-прежнему любить. Однако основным различием между героями является полное равнодушие Евгения и глубокая привязанность Татьяны к "низкой" природе и народу. Разве мог воспитанный французами-гувернантами в шумной суете столицы, вдали от народной жизни Евгений чувствовать прелесть "низкой" природы, ощущать необходимость связи с народом? Ко всему этому он остается равно душным. Только на короткое время его могла пленить непритязательная деревенская природа. А затем он увидел, "что и в деревне скука та же". Совсем иная Татьяна. Выросшая среди привольных полей, зеленых тенистых дубрав, ежедневно общаясь с народом, она сохраняет на всю жизнь глубокую, нежную любовь к родной земле и ее природе, трогательную привязанность к "бедным поселянам". Еще с детства "она любила на балконе предупреждать зари восход", наблюдать за звездами. Деревья, цветы, ручьи — это ее друзья, которым можно доверять свои тайны. Татьяна сочувствовала народу ("бедным помогала"), но особую нежность в ее душе вызывает няня, которую она называет "милая". Этих симпатий ничто не может истребить в душе Татьяны: ни долгая вынужденная разлука, ни высокое положение в свете. Ее душа тоскует и рвется к родным местам, привычному образу жизни.

 

 

 

Любовная лирика Пушкинаисполнена нежных и светлых чувств к женщине. Лирического героя стихов о любви отличают самоотверженность, благородство, глубина и сила чувства. Тема любви, раскрывающая широкую палитру переживаний человека, отражена в стихотворениях «Погасло дневное светило...» (1820), «Я пережил свои желанья...» (1821), «Храни меня, мой талисман...» (1825), «К***» («Я помню чудное мгновенье...», 1825), «На холмах Грузии лежит ночная мгла...» (1829), «Я вас любил (1829) и др. Любовь и дружба — главные чувства, изображаемые Пушкиным. Герой лирики Пушкина прекрасен во всем — ибо честен и требователен к себе. Любовь в лирике Пушкина-- это способность подняться над мелким и случайным. Высокое благородство, искренность и чистота любовного переживания с гениальной простотой и глубиной передано в стихотворении «Я вас любил...» (1829). Это стихотворение — образец абсолютного поэтического совершенства. Оно построено на простом и вечно новом признании: «Я вас любил». Загадочность этих стихов — в их полной безыскусственности, обнаженной простоте и в то же время невероятной емкости и глубине человеческого эмоционального содержания. Поражает свойственное очень немногим бескорыстие любовного чувства, искреннее желание не просто счастья не любящей автора женщине, но новой, счастливой любви для нее. Практически все слова употреблены поэтом в своем прямом значении, единственное исключение — глагол «угасла» по отношению к любви, и то эта метафоричность не выглядит каким-то «выразительным приемом». Огромную роль играют параллели и повторы однотипных конструкций: «безмолвно, безнадежно»; «то робостью, то ревностью»; «так искренно, так нежно». Эти повторы создают энергию и одновременно элегическую наполненность поэтического монолога, который заканчивается гениальной пушкинской находкой — исповедь сменяется страстным и прощальным пожеланием: «… Как дай вам Бог любимой быть другим». Кстати, сочетание «дай вам Бог» часто используется в контексте прощания. Гармоничной и музыкальной делает эту элегию и пятистопный ямб, и точные, простые рифмы, и отсутствие переносов, совпадение синтаксической структуры словосочетаний и предложений со стихотворной строкой.

 

Анализ стихотворения А. С. Пушкина «Я вас любил: любовь еще, быть может …»

   Любовная лирика А. С. Пушкина составляет немалую часть всего поэтического наследия стихотворца. Многогранность любовной лирики Пушкина обусловлена множеством его влюбленностей. Завладев хотя бы на миг сердцем поэта, образ прекрасной возлюбленной рождал в воображении Александра Сергеевича неповторимые по своей красоте строки.

   Лирическая миниатюра «Я вас любил: любовь еще, быть может …» посвящена Каролине Собаньской. Встреча Пушкина с этой неприступной красавицей произошла в 1821 г. в Киеве. На протяжении многих лет поэт «безмолвно» и «безнадежно» любил Каролину, и лишь в 1829 г. его пламенные, но безответные чувства обрели поэтическую форму. Лирический герой стихотворения – влюбленный мужчина, который ради счастья и душевного спокойствия возлюбленной способен пожертвовать своей любовью. «Я не хочу печалить вас ничем» – пишет созвучный со своим героем Пушкин. Наречия «искренно» и «нежно» подчеркивают хрупкость и чистоту любовного чувства поэта. Томимый «то робостью, то ревностью», он все же остается верен возвышенным идеалам любви, не позволяющим ему тревожить сердце избранницы.

   Несмотря на безответную любовь лирического героя, настроение стихотворения нельзя охарактеризовать как грустное или печальное, скорее всего оно легкое и прозрачное. Вводная конструкция «быть может» в первой строке создает атмосферу задумчивости и приятной отрешенности поэта от всего земного: стремление к любви сменяется светлым пожеланием «любимой быть другим».

   Необычайная напевность стихотворения, достигаемая благодаря пятистопному ямбу, не могла оставить равнодушными не только русских поэтов, но и русских композиторов. Известный романс, написанный Шереметьевым на слова Пушкина, сделал лирическую миниатюру «Я вас любил: любовь еще, быть может …» прекрасным музыкально поэтическим памятником высокому человеческому чувству – безответной любви.

   Лирический герой одухотворяет свою любовь, представляя её, одновременно, и частью себя, и отдельной сущностью:

 

    Я вас любил: любовь ещё, быть может,

    В душе моей угасла не совсем;

    Но пусть она вас больше не тревожит;

    Я не хочу печалить вас ничем.

 

    Следующие строки обращены, скорее всего, не к женщине, а к самому себе. Поэт с нежностью вспоминает своё чувство, которое и больно, и сладко одновременно. Какие красочные эпитеты использует автор!

 

    Я вас любил безмолвно, безнадежно,

    То робостью, то ревностью томим…

 

    Последние строчки стихотворения очень показательны для любовной лирики Пушкина. Он никогда не проклинает чувства к женщине и остается джентльменом до конца, как бы не окончились отношения:

 

    Я вас любил так искренно, так нежно,

    Как дай вам бог любимой быть другим.

 

    Стихотворение Пушкина является одним из замечательнейших произведений русской литературы. Оно положено на музыку, а это одна из высших похвал поэту, которые только могут быть.

 

* * *

Я вас любил: любовь ещё, быть может,
В душе моей угасла не совсем;
Но пусть она вас больше не тревожит;
Я не хочу печалить вас ничем.
Я вас любил безмолвно, безнадежно,
То робостью, то ревностью томим;
Я вас любил так искренно, так нежно,
Как дай вам Бог любимой быть другим.

 

                                                    1829 г.

 

 

Чувство дружбы у Пушкина— это огромная ценность, которой равновелики лишь любовь, творчество и внутренняя свобода. Тема дружбы проходит через все творчество Пушкина, начиная с лицейского периода и заканчивая последним годом жизни. В лицейский период, который является в основном подражательным, дружба им осмысливается в свете «легкой поэзии» Парни, которая в русской литературе вначале была отчасти культивирована Батюшковым. В своей подражательной лирике Пушкин воспринимает этот стиль Батюшкова и Парни, и пафос дружеской лирики лицейского периода состоит в составлении некоей оппозиции классицистическим ценностям. Рассудок, бог с тобою… Под стон ученых дураков… Без них мы пить умеем.(«К студентам»)Лирика Пушкина этого периода насыщена анакреонтической тематикой, которая состоит в воспевании эпикурейских ценностей. В стихотворении «К студентам» поэтизируется веселая пирушка, воспевается вино и радости дружеского беззаботного общения: Друзья, досужей нас кабак Все тихо, все в покое Скорее скатерть и бокал Сюда вино златое! Оппозицию классицизму в дружеской лирике лицейского пе-риода составляют и сентименталистские ценности, среди которых важное место занимает дружба «С Ниферой, с портиком, и с кни-гой, и с бокалом» («К Каверину», 1817 г.). В этом послании, как и во всех остальных посланиях лицейского периода, Пушкин призывает всех своих друзей оставить волнения и заботы света и присоединиться к интимному кругу друзей, объединенных под призы-вом: «Блажен, кто веселится в покос, без забот...» Покой, беззаботное веселье, шумный пир друзей,-- вот что составляет, по мнению поэта, человеческое счастье. Как и поэты-сен-тименталисты, Пушкин ставит чувство дружбы выше общественных и государственных благ: И станут самые цари Завидовать студентам. Самое ценное в дружбе Пушкин видит в сердечности и искренности друзей: Он друг без этикета. Не требует привета Лукавой суеты. Чувство сердечной привязанности к своим друзьям Пушкин пронесет через всю свою жизнь, оно присутствует даже в гражданской лирике петербургского периода. Поэтам-декабристам дружба виделась как союз людей, одержимых одной идеей. Пушкин в своей гражданской лирике не приемлет такой классицистический взгляд, и чувство дружбы в его стихах в этот период выглядит иначе, чем у декабристов. Высокая цель не должна исключить наслаждение дружеским общением, даже наоборот, дружба становится опорой и поддержкой в гражданском служении долгу и Отечеству. Соединение интимного чувства дружбы, равно как и любви, с высокими гражданскими чувствами отражено в стихотворении «К Чаадаеву». Поэт призывает адресата к высокой цели не только как политического единомышленника, но как друга, что подчеркнуто обращениями типа: «мой друг», «товарищ, верь… «В этот же период Пушкин начинает разрабатывать в своих стихах тему свободы, и дружба становится как бы «третьим компонентом» в ряду «любовь и тайная свобода». В стихотворении «Послание к кн. Горчакову» «младых повес счастливая семья, где ум кипит, где в мыслях волен я», дружеское общение становятся как бы почвой этой свободы. Но друзья не вечны, дружеские пиры происходят все реже и реже, наступает разочарование и в гражданских идеях, и Пушкин уезжает в южную ссылку, где оказывается целиком, охвачен роман-тическими настроениями. Дружеская лирика в этот период творчества поэта очень своеобразна, романтик никогда не ищет счастья в друзьях, он порывает со своим прошлым. Всю довольно малочисленную дружескую лирику этого периода отчетливо характеризует стихотворение «Дружба». отив этого стихотворения затем подхва-тит Лермонтов, и это станет лейтмотивом его лирики. У

Пушкина теперь друзьями становятся море и горы, но с ними поэт не может быть на равных, хотя и говорит о шуме моря, про-щаясь с ним, что он: как друга ропот заунывный, как зов его в прощальный час. Уже само по себе стихотворение «К морю» является прощальным. Южные романтические наброски поэта сменяются философичностью лирики и внутренним самосозерцанием. Буря, бушевавшая в душе романтика, утихла, уступив место гармонии и покою. Но наследие романтического периода — свобода — не оставляет поэта. Тема внутренней свободы выбора каждого человека звучит и в дружеской лирике поэта. Дружеские чувства не зависят от поли-тики, в них мы вольны. В стихотворении «19 октября 1827 г.», написанном на годовщину открытия лицея, Пушкин говорит о том, что он по-прежнему помнит о всех своих друзьях, где бы они ни были. Для него они все равны, и те, кто на «царской службе», и те, кто в «мрачных пропастях земли». «Я гимны прежние пою», — признается поэт в стихотворении «Арион». Пушкин остается по-прежнему верен своим друзьям-декабристам и поддерживает их в трудный для них час своим знаменитым посланием в Сибирь «Во глубине сибирских руд… «.Друзья мои, прекрасен наш союз! Он, как душа, неразделим и вечен. Но в этом стихотворении, открывающем цикл, написанный к лицейской годовщине, уже четко просматривается тема одиночества. Поэту невыразимо больно и грустно оттого, что с ним сейчас нет его друзей: Печален я, со мною Друга нет, С кем долгую запил бы я разлуку. Эти настроения все больше завладевают Пушкиным, и каждое последующее «19 октября» окрашено в более мрачные тона. Пораженный смертью Дельвига, Пушкин пишет: «И мнится, очередь за мной...» Стихотворение «Чем чаще празднует лицей...» тоже наполнено грустью. Итак, в конце жизни, пережив «бурь порыв мятежный», Пушкин опять возвращается к лицейской теме, но теперь она звучит по-другому. Верна мысль критика о том, что «лицей становился в сознании Пушкина идеальным царством дружбы, а лицейские друзья — идеальной аудиторией его поэзии», хранителями культа дружбы, тему которой Пушкин пронес почти через все свое творчество.

 

 

 

Тема творчества (о назначении поэта и поэзии) привлекала многих поэтов. Она занимает значительное место и в лирике Пушкина. О высоком предназначении поэзии, ее особой роли говорит он не в одном стихотворении: «Пророк» (1826), «Поэт» (1827), «Я памятник себе воздвиг нерукотворный...» (1836). Поэзия — трудное и ответственное дело, считает Пушкин. А поэт отличается от простых смертных тем, что ему дано видеть, слышать, понимать то, чего не видит, не слышит, не понимает обыкновенный человек. Своим даром поэт воздействует на него, он способен « глаголом жечь сердца людей». Однако талант поэта не только дар, но и тяжелая ноша, большая ответственность. Его влияние на людей столь велико, что поэт сам должен быть примером гражданского поведения, проявляя стойкость, непримиримость к общественной несправедливости, быть строгим и взыскательным судьей по отношению к себе. Истинная поэзия, по мнению Пушкина, должна быть человечной, жизнеутверждающей, пробуждать добрые гуманные чувства. В стихотворениях «Свободы сеятель пустынный...» (1823), «Поэт и толпа» (1828), (1830), «Эхо» (1831), «Я памятник себе воздвиг нерукотворный...» (1836) Пушкин рассуждает о свободе поэтического творчества, о сложных взаимоотношениях поэта и власти, поэта и народа. «Пророк — это идеальный образ истинного поэта в его сущности и высшем призвании… Все то житейское содержание, что наполняет сердца и умы занятых людей, весь их мир должен стать для истинного поэта пустынею мрачной… Он жаждет духовного удовлетворения и влачится к нему. С его стороны больше ничего и не требуется: алчущие и жаждущие насытятся… Поэт-пророк изощренным вниманием проник в жизнь природы высшей и низшей, созерцал и слышал все, что совершается, от прямого полета ангелов до извилистого хода гадов, от круговращения небес до прозябания растения. Что же дальше?.. Кто прозрел, чтобы видеть красоту мироздания, тот тем мучительнее ощущает безобразие человеческой действительности. Он будет бороться с нею. Его действие и оружие — слово правды… Но для того, чтобы слово правды, исходящее из жала мудрости, не язвило только, а жгло сердца людей, нужно, чтобы само это жало было разожжено огнем любви… Кроме библейского образа шестикрылого серафима, в основе своей взято из Библии и последнее действие этого посланника Божия: И он мне грудь рассек мечом, И сердце трепетное вынул, И угль, пылающий огнем. В грудь отверстую водвинул. Библии принадлежит и общий тон стихотворения, невозмутимо-величавый, что-то недосягаемо возвышенное… Отсутствие придаточных предложений, относительных местоимений и логических союзов при нераздельном господстве союза «и» (в тридцати стихах он повторяется двадцать раз)… приближают здесь пушкинский язык к библейскому...» (В. Соловьев).

 

 

 

ЛЕРМОНТОВ

 

 

Поэзия Лермонтова.Ярким примером романтизма в творчестве Лермонтова является стихотворение “Парус”, написанное восемнадцатилетним поэтом: Белеет парус одинокий В тумане моря голубом!.. Что ищет он в стране далекой? Что кинул он в краю родном?.. В интимной лирике Лермонтова мало светлого, радостного, что было характерно и для Пушкина. В одном из стихотворений он признавался: Пусть я когда-нибудь люблю: Любовь не красит жизнь мою. Любовное чувство лирического героя у Лермонтова наполнено тоской, ему сопутствуют трагические обстоятельства, тяжелые предчувствия. Чаще всего Лермонтов пишет о неразделенной любви, об измене женщины, не сумевшей оценить возвышенные чувства. Трагизм любовной лирики был обусловлен обстоятельствами личной жизни поэта. Цикл стихов посвящен Наталье Ивановой, дочери известного драматурга. Вначале Иванова отвечала взаимностью Лермонтову, была его близким другом, но любовное увлечение поэта окончилось несчастливо. Измена любимой женщины послужила поводом для создания стихотворения “Я не унижусь пред тобою...” Я не унижусь пред тобою; Ни твой привет, ни твой укор Не властны над моей душою. Знай: мы чужие с этих пор. Ты позабыла: я свободы Для заблужденья не отдам; С резкой критикой современного ему поколения выступил Лермонтов в стихотворении “Дума” (1838 г.). Это стихотворение — горькая поэтическая исповедь поколения, которое живет без активного действия и не верит в его пользу. Оно “старится в бездействии”. У этого поколения нет ни глубоких чувств, ни прочных убеждений: И ненавидим мы, и любим мы случайно, Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви, И царствует в душе какой-то холод тайный, Когда огонь кипит в крови. Это поколение не способно сказать новое слово в истории России. Стихотворение заканчивается пессимистически: Толпой угрюмою и скоро позабытой Над миром мы пройдет без шума и следа, Не бросивши векам ни мысли плодовитой, Ни гением начатого труда. “Дума” — это и лирическое стихотворение, проникнутое грустью, мечтательностью, и одновременно сатира. По идейному содержанию с “Думой” связано стихотворение “И скучно и грустно...”, написанное в форме лирического монолога… Он сравнивает его с “потоком слез, давно накипевших”, со струей горячей крови из раны, с которой вдруг сорвали повязку. В стихотворении наиболее полно отразились особенности лирики Лермонтова. Стихи Лермонтова — это почти всегда напряженный внутренний монолог. Взгляд поэта сосредоточен не столько на внешнем мире, сколько на внутреннем душевном состоянии человека. Поэт раскрывает борьбу противоречивых мыслей своего лирического героя. И скучно и грустно, и некому руку подать. В минуту душевной невзгоды… Желанья!., что пользы напрасно и вечно желать?.. А годы проходят — все лучшие годы! Состояние души, которое, казалось бы, трудно выразить словами, занимает главное место и в стихотворении “Выхожу один я на дорогу...” Философское содержание этого произведения выявляется из сопоставления спокойной и величественной природы и страдающего человека, задающегося извечными вопросами. Лирический герой Лермонтова устал от невозможности понять самого себя, от неосуществимости желаний. Поэтому в нем нет той гармонии, которую он чувствует в природе. Но у него осталась жажда прекрасного, которое он связывает с любовью, с единением с природой. Выхожу один я на дорогу; Сквозь туман кремнистый путь блестит; Ночь тиха. Пустыня внемлет Богу, И звезда с звездою говорит. Лирика этого замечательного русского поэта близка каждому человеку. Поэзия Лермонтова — это вечные поиски смысла жизни, истины и счастья, неразделимые с разочарованием и страданием.

 

 

Стихотворения Лермонтова о природехарактеризуются главным образом соответствием духовной жизни человека («родня с душой») или, наоборот, представляют собой контраст душевному состоянию героя, фон его переживаний — часто общественного характера. Отсюда двухчастное строение пейзажных стихотворений, вторая часть которых представляет собой сравнение и начинается словом « так ». Если же прямое сравнение опущено, но сохраняется аллегория или образный символ, то поэт обращается в этом случае к активности читательского восприятия. Излюбленные образы — бурного моря, грозы, паруса. Это были отзвуки настроений, всколыхнувших Европу и Россию в 1830--1831 годах, а также отзвуки романтической литературной традиции («Парус»).Когда волнуется желтеющая нива И свежий лес шумит при звуке ветерка, И прячется в саду малиновая слива Под тенью сладостной зеленого листка… Тогда смиряется души моей тревога Тогда расходятся морщины на челе, — И счастье я могу постигнуть на земле, И в небесах я вижу бога… Многие темы патриотической поэзии Лермонтова сходятся в стихотворении «Родина». Здесь размышления о прошлом России и трезвый взгляд на ее настоящее, сознание и ощущение неразрывных связей с миром родной природы, с русской народной жизнью. Внутренняя контрастность мотивов заявлена самим автором в первых строках: «Люблю отчизну я, но странною любовью...», конфликт предстает поначалу как коллизия рассудка и любви.

Философская, «рассудочная» часть текста является вступлением, а предмет любви, зримый образ родины, занимает основное место в стихотворении. В этой пейзажной зарисовке устраняются противоречия рассудка и любви. Величественная пейзажная панорама включает в себя и бескрайние русские просторы, и приметы природы и русского быта: «чета белеющих берез», жнивье, деревенька, где празднуют подвыпившие мужики. Пейзажные детали сменяют друг друга, отражая впечатление едущего по поселку человека. На его пути встречается всякое: то захудалые, крытые соломой избенки, то признаки довольства — полное гумно и резные ставни. Путник, он же лирический герой, откликается душой на все впечатления окружающей народной жизни. В психологическом плане — это торжество человечности.

 Сочинение «Образ поэта и тема творчества в лирике М.Ю.Лермонтова». Тема творчества – одна из центральных в лирике М.Ю.Лермонтова. Герой уже ранних стихотворений, по мироощущению тождественный самому Лермонтову, размышлял о смысле жизни, о назначении поэта и поэзии.Идеалом для него стал Байрон, английский поэт-романтик. Лермонтова увлекала бунтарская поэзия Байрона, его протест против деспотизма власти, тирании. Мотивы безверия, разочарования, одиночества, вызванные конфликтом с несовершенным миром, сближали лирику Лермонтова и Байрона. В 1830 году молодой поэт писал:Я молод; но кипят на сердце звуки,И Байрона достигнуть я б хотел;У нас одна душа, одни и те же муки, -О, если б одинаков был удел!..Лермонтова также увлекали судьбы сосланных поэтов-декабристов, немеркнущим кумиром для него оставался Пушкин. Осмысливая творчество предшественников, Лермонтов настойчиво искал свой путь и уже в 1832 году создал один из самых выразительных поэтических манифестов – стихотворение «Нет, я не Байрон, я другой…» От байроновского протеста против несовершенного общества он не отказывается. Однако поэт начинает осознавать, что он – сын России. Беды и страдания России становятся источником его личных переживаний:Нет, я не Байрон, я другой,Еще неведомый избранник,Как он, гонимый миром странник,Но только с русскою душой.Взгляды Лермонтова на поэта и поэзию в разные периоды творчества менялись. Сначала в стихах жил образ «неведомого избранника», противопоставленного толпе:Кто может, океан угрюмый,Твои изведать тайны? ктоТолпе мои расскажет думы?Я – или Бог – или никто!В 1828-1832 гг поэт писал свои произведения не для публики, а для себя. Он стремился к самопознанию, хотел выработать собственную программу действий, страстно мечтал о героическом подвиге. В стихотворении «1831-го июня 11 дня» он пишет:Мне нужно действовать, я каждый деньБессмертным сделать бы желал, как теньВеликого героя, и понятьЯ не могу, что значит отдыхать.Путь поэта в ранних стихах – путь сильной, но обреченной личности. В стихотворении «Я жить хочу! хочу печали…» Лермонтов осознает неразрешимое противоречие между своими героическими порывами и их невостребованностью в окружающем мире. По Лермонтову, жить полноценно – значит страдать, жертвовать собой:Что без страданий жизнь поэта?И что без бури океан?В «низкой» реальности привыкли к обычным человеческим чувствам, проявлениям. Поэт же у Лермонтова – гигант, мятежник, его переживания превращаются во всепоглощающие страсти. Повышенная эмоциональность стихотворения, созданная обилием восклицательных и вопросительных предложений, повторами, параллелизмами, передает напряженность духовной жизни поэта:Он хочет жить ценою муки,Ценой томительных забот.Он покупает неба звуки,Он даром славы не берет.С 1837 года в характере лирического творчества Лермонтова произошли резкие изменения. Поэт стал ощущать себя пророком, совестью своего поколения. Его предназначением стала поэзия; он писал стихи уже не для себя, а для публики.Образцом публичной гражданской лирики стало стихотворение «Смерть Поэта». В нем соединены обличительные и элегические мотивы. Вопросительно-восклицательная организация речи придает стихам повышенную взволнованность то ораторского обращения, то неизбывной сердечной грусти. Однако ведущий мотив стихотворения – мотив негодования. Поэт гневно обвиняет высший свет, истинных убийц Пушкина:Не вы ль сперва так злобно гналиЕго свободный, смелый дарИ для потехи раздувалиЧуть затаившийся пожар?Лермонтов пишет и о трагическом уделе поэта вообще. Поэтому он вспоминает в стихотворении другого поэта – Ленского из романа «Евгений Онегин», образ которого должен подтвердить трагическую участь Пушкина и типичность трагедии певца. В «Смерти Поэта» конфликт Поэта с окружающим миром выглядит неразрешимым. Истинного поэта отличает нравственный максимализм, бескомпромиссность, а эти качества не ценятся в «жадной толпе».И все же такую трудную судьбу выбирает лермонтовский герой в стихотворении «Журналист, читатель и писатель» (1840г). Поэт, по Лермонтову, должен быт «больше, чем поэтом» — судьей, — разоблачающим тайные пороки людей:Судья безвестный и случайный,Не дорожа чужою тайной,Приличьем скрашенный порокЯ смело предаю позору;Неумолим я и жесток…В этом произведении создан образ «неумолимого», непродажного «судьи», пишущего под «диктовку» совести и «сердитого» ума; правдивость и благородство снова определяются как пророческий дар. В художественной системе Лермонтова пророк – это борец, смелый обличитель зла.Еще в стихотворении «Поэт» (1838г) Лермонтов задумывается над тем, почему толпа изгоняет поэта и не нуждается в нем, почему поэт в «наш век» «свое утратил назначенье». Стихотворение построено на развернутом сравнении:В наш век изнеженный не так ли ты, поэт,Свое утратил назначенье, на злато променяв ту власть, которой светВнимал в немом благоговенье?Лермонтов требует от Поэтов мгновенного отклика на беды Отечества, переосмысления жизненных ценностей, стремления к обретению духовной власти над людьми. Поэт должен жертвовать собой, не быть слабым.Судьба современного поэта показана в стихотворении «Пророк» (1841г). В нем Лермонтов как бы отвечает на вопрос, заданный им в последней строфе «Поэта». Пророк лишен былого величия, ведь он по существу не смог выполнить свою миссию. Бог послал его к людям, но до их сердец «осмеянный пророк» не смог достучаться. В жалкой участи пророка в равной степени виновны и люди, и он сам, не сумевший разглядеть в них ничего, кроме «злобы и порока», удовлетворившийся тем, что не люди, а «бессловесная тварь земная» внемлет его проповеди. Печальна судьба современного поэта, он не способен исполнить волю Бога: своим словом «глаголом жечь сердца людей» — такова основная мысль Лермонтова.Однако сам поэт не отрекался от миссии поэта-пророка. Лирические монологи поэта обращены к людям. Он убежден, что его стих, как в давние времена, должен, «как Божий дух», носиться над толпой, быть «отзывом мыслей благородных». Именно он, поэт, должен высказать людям всю правду о них. В этом предназначение поэзии…      Сопоставление стихотворения Лермонтова "Поэт" и стихотворения Тютчева "Поэзия". Стихотворение Тютчева «Поэзия» начало ряд высказываний поэта о социальных катаклизмах, вводило в сферу его тревожных предчувствий и в то же время надежд на силу поэтического слова, благотворно воздействующего на людские души: Среди громов, среди огней,Среди клокочущих страстей,В стихийном, пламенном раздоре,Она с Небес слетает к нам —Небесная к Земным Сынам,С лазурной ясностью во взоре —И на бунтующее МореЛьёт примирительный елей. Над назначением поэзии задумывается и Лермонтов в стихотворении «Поэт». Над тем, почему толпа изгоняет поэта и не нуждается в нем, почему поэт в «наш век» «свое утратил назначенье». Стихотворение начинается с описания кинжала:       Наезднику в горах служил он много лет,    Не зная платы за услугу;    Не по одной груди провел он страшный след    И не одну прорвал кольчугу. Но отважный хозяин кинжала погибает, и судьба грозного оружия резко меняется. Он больше не выполняет своего предназначения. Теперь он, пыльный и заброшенный, валяется ненужной безделушкой «в походной лавке армянина». Затем кинжал перекочевывает на стену и становится простым и пустым украшением:     Игрушкой золотой он блещет на стене –    Увы, бесславный и безвредный! Вторая часть стихотворения представляет собой сравнение с первой частью. Здесь участь поэта, современника Лермонтова, сравнивается с участью кинжала: В наш век изнеженный не так ли ты, поэт,Свое утратил назначенье, на злато променяв ту власть, которой светВнимал в немом благоговенье? Лермонтов требует от Поэтов мгновенного отклика на беды Отечества, переосмысления жизненных ценностей, стремления к обретению духовной власти над людьми. Поэт должен жертвовать собой, не быть слабым.  

 

«Герой нашего времени».В предисловии к роману главный герой — Печорин — характеризуется как «портрет, составленный из пороков всего нашего поколения в полном их развитии». Автор, перекладывая часть вины на общество, на среду и воспитание, в то же время не снимает с героя ответственности за его поступки. Сюжетообразующим персонажем романа М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» выступает Печорин. Его образ проходит через весь роман и связывает все его части. Это романтик по характеру и поведению, по натуре человек исключительных способностей, выдающегося ума, сильной воли, высоких стремлений к общественной деятельности и неистребимого желания свободы. Печорин не лишен добрых порывов. Рискуя жизнью, он первый бросился в хату убийцы Вулича. Печорин не скрывает своего сочувствия угнетенным. Нельзя сомневаться в его симпатиях к сосланным на Кавказ декабристам. Но благие стремления Печорина не развились. Ничем не сдерживаемая социально-политическая реакция, душившая все живое, духовная пустота высшего общества исказили и заглушили возможности Печорина, невероятно изуродовали его нравственный облик, страшно снизили свойственную ему жизненную активность. Печорин понял, что в условиях самодержавного деспотизма для него и его поколения осмысленная деятельность во имя общего блага невозможна. Это и обусловило свойственный ему безудержный скептицизм и пессимизм, убеждение, что жить «скучно и гадко». Сомнения опустошили Печорина до того, что у него осталось только два убеждения: рождение — несчастье, а смерть неизбежна. Разошедшийся со средой, к которой он принадлежит по рождению и воспитанию, обличающий ее, он творит жестокий суд над собой. Недовольный своей бесцельной жизнью, страстно жаждущий идеала, но не видящий, не нашедший его, Печорин спрашивает: «Зачем я жил, для какой цели я родился?» Морально искалеченный, Печорин лишился добрых целей, превратился в холодного, жестокого, деспотичного эгоиста, застывшего в гордом одиночестве, ненавистного даже себе. По словам Белинского, «алчущий тревог и бурь», бешено гоняющийся за жизнью, «ища ее повсюду», Печорин проявляет себя по преимуществу как злая сила, приносящая людям лишь страдания и несчастья. Печорин не только несет несчастье другим, но и сам несчастен. В повести «Бэла» Печорин предстает безжалостным и черствым человеком. Он похищает Бэлу, не задумываясь о том, что вырывает ее из родного дома. Такой поступок может быть оправдан лишь сильной любовью, но Печорин не испытывает ее. Он говорит Максиму Максимычу: «Любовь дикарки немногим лучше любви знатной барыни… мне с нею скучно». Герою безразличны чувства других. Именно в этой новелле появляется полный и четкий психологический портрет героя. Печорина необыкновенно влечет та свобода, которую олицетворяют Янко, «ундина», слепой мальчик. Они живут в единстве со стихией, с морем, но вне закона. И Печорин позволяет себе из любопытства вмешаться в жизнь «честных контрабандистов», заставляет их бежать, бросив дом и слепого мальчика. Печорин чужой и в этом мире. Он нигде не может найти себе пристанища. Основное раскрытие характера Печорина происходит в повести «Княжна Мери». Рассказ о событиях ведет сам герой — это его исповедь. Здесь мы видим не простое повествование, а анализ поступков, совершаемых героем. Печорин вмешивается в роман Грушницкого и Мери, разрушает его, убивает Грушницкого на дуэли, разбивает сердце Мери, нарушает наладившуюся жизнь Веры. Он пишет о притягательности «обладания душой» другого человека, но не задумывается над тем, есть ли у него право на это обладание. Печорин одинок в этом обществе, и после отъезда Веры и объяснения с Мери его уже ничто не связывает с людьми этого круга. «Насыщенная гордость» — так определено им человеческое счастье. Страдания и радости других он воспринимает «только в отношении к себе» как пищу, поддерживающую его душевные силы. Ради капризной прихоти, без долгих раздумий, он вырвал Бэлу из родной почвы и погубил. Им кровно обижен Максим Максимыч. Ради пустого любопытства разорил он гнездо «честных контрабандистов», нарушил семейный покой Веры, грубо оскорбил любовь и достоинство Мери. Роман заканчивается главой «Фаталист». В ней Печорин размышляет о вере и безверии. Человек, утратив Бога, утратил главное — моральные ориентиры, систему нравственных ценностей, идею духовного равенства. Победив в схватке с убийцей, Печорин впервые проявляет свою способность действовать для общего блага. Таким итогом автор утверждает возможность осмысленной деятельности. Еще один нравственный закон: уважение к миру, к людям начинается с самоуважения. Человек, унижающий других, не уважает самого себя. Торжествуя над слабым, он ощущает себя сильным. Печорин постоянно ощущает свою нравственную ущербность, он «сделался нравственным калекой». Он говорит о том, что «его душа испорчена светом», разорвана на две половины, лучшая из которых «высохла, испарилась, умерла, тогда как другая жива к услугам каждого». «Дневник Печорина» — это исповедь главного героя. На его страницах Печорин говорит обо всем по-настоящему искренне, но он полон пессимизма, так как развитые обществом пороки и скука толкают его на странные поступки, а природные задатки его души остаются невостребованными, не находят себе применения в жизни, поэтому в характере героя существует двойственность. По собственному признанию Печорина, в нем живут два человека: один совершает поступки, а другой — смотрит со стороны и судит его. Трагизм героя в том, что он не видит причин своей душевной неполноценности и обвиняет мир, людей и время в своем духовном рабстве. Дорожа своей свободой, он говорит: «Я готов на все жертвы, кроме этой; двадцать раз жизнь свою, даже честь поставлю на карту… Но свободы моей не продам». Но истинной свободы — свободы духовной — он не знает. Он ищет ее в одиночестве, в бесконечных скитаниях, в перемене мест, то есть лишь во внешних признаках. Но везде оказывается лишним.


 

 

Уже в ранних стихотворениях Лермонтова звучат главные мотивы его творчества: ощущение своего избранничества, обрекающее поэта на скитание, на одиночество в мире, на непонятность. Лермонтов в своем творчестве создает уникальную философскую концепцию одиночества. В ранний период тема одиночества раскрывается им в традиционно романтическом ключе. Но позже в стихотворении «Стансы» появляется неожиданная нота: Я к одиночеству привык, Я б не умел ужиться с другом, Ни с кем в отчизне не прощусь — Никто о мне не пожалеет!.. Одиночество лирического героя не навязано ему миром, но избрано им добровольно как единственно возможное состояние души. Ни дом, ни отчизна не составляют необходимых элементов его существования. Отсюда начинается именно лермонтовская трактовка темы одиночества — изгнания — странничества. Мир отвергает героя, изгоняет — но и герой отвергает этот мир, уходит от него. Изгнаньем из страны родной. Хвалюсь повсюду, как свободой… В лермонтовском творчестве объединяются темы одиночества и свободы. Так, в стихотворении «Желанье» («Отворите мне темницу...»), написанном в 1832 году, лирический герой просит сначала как будто только временной свободы: Дайте раз на жизнь и волю, Как на чуждую мне долю, Посмотреть поближе мне. Но во второй части появляется «дворец высокий» с фонтаном, который бы «в мечтаньях рая… / Усыплял и пробуждал». Повторы, обилие внутренних созвучий, анафоры, постоянные эпитеты придают стихотворению черты фольклорной песенности. «Узник» (1837) написан под арестом перед первой ссылкой. Теперь мечты героя ограничены желаниями сладко поцеловать «красавицу младую» и улететь на коне «в степь, как ветер». Свобода мыслится единственной подлинной ценностью, даже без девицы и дворца. Первой строфе из восьми строк противостоят две таких же. Вторая часть начинается словами: «Но окно тюрьмы высоко...», а заканчивается — «ходит в тишине ночной безответный часовой». «Черноокая» и конь здесь тоже фигурируют, но именно как недостающая мечта. Последняя строфа («Одинок я — нет отрады:/Стены голые кругом...») лишь описывает место заключения. Акцент сделан не на мечтах о свободе, а на факте непреодолимой несвободы. К «тюремной» теме примыкает тема изгнанничества. «Тучи» (1840). Образы тучки, облака или волны у Лермонтова — устойчивые символы свободы и беспечности, а лирический герой «Туч» несвободен и подавлен: тучки, с которыми он сопоставляет себя, — «вечные странники», но не изгнанники, вопреки первоначальному сравнению; грусть героя — лирическая доминанта стихотворения, окольцованного словами «изгнанники» и «изгнания». Не случайно обращение к тучам нежное — «тучки», а в заглавии стоит мрачное «Тучи». Тучкам «наскучили нивы бесплодные», а для лирического героя это «милый север» со «степью лазурною». Жанр «Туч» — соединение элегии с романсом. Для романса характерно мелодическое трехчастное построение: сравнительно ровная интонация первой строфы, подъем на вопросах второй и понижающий интонацию ответ на них в третьей строфе. Вопросы героя выражают не только тоску, но и бесконечное одиночество героя-изгнанника.

 

 

 

 

ГОГОЛЬ

 

 

«Мертвые души»— это не только помещики и чиновники, это «безответно мертвые обыватели», страшные «неподвижным холодом души своей и бесплодной пустыней сердца». Чичиков побывал в пяти помещичьих усадьбах, но это не цикл разрозненных новелл, а единое повествование, развивающееся по своей художественной логике, суть которой определена автором: «Один за другим следуют у меня герои один пошлее другого». На первый взгляд Манилов и Собакевич, Ноздрев и Коробочка не похожи друг на друга (они даже сопоставлены по контрасту: сентиментальный Манилов и кулак Собакевич, домовитая Коробочка и безалаберный «исторический человек» Ноздрев). Однако их объединяет пустота и никчемность, которая становится чертой не только каждого из них, но принадлежностью всего уклада помещичьей жизни России. Дело не в том, конечно, что кто-то из них лучше или хуже, а в том, что одна пошлость сменяет другую, что, по словам Гоголя, «нет ни одного утешительного явления… и что по прочтении всей книги кажется, как бы точно вышел из какого-то душного погреба на божий свет». И если галерея помещиков открывается Маниловым, о котором хотя бы в первую минуту можно сказать: «Какой приятный и добрый человек», то завершается она «прорехой на человечестве» Плюшкиным. Но герои «Мертвых душ» не просто духовно убогие люди. Гоголь пишет не только о людских пороках, он связывает их в поэме с социальным положением героев: не случайно их человеческая неприглядность в полной мере раскрывается тогда, когда они, «владельцы товара», решают, как поступить с «мертвыми душами»; подарить, обменять или выгодно продать. Таким образом, в главах о помещиках безобразие крепостнических порядков и нравственная несостоятельность помещиков-дворян показаны как явления одного плана. Чиновники губернского города, по словам Собакевича: «Мошенник на мошеннике сидит и мошенником погоняет. Все христопродавцы». Лица чиновников сливаются в какое-то безликое круглое пятно, единственным признаком «индивидуальности» становится бородавка («лица у них были полные и круглые, на иных даже были бородавки»). В среде помещиков и чиновников одно ничтожество сменяет другое. Но над этим сборищем «небокоптителей» возвышается образ Руси. Живое начало русской жизни, будущее страны писатель связывает с народом. Крепостное право уродует и калечит людей, но оно не в состоянии убить живую душу русского человека, которая живет и в «замашистом, бойком» русском слове, и в остром уме, и в плодах труда умелых рук. В лирических отступлениях Гоголь создает образы беспредельной, чудесной Руси и народа-богатыря. Поэтому и заканчивается поэма образом Руси-тройки. Каким будет будущее Руси, Гоголь не знает. Но в поэме важен сам пафос этого движения, которое ассоциируется с душой русского человека. Для «идеального» мира душа бессмертна, ибо она — воплощение Божественного начала в человеке. А в мире «реальном» вполне может быть «мертвая душа», потому что для него душа только то, что отличает живого человека от покойника. В эпизоде смерти прокурора окружающие догадались о том, что у него «была точно душа», лишь, когда он стал «одно только бездушное тело». Этот мир безумен — он забыл о душе, а бездуховность и есть причина распада. Только с понимания этой причины может начаться возрождение Руси, возвращение утраченных идеалов, духовности, души. Мир «идеальный» — мир духовности. В нем не может быть Плюшкина, Собакевича, Ноздрева, Коробочки. В нем есть души — бессмертные человеческие души. Он идеален во всех значениях этого слова. И поэтому этот мир нельзя воссоздать эпически.

 

 

 

ОСТРОВСКИЙ

 

 

Островский. «Гроза».Действие пьесы открывается словами Кулигина, любующегося с высокого берега Волги ее вольной ширью: «Чудеса, истинно надобно сказать, что чудеса!.. Пятьдесят лет я каждый день гляжу на Волгу и все наглядеться не могу...» В драме «Гроза» события только во втором действии происходят в душной купеческой горнице. Во всех остальных действиях волжский простор расстилается перед зрителями тихий вечер, когда солнце еще золотит его, и в теплую полночь, и в грозу, и в суровые сумерки, переходя. В темную ночь, от Волги веет ширью, величием, красотой. Тем беднее, ничтожнее и теснее представляет, которою живут на ее берегах обыватели города-- Дикие, Кабанихи и все те, кто находится у них в подчинении. Быт города Калинова Кулигин обрисовывает в следующих словах: «Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да и дяости нагольной, не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры. Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше куска насущного хлеба. А у кого деньги сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать… » «Значительное лицо в городе» по богатству и влиянию на жизнь всего населения купец Дикой так ответил городничему, которому «… мужики пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет»: «Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: не доплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, а у меня из этого тысячи составляются, так оно мне и хорошо!» Трудно более откровенно и точно объяснить хищнический способ накопления капитала, чем это сделал Дикой. Самовольство Дикого, властолюбие купчихи — вдовы Кабановой, держащей в трепете и страхе всех домашних, не знают границ. В статье «Луч свете в темном царстве», посвященной драме «Гроза», Добролюбов пишет об Островском, что «у него вы находите не только нравственную, но и житейскую, экономическую сторону вопроса, а в этом-то и сущность дела. У него вы ясно видите, как самодурство опирается на толстой мошне, которую называют «божьим благословением», и как безответность людей перед ними определяется материальною от него зависимостью». Под гнетом Диких и Кабаних стонут не только их домашние, но и весь город. «Толстая мошна» открывает перед ними неограниченную возможность произвола и самодурства. «Отсутствие всякого закона, всякой логики — вот закон и логика этой жизни», — писал Добролюбов о жизни Калинова, а следовательно и любого другого города царской России. Для Кабанихи не существует ни независимой мысли, ни сводного чувства; все должны подчиняться старшим и власть имущим. Она ненавидит все молодое, новое, живое. В тот дом, где нет стариков, где не властвует старость, «выведена на», ей и войти не хочется, как в зараженное жилище плюнешь, да вон скорее». Кабаниха гнет всех, кому приход; с нею столкнуться, но сильнее всех сына Тихона. Она нем волю, погрузила его ум в глубокий сон. Тихон по-своему горячо и преданно любит жену, но «темного царства» легла и на него. Он мягок по отношению Катерине, но он же бывает и груб с нею, водит компанию Диким. В бессилии и страдании Тихона часто чувствуется покорность раба. И все же под грубым купеческим сюртуком Тихона бьется человеческое сердце. Обиженный и оскорбленный он кричит над трупом Катерины: «Маменька, вы ее погубили вы, вы, вы...» Лучом света в темном царстве назвал Добролюбов в одноименной статье Катерину. Дикие и Кабанихи превратили город Калинов в звериную берлогу, где человеку тесно, а им простор- но, и вот эту тьму внезапно пронизывает луч света. Правда, он мигом погас, но возвестил свет, показал, что тьма будет разрушена, Дикие и Кабанихи будут побеждены. У Катерины вольная душа и сердце, ищущее любви, полное сочувствия ко всему живому, прекрасному, светлому, что есть в природе и человеке. Серая, скучная, темная жизнь, которою живут вокруг нее люди, не удовлетворяет Катерину. Она молча переносит свою неволю в доме Кабанихи, все ее попреки и укоры, но не покоряется ей. Никакие наставления свекрови, что спасителен один лишь страх перед старшими и Богом, никакие увещания суровой старухи, что «воля» — это грех, не могут истребить в душе Катерины ни жажды любви, ни порыва к воле. Дом Кабанихи для нее — темница. Катерина говорит Варваре: «Не знаешь ты моего характеру! Конечно, не дай Бог этому случиться! А уж коли очень мне здесь опостынет, так не удержат I меня никакой силой. В окно брошусь, в Волгу кинусь. Не хочу здесь жить, так не стану, хоть ты меня режь!» Катерина — это сильный русский характер, но «не разрушительный, а созидательный». В драме «Гроза» есть еще один «светлый» образ героя — это Кулигин. Прообразом Кулигина, мещанина, часовщика-самоучки, отыскивающего «перпету-мобиль», то есть вечный двигатель, послужил Островскому замечательный русский изобретатель Иван Петрович Кулибин (1735-1818). Островский наделил своего Кулигина той же любовью к науке, пытливой страстью к знаниям. С открытием «вечного движения» у Кулигина связана мечта не о собственной славе, а о благе: «Я бы все деньги для общества и употре-доддержки. Работу надо дать мещанству-то. А то руки работать нечего>>" есть у Кулигиным и Катериной существует глубокая внутренняя связь. Подобно Катерине, он обладает любящим сердцем П0этической душой; Кулигин так же, как и она, вскоро родной Волгой, любит ее, не перестает любоваться. Он один способен понять, какие богатства души описаны в Катерине, горячо сочувствует ее тоске и стремлению освободиться от власти «темного царства». «Гроза» — одно из наиболее выдающихся созданий великого драматурга-реалиста.

 

ТУРГЕНЕВ

 

 

В романе «Отцы и дети»изображается эпоха 50-х годов XIX века. Два лагеря: дворян и разночинцев. Острая идейная борьба сменяющих друг друга общественных сил. Тургенев: «Мне мечталось фигура сумрачная, дикая, большая, до половины выросшая из почвы, сильная, злобная, честная и все-таки обреченная на гибель». Базаров — личность яркая, покоряющая окружающих своей незаурядностью. Несмотря на напускную развязность, в нем угадывается характер энергичный, мужественный и в то же время искренний и добрый. На фоне бездеятельного Павла Петровича, непрактичного Николая Петровича и «сибаритствующего» Аркадия Базаров выделяется любовью к труду, упорством в достижении цели, стремлением принести России реальную пользу. Но с другой стороны, Тургенев наделил Базарова чертами, снижающими его образ. Базаров цинично относится к женщинам, любви, браку, семье. Он говорит об Одинцовой: «баба с мозгом» и «богатым телом». Базаров не принимает искусства. По его мнению, «Рафаэль гроша медного не стоит», а всякое искусство есть «искусство наживать деньги». Он признает только естественные науки в силу их полезности для настоящего России. Базаров отступает от многих своих убеждений. Встреча с Одинцовой обнаруживает в Базарове «романтизм», способность любить. Герой начинает сомневаться, действительно ли он «нужен России». Перед лицом смерти Базаров начинает понимать цену таких проявлений жизни, как поэзия и красота. История Базарова иллюстрирует философскую идею Тургенева, какие бы люди ни приходили в мир, как бы страстно они ни желали перевернуть жизнь, как бы ни отрицали духовное начало жизни, они уходят, исчезают, а остается то, что вечно — любовь, дети, земля, небо. «Какое бы страстное, грешное, бунтующее сердце ни скрылось в могиле цветы, растущие на ней, безмятежно глядят на нас своими невинными глазами… они говорят… о вечном примирении и о жизни бесконечной». «Рисуя фигуру Базарова, я исключил из круга его симпатий все художественное, я придал ему резкость и бесцеремонность тона — не из нелепого желания оскорбить молодое поколение, а просто вследствие наблюдений над моим знакомцем, доктором Д. и подобными ему лицами. «Эта жизнь так складывалась, — опять говорил мне опыт, — может быть, ошибочный, но, повторяю, добросовестный; мне нечего было мудрить — и я должен был именно так нарисовать его фигуру… вероятно, многие из моих читателей удивятся, если я скажу им, что за исключением воззрений на художества, — я разделяю почти все его убеждения. А меня уверяют, что я на стороне «отцов»… я, который в фигуре Павла Кирсанова даже погрешил против художественной правды и пересолил, довел до карикатурности его недостатки, сделал его смешным! Вся причина недоразумений, вся, как говорится, «беда» состояла в том, что воспроизведенный мною базаровский тип не успел пройти чрез постепенные фазисы, через которые обыкновенно проходят литературные типы… В самый момент появления нового человека — Базарова — автор отнесся к нему критически… объективно. Это многих сбило с толку...» (И. С. Тургенев).

Базаров иКирсанов

Извечное желание писателя разобраться во всем, что происходит в данный период в его стране, присуще и И.С.Тургеневу. Ярким романом, отразившим целую эпоху в историческом развитии России второй половины XIX века явился роман "Отцы и дети". В книге писатель отразил не только противоречия разных поколений, но и, в большей степени, — борьбу двух социально-политических лагерей, сложившихся в России к 60-м годам XIX века.Сюжет романа построен на противопоставлении двух мировоззрений, двух политических направлений — дворян-либералов и революционеров-демократов. В таком ключе противоборства Тургенев поднимает важные вопросы в развитии общества: социально-экономические, нравственные, культурные и многие другие. Эти вопросы обсуждают в своих спорах два героя романа.Базаров — яркий представитель революционной демократии, выразитель новых мыслей, идей, рожденных новым временем. Он противопоставляется в романе либеральному дворянству, представленному Павлом Петровичем Кирсановым. Их резкие расхождения во взглядах мы замечаем уже в первом споре героев.Возмущаясь нигилизму Базарова, Павел Петрович — аристократ и либерал, стремится доказать, что дворянство и аристократия, как лучшая его часть, являются движущей силой общественного развития. Именно здесь рождаются верные пути к прогрессу и идеалу -"английской свободе", коей является конституционная монархия. Но за словами Кирсанова Базаров видит лишь веру в перемены и пассивную надежду, и потому считает аристократов неспособными к действию. Базаров отвергает либерализм, отрицает способность дворянства вести Россию к будущему. Павел Петрович, не усматривая за нигилизмом и эгоцентризмом молодежи активного желания заменить веру знанием, а надежду — действием, не приемлет взгляды Евгения и резко осуждает нигилистов за то, что те "никого не уважают", живут без принципов и идеалов.Не соглашаясь со всеотрицанием нигилистов, Кирсанов считает их ненужными и бесполезными: "Вас всего четыре с половиной человека". 'На это-Базаров ему лаконично отвечает: "От копеечной свечи Москва сгорела". Под отрицанием "всего" Базаров прежде всего имеет в виду религию, самодержавно-крепостнический строй, общепринятую мораль. Проповедуют же нигилисты в первую очередь необходимость революционных действий, критерием которых является народная польза.Базаров утверждает, что народ по духу своему революционен, поэтому нигилизм – проявление именно народного духа. На что Кирсанов возражает ему, указывая на религиозность и патриархальность русского мужика. Павел Петрович прославляет крестьянскую общину, семейный уклад жизни. Но споря с ним, Базаров говорит, что народ не понимает собственных интересов, что он темен и невежественен, и считает необходимым отличат народные интересы от народных предрассудков, Евгений непримиримо выступает против барства и рабства народа.Еще один немаловажный вопрос, затрагиваемый в спорах "отцов и детей" — отношение к искусству и природе. В этом вопросе автор не разделяет мнения своего героя. Оно остается на стороне оппонента, который благословляет и прославляет искусство, Базаров же не понимает и не любит Пушкина, не восхищается живописью:"Рафаэль гроша ломаного не стоит", отрицает значимость искусства вообще. К природе он подводит сугубо материалистически: "Природа не храм, а мастерская, и человек в ней — работник".В спорах с Павлом Петровичем раскрываются зрелость ума и глубина суждений Базарова, его честность и непримиримость. Во всех спорах последнее слово оставалось за Базаровым. Компромисс между героями Тургенева невозможен, потверждением этому является их дуэль.На чьей стороне автор? По возрасту, характеру, образу жизни Тургенев был "отцом", но будучи либералом по убеждениям, он утверждал: "Вся моя повесть направлена против дворянства как передового класса". И все же герой в конце романа умирает. В предсмертной сцене Базаров верен своим идеалам до конца, он не сломлен, гордо смотрит смерти в глаза.

 

 

 

ДОСТОЕВСКИЙ

 

 

«Преступление и наказание».Главного героя романа — Раскольникова — волновали трудноразрешимые вопросы: почему одни, умные, добрые, благородные, должны влачить жалкое существование, в то время как другие, ничтожные, подлые, глупые, живут в роскоши и довольстве? Почему страдают невинные дети? Как изменить этот порядок? Кто такой человек — «тварь дрожащая» или владыка мира, «право имеющий» преступить моральные устои? Не могущий ничего или всемогущий, презревший людские законы и творящий свои Раскольников — не заурядный убийца, а честный и одаренный молодой человек с философским складом ума, увлеченный ложной теорией на преступный путь. Бедность Раскольникова унижает его гордость. Вот как писатель характеризует внутренний склад личности Раскольникова: «… угрюм, мрачен, надменен и горд, мнителен и ипохондрик. Великодушен и добр. Чувств своих не любит высказывать и скорей жестокость сделает, чем словами выскажет сердце… Ужасно высоко себя ценит, и, кажется, не без некоторого права на то». Позже, когда уже будет совершено убийство, характеристика героя пополнится, чтобы дать читателю понять, почему оно совершено: «… бедный студент, изуродованный нищетой и ипохондрией, накануне жестокой болезни с бредом, уже, может быть, начинавшейся в нем, мнительный, самолюбивый, знающий себе цену… в рубище и в сапогах без подметок, — стоит перед какими-то кварташками и терпит их надругательства, а тут неожиданный долг перед носом, просроченный вексель...» Здесь на первое место выдвинуты те причины, которые вызваны социальным положением бедного студента. А то, что происходит в душе героя, его болезненные переживания автор раскрывает перед читателем, описывая сны Раскольникова.Есть и еще одно, может быть, самое главное значение сна — внутреннее отношение Раскольникова к преступлению. Ужасная сцена, пролитая кровь связаны в сознании Раскольникова с задуманным убийством. Проснувшись, потрясенный Родион сразу вспоминает о том, что он задумал сделать, — о предстоящем убийстве старухи-процентщицы: «Боже! — воскликнул он, — да неужели ж… я в самом деле возьму топор, стану бить по голове, размозжу ей череп… буду скользить в липкой теплой крови… Господи, неужели?» Вот и начало «переживаемой идеи». Пока она осваивалась логически — страха не было. Но вот вступили в свои права чувства героя. Человеческая природа бунтует, и появляется признание: «… ведь я же знал, что я этого не вынесу… не вытерплю… это подло, гадко, низко… ведь меня от одной мысли наяву стошнило и в ужас бросило...» Но, обдумывая этот сон, Раскольников яснее представляет себе мотивы убийства. Во-первых, растет ненависть к мучителям «клячонки», а во-вторых, крепнет желание подняться до положения судьи, «иметь право» покарать зарвавшихся «хозяев». Но Раскольников не учел одного — неспособности доброго и честного человека пролить кровь. Еще никого не убив, он понимает обреченность кровавой идеи.Страшное решение тем не менее продолжает зреть в душе Родиона. Услышанный в трактире разговор студента с офицером об убийстве старухи ради денег, на которые можно сделать «тысячу добрых дел и начинаний… За одну жизнь — тысячи жизней, спасенных от гниения и разложения. Одна смерть и сто жизней взамен — да ведь тут арифметика!..» Очень важной для Родиона оказалась фраза о множественности страдающих.С этого-то времени смутные представления Раскольникова об убийстве формулируются в теорию о делении людей на избранных, высоко стоящих над рядовыми людьми, которые безропотно подчиняются сильным личностям. Поэтому Раскольникову близок Наполеон. Мерилом всех ценностей для Раскольникова становится собственное «я». Позже он будет утверждать, что «необыкновенная» личность «имеет право разрешить своей совести перешагнуть… через иные препятствия, и единственно в том только случае, если исполнение его идеи (иногда спасительной, может быть, для всего человечества) того потребует». Разрешение «на кровь по совести», но ради «разрушения настоящего во имя лучшего» определяет позицию Раскольникова.Достоевский доказывает, сколь чудовищно это мировоззрение, ибо оно ведет к разобщенности между людьми, делает человека беспомощным перед злом, превращает его в раба собственных страстей и тем самым разрушает его. Мир, построенный на этих принципах, — это мир произвола, где рушатся все общечеловеческие ценности и люди перестают понимать друг друга, где у каждого своя правда, свое право и каждый верит, что его правда истинна, где стирается грань между добром и злом. Это путь к гибели рода человеческого.После убийства началась новая полоса внутреннего бытия Раскольникова. Произошел перелом в его сознании. Будто пропасть разверзлась между ним и людьми — такое одиночество, такое отчуждение, такую безысходную тоску почувствовал он: «С ним совершалось что-то совершенно ему незнакомое, новое… никогда не бывалое». «Ему показалось, что он как будто ножницами отрезал себя сам от всех и всего в эту минуту». Раскольников не может жить по-старому. Содеянное стало непреодолимой преградой между ним и всеми окружающими. В горестном одиночестве начинается мучительное осмысление того, что он совершил. И боли, страданию нет конца. Он не может себе простить, что из эгоистического стремления утвердить свою силу совершил безумный поступок: «… надо было узнать тогда… вошь ли я, как все, или человек? Смогу ли я переступить или не смогу!.. Тварь ли я дрожащая или право имею».Страдальчески он приходит к переосмыслению нравственных ценностей: «Разве я старушонку убил? Я себя убил». Нравственные муки Раскольникова усугубляются тем, что следователь Порфирий Петрович догадывается о его преступлении, и поэтому встречи с ним — новый этап самопроверки Родиона, источник дальнейшего преображения. «Страдание — великая вещь», — говорит Порфирий Петрович. Он советует Родиону обрести новую веру и вернуться к достойной жизни и указывает на единственный путь самоутверждения личности: «Станьте солнцем, вас и увидят».Достоевский утверждает, что только через положительное, высокое, человечное можно возвыситься. Подлинный носитель веры в романе — Соня Мармеладова. Соня не является выразителем авторского сознания, но ее позиция близка Достоевскому, ибо для нее высшая ценность на земле — человек, человеческая жизнь. Когда Раскольникову становится невыносимо, он идет к Соне. В их судьбах много общего, много трагичного. Соня почувствовала в Раскольникове главное: что он «ужасно, бесконечно несчастен» и что она нужна ему. Соня считает, что Раскольников совершил преступление перед Богом, перед землей русской и русским народом, потому и отправляет его каяться на площадь, то есть среди людей искать спасения и возрождения. Наказание собственной совестью для Раскольникова страшнее, чем каторга. Он понимает, что только в любви и раскаянии может найти спасение. Постепенно Соня становится частью его существования. Раскольников видит: религия, вера в Бога для Сони — то единственное, что осталось ей «подле несчастного отца и сумасшедшей от горя мачехи, среди голодных детей, безобразных криков и попреков».

 

САЛТЫКОВ-ЩЕДРИН

 

 

Сказки Салтыкова-Щедринасвязаны не только с фольклорной традицией, но и с сатирической литературной сказкой XVIII--XIX веков. Сказка «Дикий помещик» (1869) начинается как обычная сказка: «В некотором царстве, в некотором государстве жил-был помещик...» Но тут же в сказку входит элемент современной жизни: «И был тот помещик глупый, читал газету «Весть» — газету реакционно-крепостническую, и глупость помещика определяется его мировоззрением. Отмена крепостного права вызвала у помещиков злобу к крестьянам. По сюжету сказки помещик обратился к Богу, чтобы тот забрал у него крестьян: «Сократил он их так, что некуда носа высунуть: куда ни глянуть — все нельзя, да не позволено, да не ваше!» Используя эзопов язык, писатель рисует глупость помещиков, притесняющих своих же крестьян, за счет которых они и жили, имея «тело рыхлое, белое, рассыпчатое». Не стало мужиков на всем пространстве владений глупого помещика: «Куда девался мужик — никто того не заметил». Щедрин намекает, где может быть мужик, но об этом читатель должен догадаться сам. Первыми назвали помещика глупым сами крестьяне: «… хоть и глупый у них помещик, а разум ему дан большой». Ирония звучит в этих словах. Далее трижды называют помещика глупым (прием троекратного повторения) представители других сословий: актер Садовский с «актерками», приглашенный в поместье: «Однако, брат, глупый ты помещик! Кто же тебе, глупому, умываться подает?»; генералы, которых он вместо «говядинки» угостил печатными пряниками и леденцами: «Однако, брат, глупый же ты помещик!»; и, наконец, капитан-исправник: «Глупый же вы, господин помещик!» Глупость помещика видна всем, так как «на базаре ни куска мяса, ни фунта хлеба купить нельзя», казна опустела, так как подати платить некому, «распространились в уезде грабежи, разбой и убийства». А глупый помещик стоит на своем, проявляет твердость, доказывает господам либералам свою непреклонность, как советует любимая газета «Весть». Он предается несбыточным мечтам, что без помощи крестьян добьется процветания хозяйства. «Думает, какие он машины из Англии выпишет», чтоб холопского духу нисколько не было. «Думает, каких коров разведет». Его мечты нелепы, ведь он ничего самостоятельно сделать не может. И только однажды задумался помещик: «Неужто он, в самом деле, дурак? Неужто та непреклонность, которую он так лелеял в душе своей, в переводе на обыкновенный язык означает только глупость и безумие?..» В дальнейшем развитии сюжета, показывая постепенное одичание и озверение помещика, Салтыков-Щедрин прибегает к гротеску. Сначала «оброс волосами… ногти у него сделались, как железные… ходил все больше на четвереньках… Утратил даже способность произносить членораздельные звуки… Но хвоста еще не приобрел». Хищная натура его проявилась в том, как он охотился: «словно стрела, соскочит с дерева, вцепится в свою добычу, разорвет ее ногтями, да так со всеми внутренностями, даже со шкурой, и съест». На днях чуть капитана-исправника не задрал. Но тут окончательный приговор дикому помещику вынес его новый друг медведь: «… только, брат, ты напрасно мужика этого уничтожил!-- А почему так?-- А потому, что мужика этого есть не в пример способнее было, нежели вашего брата дворянина. И потому скажу тебе прямо: глупый ты помещик, хоть мне и друг!»Так в сказке использован прием аллегории, где под маской животных выступают человеческие типы в их бесчеловечных отношениях. Этот элемент использован и в изображении крестьян. Когда начальство решило «изловить» и «водворить» мужика, «как нарочно, в это время через губернский город летел отроившийся рой мужиков и осыпал всю базарную площадь». Автор сравнивает крестьян с пчелами, показывая трудолюбие крестьян. Когда крестьян вернули помещику, «в то же время на базаре появились и мука, и мясо, и живность всякая, а податей в один день поступило столько, что казначей, увидав такую груду денег, только всплеснул руками от удивления и вскрикнул:-- И откуда вы, шельмы, берете!!!» Сколько горькой иронии в этом восклицании! А помещика изловили, вымыли, постригли ему ногти, но он так ничего и не понял и ничему не научился, как и все правители, разоряющие крестьянство, обирающие тружеников и не понимающие, что это может обернуться крахом для них самих.

 

 

ТОЛСТОЙ

 

 

 

В романе Толстого «Война и мир»кто-то произносит громкие слова, занимается шумной деятельностью или бесполезной суетой, кто-то испытывает простое и естественное чувство «потребности жертвы и страдания при сознании общего несчастья». Первые лишь мнят себя патриотами и громко кричат о любви к Отечеству, вторые — патриоты, по сути — отдают жизнь во имя общей победы. В первом случае мы имеем дело с ложным патриотизмом, отталкивающим своей фальшью, эгоизмом и лицемерием. Так ведут себя светские вельможи на обеде в честь Багратиона; при чтении стихов о войне «все встали, чувствуя, что обед был важнее стихов». Лжепатриотическая атмосфера царит в салоне Анны Павловны Шерер, Элен Безуховой и в других петербургских салонах: «… спокойная, роскошная, озабоченная только призраками, отражениями жизни, петербургская жизнь шла по-старому; и из-за хода этой жизни надо было делать большие усилия, чтобы сознавать опасность и то трудное положение, в котором находился русский народ. Те же были выходы, балы, тот же французский театр, те же интересы дворов, те же интересы службы и интриги. Этот круг людей был далек от осознания общероссийских проблем, от понимания великой беды и нужды народа в эту войну. Свет продолжал жить своими интересами, и даже в минуту всенародного бедствия здесь царят корыстолюбие, выдвиженчество, службизм. Лжепатриотизм проявляет и граф Растопчин, который расклеивает по Москве глупые «афишки», призывает жителей города не оставлять столицы, а затем, спасаясь от народного гнева, сознательно отправляет на смерть безвинного сына купца Верещагина. Лжепатриотом представлен в романе Берг, который в минуту всеобщего смятения ищет случая поживиться, и озабочен покупкой шифоньерочки и туалета «с аглицким секретом». Ему и в голову не приходит, что сейчас стыдно думать о шифоньерочках. Таков и Друбецкой, который, подобно другим штабным офицерам, думает о наградах и продвижении по службе, желает «устроить себе наилучшее положение, особенно положение адъютанта при важном лице, казавшееся ему особенно заманчивым в армии». Наверное, не случайно накануне Бородинской битвы Пьер замечает на лицах офицеров это жадное возбуждение, он мысленно сравнивает его с «другим выражением возбуждения», «которое говорило о вопросах не личных, а общих, вопросах жизни и смерти». О каких «других» лицах идет речь? Это лица простых русских мужиков, одетых в солдатские шинели, для которых чувство Родины свято и неотъемлемо. Истинные патриоты в батарее Тушина сражаются и без прикрытия. Да и сам Тушин «не испытывал ни малейшего неприятного чувства страха, и мысль, что его могут убить или больно ранить, не приходила ему в голову». Живое, кровное чувство Родины заставляет солдат с немыслимой стойкостью сопротивляться врагу. Купец Ферапонтов, отдающий на разграбление свое имущество при оставлении Смоленска, тоже, безусловно, патриот. «Тащи все, ребята, не оставляй французам!» — кричит он русским солдатам. Пьер Безухов отдает свои деньги, продает имение, чтобы экипировать полк. Чувство обеспокоенности за судьбы своей страны, сопричастность общему горю заставляет его, обеспеченного аристократа, идти в самое пекло Бородинской битвы. Истинными патриотами были и те, кто покинул Москву, не желая покориться Наполеону. Они были убеждены: «Под управлением французов нельзя было быть». Они «просто и истинно» делали «то великое дело, которое спасло Россию». Петя Ростов рвется на фронт, потому что «Отечество в опасности». А его сестра Наташа освобождает подводы для раненых, хотя без семейного добра она останется бесприданницей. Истинные патриоты в романе Толстого не думают о себе, они чувствуют потребность собственного вклада и даже жертвы, но не ждут за это награды, потому что несут в душе неподдельное святое чувство Родины.

 

 

«Война и мир».Мысль о духовных основах семейственности как внешней формы единения между людьми получила особое выражение в эпилоге романа «Война и мир». В семье как бы снимается противоположность между супругами, в общении между ними взаимо дополняется ограниченность любящих душ. Такова семья Марьи Болконской и Николая Ростова, где соединяются в высшем синтезе столь противоположные начала Ростовых и Болконских. Прекрасно чувство «гордой любви» Николая к графине Марье, основанное на удивлении «перед ее душевностью, перед тем почти недоступным для него, возвышенным, нравственным миром, в котором всегда жила его жена». И трогательна покорная, нежная любовь Марьи «к этому человеку, который никогда не поймет всего того, что она понимает, и как бы от этого она еще сильнее, с оттенком страстной нежности, любила его».В эпилоге «Войны и мира» под крышей лысогорского дома собирается новая семья, соединяющая в прошлом разнородные ростовские, болконские, а через Пьера Безухова еще и каратаевские начала. «Как в настоящей семье, в лысогорском доме жило вместе несколько совершенно различных миров, которые, каждый, удерживая свою особенность и делая уступки один другому, сливались в одно гармоническое целое. Каждое событие, случавшееся в доме, было одинаково — радостно или печально — важно для всех этих миров; но каждый мир имел совершенно свои, независимые от других, причины радоваться или печалиться какому-либо событию». Это новое семейство возникло не случайно. Оно явилось результатом общенационального единения людей, рожденного Отечественной войной. Так по-новому утверждается в эпилоге связь общего хода истории с индивидуальными, интимными отношениями между людьми. 1812 год, давший России новый, более высокий уровень человеческого общения, снявший многие сословные преграды и ограничения, привел к возникновению более сложных и широких семейных миров. Хранителями семейных устоев оказываются женщины — Наташа и Марья. Между ними есть прочный, духовный союз.

Ростовы. Особые симпатии писателя вызывает патриархальная семья Ростовых, в поведении которой проявляются высокое благородство чувств, доброта (даже редкая щедрость), естественность, близость к народу, нравственная чистота и цельность. Дворовые Ростовых — Тихон, Прокофий, Прасковья Саввишна — преданы своим господам, ощущают себя с ними единой семьей, обнаруживают понимание и проявляют внимание к барским интересам. Болконские. Старый князь представляет цвет дворянства эпохи Екатерины II. Его характеризует истинный патриотизм, широта политического кругозора, понимание подлинных интересов России, неукротимая энергия. Андрей и Марья — передовые, образованные люди, ищущие новые пути в современной жизни. Семейство Курагиных несет одни беды и несчастья в мирные «гнезда» Ростовых и Болконских. При Бородине, на батарее Раевского, куда попадает Пьер, чувствуется «общее всем, как бы семейное оживление». «Солдаты… мысленно приняли Пьера в свою семью, присвоили себе и дали ему прозвище. «Наш барин» прозвали его и про него ласково смеялись между собой». Так чувство семьи, которое в мирной жизни свято берегут близкие к народу Ростовы, окажется исторически значимым в ходе Отечественной войны 1812 года.

 

 

 

ЧЕХОВ

 

 

 

Кардинальный конфликт в пьесе Чехова «Вишневый сад»выражен сложным противопоставлением трех времен — прошлого, настоящего и будущего. Прошлое — связано с образами Раневской и Чехова.

В «Вишневом саде» показана историческая смена социальных укладов: кончается период вишневых садов с элегической красотой уходящего усадебного быта, с поэзией воспоминаний о былой жизни. Владельцы вишневого сада нерешительны, не приспособлены к жизни, непрактичны и пассивны, у них паралич воли. Эти черты наполнены историческим смыслом: эти люди терпят крах, потому что ушло их время. Люди подчиняются велению истории больше, чем личным чувствам. Раневскую сменяет Лопахин, но она ни в чем не винит его, он же испытывает к ней искреннюю и сердечную привязанность. «Мой отец был крепостным у вашего деда и отца, но вы, собственно вы, сделали для меня когда-то так много, что я забыл все и люблю вас, как родную… больше, чем родную», — говорит он. Петя Трофимов, извещающий наступление новой жизни, произносящий страстные тирады против старой несправедливости, также нежно любит Раневскую и в ночь ее приезда приветствует ее с трогательной и робкой деликатностью: «Я только поклонюсь вам и тотчас уйду». Но и эта атмосфера всеобщего расположения ничего изменить не может. Покидая свою усадьбу навсегда, Раневская и Гаев на минуту случайно остаются одни. «Они точно ждали этого, бросаются на шею друг другу и рыдают сдержанно тихо, боясь, чтобы их не услышали». Здесь как бы на глазах у зрителей совершается история, чувствуется ее неумолимый ход. В пьесе Чехова «век шествует своим путем железным». Наступает период Лопахина, вишневый сад трещит под его топором, хотя как личность Лопахин тоньше и человечнее, чем роль, навязанная ему историей. Он не может не радоваться тому, что стал хозяином усадьбы, где его отец был крепостным, и его радость естественна и понятна. И вместе с тем Лопахин понимает, что его торжество не принесет решительных перемен, что общий колорит жизни останется прежним, и он сам мечтает о конце той «нескладной, несчастливой жизни» в которой он и ему подобные будут главной силой. Их сменят новые люди, и это будет следующий шаг истории, о котором с радостью говорит Трофимов. Он сам не воплощает будущего, но чувствует его приближение. Каким бы «облезлым барином» и недотепой Трофимов ни казался, он человек нелегкой судьбы: по словам Чехова, он «то и дело в ссылке». Душа Трофимова «полна неизъяснимых предчувствий», он восклицает: «Вся Россия — наш сад». Радостные слова и возгласы Трофимова и Ани дают тон всей пьесе. До полного счастья еще далеко, еще предстоит пережить лопахинскую эру, рубят прекрасный сад, в заколоченном доме забыли Фирса. Жизненные трагедии еще далеко не изжиты.Россия на рубеже двух веков еще не выработала в себе действительный идеал человека. В ней зреют предчувствия грядущего переворота, но люди к нему не готовы. Лучики правды, человечности и красоты есть в каждом из героев. В финале есть ощущение, что жизнь кончается для всех. Люди не поднялись на высоту, которую требуют от них предстоящие испытания.

 

 

 

Рассказ «Ионыч» А. П. Чеховапостроен на сопоставлении двух миров — Старцева и Туркиных. В начале рассказа Туркины — это духовно примитивная среда провинциального города, это символ пошлости и шаблонного мышления. Здесь литература сведена до уровня домашнего времяпрепровождения, музыка — до громкого стука по клавишам, театр — до кривлянья лакея. Старцев же при всей своей прозаичности земского доктора лучше их: он сумел увидеть в Котике что-то особенное, милое, он говорил с ней о литературе, об искусстве, чувствовал смутное недовольство жизнью — а это залог движения вперед. Но во влюбленном Старцеве борются два голоса: трезвые размышления о том, что будут говорить окружающие, сколько дадут приданого, и голос любви, под влиянием которого он поехал ночью на кладбище, любовался лунным светом, размышлял о вечных вопросах. Он мог бы сохранить в себе этот прекрасный порыв, но не захотел. Старцев стал неумолимо превращаться в Ионыча. Когда Екатерина Ивановна не приняла его предложения, он быстро равнодушно вернулся к прежнему образу жизни. После встречи с нею в саду через несколько лет он думает уже не о любви, а о деньгах. А в конце превращается в распухшее от жира существо. Первоначальное сочувствие автора к Старцеву сменяется гневной иронией. Он стал много хуже Туркиных. Даже Екатерина Ивановна нашла в себе силы измениться: отказалась от романтических мечтаний, трезво оценила свои способности, стала ценить любовь, которую раньше отвергла. Чехов не жалеет Старцева, которого «среда заела», а беспощадно судит того, в ком были заложены некоторые возможности, но он примирился с окружающим обывательским миром, растерял свою культурность и интеллигентность и проявил этим полную человеческую несостоятельность. Старцев раздраженно относится к обывателям, их безделью и бессмысленным разговорам. Но он не пытается отстаивать свои взгляды. Его развлечения — винт и пересчитывание «бумажек». «А хорошо, что я на ней не женился», — говорит он.

 

ЛЕСКОВ

 

 

Н.С.Лесков. «Очарованный странник»— рассказ-повествование Ивана Флягина о своей жизни и судьбе. Ему предначертано было стать монахом. Но другая сила — сила очарования жизни — заставляет его идти дорогами странствий, увлечений, страданий. В ранней молодости он убивает монаха. Потом ворует лошадей для цыган, становится нянькой у маленькой девочки, попадает в плен к татарам, затем его возвращают к помещику, который велит его высечь, он становится конэсером у князя, очаровывается цыганкой Грушей, а затем сбрасывает ее, покинутую князем, по ее же просьбе, в реку, попадает в солдаты, становится офицером и георгиевским кавалером, выходит в отставку, играет в театре и, наконец, уходит в монастырь послушником. Но и в монастыре ему нет покоя: его одолевают «бес и бесенята». Посаженный в яму, он начинает «пророчествовать» о скорой войне и, наконец, отправляется на богомолье на Соловки Лесков описывает его как простодушного русского богатыря, напоминающего Илью Муромца. Жизнь Флягина удивительна, в ней скрыта какая-то тайна. Начав с неразличения добра и зла (не чувствует вины за гибель монаха; пожалел голубков, но изуродовал кошечку), Флягин идет по пути возвышения духа. Итог этого пути — жизнь для всех: «мне за народ очень помереть хочется». Важнейший этап духовного развития героя — открытие красоты в человеке. Именно в любви к Груше он перестает жить только для себя, подчиняет свое существование заботе о другом человеке. Берет на себя «грех Груши». «Очарованность» Ивана Флягина может быть понята по-разному: очарованность непонятными силами, колдовством, влиянием загадочных начал бытия, отправивших героя в путь; завороженность красотой и поэзией мира; артистичный склад характера; период «сна души».

Особые свойства характера героя — чувство собственного достоинства. Бесстрашие, абсолютная свобода от страха перед смертью. История жизни Флягина причудливо соединяет в себе и житие великомученика, и фарс. Автор определяет жанр повести как «трагикомедию».

 

 

 

 

ГРИБОЕДОВ

 

 

" Горе от ума "одно из самых злободневных произведений русской драматургии. " Горе от ума " — плод патриотических раздумий Грибоедова о судьбе России, о путях обновления, переустройства ее жизни. Содержание комедии раскрывается как столкновение и смена двух эпох русской жизни — века " нынешнего " и века " минувшего ". Границей между ними, на мой взгляд, является война 1812 года — пожар Москвы, разгром Наполеона. После Отечественной войны в русском обществе сложились два общественных лагеря. Это лагерь феодальной реакции в лице Фамусова, Скалозуба и других, и лагеря передовой дворянской молодежи в лице Чацкого. В восторженных рассказах Фамусова и обличительных речах Чацкого автор создает образ 18го, " минувшего " века. Век " минувший " и является идеалом фамусовского общества, ведь Фамусов — убежденный крепостник. Он готов из-за любого пустяка сослать в Сибирь своих крестьян, ненавидит просвещение, пресмыкается перед начальством, выслуживаясь как может для получения нового чина. Он преклоняется перед дядей, который " на золоте едал ", служил при дворе самой Екатерины, ходил " весь в орденах ". Разумеется, что свои многочисленные чины и награды он получил не верной службой отечеству, а выслуживаясь перед императрицей. И этой гнусности он старательно учит молодежь: Вот то-то, все вы гордецы! Спросили бы, как делали отцы? Учились бы, на старших глядя. Фамусов хвастается как собственным полупросвещением, так и всего сословия, к которому он принадлежит; хвастая тем, что московские девицы " верхние выводят нотки "; что дверь у него отперта для всех, как званых, так и незваных, " особенно из иностранных ". В следующей " оде " Фамусова — хвала барству, гимн раболепной и корыстной Москве: Вот, например, у нас уж исстари ведется, Что по отцу и сыну честь: Будь плохонький, да если наберется Душ тысячки две родовых — тот и жених! Приезд Чацкого встревожил Фамусова: от него жди только неприятностей. Фамусов обращается к календарю. Это для него священнодействие. Принявшись за перечисление грядущих дел, он приходит в благодушное настроение. В самом деле, предстоит обед с форелями, погребение богатого и почтенного Кузьмы Петровича, крестины у докторши. Вот она, жизнь русского дворянства: сон, еда, развлечения, опять еда и снова сон. Рядом с Фамусовым в комедии стоит Скалозуб — " и золотой мешок и метит в генералы " Полковник Скалозуб типичный представитель аракчеевской армейской среды. На первый взгляд, его образ карикатурен. Но это не так: исторически он вполне правдив. Как и Фамусов, полковник руководствуется в своей жизни философией и идеалами века " минувшего ", но в более грубой форме. Цель своей жизни он видит не в службе отечеству, а в достижении чинов и наград, которые для военного, по его мнению, более доступны: Довольно счастлив я в товарищах моих, Вакансии как раз открыты: То старых выключат иных, Другие, смотришь, перебиты. Чацкий характеризует Скалозуба так: Хрипун, удавленник, фагот, Созвездие маневров и мазурки. Свою карьеру Скалозуб начал делать с того момента, когда герои 1812 года стали заменяться тупыми и рабски преданными самодержавию солдафонами во главе с Аракчеевым. На мой взгляд, Фамусову и Скалозубу в описании барской Москвы принадлежит первое место. Люди Фамусовского круга — эгоисты и корыстолюбцы. Все свое время они проводят в светских развлечениях, пошлых интригах и глупых сплетнях. Это особое общество имеет свою идеологию, свой быт, взгляды на жизнь. Они уверены, что нет другого идеала, кроме богатства, власти и всеобщего уважения. " Ведь только здесь еще и дорожат дворянством ", — говорит Фамусов о барской Москве. Грибоедов разоблачает реакционность крепостнического общества и этим показывает, куда ведет Россию господство Фамусовых. Свои разоблачения, он вкладывает в монологи Чацкого, который обладает острым умом, быстро определяет суть предмета. Для друзей и для врагов, Чацкий был не просто умным, а " вольнодумцем ", принадлежащим к передовому кругу людей. Думы, волновавшие его, тревожили умы всей прогрессивной молодежи того времени. В Петербург Чацкий попадает тогда, когда том зарождается движение " либералистов ". В этой обстановке, по-моему, складываются взгляды и стремления Чацкого. Он хорошо знает литературу. Такое увлечение литературой было характерно для свободомыслящей дворянской молодежи. Вместе с тем Чацкого увлекает и общественная деятельность: мы узнаем про его связь с министрами. Полагаю, он успел побывать даже в деревне, ведь Фамусов утверждает, что он там " наблажил ". Можно предположить, что эта блажь означала хорошее отношение к крестьянам, возможно, кое-какие хозяйственные реформы. Эти высокие стремления Чацкого являются выражением его Патриотических чувств, вражды к барским нравам и крепостному праву в целом. " Служить бы рад, прислуживаться тошно ", — заявляет Чацкий подобно Грибоедову. Так же, как и Грибоедов, Чацкий является гуманистом, защищает свободы и независимость личности. Крепостническую основу он резко разоблачает в гневной речи " о судьях ". Низкопоклонство перед всем иностранным, французское воспитание, обычное для дворянской среды, вызывают резкий протест Чацкого: Я одаль воссылал желанья Смиренные, однако вслух, Чтоб истребил господь нечистый этот дух Пустого, рабского, слепого подражанья; Чтоб искру заронил он в ком-нибудь с душой; Кто мог бы словом и примером Нас удержать как крепкою вожжой, От жалкой тошноты по стороне чужой. Чацкий в комедии не одинок. Он выступает от имени всего поколения. Возникает закономерный вопрос: кого же имел в виду герой под словом " мы "? Вероятно, молодое поколение, идущее другим путем. То, что Чацкий не одинок в своих взглядах, понимает и Фамусов. " Нынче пуще, чем когда, безумных развелось людей, и дел, и мнений! " — восклицает он. У Чацкого преобладает оптимистическое представление о характере современной ему жизни. Он верит в наступление новой эры. Чацкий с удовлетворением говорит Фамусову: Как посравнить да посмотреть Век нынешний и век минувший: Свежо предание, а верится с трудом. Еще совсем недавно "прямой был век покорности и страха ". Нынче пробуждается чувство личного достоинства. Не все хотят прислуживаться, не каждый ищет покровителей. Возникает общественное мнение. Борьба против Фамусовых в комедии не завершилась, потому что и в реальной действительности она только началась. Очень верно заметил Гончаров: "Чацкий неизбежен при смене одного века другим. Чацкие живут и не переводятся в русском обществе, где длится борьба свежего с отжившим, больного со здоровым."

 

КУПРИН

 

 

Куприн изображает истинную любовькак высшую Ценность мира, как непостижимую тайну. Для такого всепоглощающего чувства не существует вопроса «быть или не быть?», оно лишено сомнений, а потому часто чревато трагедией. «Любовь всегда трагедия — писал Куприн, — всегда борьба и достижение всегда радость и страх, воскрешение и смерть». Куприн был глубоко убежден в том, что даже безответное чувство способно преобразить жизнь человека. Об этом он мудро и трогательно поведал в «Гранатовом браслете», грустном рассказе о скромном телеграфном чиновнике Желткове, который был столь безнадежно и самоотверженно влюблен в графиню Веру Шеину. Патетическая, романтическая по характеру образного воплощения центральная тема любви сочетается в «Гранатовом браслете» с тщательно воспроизведенным бытовым фоном и рельефно обрисованными фигурами людей, жизнь которых не соприкоснулась с чувством большой любви. Бедный чиновник Желтков, восемь лет любящий княгиню Веру Николаевну, умирая, благодарит ее за то, что она была для него «единственной радостью в жизни, единственным утешением, единой мыслью», и товарищ прокурора, думающий, что любовь можно пресечь административными мерами, — люди двух различных жизненных измерений. Но жизненная среда не бывает у Куприна однозначной. Им особо выделена фигура старого генерала Аносова, который уверен, что высокая любовь существует, но она «должна быть трагедией. Величайшей тайной в мире», не знающей компромиссов.   

 

 

НЕКРАСОВ

 

 

 

Тема поэта и поэзиитрадиционна для русской лирики. Редко кто из поэтов не обращался к своей музе, представшей то резвой, то веселой «вакханочкой», то задумчивой, то суровой и гневной. Но в стихотворении Некрасова «Вчерашний день часу в шестом...» — совсем иная Муза. Между «крестьянкой молодой» и Музой нет никаких различий, они одинаково дороги и близки поэту. Некрасов в коротком стихотворении сумел сказать и о том, что его Муза — сестра униженной и страдающей крестьянки, что она печалится народной печалью, что она тоже подвергается истязаниям, цензурным и иным гонениям, что он, Некрасов, поэт народа, потому что крестьянка символизирует весь народ. В стихотворении «Нет, Музы ласково поющей и прекрасной...» отношения между Музой и поэтом складываются драматично — это поединок, «ожесточенный бой». Но поединок не заканчивается разрывом — в драматизме борьбы родился прочный и кровный союз. Поэт учит Музу не смиряться, не стихать в гневе, изживать всепрощенческие настроения. «Поэт и гражданин» — драматические раздумья Некрасова о соотношении высокой гражданственности с поэтическим искусством. Перед нами герой, находящийся на распутье и как бы олицетворяющий разные тенденции в развитии русской поэзии тех лет, чувствующий намечающуюся дисгармонию между «гражданской поэзией» и «чистым искусством».Чувства Поэта изменяются от иронии по отношению к Гражданину, от чувства превосходства над ним к иронии, к обиде на самого себя, затем к чувству необратимой потери человеческих и творческих ценностей и далее (в последнем монологе) к угрюмому озлоблению. Движение чувств у Гражданина: от требования «громить» пороки смело, «обличать зло» к пониманию необходимой для настоящей поэзии активной борьбы, гражданской позиции. По существу, перед нами не поединок двух противников, а взаимный поиск истинного ответа на вопрос о роли поэта и назначении поэзии в общественной жизни. Скорее всего, речь идет о столкновении разных мыслей и чувств в душе одного человека. В споре нет победителя, а есть общий, единственно верный вывод: роль художника в жизни общества настолько значительна, что требует от него не только художественного таланта, но и гражданских убеждений. И уже заканчивая свой жизненный путь, Некрасов вновь обратился к Музе («О Муза! Наша песня спета и «О Муза! Я у двери гроба!»), воскрешая давние образы своей лирики. В стихотворении «Музе» от интимного, личного тона («Приди, закрой глаза поэта...») совершается переход к высокой патетике («На вечный сон небытия»), а все стихотворение венчается пронзительной лирической нотой: «Сестра народа — и моя!» Эти перемены интонаций усиливают поэтическое волнение и делают необычайно задушевной тему прочного единства народа, поэта и его Музы. Муза, некогда названная сестрой молодой крестьянки, теперь осознана сестрой народа и сестрой поэта. Через нее поэт нашел дорогу к народу, а народ обрел своего поэта. Мучительная для Некрасова тема народного признания получает оптимистическое, но не лишенное трагизма разрешение. Когда-то Некрасов писал, что Муза не торопилась порвать с ним «прочного и кровного союза». Теперь он подвел итог, возложив свои надежды на Музу: Мене мной и честными сердцами. Порваться долго ты не дашь Живому, прочному союзу! Нерусский — взглянет без любви. На эту бледную, в крови, Кнутом иссеченную Музу...

 

 

Вся поэма Некрасова «Кому на Руси жить хорошо»— это разгорающийся, постепенно набирающий силу мирской сход. Для Некрасова здесь важен сам процесс, важно, что крестьянство не только задумалось о смысле жизни, но и отправилось в трудный и долгий путь правдоискательства.

В «Прологе» завязывается действие. Семеро крестьян спорят, «кому живется весело, вольготно на Руси». Мужики еще не понимают, что вопрос, кто счастливее — поп, помещик, купец, чиновник или царь, — обнаруживает ограниченность их представления о счастье, которое сводится к материальной обеспеченности. Встреча с попом заставляет мужиков над многим призадуматься. Ну, вот тебе хваленое

Поповское житье. Начиная с главы «Счастливые» в направлении поисков счастливого человека намечается поворот. По собственной инициативе к странникам начинают подходить «счастливцы» из низов. Звучат рассказы — исповеди дворовых людей, лиц духовного звания, солдат, каменотесов, охотников. Конечно, «счастливцы» эти таковы, что странники, увидев опустевшее ведро, с горькой иронией восклицают: Эй, счастие мужицкое! Дырявое с заплатами, Горбатое с мозолями, Проваливай домой! Но в финале главы звучит рассказ о счастливом человеке — Ермиле Гирине. Рассказ о нем начинается с описания его тяжбы с купцом Алтынниковым. Ермил совестлив. Вспомним, как он рассчитывался с мужиками за долг, собранный на базарной площади: Весь день с мошной раскрытою. Ходил Ермил, допытывал, Чей рубль? да не нашел. Всей своей жизнью Ермил опровергает первоначальные представления странников о сути человеческого счастья. Казалось бы, он имеет «все, что надобно для счастья: и спокойствие, и деньги, и почет». Но в критическую минуту жизни Ермил этим «счастьем» жертвует ради правды народной и попадает в острог. Постепенно в сознании крестьян рождается идеал подвижника, борца за народные интересы. В части «Помещик» странники относятся к господам уже с явной иронией. Они понимают, что дворянская «честь» не много стоит. Нет, ты нам не дворянское, Дай слово христианское. Вчерашние «рабы» взялись за решение проблем, которые издревле считались дворянской привилегией. В заботах о судьбах Отечества дворянство видело свое историческое предназначение. А тут вдруг эту единственную миссию у дворянства перехватили мужики, стали гражданами России: Помещик не без горечи. Сказал: «Наденьте шапочки. Садитесь, господа!» В последней части поэмы появляется новый герой: Гриша Добросклонов — русский интеллигент, знающий о том, что счастье народное может быть достигнуто лишь в результате всенародной борьбы за «непоротую губернию, непотрошеную волость, избытково село»: Рать подымается Неисчислимая, Сила в ней скажется Несокрушимая! Пятая глава последней части завершается словами, выражающими идейный пафос всего произведения: «Быть бы нашим странникам под родною крышею, / Если б знать могли они, что творилось с Гришею». Этими строчками как бы дается ответ на вопрос, поставленный в заглавии поэмы. Счастливый человек на Руси — тот, кто твердо знает, что надо «Жить для счастия убогого и темного родного уголка»

Страницы: 1 2 > >>