ПЛАТОНОВ А. П. КОТЛОВАН. Сочинения

Cочинение « Сюжетно-композиционная организация повествования («Котлован» Платонов)»

 

В самом общем виде события, происходящие в «Котловане», можно представить как реализацию грандиозного плана социалистического строительства. В городе строительство «будущего неподвижного счастья» связано с возведением единого общепролетарского дома, «куда войдет на поселение весь местный класс пролетариата». В деревне строительство социализма состоит в создании колхозов и «ликвидации кулачества как класса». «Котлован», таким образом, захватывает обе важнейшие сферы социальных преобразований конца 1920 — начала 1930-х гг. — индустриализацию и коллективизацию.

Казалось бы, на коротком пространстве ста страниц невозможно детально рассказать о крупномасштабных, переломных событиях целой эпохи. Калейдоскопичность быстро меняющихся сцен оптимистического труда противоречит самой сути платоновского видения мира — медленного и вдумчивого;

панорама с высоты птичьего полета дает представление о «целостном масштабе» — но не о «частном Макаре», не о человеческой личности, вовлеченной в круговорот исторических событий. Пестрая мозаика фактов и отвлеченные обобщения в равной мере чужды Платонову. Небольшое количество конкретных событий, каждое из которых в контексте всего повествования исполнено глубокого символического значения, — таков путь постижения подлинного смысла исторических преобразований в «Котловане».

Сюжетную канву повести можно передать в нескольких предложениях. Рабочий Вощев после увольнения с завода попадает в бригаду землекопов, готовящих котлован для фундамента общепролетарского дома. Бригадир землекопов Чиклин находит и приводит в барак, где живут рабочие, девочку-сироту Настю. Двое рабочих бригады по указанию руководства направляются в деревню — для помощи местному активу в проведении коллективизации. Там они гибнут от рук неизвестных кулаков. Прибывшие в деревню Чиклин и его товарищи доводят «ликвидацию кулачества» до конца, сплавляя на плоту в море всех зажиточных крестьян деревни. После этого рабочие возвращаются в город, на котлован. Заболевшая Настя той же ночью умирает, и одна из стенок котлована становится для нее могилой.

Набор перечисленных событий, как видим, достаточно «стандартен»: практически любое литературное произведение, в котором затрагивается тема коллективизации, не обходится без сцен раскулачивания и расставания середняков со своим скотом и имуществом, без гибели партийных активистов, без «одного дня победившего колхоза». Вспомним роман М. Шолохова «Поднятая целина»: из города в Гремячий Лог приезжает рабочий Давыдов, под руководством которого проходит организация колхоза. «Показательное» раскулачивание дается на примере Тита Бородина, сцена прощания Середняка со своей скотиной — на примере Кондрата Майданникова, сама же коллективизация заканчивается гибелью Давыдова.

Однако в платоновском повествовании «обязательная программа» сюжета коллективизации изначально оказывается в совершенно ином контексте. «Котлован» открывается видом на дорогу: «Вощев… вышел наружу, чтобы на воздухе лучше понять свое будущее. Но воздух был пуст, неподвижные деревья бережно держали жару в листьях, и скучно лежала пыль на дороге...» Герой Платонова— странник, отправляющийся на поиски истины и смысла всеобщего существования. Пафос деятельного преображения мира уступает место неспешному, с многочисленными Остановками, движению «задумавшегося» платоновского героя.

Привычная логика подсказывает, что если произведение начинается дорогой, то сюжетом станет путешествие героя. Однако возможные ожидания читателя не оправдываются. Дорога приводит Вощева вначале на котлован, где он на какое-то время задерживается и из странника превращается в землекопа. Затем «Вощев ушел в одну открытую дорогу» — куда она вела, читателю остается неизвестно. Дорога вновь приводит Вощева на котлован, а затем вместе с землекопами герой отправляется в деревню. Конечным пунктом его путешествия опять станет котлован.

Платонов словно бы специально отказывается от тех сюжетных возможностей, которые предоставляются писателю сюжетом странствий. Маршрут героя постоянно сбивается, он вновь и вновь возвращается к котловану; связи между событиями все время нарушаются. Событий в повести происходит довольно много, однако жестких причинно-следственных связей между ними нет: в деревне убивают Козлова и Сафронова, но кто и почему— остается неизвестно; Жачев отправляется в финале к Пашкину— «более уже никогда не возвратившись на котлован». Линейное движение сюжета заменяется кружением и топтанием вокруг котлована.

Важное значение в композиции повести получает монтаж совершенно разнородных эпизодов: активист обучает деревенских женщин политической грамоте, медведь-молотобоец показывает Чиклину и Вощеву деревенских кулаков, лошади самостоятельно заготовливают себе солому, кулаки прощаются друг с другом перед тем как отправиться на плоту в море.

Отдельные сцены, вообще могут показаться немотивированными: второстепенные персонажи неожиданно появляются перед читателем крупным планом, а затем так же неожиданно исчезают (приведите примеры таких эпизодов). Гротескная реальность запечатлевается в череде гротескных картин.

Наряду с несостоявшимся путешествием героя Платонов вводит в повесть несостоявшийся сюжет строительства — общепролетарский дом становится грандиозным миражом, призванным заменить реальность. Проект строительства изначально утопичен: его автор «тщательно работал над выдуманными частями общепролетарского дома». Проект гигантского дома, который оборачивается для его строителей могилой, имеет свою литературную историю: он ассоциируется с огромным дворцом (в основании которого оказываются трупы Филемона и Бавкиды), строящимся в «Фаусте», хрустальным дворцом из романа Чернышевского «Что делать?» и, безусловно. Вавилонской башней. Здание человеческого счастья, за строительство которого заплачено слезами ребенка, — предмет размышлений Ивана Карамазова из романа Достоевского «Братья Карамазовы».

Сама идея Дома определяется Платоновым уже на первых страницах повести: «Так могилы роют, а не дома», — говорит бригадир землекопов одному из рабочих. Могилой в финале повести котлован и станет — для того самого замученного ребенка, о слезинке которого говорил Иван Карамазов. Смысловой итог строительства «будущего неподвижного счастья» — смерть ребенка в настоящем и потеря надежды на обретение «смысла жизни и истины всемирного происхождения», в поисках которой отправляется в дорогу Вощев. «Я теперь ни во что не верю!» — логическое завершение стройки века.

 

Cочинение «Герои повести «Котлован»

 

Герои повести «Котлован» верят, что, построив «единый общепролетарский дом», они заживут прекрасное жизнью. Изнурительная, выматывающая силы работа — это рытье котлована, котлована под «единственный общепролетарский дом вместо старого города, где и посейчас живут люди дворовым огороженным способом». Это дом- мечта, дом-символ. Рухнув на пол после трудового дня, люди спят вповалку, «как мертвые». Вощев (один из главных героев повести) «всмотрелся в лицо ближнего спящего — не выражает ли оно безответного счастья удовлетворенного человека.

 

Но спящий лежал замертво, глубоко и печально скрывались его глаза, и охладевшие ноги беспомощно вытянулись в стертых рабочих штанах. Кроме дыхания, в бараке не было ни звука, никто не видел снов и не разговаривал с воспоминаниями, — каждый существовал без всякого излишка жизни, и во время сна оставалось живым только сердце, берегущее человека».

 

Рабочие верят в «наступление жизни после постройки больших домов». Поэтому так без остатка отдают себя работе, высасывающей соки из тела. Ради будущей жизни можно потерпеть и пострадать. Каждое предыдущее поколение терпело в надежде, что последующее будет жить достойно.

 

Поэтому отказываются люди закончить работу в субботу: хотят приблизить новую жизнь. «До вечера долго… чего жизни зря пропадать, лучше сделаем вещь. Мы ведь не животные, мы можем жить ради энтузиазма». С появлением девочки Насти рытье котлована вроде бы обретает какую-то определенность, осмысленность.

 

Настя — первый житель дома-мечты, еще не построенного дома-символа. Но Настя умирает от одиночества, неприкаянности, от отсутствия тепла. Взрослые люди, которые видели в ней источник своей жизни, не почувствовали, «насколько окружающий мир должен быть нежен ..., чтобы она была жива». Строительство дома-мечты оказалось не- соотнесенным с жизнью конкретного человека, ради которого, для которого будто бы все свершалось. Умерла Настя, и потускнел свет, блеснувший вдали.

 

«Вощев стоял в недоумении над этим утихшим ребенком, и он уже не знал, где же теперь будет коммунизм в свете, если его нет сначала в детском чувстве и в убежденном впечатлении. Зачем ему теперь нужен смысл жизни и истина всемирного происхождения, если нет маленького, верного человека, в котором истина стала бы радостью и движением?» Платонов считал, что чужую беду надо переживать так же, как свою личную, помня об одном: «Человечество — одно дыхание, одно живое теплое существо. Больно одному — больно всем. Умирает один — мертвеют все. Долой человечество — пыль, да здравствует человечество — организм… Будем человечеством, а не человеком действительности».

 

Много лет спустя Э.Хемингуэй, восхищавшийся рассказом Платонова «Третий сын», отыщет эпиграф к роману «По ком звонит колокол» в стихах английского поэта XVII века Джона Донна, говорящих о единстве человечества перед лицом горя и смерти: «Нет человека, который был бы как остров, сам по себе; каждый человек есть часть материка, часть суши; и если волной снесет в море береговой утес, меньше станет Европа… Смерть каждого человека умаляет и меня, ибо я един со всем человечеством; а потому не спрашивай никогда, по ком звонит колокол, он звонит по тебе».

 

Можно только удивляться и глубокому созвучию гуманистических мотивов, и почти прямому совпадению строк: «смерть каждого человека умаляет и меня» и «умирает один — мертвеют все...»

 

Cочинение «Характеристика образа Пашкина Льва Ильича»



Пашкин Лев Ильич — советский чиновник-бюрократ, председатель окрпрофсовета. В имени и отчестве персонажа комично сочетаются ассоциации одновременно с Троцким и Лениным. Явившись на строительство, П. упрекает землекопов за то, что «темп тих»; позже присылает дополнительную партию рабочих, набранную из случайных людей. П. приезжает на строительство через день — сперва верхом, затем на автомобиле. Благодаря его бюрократической «заботе», в бараке землекопов установлен «радиорупор, чтобы во время отдыха каждый мог приобретать смысл классовой борьбы из трубы». Когда отстающий землекоп Козлов делает общественную карьеру и превращается в профсоюзного чиновника, П. сам привозит его на котлован в автомобиле. П. предлагает мастеровым отправиться в деревню для борьбы с кулачеством и проведения коллективизации. Когда котлован, вырытый по предварительному проекту, готов, П. докладывает «главному революционеру в городе», что запроектированный дом мал и не вместит всех пролетариев; «главный» распоряжается, чтобы котлован был расширен вчетверо, но П. по собственной инициативе приказывает увеличить его в шесть раз. Инженера Прушевского П. также направляет в колхоз. В конце повести Жачев, терроризировавший П., высказывает намерение убить его, однако судьба П. остается неизвестной.

 

 

Cочинение «Характеристика образа Чиклина Никиты»

 

 

 

Чиклин Никита — пожилой рабочий, старший артели землекопов. Труд — основа жизни Ч.; он склонен продолжать работу даже после того, как рабочий день кончается. Герой одинок; ночью он вспоминает, как «в старое время», когда он работал на кафельно-изразцовом заводе, «дочь хозяина его однажды моментально поцеловала». Когда Прушевский рассказывает Ч. о девушке, встреченной однажды в юности, Ч. сразу догадывается, что это была «дочь кафельщика», и говорит: «У нас с тобой был один и тот же женский человек». Чтобы излечить Прушевского от тоски, Ч. намеревается найти и привести эту женщину; он идет на заброшенный кафельный завод, где в одном из помещений старого здания действительно находит ее лежащей на полу. Вскоре она умирает, а ее дочь Настю Ч. приводит в барак к строителям. Он ведет Прушевского посмотреть на останки некогда встреченной девушки, после чего заваливает дверь помещения, где она лежит, кирпичом и камнями, поясняя Прушев-скому: «Мертвые тоже люди». Когда землекопы находят в овраге сто пустых гробов, спрятанных крестьянами впрок, Ч. забирает два из них для девочки: один в качестве кровати, другой — для игр, в качестве «красного уголка». Когда Вощев прибывает из деревни с известием об убийстве Сафронова и Козлова, Ч., захватив два гроба, вместе с Вощевым отправляется в колхоз. Ночь он проводит в сельсовете рядом с телами убитых, потом ложится спать между ними. Утром, обращаясь к убитым, Ч. говорит: «Пускай хоть весь класс умрет — так я один за него останусь и сделаю всю его задачу на свете! Все равно жить для самого себя я не знаю как!..» Ч. убивает мужика, который не может ответить ему на вопрос, кто убил Сафронова и Козлова. На следующий день Ч. сместе с Вощевым отправляется по деревне «искать мертвый инвентарь, чтобы увидеть его годность», посещает несколько крестьянских изб и избу-читальню. Затем он заходит в церковь, чтобы прикурить трубку от свечи, и встречает попа-расстригу, доносящего на тех, кто приходит помолиться; узнав об этом, Ч. бьет его в лицо. Во время собрания крестьян Ч. вместе с Вощевым строит плот для «высылки» кулаков (он будет достроен Жачевым и Прушевским). Вместе с Настей и «самым угнетенным кулаком» — медведем-молотобойцем — Ч. проводит раскулачивание. Позднее, узнав, что медведь в кузнице продолжает работать ночью, Ч. идет туда, чтобы помочь ему. Поняв, что Настя заболела, Ч. собирает для нее теплую одежду и укутывает. Когда Активист (т. е. председатель колхоза) забирает свой пиджак, которым укрыта Настя, Ч. одним ударом убивает его. Затем вместе с Жачевым, Настей и крестьянином Елисеем он возвращается на котлован. В жару Настя просит принести ей «мамины кости», и Ч. выполняет ее просьбу. Настя целует Ч. — так же внезапно, как некогда это сделала ее покойная мать, когда была девушкой. Ночью Настя умирает. Поскольку из деревни пришел в полном составе «весь колхоз» во главе с Вощевым, Ч. решает, что котлован должен быть еще шире и глубже: «Пускай в наш дом влезет всякий человек из барака и глиняной избы». Он работает до ночи и всю ночь, а в полдень начинает копать и долбить «в вечном камне» могилу для Насти, где хоронит ее один.

 

Cочинение «Характеристика образа Прушевского»



Прушевский — инженер, производитель работ; о герое говорится, что это «не старый, но седой от счета природы человек». Он сам «выдумал» идею «общепролетарского дома» и руководит его строительством: по его проекту «через год весь местный класс пролетариата выйдет из мелкоимущественного города и займет для жизни монументальный новый дом»; однако П. не в состоянии «предчувствовать устройство души поселенцев общего дома». Герой давно ощущает, что достиг предела понимания «этого» мира, и поэтому постоянно предается размышлениям о смерти. Вечером, сидя в одиночестве в канцелярии, П. вспоминает, как «когда-то, в такой же вечер, мимо дома его детства прошла девушка, и он не мог вспомнить ни ее лица, ни года того события, но с тех пор всматривался во все женские лица и ни в одном из них не узнавал той, которая, исчезнув, все же была его единственной подругой». Ночью П. от тоски одиночества приходит в барак к рабочим: «Мне дома стало грустно и страшно». Потом ложится спать на место бодрствующего Чиклина, которому рассказал о некогда встреченной им девушке. Чиклин приводит П. к мертвому телу умершей дочери бывшего хозяина завода, утверждая, что она и была той самой девушкой. Позже, гуляя в поле, П. видит на горизонте (неясно, наяву или нет) белый светящийся город. Придя после этого в канцелярию, он садится «за составление проекта своей смерти». Однако в это время Чиклин приводит мужика, который просит вернуть его деревне впрок заготовленные и спрятанные в земле гробы, которые были найдены землекопами. П. приказывает вернуть гробы. Получив от Пашкина приказание увеличить котлован вшестеро по сравнению с первоначальным проектом, П. направляется на строительство, однако выясняется, что Чиклин уехал в деревню. Позже П. пишет ему письмо, сообщая, что Настя ходит в детский сад, а сам он скучает по Чиклину. По распоряжению Пашкина П. отправляется в колхоз; вместе с ним отправляются Жачев и Настя. В колхозе П. также чувствует себя одиноким: «Он не знал, зачем его прислали в эту деревню, как ему жить забытым среди массы, и решил точно назначить день окончания своего пребывания на земле». Однако к нему обращается одна из деревенских девушек, идущих в избу-читальню, и Прушевский идет с ними, чтобы учить их. Вернуться на котлован он отказывается.

 

Cочинение «Характеристика образа Жачева»



Жачев — безногий калека, инвалид первой мировой войны, передвигающийся на тележке. «Зубов у инвалида не было никаких, он их сработал начисто на пищу, зато наел громадное лицо и тучный остаток4 туловища; его коричневые, скупо отверзтые глаза наблюдали посторонний для них мир с жадностью обездоленности, с тоской скопившейся страсти». Персонаж отличается крайней агрессивностью, основанной на «классовой ненависти». Жачев еженедельно отправляется к Пашкину, «дабы получить от него свою долю жизни» — т. е. некоторое количество продуктов. Однако полученные продукты сам Ж. не употребляет (сливочным маслом, например, смазывает колеса своей тележки): «он нарочно стравливал продукт, чтобы лишняя сила не прибавлялась в буржуазное тело, а сам не желал питаться этим зажиточным веществом». От Пашкина Ж. направляется к Чиклину, ибо соскучился по нему; говорит, что хотел бы сжечь город, ибо его, Ж., «нахождение сволочи мучает». Когда ночью в барак к рабочим приходит тоскующий в одиночестве Прушевский, Ж. в качестве утешения предлагает ему «буржуйской пищи». Герой уверен, что новое общество надо строить лишь для детей. Увидев приведенную Чиклиным девочку, Ж. решает, что «как только эта девочка и ей подобные дети мало-мало возмужают, то он кончит всех больших жителей своей местности убьет когда-нибудь вскоре всю их массу, оставив в живых лишь пролетарское младенчество и чистое сиротство». Ж. начинает возить Настю в детский сад. Когда Прушевский отправляется в колхоз к Чиклину и Вощеву, Ж. вместе с Настей отправляется вместе с ним. По поручению Чиклина Ж. «ликвидирует кулаков в даль» — отправляет их по реке на плоту. Позже, во время безостановочной автоматической пляски колхозников, Ж. останавливает их, по очереди опрокидывая на землю, как механических кукол. Когда Настя простужается и заболевает, Ж. вместе с Чиклиным доставляют ее на котлован. Когда девочка умирает, Ж. говорит Чиклину, что теперь не верит в коммунизм: «… я урод империализма, а коммунизм — это детское дело, за то я и Настю любил… Пойду сейчас на прощанье товарища Пашкина убью.

И Жачев уползает в город, более уже никогда не возвратившись на котлован».

 

 

Cочинение «Характеристика образа Вощева»

 

Вощев — главный герой повести. Фамилия персонажа ассоциативно связана со словами «общий», «тщетный», «воск». Повесть начинается с того, что В. в день тридцатилетия увольняют с механического завода за его «задумчивость среди общего темпа труда»: он размышлял о «плане всеобщей жизни» в надежде «выдумать что-нибудь вроде счастья». Отправившись странствовать, В. приходит в город, до вечера бродит по нему, а ночью засыпает на пустыре; однако его будит косарь, расчищающий площадку для нового строительства, и по его совету В. идет в барак к рабочим, а утром вместе с ними отправляется копать котлован. Поработав несколько дней, герой вновь тоскует и говорит землекопам: «Говорили, что все на свете знаете, а сами только землю роете и спите! Лучше я от вас уйду — буду ходить по колхозам побираться: все равно мне без истины стыдно жить». Он думает: «Лучше б я комаром родился: у него судьба быстротечна». Постепенно В. «от истощения тяжелым трудом» смиряется с тоской. Глядя на приведенную Чиклиным девочку-сироту Настю, В. надеется, что «это слабое тело, покинутое без родства среди людей, почувствует когда-нибудь согревающий поток смысла жизни, и ум ее увидит время, подобное первому исконному дню». Через некоторое время В. уходит со строительства в деревню, «скрывается в одну открытую дорогу»; вскоре возвращается, принося весть об убийстве Сафронова и Козлова, отправившихся для организации колхоза. Потом вместе с Чиклиным вновь отправляется в деревню. Ночуя вместе с Чиклиным, В. говорит ему: «Мне страшна сердечная озадаченность Мне все кажется, что вдалеке есть что-то особенное или роскошный предмет, и я печально живу». После раскулачивания В. собирает по деревне «все нищие, отвергнутые предметы, всю мелочь безвестности и всякое беспамятство — для социалистического отмщения. со скупостью копил в мешок вещественные остатки потерянных людей». После того как Чиклин убивает Активиста (т. е. председателя колхоза), Вощев остается вместо него; он говорит крестьянам: «Теперь я буду за вас горевать!» Однако через некоторое время В. и «весь колхоз» являются на котлован: по словам героя, «мужики в пролетариат хотят зачисляться». Увидев мертвую Настю, В. не понимает, «зачем ему теперь нужен смысл жизни и истина всемирного происхождения, если нет маленького, верного человека, в котором истина стала бы радостью и движением».

 

Cочинение «Характеристика образа Сафронова»


Сафронов — один из мастеровых, изначально отличающийся склонностью к абстрактным и поучительным рассуждениям (ср. его «вежливо-сознательное лицо» «с улыбкой загадочного разума»). Как и другим героям повести, С. знакомы сомнения в перспективности преобразовательных усилий перед лицом «всемирной невзрачности», однако они вытесняются рационально-бюрократическим мировоззрением. Прощаясь с Козловым, решившим делать карьеру по общественной линии, С. говорит ему: «Ты теперь как передовой ангел от рабочего состава, ввиду вознесения его в служебные учреждения». С. предлагает установить в бараке радио «для заслушания достижений и директив» — впрочем, соглашается и на предложение Жачева привести вместо радио девочку-сиротку: «Доставь нам на своем транспорте эту жалобную девочку — мы от ее мелодичного вида начнем тоже согласованно жить».

И С. остановился перед всеми в положении вождя ликбеза и просвещения, а затем прошелся убежденной походкой и сделал активно мыслящее лицо». Герой неоднократно выступает с ка-зенно-оптимистическими сентенциями; в частности, он заявляет: «Мы должны бросить каждого в рассол социализма, чтоб с него слезла шкура капитализма и сердце обратило внимание на жар жизни вокруг костра классовой борьбы и произошел бы энтузиазм!» В репликах С. различимы отголоски расхожих политических лозунгов — о «ликвидации кулачества как класса», «обострении классовой борьбы» и т. п. Вместе с Козловым, превратившимся в профсоюзного активиста, С. отправляется в деревню для помощи в организации колхоза (аналогия с движением «двадцатипятитысячников»); оба они убиты «кулаками».

 

 

Cочинение «Настя»

 

Настя – маленькая девочка, сирота. Ее мать, дочка хозяина завода, умирает на этом заводе, уже давно заброшенном. Чиклин забирает Н. с тобой и приводит ее в барак к рабочим.
Н. становится всеобщей любимицей. Все заботятся о ней, видят в Н. смысл жизни.
В романе Н. является символом будущего, ради которого работают и живут все герои. Но уже с самого начала Н. связана со смертью. Когда Чиклин находит крестьянские гробы, он забирает два для Н. – один в качестве кровати, другой – для игр, в качестве «красного уголка». В деревне, куда ее привез Жачев, Н. простужается и заболевает. Чиклин заботится о ней, как может. Но девочку не удается спасти. Она умирает. Это очень символично: те идеи, ради которых живут герои романа, не имеют будущего, они обречены на смерть.

 

 

Cочинение «Утопический мир повести Платонова «Котлован»

 

Со страниц произведений А. Платонова перед нами встает мир странный, аномальный, неестественный. Это мир власти, направленной против человека мыслящего, «усомнившегося», желающего самостоятельно решать свою судьбу. Насильственная унификация людей с устранением несогласных превращает общество в огромную казарму. Одной семьей, в одном огромном доме должны жить пролетарии — люди с чистым классовым сознанием.

Повесть «Котлован» — страшный, мрачный гротеск, вызванный осознанием абсурдности общественного бытия. Рабочие роют котлован под строительство «общепролетарского дома», «куда войдет на поселение весь местный класс пролетариата». Строители трудятся с усердием и упрямой надеждой. Принимается за дело и главный герой повести Вощев: «…детство вырастет, радость сделается мыслью, и будущий человек найдет себе покой в этом прочном доме». Действительно, перед нами настоящая пролетарская утопия. «Пролетариату нечего терять, кроме своих цепей, — взамен он приобретает весь мир », — эти гордые слова были написаны в « Коммунистическом манифесте». Ситуация, о которой мы читаем в повести «Котлован», кажется, ими и навеяна. Таким как Вощев, Чиклин, Жачев терять действительно нечего. Кроме своих жизней и жизней их товарищей. И с этими жизнями они расстаются почти легко — так же, как отбирают их у других. И весь мир действительно приобретен, но — зачем? Вот этот мир:

* «…всюду над пространством стоял пар живого дыхания, создавая сонную, душную незримость, устало длилось терпение на свете, почти все живущее находилось где-то посредине времени и своего движения».

В этом мире совершенно не чувствуется объема — сплошная поверхность, мертвая бесконечная плоскость, как на детских рисунках. Странное пространство — открытое нараспашку, продуваемое всеми ветрами, выметаемое всеми сквозняками, но удушающе-безвоздушное. Куда же человеку идти? Вощев жалуется: «Мне все кажется, что вдалеке есть что-то особенное или роскошный несбыточный предмет, и я печально живу». — «А ты считай, что уже добыли: видишь, нам все теперь стало ничто…» — отвечает ему Чиклин. Это страшная правда. Идти по земле некуда — и потому вгрызаются в нее.

Общепролетарский дом так и не был построен. Настя, ради счастья которой трудилось столько людей, умирает, и Чиклин хоронит ее под тяжелой гранитной плитой. В котловане оказались погребенными и мечты строителей о новом светлом и прекрасном будущем, в которое писатель искренне верил.

Пафос борьбы за социализм, за идею заслоняет отдельного человека, но может статься и так, что «райское» будущее останется без людей, — предупреждает А. Платонов.

В стремлении изничтожить кулака, «чтобы весь пролетариат и батрачье осиротели от врагов», таится угроза тотального насилия и самоистребления. А. Платонов оказался горестным пророком грядущих массовых репрессий. Страшна фантастическая фигура бывшего батрака-молотобойца, превратившегося в медведя, с его «острым чутьем н а классового вр ага», о ко тором члены колхоза го вор или: « Вот грех-то: все теперь лопнет! Все железо в скважинах будет! А тронуть его нельзя — скажут, бедняк, пролетариат, индустриализация!»

Повесть А. Платонова «Котлован» — протест против насилия, выраженный с гениальностью, подобной Ф. М. Достоевскому: если людей «целыми эшелонами отправляют в социализм», а результат их каторжного труда — огромный котлован и куча гробов, хранящихся в одной из ниш котлована, если людей ссылают на плотах в океан, а в их домах гуляет ветер, а девочка Настя — символ веры, символ будущего — от усталости, одиночества, бесприютности умирает, то не нужно такого будущего.

 

 

 

Cочинение «Человек и тоталитарное государство в повести А. П. Платонова «Котлован»

 

Повесть Андрея Платоновича Платонова «Котлован» соединяет в себе социальную притчу, философский гротеск, сатиру, лирику.

Писатель не дает никакой надежды, что в далеком будущем на месте котлована вырастет «город-сад», что хоть что-то поднимется из этой ямы, которую безостановочно роют герои. Котлован расширяется и, согласно Директиве, расползается по земле — сначала вчетверо, а затем, благодаря административному решению Пашкина, в шесть раз.

Строители «общепролетарского дома» строят свое будущее буквально на детских костях.

Писатель создал беспощадный гротеск, свидетельствующий о массовом психозе всеобщего послушания, безумной жертвенности и слепоты, овладевшими страной.

Главный герой Вощев является выразителем авторской позиции. Среди фантастических коммунистических руководителей и омертвелой массы он задумался и горько засомневался в человеческой правоте совершающегося вокруг. Задумавшийся «среди общего темпа труда», Вощев не движется в соответствии с «генеральной линией», а ищет свою дорогу к истине. Вощев так и не обрел истины. Глядя на умирающую Настю, Вощев думает: «Зачем ему теперь нужен смысл жизни и истина всемирного происхождения, если нет маленького верного человека, в котором истина была бы радостью и движением?» Платонов хочет выяснить, что же именно могло двигать людьми, продолжавшими рыть яму с таким усердием. Это новое рабство зиждется на ритуалах новой веры: религии котлована в изложении Сталина.

«Котлован» — драматическая картина слома времени. Уже на первых страницах повести звучат два слова, которые определяли пафос времени: темп и план. Но рядом с ними возникают в повести иные ключевые слова, вступающие с первыми в очень непростые взаимоотношения: смысл происходящего и раздумье о всеобщем счастье.

«Счастье происходит от материализма, товарищ Вощев, а не от смысла, — говорят Вощеву в завкоме. — Мы тебя отстаивать не можем, ты человек несознательный, а мы не желаем.

 

 

Cочинение ««Новая» действительность в повести «Котлован»

 

Платонов родился в 1891 году в семье железнодорожного слесаря. Закончил церковно-приходскую школу. Литературный талант обнаружился в раннем возрасте.

Работать начал в газете «Железный путь» в Воронеже. Затем переехал в Москву, где познакомился с Горьким. При первой встрече Горький назвал его литератором.

Платонов первым в русской литературе обратился к проблеме коллективизации.

Повесть «Котлован» едва ли не самое значительное произведение в его творчестве. В этой повести поднимается одна из важнейших проблем русской литературы XX века — проблема приобщения к новой жизни. Эта проблема не просто сложна, она драматична и, пожалуй, трагична.

Одним из основных героев является Вощев. Он попадает в бригаду, которая должна вырыть котлован. Раньше Вощев работал на заводе, но был уволен оттуда за то, что задумался над «планом общей жизни».

Вощев — это народный мыслитель. Платонов использует газетные штампы, ведь Вощев, видимо, не читал ничего, кроме газет и лозунгов, но с помощью этой довольно бедной лексики передаются глубокие идеи и яркие образы. Вощев тоскует из-за того, что никто не может объяснить ему, в чем заключается смысл жизни. Однако Вощев вскоре получает ответ на этот вопрос: рабочие-землекопы объясняют ему, что смысл жизни заключается в работе на благо будущих поколений. Чиклин, Сафронов и другие рабочие живут в ужасных условиях, работают до тех пор, пока есть силы; они «живут впрок», «заготовляя» свою жизнь для грядущего благоденствия. Они негативно относятся к размышлениям Вощева, ведь, по их мнению, мыслительная, умственная деятельность является отдыхом, а не работой; думать про себя, внутри себя — это то же самое, что и «любить себя».

Сафронов — олицетворение эпохи обезличенности, когда каждый человек вне коллектива воспринимается как «сволочь» и потенциальный преступник.

Сафронов действует не рассуждая, потому что истина лежит вне его, задана как «линия» и «направление», внедрена как вера, чуждая сомнений и не нуждающаяся в доказательствах. Требуется только беспрекословное подчинение нижестоящего вышестоящему — и так до самых низов, до масс.

Для Вощева такого рода механический процесс невозможен.

Каждое его действие должно быть одухотворено, иначе оно напоминает действие всякого мертвого механизма.

Вощев и Сафронов — своеобразные полюса жизни: осмысленной и по команде. Эти «полюса» притягивают — каждый к себе — других героев повести.

Инженер Прушевский, подобно Вощеву, думает прежде всего не о возведении дома, а о душевном состоянии человека. Прушевский чувствует тоску из-за того, что его существование кажется ему бессмысленным; он живет воспоминанием о любимой женщине и не находит себе места в настоящем, в нынешней жизни. Единственный способ для Прушевского преодолеть тоску — прийти к рабочим, приобщиться к их коллективу, заняться полезным делом.

Для Прушевского, как и для Вощева, приобщение к новой жизни нужно, чтобы избавиться от собственных проблем.

Маленькая девочка Настя — символ идеи «светлого будущего». То, что они видят реального ребенка, ради которого стоит «жить впрок», вдохновляет и заставляет их работать все больше и больше. Но образ Насти — это образ — символ коммунизма. С появлением Насти рытье котлована вроде бы обретает какую-то определенность и осмысленность. Настя — первый житель дома-мечты, еще не построенного дома-символа.

Платонов подчеркивает, что рыть котлован можно только коллективно, всем вместе, у рабочих-землекопов нет личной жизни, нет возможности проявиться их индивидуальности, ведь все они живут только ради воплощения одной идеи. Они живут по указаниям партии. Рабочие являются материалом для воплощения целей партии.

Котлован стал не фундаментом для построения «светлого будущего», а могилой, где закопаны детство, человечность, счастье.

 

 

Cочинение «Образ простого русского человека в произведении А. Платонова «Котлован»

 

Андрей Платонов жил в нелегкое для России время. Он верил в возможность переустройства общества, в котором общее благо будет условием собственного счастья. Но в жизни эти утопические идеи воплотить не удавалось. Очень скоро Платонов осознал, что нельзя превращать народ в обезличенную массу. Он выразил протест против насилия над личностью, превращения разумных людей в бездуховных существ, исполняющих любой приказ власти.

Этот протест звучит во многих произведениях Платонова, отличающихся своеобразностью авторского языка, символичностью образов.

Наиболее полно тема человеческой судьбы в тоталитарном государстве раскрыта в повести «Котлован». Землекопы роют котлован, на месте которого должны построить дом для «счастливых» жителей социализма. Но многие герои произведения погибают, достижение счастья оказывается невозможным без человеческих жертв. Однако фанатичная преданность идее не позволяет рабочим усомниться в правильности всего происходящего. Только Вощев стал размышлять о сущности бытия. Он был уволен из-за того, что задумался о смысле жизни «среди общего темпа труда». Вощев — натура противоречивая, символический образ искателя правды. В поисках смысла жизни Вощев попадает к землекопам.

Этот человек хочет быть личностью, своим желанием он бросает невольный вызов государству, для которого существуют только массы. Но, с другой стороны, Вощев участвует в коллективизации, проявляя жестокость по отношению к крестьянам. Это доказывает, что Вощев, несмотря ни на что, является человеком своей эпохи, своего времени.

В произведении Платонова много противопоставлений. Рабочие роют котлован, на месте которого хотят построить дом всеобщего счастья, а сами живут в сарае: «Кроме дыханья в бараке не было звука, никто не видел снов и не разговаривал с воспоминаниями, — каждый существовал без всякого излишка жизни». Девочка, потерявшая мать и нашедшая приют у землекопов, спит в гробу. Она обречена так же, как и взрослые. Настя является символом будущего, человеком, ради которого рабочие копают яму, не жалея своих сил. Но девочка умирает, котлован становится могилой для ребенка, мечта о светлом будущем похоронена, а рабочие продолжают копать.

Своеобразен язык повести «Котлован». При описании героев автор использует нестандартные, необычные выражения. «Его старые жилы и внутренности близко подходили наружу, он ощущал окружающее без расчета и сознания, но с точностью», — пишет автор про Чиклина, одного из землекопов, Козлова Платонов изображает так: «… был угрюм, ничтожен всем телом, пот слабости капал в глину с его мутного однооб разного лица». Люди в произведении подобны машинам, их лица не выражают чувств, а действия выполняются механически, бездумно. Совершенно иначе изображена у Платонова природа: «Умерший, палый лист лежал рядом с головою Вощева, его принес ветер с дальнего дерева, и теперь этому листу предстояло смирение в земле». В отличие от человека природа живая, она наделена чувствами. Человек же существует, ни о чем не задумываясь. Он разрушает почву — живое тело земли: «Чиклин спешно ломал вековой грунт, обращая всю жизнь своего тела в удары по мертвым местам».

Разрушая землю, люди убивают свою душу. Почва истощается человек утрачивает смысл существования. А в деревне идет страшный процесс раскулачивания. Крестьяне заранее-заготавливают себе гробы, так как не ожидают ничего хорошего от власти пролетариев. В домах гуляет ветер, в деревне запустение: одни запасаются гробами, других сплавляют на плотах. В жертву были принесены тысячи крестьян. Новая жизнь в стране строится на их мертвых телах. Страх и жестокость стали определяющими эпохи. Каждый мог превратиться в предателя, врага народа.

Жестокость присуща многим героям произведения. Таковы Сафронов и Чиклин, фанатично преданные идее построения социализма. Таков и деревенский активист, который днем и ночью ожидает директиву сверху: «Каждую новую директиву он читал с любопытством будущего наслаждения, точно подглядывал в страстные тайны взрослых, центральных людей». Активист беспрекословно исполняет приказания, не задумываясь над их смыслом. Его дело — исполнять, а властям лучше знать, что хорошо для народа. Власть — символ насилия в произведении. Насилие распространяется на живую природу и на человека. Люди ничего не создают, а только разрушают. Котлован не вырыт, так как постоянно приходят директивы о его расширении. У землекопов нет дома, нет семьи, в их жизни нет смысла. Нет смысла и в жизни инженера Прушев-ского: «Прушевский не видел, кому бы он настолько требовался, чтоб непременно поддерживать себя до еще далекой смерти». Все свое время он отдает работе, единственная его цель — построить дом.

В конце повести умирает Настя, последняя радость землекопов. Вместе с ней умирает надежда, но землекопы не оставляют работу. Становится неясно, зачем строить дом, в котором никто не будет жить. Произведение построено на противопоставлении человека и природы. Нельзя разрушать их связь, иначе последствия будут плачевны. Платонов в своеобразной форме показал в повести, к чему приведут коллективизация и индустриализация. Человек в таком государстве не способен думать, чувствовать, оставаться личностью. В подобном обществе не существует отдельного человека, есть только масса — бездуховная и покорная.

Главный герой произведения Вощев попадает в бригаду, которая должна вырыть котлован. Мы узнаем, что раньше Вощев работал на заводе, но был уволен оттуда за то, что задумался над «планом общей жизни». Таким образом, в самом начале повести перед нами предстает традиционный для русской литературы образ народного искателя счастья и правды. В то же время это представитель первого поколения советской интеллигенции, едва нарождавшейся в двадцатые годы. Вощев тоскует из-за того, что никто не может ему объяснить, в чем заключается смысл жизни. Однако вскоре рабочие-землекопы объясняют ему, что смысл. жизни — в работе на благо будущих поколений.

Чиклин, Сафронов и другие рабочие живут в ужасных условиях, работают до тех пор, пока есть силы. Они живут «впрок», «заготовляя» свою жизнь для будущего всеобщего благоденствия. Эти люди негативно относятся к размышлениям Вощева, потому что, по их мнению, мыслительная деятельность является отдыхом, а не работой. А отдыхать сейчас не время. Выходит, что задумавшийся «среди общего темпа труда» Вощев потенциально опасен для идеи рытья ямы. А ведь ее роют согласно директиве сверху, в соответствии с генеральной линией! Но герой не может разобраться, зачем нужен этот котлован. Он просто разрастается во все стороны благодаря ударному труду рабочих, не приобретая при этом никакой функциональности.

Сомнения главного героя передают нам мысли самого автора, оказавшиеся действительно пророческими. Котлован строится на энтузиазме рабочих до бесконечности — он будет постоянно расти, калеча землю, уничтожая пашни и реки… Потому что главное, что движет людьми, которые руководят этим «проектом», — «угодить наверняка и забежать вперед генеральной линии». К сожалению, огромное количество ударных и часто бессмысленных строек советских времен действительно изменило нашу землю порой до неузнаваемости. В «Котловане» Платонов пытался предупредить своих современников об этом. Но его повесть не была напечатана, потому что во времена единомыслия нельзя иметь свое мнение. И об этом Платонов тоже говорит своей повестью. Тема овладевшего людьми всеобщего психоза, превращения человека в «винтик» системы — едва ли не главная в «Котловане». Создав скорбный гротеск, Платонов показывает массовый психоз всеобщего послушания, безумной жертвенности. Судьба Вощева трагична. Он так и не нашел истины: не только сути бытия, но и истины более близкой, которая помогла бы ему совершать ежедневные поступки осмысленно и достойно. Ведь даже идея светлого будущего, олицетворением которой в повести является девочка Настя, не терпит испытания временем.

То, что рабочие видят реального ребенка, ради которого стоит жить «впрок», вдохновляет их и заставляет работать еще больше. Кроме того, мы видим, что рабочие воспринимают Настю как символ будущего благоденствия, коммунизма (Сафронов приветствует девочку как «элемент будущего»). Сама Настя говорит: «Главный — Ленин, а второй — Буденный. Когда их не было, а жили одни буржуи, то и я не рожалась, потому что не хотела. А как стал Ленин, так и я стала!» Но девочка Настя, единственная радость и надежда землекопов, умирает. Глядя на умирающую Настю, Вощев думает: «Зачем… теперь нужен смысл жизни и истина всемирного происхождения, если нет маленького, верного человека, в котором истина стала бы радостью и движением?» Но землекопы все равно продолжают свою работу…

Мне кажется, что смерть девочки, символизировавшей собой не просто будущее, а коммунистическое будущее, имеет два значения. Во-первых, Платонов говорит нам о том, что никакая, пусть даже самая благородная цель, не оправдывает человеческие жертвы, насилие над личностью, тем более смерти ребенка, в чем он перекликается с Достоевским. А во-вторых, Платонов просто предсказывает недолговечность утопической идеи «полного душевного коммунизма».

Выступая против насилия над личностью, против полного физического и духовного равенства (единомыслия), Платонов обвиняет тоталитарное государство в том, что оно пытается сделать из людей марионеток.

Он пишет, что кто-то: "Один (или Несколько) вынул из человеческих сердец веру и узурпировал истину, наделав из нее массу кумачовых плакатов об ударном темпе и энтузиазме. А на место Бога теперь претендует реальный живой человек — «вождь всех времен и народов». Повесть Платонова «Котлован» — свидетельство того, что автор уже тогда понимал антидемократичность Советской власти и видел, к чему может привести такое развитие событий.

Личность растворяется в массе, вера исчезает с приходом живых идолов. Наверное, именно поэтому в полном молчании исчезает Плот, на который, не расходуя средств на умерщвление, погрузили неугодных: и середняков, и бедняков, и несознательных бедняков. Плот — это символ воздействия на непослушных. В нем находит отражение трагический исход в лагеря и ссылки. В чем же были виноваты крестьяне? В отличие от рабочих-землекопов они заботились не о всеобщем благе, а о том, как прокормить собственные семьи. Крестьяне не ожидали от Советской власти ничего хорошего. Поэтому у каждого жителя деревни вплоть до маленьких детей был заготовлен гроб-Повесть Платонова «Котлован» — это не только суровое пророчество, но и предупреждение всем поколениям. Нет ценности выше человеческой личности, не возомни из себя бога — автор призывает читателя вернуться к вечным нравственным постулатам. Этим и рядом других произведений Платонов со всей силой своего таланта показывает ошибочность и опасность пути, по которому шла наша страна в те страшные годы.

 

 

 

 

 

 

 

Похожие статьи:

Учебный залСОЧИНЕНИЯ по творчеству М. Горького
Учебный залСОЧИНЕНИЯ по творчеству А. И. Куприна
Учебный залСОЧИНЕНИЯ по роману Лермонтова "Герой нашего времени"
Учебный залСОЧИНЕНИЯ по роману М. Шолохова "Тихий Дон"
Учебный залСОЧИНЕНИЯ по роману А.С. Пушкина "Евгений Онегин"