СОЧИНЕНИЯ по рассказам И. А. Бунина


 

СОЧИНЕНИЕ: Гимн женской красоте в творчестве И. А. Бунина

 

 

Вряд ли кто-то будет спорить, что одни из лучших страниц бунинской прозы посвящены Женщине. Перед читателем предстают удивительные женские характеры, в свете которых меркнут мужские образы. Это особенно характерно для книги «Темные аллеи». Женщины играют здесь главную роль. Мужчины, как правило, — лишь фон, оттеняющий характеры и поступки героинь.

 

Бунин всегда стремился постичь чудо женственности, тайну неотразимого женского счастья. «Женщины кажутся мне чем-то загадочным. Чем более изучаю их, тем менее понимаю» — такую фразу выписывает он из дневника Флобера.

 

Вот перед нами Надежда из рассказа «Темные аллеи»: «… в горницу вошла темноволосая, тоже чернобровая, и тоже еще красивая не по возрасту женщина, похожая на пожилую цыганку, с темным пушком на верхней губе и вдоль щек, легкая на ходу, но полная, с большими грудями под красной кофточкой, с треугольным, как у гусыни, животом под черной шерстяной юбкой». С удивительным мастерством Бунин находит нужные слова и образы. Кажется, что они имеют цвет и форму. Несколько точных и красочных штрихов — и перед нами портрет женщины. Однако, Надежда хороша не только внешне. Она обладает богатым и глубоким внутренним миром. Более тридцати лет хранит она в душе любовь к барину, некогда соблазнившему ее. Они встретились случайно в «постоялой горнице» у дороги, где Надежда — хозяйка, а Николай Алексеевич — проезжий. Он не в состоянии подняться до высоты ее чувств, понять, отчего Надежда не вышла замуж «при такой красоте, которую имела», как можно всю жизнь любить одного человека.

 

В книге «Темные аллеи» много других обаятельнейших женских образов: милая сероглазая Таня, «простая душа», преданная любимому, готовая ради него на любые жертвы («Таня»); высокая статная красавица Катерина Николаевна, дочь своего века, которая может показаться слишком смелой и экстравагантной («Антигона»); простодушная, наивная Поля, сохранившая детскую чистоту души, несмотря на свою профессию («Мадрид») и так далее.

 

Судьбы большинства героинь Бунина складываются трагически. Внезапно и скоро обрывается счастье Ольги Александровны, офицерской жены, которая вынуждена служить официанткой («В Париже»), расстается с любимым Руся («Руся»), умирает от родов Натали («Натали»).

 

Печален финал еще одной новеллы этого цикла — «Галя Ганская». Герой рассказа, художник, не устает любоваться прелестью этой девушки. В тринадцать лет она была «мила, резва, грациозна на редкость, личико с русыми локонами вдоль щек, как у ангела». Но время шло, Галя повзрослела: «… уж не подросток, не ангел, а удивительно хорошенькая тоненькая девушка. Личико под серой шляпкой наполовину закрыто пепельной вуалькой, и сквозь нее сияют аквамариновые глаза». Страстным было ее чувство к художнику, велико и его влечение к ней. Однако вскоре он собрался уехать в Италию, надолго, на месяц-полтора. Напрасно уговаривает девушка своего возлюбленного остаться или взять ее с собой. Получив отказ, Галя покончила счеты с жизнью. Только тогда художник понял, что потерял.

 

Невозможно остаться равнодушным и к роковому очарованию малороссийской красавицы Валерии («Зойка и Валерия»): «… она была очень хороша: крепкая, ладная, с густыми темными волосами, с бархатными бровями, почти сросшимися, с грозными глазами цвета черной крови, с горячим темным румянцем на загорелом лице, с ярким блеском зубов и полными вишневыми губами». Героиня маленького рассказа «Комарг», несмотря на бедность своей одежды и простоту манер, просто мучит мужчин своей красотой. Не менее прекрасна и молодая женщина из новеллы «Сто рупий». Особенно хороши ее ресницы: «… наподобие тех райских бабочек, что так волшебно мерцают на райских индийских цветах». Когда красавица полулежит в своем камышовом кресле, «мерно мерцая черным бархатом своих ресниц-бабочек», помахивая веером, она производит впечатление таинственно прекрасного, неземного существа: «Красота, ум, глупость — все эти слова никак не шли к ней, как не шло все человеческое: поистине была она как бы с какой-то другой планеты». И каковы же оказываются изумление и разочарование рассказчика, а вместе с ним и наши, когда выясняется, что обладать этой неземной прелестью может каждый, у кого в кармане найдется сто рупий!

 

Вереница обаятельнейших женских образов в новеллах Бунина нескончаема. Но, говоря о женской красоте, запечатленной на страницах его произведений, нельзя не упомянуть об Оле Мещерской, героине рассказа «Легкое дыхание». Какая это была удивительная девушка! Вот как описывает ее автор: «В четырнадцать лет у нее, при тонкой талии и стройных ножках, уже хорошо обрисовывались груди и все те формы, очарование которых еще никогда не выразило человеческое слово; в пятнадцать она слыла уже красавицей». Но главная суть очарования Оли Мещерской была не в этом. Всем, наверное, приходилось видеть очень красивые лица, на которые надоедает смотреть уже через минуту. Оля была, прежде всего, веселым, «живым» человеком. В ней нет ни капли чопорности, жеманства или самодовольного любования своей красотой: «А она ничего не боялась — ни чернильных пятен на пальцах, ни раскрасневшегося лица, ни растрепанных волос, ни заголившегося при падении на бегу колена». Девушка словно излучает энергию, радость жизни. Однако «чем прекраснее роза, тем быстрее она отцветает». Финал этого рассказа, как и других бунинских новелл, трагичен: Оля погибает. Однако обаяние ее образа так велико, что и сейчас в него продолжают влюбляться романтики. Вот как пишет об этом К. Г. Паустовский: «О, если бы я знал! И если бы я мог! Я бы усыпал эту могилу всеми цветами, какие только цветут на земле. Я уже любил эту девушку. Я содрогался от непоправимости ее судьбы. Я… наивно успокаивал себя тем, что Оля Мещерская — это бунинский вымысел, что только склонность к романтическому восприятию мира заставляет меня страдать из-за внезапной любви к погибшей девушке».

 

Паустовский же назвал рассказ «Легкое дыхание» печальным и спокойным размышлением, эпитафией девичьей красоте.

 

На страницах бунинской прозы есть немало строк, посвященных сексу, описанию обнаженного женского тела. Видимо, современники писателя не раз упрекали его в «бесстыдстве» и низменных чувствах. Вот какую отповедь дает писатель своим недоброжелателям: «… как люблю я… вас, «жены человеческие, сеть прельщения человеком»! Эта «сеть» нечто поистине неизъяснимое, божественное и дьявольское, и когда я пишу об этом, пытаюсь выразить его, меня упрекают в бесстыдстве, в низких побуждениях… Хорошо сказано в одной старинной книге: «Сочинитель имеет такое же полное право быть смелым в своих словесных изображениях любви и лиц ее, каковое во все времена предоставлено было в этом случае живописцам и ваятелям: только подлые души видят подлое даже в прекрасном...»

 

Бунин умеет очень откровенно говорить о самом интимном, но никогда не переступает ту границу, где уже нет места искусству. Читая его новеллы, не находишь даже намека на пошлость или вульгарный натурализм. Писатель тонко и нежно описывает любовные отношения, «Любовь земную». «И как жену обнял и он ее, все ее прохладное тело, целуя еще влажную грудь, пахнущую туалетным мылом, глаза и губы, с которых она уже вытерла краску». («В Париже»).

 

А как трогательно звучат слова Руси, обращенные к любимому: «Нет, погоди, вчера мы целовались как-то бестолково, теперь я сначала поцелую тебя, только тихо, тихо. А ты обними меня… везде...» («Руся»).

 

Чудо бунинской прозы достигнуто ценой великих творческих усилий писателя. Без этого немыслимо большое искусство. Вот как пишет об этом сам Иван Алексеевич: «… то дивное, несказанно-прекрасное, нечто совершенно особенное во всем земном, что есть тело женщины, никогда не написано никем. Надо найти какие-то другие слова». И он нашел их. Словно художник и ваятель, Бунин воссоздал гармонию красок, линий и форм прекрасного женского тела, воспел Красоту, воплотившуюся в женщине.

 

 

СОЧИНЕНИЕ: Любовь на страницах произведений И. А. Бунина

 

 

В первой половине двадцатых годов как никогда сильна в творчестве Бунина борьба двух начал: жизни и смерти. Противопоставление смерти писатель видит в любви. Эта тема становится главной для него. По его убеждению, любовь — это прекрасные мгновения, озаряющие жизнь человека. «Любовь не понимает смерти. Любовь есть жизнь» — эти слова Андрея Болконского из «Войны и мира» нашли глубокое отражение в творчестве Ивана Алексеевича Бунина. Он пишет о самом высшем и полном, с его точки зрения, земном счастье.

 

В двадцатых годах Бунин пишет большой рассказ «Дело корнета Елагина». Герой, влюбленный в актрису, переживает мучительное и сокрушительное чувство. Оно оказывается роковым для обоих и приводит к трагическому исходу.

 

Обычно первая любовь рассматривается поэтически или же, как что-то несерьезное, даже легкомысленное. Но Бунин утверждает, что это совсем не так: «Часто эта «первая любовь» сопровождается драмами, трагедиями, но совсем никто не думает о том, что как раз в это время переживают люди нечто гораздо более глубокое, сложное, чем волнения, страдания, обычно называемые обожанием милого существа: переживают, сами того не ведая, жуткий расцвет, мучительное раскрытие, первую мессу пола». Эта «первая месса пола» изменяет до основания внутренний мир человека, обостряет его чувствительность ко всему вокруг. Каковы же были отношения Елагина и Сосновской? Горячее чувство его наталкивалось на капризное и переменчивое настроение ее. Елагин мучительно переживает переходы чувств своей возлюбленной от внезапных проявлений любви к равнодушию, почти безразличию. Герой был близок к самоубийству, метался от отчаяния к взрывам нежности, от ярости к прощению.

 

Как говорит на суде свидетель Залесский, «она то распаляла его (Елагина), то обдавала холодной водой». Елагину приходилось постоянно страдать от ревности, так как Сосновская постоянно была окружена поклонниками.

 

Очень похожая ситуация описана и в повести «Митина любовь», в романе «Жизнь Арсеньева», в рассказе «Сны Чанга». По мнению писателя, страстную любовь и жестокую ревность вызывают определенного типа женщины, которые являются воплощением «типичнейшего женского естества». Их невозможно понять, их души — мятущиеся, неустойчивые, как бы «недолепленные» природой. Эти женщины часто страдают и затавляют страдать других. Вот как говорит о них капитан, герой рассказа «Сны Чанга»: «Есть, брат, женские души, которые вечно томятся какой-то печальной жаждой любви и, которые от этого самого никогда и никого не любят. Есть такие — и как судить их за всю их бессердечность, лживость?.. Кто их разгадает?»

 

Между тем мужчины с обостренной чувствительностью, с развитым воображением отдают свое сердце таким женщинам с той же безоглядностью, с какой впечатлительный, восторженный Елагин пленяется капризной и истеричной Сосновской.

 

Особое место в творчестве Бунина занимает цикл рассказов «Темные аллеи». Критики назвали его «энциклопедией любви». Иван Алексеевич исследует и описывает самые разнообразные оттенки взаимоотношений двоих. Это и нежные, возвышенные чувства (рассказы «Руся», «Натали»), и бурная страсть («Зойка и Валерия», «Галя Ганская», «Дубки»), и проявление противоречивых эмоций («Антигона», «Визитные карточки»).

 

Но в первую очередь Бунина интересует истинная земная любовь, «гармония земли и неба». Такая любовь нечасто встречается в жизни, но испытать ее — огромное, ни с чем не сравнимое счастье. Однако уже давно замечено, что чем сильнее, ярче и совершеннее любовь, тем скорее ей суждено оборваться. Но оборваться — не значит погибнуть. Это чувство озаряет весь жизненный путь человека. Так, в рассказе «Темные аллеи» Надежда, владелица «постоялой горницы», через всю жизнь пронесла любовь к барину, когда-то соблазнившему ее. «Молодость у всякого проходит, а любовь — другое дело», «Все проходит, да не все забывается», — говорит она. И барин Николай Алексеевич, когда-то бросивший ее, понимает, что лучшие мгновения его жизни связаны с этой женщиной. Но прошлого не вернешь.

 

В рассказе «Руся» герой двадцать лет не может забыть чудесную девушку, в семье которой он когда-то служил репетитором. Но влюбленным пришлось расстаться, и с тех пор прошло много лет. Герой постарел, женился, но по-прежнему помнит, как «однажды она промочила в дождь ноги… и он кинулся разувать и целовать ее мокрые узкие ступни — подобного счастья не было во всей его жизни».

 

А вот перед нами героиня рассказа «Холодная осень», которая проводила на войну своего жениха холодным осенним вечером. Через месяц его убили, но чувство к нему продолжает жить в душе молодой девушки. Ей пришлось много страдать, перенести тяжелые испытания, но на пороге старости для нее важно другое: «Но, вспоминая все то, что я пережила с тех пор, всегда спрашиваю себя: да, а что же все-таки было в моей жизни? И отвечаю себе: только тот холодный осенний вечер. Ужели он был когда-то? Все-таки был. И это все, что было в моей жизни — остальное ненужный сон».

 

Читая бунинские новеллы, обращаешь внимание на то, что он никогда не пишет о счастливой, благополучной любви. Так, погибает от выстрела ревнивого любовника единственная женщина, которую по-настоящему полюбил герой рассказа «Генрих», умирает от сердечного приступа Николай Платонович в новелле «В Париже», внезапное появление сумасшедшей матери Руси во время ее свидания с любимым навсегда разлучает их, уходит в монастырь героиня «Чистого понедельника», умирает от преждевременных родов Натали.

 

Почему же Бунин никогда не рассказывает о счастливой любви, соединяющей влюбленных? Наверное, потому, что соединение любящих — это уже совсем иные чувства и отношения. Здесь нет места страданиям и боли, но нет и того блаженства, «зарниц счастья». Поэтому в тот момент, когда история любви идет к счастливому завершению, непременно появляются непредвиденные обстоятельства или разражается катастрофа, вплоть до смерти героев. С присущим ему высоким мастерством писатель стремится остановить мгновение на высшем взлете чувств.

 

Еще одной интересной особенностью любви героев является то, что они словно избегают даже мысли о браке.

 

В «Деле корнета Елагина» автор замечает: «Неужели неизвестно, что есть странное свойство всякой сильной и вообще не совсем обычной любви даже как бы избегать брака?» Действительно, и Елагин, и Сосновская понимают, что брак между ними невозможен. В рассказе «Качели» герой задает вопрос: «Но какой же я муж?» И получает ответ девушки: «Нет, нет, только не это». «Пусть будет только то, что есть… Лучше уж не будет», — считает она. Герой новеллы «Таня» с ужасом думает о том, что будет, если он женится на Тане. А между тем только ее он любит по-настоящему. Как-то раз Бунин процитировал чьи-то слова о том, что часто легче умереть за женщину, чем жить с ней. Видимо, эта точка зрения и нашла отражение в его рассказах о любви. Можно соглашаться с этим, можно не соглашаться. Это не умаляет красоты и прелести бунинских новелл. И неважно, поженились герои или нет. «Всякая любовь — великое счастье, даже если она не разделена». Эти слова из книги «Темные аллеи» красной нитью проходят через все творчество Ивана Алексеевича Бунина.

 

 

Cочинение «Анализ рассказа И.А.Бунина "Господин из Сан-Франциско".»

 

Действие рассказа происходит на большом пассажирском корабле, совершающем путешествие из Америки в Европу. И во время этого путешествия главный герой повествования, пожилой господин из Сан-Франциско — умирает. Казалось бы — заурядное дело, ничего особенного. Что же привлекло в этой истории автора?

В рассказе "Господин из Сан-Франциско" И.А.Бунин раскрывает своё отношение к капиталистическому обществу. Рассказ построен на обобщениях и противопоставлениях.

Пароход "Атлантида" — это как бы модель капиталистического общества. Совсем разной жизнью живут трюм и верхняя палуба. "Глухо грохотали исполинские топки, пожиравшие груды раскалённого угля, с грохотом ввергаемого в них облитыми едким, грязным потом и по пояс голыми людьми, багровыми от пламени; а тут, в баре, беззаботно закидывали ноги на ручки, курили, цедили коньяк и ликёры..." Подробно описывается роскошная жизнь на "Атлантиде", где всё время занято едой или подготовкой к поглощению пищи. Пассажиры едят, пьют, и забывают о Боге, о смерти, о покаянных мыслях. Они не думают о страшном океане, ходившем за стенами корабля, веселятся под "бесстыдно-грустную музыку", обманывают себя лживой любовью и за всем этим не видят истинного смысла жизни.

На примере судьбы самого господина из Сан-Франциско (Бунин даже не дал ему имени) автор говорит о пустоте, бесцельности, никчёмности жизни типичного представителя капиталистического общества. Даже перед смертью герою рассказа не приходит просветление, мысль о Боге, покаянии, грехах. Его смерть как бы предвещает гибель всего несправедливого мира "господ из Сан-Франциско", который для Бунина — лишь одна из форм проявления "всеобщего зла" .

 

 

Cочинение «Проблема человека и цивилизации в рассказе Бунина «Господин из Сан-Франциско»»

Рассказ И. А. Бунина «Господин из Сан-Франциско» написан в годы Первой мировой войны, когда целые государства оказались вовлечены в бессмысленную и беспощадную бойню. Судьба отдельного человека стала казаться песчинкой в водовороте истории, даже если этого человека окружали богатство и слава. Впрочем, в рассказе Бунина нет ни слова о войне и ее жертвах. Он описывает лишь обычное путешествие богатых туристов через Атлантический океан на огромном комфортабельном пароходе. Корабль «Атлантида», пытающийся одолеть «мрак, океан и вьюгу » и оказывающийся во власти Дьявола, становится символом современной технократической цивилизации. Не случайно корабль назван так же, как затонувший когда-то мифологический материк. Мотив обреченности «Атлантиды», ее гибели и разрушения, связан в тексте с образом смерти и Апокалипсисом. Возникают образные параллели «капитан — языческий идол», «пассажиры — идолопоклонники», «отель — храм». Современная эпоха изображается Буниным как господство нового «язычества»: люди одержимы пустыми и суетными страстями и пороками. Занятия и распорядок дня пассажиров корабля «Атлантида» автор описывает с гневной иронией: «…жизнь на нем протекала весьма размеренно: вставали рано… накинув фланелевые пижамы, пили кофе, шоколад, какао; затем садились в ванны, делали гимнастику, возбуждая аппетит и хорошее самочувствие, совершали дневные туалеты и шли к первому завтраку; до одиннадцати часов полагалось бодро гулять по палубам, дыша холодной свежестью океана, или играть в шеффльборд или другие игры для нового возбуждения аппетита…». При этом вокруг корабля бушует страшный океан, вахтенные мерзнут на своих вышках, истопники обливаются грязным потом около исполинских печей, зловещая сирена поминутно завывает с адской мрачностью, напоминая об опасности. О реальности этой опасности напоминает и то, что рассказ Бунина написан через три года после гибели знаменитого «Титаника».

В Неаполе жизнь богатых туристов протекает по заведенному образцу: посещение церквей и музеев, бесконечные обеды и развлечения. Представителей современной цивилизованной Америки не интересуют европейские культурные ценности. Туристы лениво осматривают достопримечательности, морщась при виде лачуг и лохмотьев: им чужды сострадание и любовь к ближнему. Из многих пассажиров «Атлантиды» Бунин выделяет господина из Сан-Франциско, путешествующего с женой и дочерью. Никто из них не назван по имени, что еще больше подчеркивает типичность главного героя и его семьи. Мы видим, что блеск и роскошь жизни не приносят им даже самого обыкновенного человеческого счастья. Смерть, неожиданно постигшая на Капри главу семейства, описана Буниным подчеркнуто физиологически. Здесь нет места упоминаниям о бессмертной душе, потому что в земном существовании героя рассказа не было ничего духовного.

Бунин подчеркивает, что смерть господина из Сан-Франциско вызывает лишь недолгий переполох среди постояльцев роскошной гостиницы. Никто из них не сочувствует вдове и дочери, никто не жалеет умершего. Он был членом их клана, клана богатых и всесильных, но при этом по-человечески оставался для всех чужим. И если бы несчастье случилось с кем-нибудь другим, господин из Сан-Франциско вел бы себя точно так же. Современная цивилизация нивелирует личность, разобщает и ожесточает людей, говорит нам Бунин. Если со стороны богатых мы видим равнодушие, то гостиничные слуги в лице расторопного Луиджи позволяют себе откровенно потешаться над тем, чьи приказы они еще недавно неукоснительно и благоговейно исполняли. Бунин противопоставляет им простых людей — каменщиков, рыбаков, пастухов, которые не утратили связь с природой, сохранили наивную и простую веру в Бога, душевную красоту.

Катер с телом господина из Сан-Франциско покидает Капри. В этом месте рассказа Бунин проводит параллель между современными капиталистами и римским тираном Тиверием: «…человечество навеки запомнило его, и те, что в совокупности своей столь же непонятно и, по существу, столь же жестоко, как и он, властвуют теперь в мире, со всего света съезжаются смотреть на остатки того каменного дома, где жил он на одном из самых крутых подъемов острова». Сравнивая древних и современных «хозяев жизни», Бунин снова напоминает читателю о неизбежности гибели современной цивилизации, убивающей все человеческое в человеке. В заключительной части рассказа писатель показывает путь огромного многоярусного корабля через Атлантику. Также в нижней части корабля до кровавого пота трудятся рабочие, а в бальных залах блистают нарядные женщины, и пара нанятых влюбленных изображает чувства перед пресыщенной толпой. Здесь все страшно, все уродливо, все продается за деньги. Но в самом нижнем трюме стоит тяжелый гроб с телом господина из Сан-Франциско — как воплощение хрупкости человеческой оболочки, эфемерности власти и богатства. Писатель словно вершит суд над бездуховностью цивилизации, убивающей души и господ, и рабов, отбирающей радость существования и полноту чувств.

Похожие статьи:

Учебный залПЛАТОНОВ А. П. КОТЛОВАН. Сочинения

Учебный залСОЧИНЕНИЯ по поэме Пушкина «Цыганы»

Учебный залСОЧИНЕНИЯ по поэме Лермонтова «Песня про купца Калашникова»

Учебный залА. С. ПУШКИН. Анализ стихотворений, сочинения

Учебный залГОГОЛЬ. ПЕТЕРБУРГСКИЕ ПОВЕСТИ. Сочинения