СОЧИНЕНИЯ по роману Сервантеса «Дон Кихот»

           
  Краткое содержание романа Сервантеса «Дон Кихот»   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ  Глава I.  В некоем селе ламанчском жил один идальго. Все его имущество заключалось в фамильном копье, древнем щите, тощей кляче и борзой собаке. Возраст его приближался к пятидесяти; был он крепок, телом сухопар, лицом худощав. Звали его не то Кехана, не то Кесада, точно не известно, впрочем, это и не имеет значения. При нем находились племянница, коей не исполнилось и двадцати, ключница и слуга для домашних дел. Этот идальго дни напролет — благо досуг его длился чуть ли не весь год — читал рыцарские романы. Его помешательство на этих книгах зашло так далеко, что, дабы приобрести их, он продал несколько десятин своей пахотной земли. В результате ум нашего идальго пришел в полнейшее расстройство и он решил «как для собственной славы, так и для пользы отечества» сделаться странствующим рыцарем — сесть на коня и с оружием в руках отправиться на поиски приключений. Так поступали герои рыцарских романов, занимавшиеся тем, что искореняли всякого рода неправду и несправедливости. Прежде всего он начистил принадлежавшие еще его предкам доспехи. Правда, среди них не оказалось забрала, и пришлось смастерить его из картона, подложив внутрь железные пластинки. Осмотрев свою старую клячу, наш идальго пришел к выводу, что должен дать ей новое имя — громкое и славное. Поразмыслив, он остановился в конце концов на Росинанте. Столь ударно, как ему казалось, назвав своего коня, он начал подыскивать благородное имя и для себя. Потратив на поиски неделю, он назвал себя Дон Кихотом Ламанчским, дабы сразу дать понять, из какого он края. Теперь дело оставалось за малым — найти даму, в которую он мог бы влюбиться, ибо странствующий рыцарь без дамы — все равно, что дерево без плодов и листьев. Подумав, он вспомнил, что в ближайшем селении жила весьма миловидная особа. Звали ее Альдонса Лоренсо, и некогда идальго был даже влюблен в нее, о чем та, конечно, не подозревала. Вот эту-то деревенскую девушку идальго и избрал дамой своего сердца и нарек ее Дульсинеей Тобосской, поскольку родом девушка была из Тобосо. Глава II Облачившись в доспехи, в один из жарких июльских дней Дон Кихот, никому ничего не сказав, отправился в путь. Едва выехав за ворота, он вспомнил, что еще не посвящен в рыцари, а значит, не может вступить в бой ни с одним рыцарем. Эта мысль едва не заставила его повернуть назад, однако затем он решил, что обратится с просьбой о посвящении к первому встречному. Проехав целый день, он устал и направился к постоялому двору, который принял за рыцарский замок. Диковинный наряд идальго, его странная манера выражаться высокопарным языком не столько напугали, сколько насмешили всех. Неизвестно, чем бы все закончилось, не подоспей вовремя хозяин постоялого двора — добродушный толстяк, которого наш рыцарь упорно называл комендантом крепости. Хозяин накормил и напоил Дон Кихота, хотя дело это оказалось нелегкое: тот ни за что не соглашался снять шлем и поить его пришлось с помощью трубочки. Глава III Преследуемый этой мыслью, Дон Кихот подозвал хозяина, пал перед ним на колени и сказал:     «Доблестный рыцарь! Я не двинусь с места до тех пор, пока ваша любезность не соизволит исполнить мою просьбу,— исполнение же того, о чем я прошу, покроет вас неувядаемой славой, а также послужит на пользу всему человеческому роду».  Увидев, что гость опустился перед ним на колени и услышав такие дивные речи, хозяин оторопел. Но, будучи изрядной шельмой и догадавшись, что гость не в своем уме, решил согласиться на его просьбу. Затем он осведомился, есть ли у Дон Кихота деньги. Однако тот ни в одном рыцарском романе не читал про деньги и не взял их с собой. Тогда хозяин разъяснил ему, что, хотя о таких простых и нужных вещах, как, например, деньги или чистые сорочки, в рыцарских романах не упоминается, это вовсе не означает, что у рыцарей ни того, ни другого не было. Напротив, ему доподлинно известно, что у странствующих рыцарей кошельки на всякий случай были туго набиты. Перед посвящением в рыцари Дон Кихот решил провести ночь в бдении над оружием, которое разложил на корыте с водой для водопоя. Ночью одному из погонщиков мулов вздумалось напоить своих животных водой. Он бесцеремонно снял доспехи нашего рыцаря, за что получил от него такой удар копьем, что свалился без чувств. Следом за ним такая же участь постигла и второго погонщика. Сбежавшиеся на шум постояльцы — товарищи раненых погонщиков, принялись осыпать Дон Кихота градом камней. Хозяину надоели выходки сумасшедшего гостя и, чтобы положить им конец и поскорее избавиться от беспокойного постояльца, он решил поскорее посвятить его в рыцари. Он уверил Дон Кихота, что обряд посвящения состоит в подзатыльнике и ударе шпагой по спине, что и проделал с величайшей ловкостью. После того, как были закончены все эти доселе невиданные церемонии, хозяин на радостях, что отделался от новоиспеченного рыцаря, произнес высокопарную речь и, ничего не взяв с Дон Кихота за ночлег, отпустил его с миром. Глава IV Он спешил последовать наставлениям хозяина и возвратиться домой, чтобы запастись всем необходимым, а главное, сорочками и деньгами. В оруженосцы себе он решил взять своего односельчанина — хлебопашца, бедного и многодетного. Не успел он отъехать, как услышал чьи—то стоны и увидел, что дюжий сельчанин нещадно стегает мальчишку—пастуха. Рыцарь тут же вступился за пастушонка, который пожаловался ему, что сельчанин вот уже девять месяцев как не платит ему жалованья. Дон Кихот приказал хозяину пастушонка раскошеливаться, иначе он разделается с ним на месте. Перепуганный сельчанин обещал не обижать мальчишку и заплатить все, что должен,— пусть только Андреас (так звали пастушонка) отправится вместе с ним за деньгами.     «Чтоб я с ним пошел? — воскликнул мальчуган.— Нет, сеньор, низа что на свете. Если я останусь с ним наедине, то он сдерет с меня кожу, вроде как со святого Варфоломея или с кого—то там еще». На это Дон Кихот возразил, что заставит сельчанина поклясться тем рыцарским орденом, к которому тот принадлежит,— и это будет гарантией того, что мальчишке все заплатят сполна. В восторге от своего благодеяния, Дон Кихот поехал дальше, и, как только он на своем Росинанте скрылся из виду, сельчанин обратился к Андреасу: «Поди —ка сюда, сынок! Сейчас я исполню повеление этого заступника обиженных и уплачу тебе долг». С этими словами он так отдубасил мальчишку, что тот остался еле жив. Тем временем доблестный Дон Кихот, счастливый от такого удачного начала рыцарских подвигов, приближался к тому месту, где скрещивались четыре дороги. Подражая героям рыцарских романов, он в раздумье постоял на распутье и лишь после этого продолжил путь. Дон Кихот проехал уже около двух миль, когда встретил купцов, направлявшихся за шелком в Мурсию. Завидев их, наш рыцарь тут же сообразил, что его ждет новое приключение, и задумал действовать так, как поступают рыцари в романах. Вытянувшись в стремени и сжав в руке копье, он загородил купцам дорогу и потребовал, чтобы они призналиДуль-синею Тобосскую самой прекрасной дамой на свете. По наружности и речам произносившего их человека купцы сразу же догадались, что имеют дела с сумасшедшим, однако же им было все—таки интересно узнать, зачем ему понадобилось это признание и нельзя ли предварительно увидеть несравненную даму?     «Если я вам ее покажу,— возразил Дон Кихот,— то что вам будет засвидетельствовать непреложную истину? Все дело в том, чтобы, не видя, уверовать». Купцы стали насмехаться над Дон Кихотом, говоря, что упомянутая особа, вероятно, крива на один глаз, раз ее не хотят показывать. Оскорбленный рыцарь ринулся на обидчиков с копьем, но те измолотили его так, «словно это был сноп пшеницы». Дон Кихот не мог подняться на ноги, но все-таки был счастлив — он полагал, что это обычное злоключение странствующего рыцаря. Глава V Избитого и обессиленного Дон Кихота нашел валявшимся на земле его односельчанин. Бедный идальго еле держался в седле, и односель: чанин помог ему добраться до дома. Друзья Дон Кихота, священник и цирюльник, отнесли его в постель, осмотрели, однако ран не обнаружили. Он же сказал, что ушибся, упав с коня, когда сражался с десятью исполинами. Глава VI Пока Дон Кихот спал, священник попросил у его племянницы ключ от комнаты, где хранились зловредные книги, едва не погубившие его друга. Вместе с цирюльником они устроили настоящую ревизию более чем ста рыцарских романов, составлявших библиотеку Дон Кихота. Просмотрев книги одну за другой, они решили большинство сжечь, оставив только «Амадиса Галльского» и еще несколько романов. Кроме рыцарских романов, в комнате нашли еще маленькие книжки стихов. Решили, что их жечь не следует, ибо они не причинят никому такого зла, как рыцарские романы. Но тут вмешалась племянница, сказав, что если у ее дядюшки и пройдет помешательство на рыцарских романах, то он, чего доброго, примется за чтение стихов и вздумает сделаться пастушонком, петь, играть на свирели, как об этом пишется в стихах, или, того хуже, сам станет поэтом, а, насколько ей известно, «болезнь эта прилипчива и неизлечима». Все решили устранить с пути их друга и этот «камень преткновения»— сжечь заодно и стихи. Глава VII Целые две недели Дон Кихот спокойно просидел дома, «ничем не обнаруживая желания снова начать колобродить». По истечении двух недель он вступил в переговоры с одним своим односельчанином. Это был человек добропорядочный, «однако ж мозги у него были сильно набекрень». Дон Кихот такого ему наговорил и столько всего наобещал, что в конце концов бедный хлебопашец согласился стать его оруженосцем. Дон Кихот советовал ему особенно не мешкать, ибо вполне может случиться, что он, Дон Кихот, скоро завоюет остров и сделает Санчо Пансу (так звали хлебопашца) губернатором этого острова. Кое—что продав, кое—что заложив себе в убыток, Дон Кихот в конце концов раздобыл значительную сумму денег, запасся сорочками и, не простившись с племянницей, в сопровождении Санчо Пансы, восседавшего на сером осле, тайком выехал из села. Глава VIII Дон Кихот, не внемля голосу Санчо, пришпорил своего Росинанта и ринулся с копьем на «врагов», мысленно призвав госпожу свою Дульсинею помочь ему выдержать столь тяжкое испытание. Но в это время ветер с такой силой повернул крыло мельницы, что оно разнесло копье странствующего рыцаря в щепки, а его самого сбросило на землю. На помощь ему «во весь ослиный мах» поскакал Санчо. Главы XVI—XVIII Дон Кихот и Санчо Панса остановились на постоялом дворе. Жена хозяина и служанка устроили Дон Кихоту прескверное ложе в чулане. Здесь же ночевал некий погонщик, причем ложе его находилось неподалеку от ложа идальго. Этот погонщик и служанка — широколицая, курносая, кривая на один глаз девица — уговорились весело провести ночь, когда постояльцы угомонятся и хозяева уснут. Наступила ночь. Глубокая тишина и неотвязная мысль о тех событиях, что случаются в рыцарских романах, повинных в несчастье нашего рыцаря, навеяли ему странные грезы. Как раз в тот момент, когда служанка стала пробираться к погонщику, Дон Кихоту пригрезилось, что это влюбленная в него хорошенькая дочка хозяина решила тайком от родителей провести часок—другой с прекрасным рыцарем. Раскрыв объятия, он привлек к себе онемевшую от ужаса служанку и стал произносить свои высокопарные невразумительные речи. Этого не смог вынести бравый погонщик и так ударил влюбленного рыцаря, что разбил ему скулу. Испуганная служанка забралась в кровать к спящему и ни о чем не подозревавшему Санчо и свернулась там клубком. Санчо Панса проснулся и, решив, что ему приснился дурной сон, стал яростно работать кулаками. Поднялся переполох. Прибежал разбуженный шумом хозяин. Адальше пошло совсем как в сказке: «кошка на мышку, мышка на кошку» — погонщик ринулся на Санчо, тот на служанку, и все без устали молотили кулаками. В результате всем, а в особенности ни в чем не повинному Санчо, здорово досталось. Когда идальго со своим оруженосцем собрались покинуть постоялый двор, хозяин потребовал уплатить за ночлег и за ужин. Дон Кихот отказался платить подтем предлогом, что ни в одном романе странствующие рыцари не платили за ночлег, к тому же он был уверен, что это не постоялый двор, а рыцарский замок. Пришпорив Росинанта, он беспрепятственно покинул пределы постоялого двора, так что все шишки достались бедному Санчо. К умножению его несчастий, среди постояльцев оказалось несколько больших шутников и проказников. Они стащили Санчо с осла и, положив оруженосца на одеяло, стали резвиться и подбрасывать его, как собаку во время карнавала. Когда Дон Кихот и Санчо поехали дальше, рыцарь принял стадо баранов за вражескую рать и принялся крушить врагов направо и налево.     «Воротитесь, сеньор Дон Кихот! — пытался образумить его Санчо. — Клянусь Богом, вы нападаете на овец и баранов!»  Однако рыцарь врезался в овечье стадо столь яростно, точно это и впрямь были его смертельные враги. Пастухи пытались остановить его, однако уверившись, что это бесполезно, забросали Дон Кихота камнями величиной с кулак и выбили ему все передние зубы и несколько коренных. Санчо все это время пребывал на холме, наблюдая за безумствами своего хозяина, и только убедившись, что пастухи удалились, спустился вниз. На упреки Санчо о том, что он предупреждал его, что перед ними было стадо баранов, а никакая не вражеская рать, Дон Кихот ответил, что все это козни его врага, злого волшебника, превратившего вражескую рать в стадо баранов, дабы рыцарь не смог стяжать себе славу в бою. Конфликт между благородными стремлениями Дон Кихота и реальностьюСочинение"Изумительно выдуманным образом" считал М. Горький главного героя романа Сервантеса — Дон Кихота. Действительно, рыцарь из Ламанчи представляется мне необычным, своеобразным персонажем, потому что в нем тесно переплелись неуемная фантазия и мечтательность, жажда подвигов и стремление стоять на страже добра и справедливости. Начитавшись романов, "один хитроумный идальго вообразил себя рыцарем и отправился в путь, задавшись целью искоренять всякого рода неправду и в борении со всевозможными случайностями и опасностями стяжать себе бессмертное имя и почет". Дон Кихота можно назвать рыцарем без страха и упрека, потому что он, не раздумывая, готов был защищать униженных и оскорбленных, добро и справедливость. Однако все его "великие" подвиги кажутся нам смешными, потому что оторванность Дон Кихота от реальности доходила до абсурда: он сражался с ветряными мельницами, пытался вызвать на бой свирепых львов, бросался верхом на тощей кляче в самые невероятные приключения. Однако славный и доблестный защитник справедливости "начинал нести околесную", только когда речь шла о рыцарстве. В остальное время "он высказывал ум ясный и обширный, так что поступки его неизменно расходились с его суждениями, а суждения — с поступками". Советы Дон Кихота своему оруженосцу, ставшему губернатором острова, мудры и обстоятельны. Обладая чистым и щедрым сердцем, Дон Кихот никогда не желал себе ни богатства, ни власти. Нельзя не согласиться со словами И. С. Тургенева: "Он весь живет… вне себя, для других, для братьев, для истребления зла, для противодействия враждебным человечеству силам, волшебникам, великанам — то есть притеснителям". Именно это и делает Дон Кихота героем. Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский.Краткое содержание романа В некоем селе Ламанчском жил-был один идальго, чье имущество заключалось в фамильном копье, древнем щите, тощей кляче да борзой собаке. Фамилия его была не то Кехана, не то Кесада, точно неизвестно, да и неважно. Лет ему было около пятидесяти, телом он был сухопар, лицом худощав и дни напролет читал рыцарские романы, отчего ум его пришел в полное расстройство, и ему вздумалось сделаться странствующим рыцарем. Он начистил принадлежавшие его предкам доспехи, приделал к шишаку картонное забрало, дал своей старой кляче звучное имя Росинант, а себя переименовал в Дон Кихота Ламанчского. Поскольку странствующий рыцарь обязательно должен быть влюблен, идальго, поразмыслив, избрал себе даму сердца: Альдонсу Лоренсо и нарек её Дульсинеей Тобосской, ибо родом она была из Тобосо. Облачившись в свои доспехи, Дон Кихот отправился в путь, воображая себя героем рыцарского романа. Проехав целый день, он устал и направился к постоялому двору, приняв его за замок. Неказистая наружность идальго и его возвышенные речи всех рассмешили, но добродушный хозяин накормил и напоил его, хотя это было нелегко: Дон Кихот ни за что не хотел снимать шлем, мешавший ему есть и пить. Дон Кихот попросил хозяина замка, т. е. постоялого двора, посвятить его в рыцари, а перед тем решил провести ночь в бдении над оружием, положив его на водопойное корыто. Хозяин спросил, есть ли у Дон Кихота деньги, но Дон Кихот ни в одном романе не читал про деньги и не взял их с собой. Хозяин разъяснил ему, что хотя такие простые и необходимые вещи, как деньги или чистые сорочки, не упоминаются в романах, это вовсе не значит, что у рыцарей не было ни того, ни другого. Ночью один погонщик хотел напоить мулов и снял с водопойного корыта доспехи Дон Кихота, за что получил удар копьем, так что хозяин, считавший Дон Кихота сумасшедшим, решил поскорее посвятить его в рыцари, чтобы избавиться от столь неудобного постояльца. Он уверил его, что обряд посвящения состоит в подзатыльнике и ударе шпагой по спине и после отъезда Дон Кихота произнес на радостях не менее высокопарную, хотя и не столь пространную речь, чем новоиспеченный рыцарь. Дон Кихот повернул домой, чтобы заластить деньгами и сорочками. По пути он увидел, как дюжий сельчанин колотит мальчишку-пастуха. Рыцарь вступился за пастушка, и сельчанин обещал ему не обижать мальчишку и заплатить ему все, что должен. Дон Кихот в восторге от своего благодеяния поехал дальше, а сельчанин, как только заступник обиженных скрылся из глаз, избил пастушка до полусмерти. Встречные купцы, которых Дон Кихот заставлял признать Дульсинею Тобосскую самой прекрасной дамой на свете, стали над ним насмехаться, а когда он ринулся на них с копьем, отдубасили его, так что домой он прибыл избитый и обессиленный. Священник и цирюльник, односельчане Дон Кихота, с которыми он часто спорил о рыцарских романах, решили сжечь зловредные книги, от которых он повредился в уме. Они просмотрели библиотеку Дон Кихота и почти ничего не оставили от нее, кроме "Амадиса Галльского" и еще нескольких книг. Дон Кихот предложил одному хлебопашцу — Санчо Пансе — стать его оруженосцем и столько ему наговорил и наобещал, что тот согласился. И вот однажды ночью Дон Кихот сел на Росинанта, Санчо, мечтавший стать губернатором острова, — на осла, и они тайком выехали из села. По дороге они увидели ветряные мельницы, которые Дон Кихот принял за великанов. Когда он бросился на мельницу с копьем, крыло её повернулось и разнесло копье в щепки, а Дон Кихота сбросило на землю. На постоялом дворе, где они остановились переночевать, служанка стала пробираться в темноте к погонщику, с которым договорилась о свидании, но по ошибке наткнулась на Дон Кихота, который решил, что это влюбленная в него дочь хозяина замка. Поднялся переполох, завязалась драка, и Дон Кихоту, а особенно ни в чем не повинному Санчо Пансе, здорово досталось. Когда Дон Кихот, а вслед за ним и Санчо отказались платить за постой, несколько случившихся там людей стащили Санчо с осла и стали подбрасывать на одеяле, как собаку во время карнавала. Когда Дон Кихот и Санчо поехали дальше, рыцарь принял стадо баранов за вражескую рать и стал крушить врагов направо и налево, и только град камней, который пастухи обрушили на него, остановил его. Глядя на грустное лицо Дон Кихота, Санчо придумал ему прозвище: Рыцарь Печального Образа. Как-то ночью Дон Кихот и Санчо услышали зловещий стук, но когда рассвело, оказалось, что это сукновальные молоты. Рыцарь был смущен, и его жажда подвигов осталась на сей раз неутоленной. Цирюльника, который в дождь надел на голову медный таз, Дон Кихот принял за рыцаря в шлеме Мамбрина, а поскольку Дон Кихот дал клятву завладеть этим шлемом, он отобрал у цирюльника таз и очень возгордился своим подвигом. Затем он освободил каторжников, которых вели на галеры, и потребовал, чтобы они отправились к Дульсинее и передали ей привет от её верного рыцаря, но каторжники не захотели, а когда Дон Кихот стал настаивать, побили его камнями. В Сьерре Морене один из каторжников — Хинес де Пасамонте — похитил у Санчо осла, и Дон Кихот пообещал отдать Санчо трех из пяти ослов, которые были у него в имении. В горах они нашли чемодан, где оказалось кое-что из белья и кучка золотых монет, а также книжка со стихами. Деньги Дон Кихот отдал Санчо, а книжку взял себе. Хозяином чемодана оказался Карденьо — полубезумный юноша, который начал рассказывать Дон Кихоту историю своей несчастной любви, но недорассказал, потому что они поссорились из-за того, что Карденьо мимоходом дурно отозвался о королеве Мадасиме. Дон Кихот написал любовное письмо Дульсинее и записку своей племяннице, где просил её выдать "подателю первого ослиного векселя" трех ослят, и, побезумствовав для приличия, то есть сняв штаны и несколько раз перекувырнувшись, послал Санчо отнести письма. Оставшись один, Дон Кихот предался покаянию. Он стал думать, чему лучше подражать: буйному помешательству Роланда или меланхолическому помешательству Амадиса. Решив, что Амадис ему ближе, он стал сочинять стихи, посвященные прекрасной Дульсинее. Санчо Панса по пути домой встретил священника и цирюльника — своих односельчан, и они попросили его показать им письмо Дон Кихота к Дульсинее, но оказалось, что рыцарь забыл дать ему письма, и Санчо стал цитировать письмо наизусть, перевирая текст так, что вместо "бесстрастная сеньора" у него получилось "безотказная сеньора" и т. п. Священник и цирюльник стали изобретать средство выманить Дон Кихота из Бедной Стремнины, где он предавался покаянию, и доставить в родную деревню, чтобы там излечить его от помешательства. Они просили Санчо передать Дон Кихоту, что Дульсинея велела ему немедленно явиться к ней. Они уверили Санчо, что вся эта затея поможет Дон Кихоту стать если не императором, то хотя бы королем, и Санчо в ожидании милостей охотно согласился им помогать. Санчо поехал к Дон Кихоту, а священник и цирюльник остались ждать его в лесу, но вдруг услышали стихи — это был Карденьо, который поведал им свою горестную повесть с начала до конца: вероломный друг Фернандо похитил его возлюбленную Лусинду и женился на ней. Когда Карденьо закончил рассказ, послышался грустный голос и появилась прекрасная девушка, переодетая в мужское платье. Это оказалась Доротея, соблазненная Фернандо, который обещал на ней жениться, но покинул её ради Лусинды. Доротея рассказала, что Лусинда после обручения с Фернандо собиралась покончить с собой, ибо считала себя женой Карденьо и дала согласие на брак с Фернандо только по настоянию родителей. Доротея же, узнав, что он не женился на Лусинде, возымела надежду вернуть его, но нигде не могла его найти. Карденьо открыл Доротее, что он и есть истинный супруг Лусинды, и они решили вместе добиваться возвращения "того, что им принадлежит по праву". Карденьо обещал Доротее, что, если Фернандо не вернется к ней, он вызовет его на поединок. Санчо передал Дон Кихоту, что Дульсинея призывает его к себе, но тот ответил, что не предстанет перед ней, покуда не совершит подвигов, "милости её достойных". Доротея вызвалась помочь выманить Дон Кихота из лесу и, назвавшись принцессой Микомиконской, сказала, что прибыла из далекой страны, до которой дошел слух о славном рыцаре Дон Кихоте, дабы просить его заступничества. Дон Кихот не мог отказать даме и отправился в Микомикону. Навстречу им попался путник на осле — это был Хинес де Пасамонте, каторжник, которого освободил Дон Кихот и который украл у Санчо осла. Санчо забрал себе осла, и все поздравили его с этой удачей. У источника они увидели мальчика — того самого пастушка, за которого недавно вступился Дон Кихот. Пастушок рассказал, что заступничество идальго ему вышло боком, и проклинал на чем свет стоит всех странствующих рыцарей, чем привел Дон Кихота в ярость и смущение. Добравшись до того самого постоялого двора, где Санчо подбрасыпали на одеяле, путники остановились на ночлег. Ночью из чулана, где отдыхал Дон Кихот, выбежал перепуганный Санчо Панса: Дон Кихот во сне сражался с врагами и размахивал мечом во все стороны. Над его изголовьем висели бурдюки с вином, и он, приняв их за великанов, пропорол их и залил все вином, которое Санчо с перепугу принял за кровь. К постоялому двору подъехала еще одна компания: дама в маске и несколько мужчин. Любопытный священник попытался расспросить слугу о том, кто эти люди, но слуга и сам не знал, он сказал только, что дама, судя по одежде, монахиня или собирается в монастырь, но, видно, не по своей воле, и она вздыхала и плакала всю дорогу. Оказалось, что это Аусинда, которая решила удалиться в монастырь, раз не может соединиться со своим супругом Карденьо, но Фернандо похитил её оттуда. Увидев дона Фернандо, Доротея бросилась ему в ноги и стала умолять его вернуться к ней. Он внял её мольбам, Лусинда же радовалась, воссоединившись с Карденьо, и лишь Санчо огорчался, ибо считал Доротею принцессой Микомиконской и надеялся, что она осыплет его господина милостями и ему тоже кое-что перепадет. Дон Кихот считал, что все уладилось благодаря тому, что он победил великана, а когда ему рассказали о продырявленном бурдюке, назвал это чарами злого волшебника. Священник и цирюльник рассказали всем о помешательстве Дон Кихота, и Доротея с Фернандо решили не бросать его, а доставить в деревню, до которой оставалось не больше двух дней пути. Доротея сказала Дон Кихоту, что счастьем своим она обязана ему, и продолжала играть начатую роль. К постоялому двору подъехали мужчина и женщина-мавританка, Мужчина оказался капитаном от инфантерии, попавшим в плен во время битвы при Лепанто. Прекрасная мавританка помогла ему бежать и хотела креститься и стать его женой. Вслед за ними появился судья с дочерью, оказавшийся родным братом капитана и несказанно обрадовавшийся, что капитан, от которого долго не было вестей, жив. Судья не был смущен его плачевным видом, ибо капитан был ограблен в пути французами. Ночью Доротея услышала песню погонщика мулов и разбудила дочь судьи Клару, чтобы девушка тоже послушала её, но оказалось, что певец вовсе не погонщик мулов, а переодетый сын знатных и богатых родителей по имени Луис, влюбленный в Клару. Она не очень знатного происхождения, поэтому влюбленные боялись, что его отец не даст согласия на их брак. К постоялому двору подъехала новая группа всадников: это отец Луиса снарядил за сыном погоню. Луис, которого слуги отца хотели препроводить домой, отказался ехать с ними и попросил руки Клары. На постоялый двор прибыл другой цирюльник, тот самый, у которого Дон Кихот отнял "шлем Мамбрина", и стал требовать возвращения своего таза. Началась перепалка, и священник потихоньку отдал ему за таз восемь реалов, чтобы её прекратить. Меж тем один из случившихся на постоялом дворе стражников узнал Дон Кихота по приметам, ибо его разыскивали как преступника за то, что он освободил каторжников, и священнику стоило большого труда убедить стражников не арестовывать Дон Кихота, поскольку тот не в своем уме. Священник и цирюльник смастерили из падок нечто вроде удобной клетки и сговорились с одним человеком, который ехал мимо на волах, что он отвезет Дон Кихота в родную деревню. Но потом они выпустили Дон Кихота из клетки под честное слово, и он пытался отобрать у молящихся статую непорочной девы, считая её знатной сеньорой, нуждающейся в защите. Наконец Дон Кихот прибыл домой, где ключница и племянница уложили его в постель и стали за ним ухаживать, а Санчо пошел к жене, которой пообещал, что в следующий раз он уж непременно вернется графом или губернатором острова, причем не какого-нибудь захудалого, а самого лучшего. После того как ключница и племянница целый месяц выхаживали Дон Кихота, священник и цирюльник решили его навестить. Речи его были разумными, и они подумали, что помешательство его прошло, но как только разговор отдаленно коснулся рыцарства, стало ясно, что Дон Кихот неизлечимо болен. Санчо также навестил Дон Кихота и рассказал ему, что из Саламанки вернулся сын их соседа бакалавр Самсон Карраско, который сказал, что вышла в свет история Дон Кихота, написанная Сидом Ахметом Бенинхали, где описаны все приключения его и Санчо Пансы. Дон Кихот пригласил к себе Самсона Карраско и расспросил его о книге. Бакалавр перечислил все её достоинства и недостатки и рассказал, что ею зачитываются все от мала до велика, особенно же её любят слуги. Дон Кихот и Санчо Панса решили отправиться в новое путешествие и через несколько дней тайком выехали из деревни. Самсон проводил их и просил Дон Кихота сообщать обо всех своих удачах и неудачах. Дон Кихот по совету Самсона направился в Сарагосу, где должен был состояться рыцарский турнир, но прежде решил заехать в Тобосо, чтобы получить благословение Дульсинеи. Прибыв в Тобосо, Дон Кихот стал спрашивать у Санчо, где дворец Дульсинеи, но Санчо не мог отыскать его в темноте. Он думал, что Дон Кихот знает это сам, но Дон Кихот объяснил ему, что никогда не видел не только дворца Дульсинеи, но и её самое, ибо влюбился в нее по слухам. Санчо ответил, что видел её и привез ответ на письмо Дон Кихота тоже по слухам. Чтобы обман не всплыл, Санчо постарался как можно скорее увезти своего господина из Тобосо и уговорил его подождать в лесу, пока он, Санчо, съездит в город поговорить с Дульсинеей. Он сообразил, что раз Дон Кихот никогда не видел Дульсинею, то можно выдать за нее любую женщину и, увидев трех крестьянок на ослицах, сказал Дон Кихоту, что к нему едет Дульсинея с придворными дамами. Дон Кихот и Санчо пали перед одной из крестьянок на колени, крестьянка же грубо на них прикрикнула. Дон Кихот усмотрел во всей этой истории колдовство злого волшебника и был весьма опечален, что вместо красавицы сеньоры увидел крестьянку-дурнушку. В лесу Дон Кихот и Санчо встретили влюбленного в Касильдею Вандальскую Рыцаря Зеркал, который хвастался, что победил самого Дон Кихота. Дон Кихот возмутился и вызвал Рыцаря Зеркал на поединок, по условиям которого побежденный должен был сдаться на милость победителя. Не успел Рыцарь Зеркал приготовиться к бою, как Дон Кихот уже напал на него и чуть не прикончил, но оруженосец Рыцаря Зеркал завопил, что его господин — не кто иной, как Самсон Карраско, который надеялся таким хитроумным способом вернуть Дон Кихота домой. Но увы, Самсон был побежден, и Дон Кихот, уверенный, что злые волшебники заменили облик Рыцаря Зеркал обликом Самсона Карраско, снова двинулся по дороге в Сарагосу. В пути его догнал Дьего де Миранда, и два идальго поехали вместе. Навстречу им ехала повозка, в которой везли львов. Дон Кихот потребовал, чтобы клетку с огромным львом открыли, и собрался изрубить его на куски. Перепуганный сторож открыл клетку, но лев не вышел из нее, бесстрашный же Дон Кихот отныне стал именовать себя Рыцарем Львов. Погостив у дона Дьего, Дон Кихот продолжал путь и прибыл в село, где праздновали свадьбу Китерии Прекрасной и Камачо Богатого. Перед венчанием к Китерии подошел Басильо Бедный, сосед Китерии, с детства влюбленный в нее, и у всех на глазах пронзил себе грудь мечом. Он соглашался исповедаться перед смертью, только если священник обвенчает его с Китерией и он умрет её супругом. Все уговаривали Китерию сжалиться над страдальцем — ведь он вот-вот испустит дух, и Китерия, овдовев, сможет выйти замуж за Камачо. Китерия дала Басильо руку, но как только их обвенчали, Басильо вскочил на ноги живой и здоровый — он все это подстроил, чтобы жениться на любимой, и она, похоже, была с ним в сговоре. Камачо же по здравом размышлении почел за лучшее не обижаться: зачем ему жена, которая любит другого? Три дня пробыв у новобрачных, Дон Кихот и Санчо двинулись дальше. Дон Кихот решил спуститься в пещеру Монтесиноса. Санчо и студент-проводник обвязали его веревкой, и он начал спускаться. Когда все сто брасов веревки были размотаны, они подождали с полчаса и начали тянуть веревку, что оказалось так легко, словно на ней не было груза, и лишь последние двадцать брасов тянуть было тяжело. Когда они извлекли Дон Кихота, глаза его были закрыты и им с трудом удалось растолкать его. Дон Кихот рассказал, что видел в пещере много чудес, видел героев старинных романсов Монтесиноса и Дурандарта, а также заколдованную Дульсинею, которая даже попросила у него в долг шесть реалов. На сей раз его рассказ показался неправдоподобным даже Санчо, который хорошо знал, что за волшебник заколдовал Дульсинею, но Дон Кихот твердо стоял на своем. Когда они добрались до постоялого двора, который Дон Кихот против обыкновения не счел замком, туда явился маэсе Педро с обезьяной-прорицательницей и райком. Обезьяна узнала Дон Кихота и Санчо Пансу и все о них рассказала, а когда началось представление, Дон Кихот, пожалев благородных героев, бросился с мечом на их преследователей и перебил всех кукол. Правда, потом он щедро заплатил Педро за разрушенный раек, так что тот был не в обиде. На самом деле это был Хинес де Пасамонте, скрывавшийся от властей и занявшийся ремеслом раешника — поэтому он все знал о Дон Кихоте и Санчо, обычно же, прежде чем войти в село, он расспрашивал в окрестностях про его жителей и за небольшую мзду "угадывал" прошлое. Как-то раз, выехав на закате на зеленый луг, Дон Кихот увидел скопление народа — то была соколиная охота герцога и герцогини. Герцогиня читала книгу о Дон Кихоте и была преисполнена уважением к нему. Она и герцог пригласили его в свой замок и приняли как почетного гостя. Они и их челядь сыграли с Дон Кихотом и Санчо много шуток и не переставали дивиться рассудительности и безумию Дон Кихота, а также смекалке и простодушию Санчо, который в конце концов поверил, что Дульсинея заколдована, хотя сам же выступал в качестве колдуна и сам все это подстроил. На колеснице к Дон Кихоту прибыл волшебник Мерлин и возвестил, что, для того чтобы расколдовать Дульсинею, Санчо должен добровольно три тысячи триста раз огреть себя плетью по голым ягодицам. Санчо воспротивился, но герцог обещал ему остров, и Санчо согласился, тем более что срок бичевания не был ограничен и можно было это делать постепенно. В замок прибыла графиня Трифальди, она же Горевана, — дуэнья принцессы Метонимии. Волшебник Злосмрад обратил принцессу и её мужа Треньбреньо в статуи, а у дуэньи Гореваны и двенадцати других дуэний начали расти бороды. Расколдовать их всех мог только доблестный рыцарь Дон Кихот. Злосмрад обещал прислать за Дон Кихотом коня, который быстро домчит его и Санчо до королевства Кандайя, где доблестный рыцарь сразится с Злосмрадом. Дон Кихот, полный решимости избавить дуэний от бород, вместе с Санчо сел с завязанными глазами на деревянного коня и думал, что они летят по воздуху, меж тем как слуги герцога обдували их воздухом из мехов. "Прилетев" обратно в сад герцога, они обнаружили послание Злосмрада, где он писал, что Дон Кихот расколдовал всех одним тем, что на это приключение отважился. Санчо не терпелось посмотреть на лица дуэний без бород, но весь отряд дуэний уже исчез. Санчо стал готовиться управлять обещанным островом, и Дон Кихот дал ему столько разумных наставлений, что поразил герцога и герцогиню — во всем, что не касалось рыцарства, он "выказывал ум ясный и обширный". Герцог отправил Санчо с многочисленной свитой в городок, которому надлежало сойти за остров, ибо Санчо не знал, что острова бывают только в море, а не на суше. Там ему торжественно вручили ключи от города и объявили пожизненным губернатором острова Баратарии. Для начала ему предстояло разрешить тяжбу между крестьянином и портным. Крестьянин принес портному сукно и спросил, выйдет ли из него колпак. Услышав, что выйдет, он спросил, не выйдет ли два колпака, а узнав, что выйдет и два, захотел получить три, потом четыре и остановился на пяти. Когда же он пришел получать колпаки, они оказались как раз ему на палец. Он рассердился и отказался платить портному за работу и вдобавок стал требовать назад сукно или деньги за него. Санчо подумал и вынес приговор: портному за работу не платить, крестьянину сукна не возвращать, а колпачки пожертвовать заключенным. Затем к Санчо явились два старика, один из которых давным-давно взял у другого в долг десять золотых и утверждал, что вернул, меж тем как заимодавец говорил, что денег этих не получал. Санчо заставил должника поклясться, что он вернул долг, и тот, дав заимодавцу на минутку подержать свой посох, поклялся. Увидев это, Санчо догадался, что деньги спрятаны в посохе, и вернул их заимодавцу. Вслед за ними явилась женщина, таща за руку мужчину, который её якобы изнасиловал. Санчо велел мужчине отдать женщине свой кошелек и отпустил женщину домой. Когда она вышла, Санчо велел мужчине догнать её и отобрать кошелек, но женщина так сопротивлялась, что это ему не удалось. Санчо сразу понял, что женщина оклеветала мужчину: если бы она проявила хоть половину бесстрашия, с каким защищала кошелек, когда защищала свою честь, мужчина и то не смог бы её одолеть. Поэтому Санчо вернул кошелек мужчине, а женщину прогнал с острова. Все подивились мудрости Санчо и справедливости его приговоров. Когда Санчо сел за уставленный яствами стол, ему ничего не удалось съесть: стоило ему протянуть руку к какому-нибудь блюду, как доктор Педро Нестерпимо де Наука приказывал убрать его, говоря, что оно вредно для здоровья. Санчо написал письмо своей жене Тересе, к которому герцогиня присовокупила письмо от себя и нитку кораллов, а паж герцога доставил письма и подарки Тересе, переполошив всю деревню. Тереса обрадовалась и написала очень разумные ответы, а также послала герцогине полмеры отборных желудей и сыр. На Баратарию напал неприятель, и Санчо должен был с оружием в руках защищать остров. Ему принесли два щита и привязали один спереди, а другой сзади так туго, что он не мог пошевельнуться. Как только он попытался сдвинуться с места, он упал и остался лежать, зажатый между двумя щитами. Вокруг него бегали, он слышал крики, звон оружия, по его щиту яростно рубили мечом и наконец раздались крики: "Победа! Неприятель разбит!" Все стали поздравлять Санчо с победой, но он, как только его подняли, оседлал осла и поехал к Дон Кихоту, сказав, что десяти дней губернаторства с него довольно, что он не рожден ни для сражений, ни для богатства, и не хочет подчиняться ни нахальному лекарю, ни кому другому. Дон Кихот начал тяготиться праздной жизнью, которую вел у герцога, и вместе с Санчо покинул замок. На постоялом дворе, где они остановились на ночлег, им повстречались дон Хуан и дон Херонимо, читавшие анонимную вторую часть "Дон Кихота", которую Дон Кихот и Санчо Панса сочли клеветой на себя. Там говорилось, что Дон Кихот разлюбил Дульсинею, меж тем как он любил её по-прежнему, там было перепутано имя жены Санчо и было полно других несообразностей. Узнав, что в этой книге описан турнир в Сарагосе с участием Дон Кихота, изобиловавший всякими глупостями. Дон Кихот решил ехать не в Сарагосу, а в Барселону, чтобы все видели, что Дон Кихот, изображенный в анонимной второй части, — вовсе не тот, которого описал Сид Ахмет Бенинхали. В Барселоне Дон Кихот сразился с рыцарем Белой Луны и потерпел поражение. Рыцарь Белой Луны, бывший не кем иным, как Самсоном Карраско, потребовал, чтобы Дон Кихот вернулся в свое село и целый год не выезжал оттуда, надеясь, что за это время к нему вернется разум. По пути домой Дон Кихоту и Санчо пришлось вновь посетить герцогский замок, ибо его владельцы так же помешались на шутках и розыгрышах, как Дон Кихот — на рыцарских романах. В замке стоял катафалк с телом горничной Альтисидоры, якобы умершей от безответной любви к Дон Кихоту. Чтобы её воскресить, Санчо должен был вытерпеть двадцать четыре щелчка по носу, двенадцать щипков и шесть булавочных уколов. Санчо был очень недоволен; почему-то и для того, чтобы расколдовать Дульсинею, и для того, чтобы оживить Альтисидору, должен был страдать именно он, не имевший к ним никакого отношения. Но все так уговаривали его, что он в конце концов согласился и вытерпел пытку. Видя, как ожила Альтисидора, Дон Кихот стал торопить Санчо с самобичеванием, дабы расколдовать Дульсинею. Когда он обещал Санчо щедро заплатить за каждый удар, тот охотно стал хлестать себя плетью, но быстро сообразив, что стояла ночь и они находились в лесу, стал стегать деревья. При этом он так жалобно стонал, что Дон Кихот разрешил ему прерваться и продолжить бичевание следующей ночью. На постоялом дворе они встретили Альваро Тарфе, выведенного во второй части подложного "Дон Кихота". Альваро Тарфе признал, что никогда не видел ни Дон Кихота, ни Санчо Пансу, которые стояли перед ним, но видел другого Дон Кихота и другого Санчо Пансу, вовсе на них не похожих. Вернувшись в родное село, Дон Кихот решил на год сделаться пастухом и предложил священнику, бакалавру и Санчо Пансе последовать его примеру. Они одобрили его затею и согласились к нему присоединиться. Дон Кихот уже стал переделывать их имена на пасторальный лад, но вскоре занемог. Перед смертью разум его прояснился, и он называл себя уже не Дон Кихотом, а Алонсо Кихано. Он проклинал рыцарские романы, затуманившие его разум, и умер спокойно и по-христиански, как не умирал ни один странствующий рыцарь.  Хитроумный идальго из Ламанчи и его оруженосец (по роману М. Де Сервантеса "Дон Кихот")Сочинение Роман "Дон Кихот" принес славу Мигелю де Сервантесу еще при жизни, а идальго из Ламанчи и его оруженосец стали любимыми героями во многих странах мира. Что же представляют из себя Дон Кихот и Санчо Панса? Первый из них — мечтательный дворянин, раз и навсегда плененный историями о рыцарях и их славных подвигах. Романы разбудили в нем воинственный дух — и вот, облачившись в поношенные доспехи и оседлав старую клячу, которой предназначена роль благородного коня, он отправился искать приключения. Полный решимости покончить со злом во всех его проявлениях, Дон Кихот мечтал освободить Испанию от коварных чародеев, злых великанов и разбойников. То, что шансы встретить в XVII веке настоящую нечисть, были невелики, его ничуть не смущало: здесь на помощь рыцарю приходило богатое воображение. Однако ни один рыцарь немыслим без оруженосца, роль которого поручено было исполнять милому толстяку Санчо Пансе. Будучи простым хлебопашцем, далеким от высоких материй, он, тем не менее, проявил одно из самых главных качеств оруженосца — верность своему господину. Он готов был идти за ним в огонь и воду. Практичность и рассудительность Санчо Пансы не раз помогала выбраться ему и Дон Кихоту из различных передряг. Ему даже удавалось иногда отговорить рыцаря от необдуманных поступков. Оруженосец обладает многими положительными качествами — он добросердечный, отважный, надежный. Несмотря на то, что односельчане считают, что "мозги у него были сильно набекрень", мы убеждаемся в трезвом уме и незаурядной смекалке Санчо. Это особенно ярко проявляется в период его губернаторства. Несмотря на полный контраст как во внешности, так и в характере, Дон Кихот и Санчо Панса отлично уживаются вместе, взаимодополняют и уравновешивают друг друга. Мне жаль, что среди моих прагматичных сверстников уже не встретишь таких мечтательных романтиков и благородных рыцарей, как прославленный идальго Дон Кихот, и столь редки такие верные и надежные друзья, как Санчо Панса. Дон Кихот и его рыцарские подвиги (по роману М. Де Сервантеса "Дон Кихот") Сочинение Чтение романов может не только способствовать погружению в мир фантазий, но и вдохновить на подвиги. Именно это и произошло с главным героем романа Мигеля де Сервантеса "Дон Кихот". Хитроумный идальго из Ламанчи вел обычную жизнь и пользовался авторитетом среди соседей, пока не добрался до собственной библиотеки. Рыцарские подвиги и приключения так поразили его, что он решил, "будто все это нагромождение вздорных небылиц — истинная правда, что для него в целом мире не было уже ничего более достоверного". Облачившись в доспехи и взгромоздившись на старую клячу, получившую гордое имя Росинант, новоиспеченный рыцарь отправился совершать великие деяния. Обладая поистине рыцарскими достоинствами — благородной душой и добрым сердцем, храбростью и гордостью, порядочностью и справедливостью, Дон Кихот задался целью освободить Испанию от злых чародеев, великанов и разбойников. Не имея возможности встретиться с настоящими соперниками, он призвал на помощь воображение — и вот уже кипит бой с ветряными мельницами. И это — еще не самый эксцентричный поступок. Герой романа пытался сразиться со свирепыми львами, пускался во все тяжкие, чтобы прославить имя своей дамы сердца — Дульсинеи Тобосской. Оторванность Дон Кихота от реальности просто поражает. Кажется, что он не замечает, в каком времени живет. Поэтому не случайно его рыцарские подвиги выглядят смешными, а самого Дон Кихота характеризуют как сумасшедшего чудака, глупца и посмешище, у которого "ветряные мельницы кружатся в голове". Но действительно ли идальго так глуп? Ведь советы, которые он давал Санчо Пансе, ставшему губернатором, отличаются мудростью и обстоятельностью. Мне кажется, что Дон Кихот — романтик и мечтатель, обладающий собственным видением мира, а его поведение обусловлено стремлением помочь, в силу своих возможностей, обиженным, бедным и угнетенным. К сожалению, современники не смогли понять и оценить по достоинству высокие порывы идальго. И в этом состоит трагизм его образа.  Дон Кихот — благородный рыцарь или сумасбродСочинение Герой романа Мигеля де Сервантеса Дон Кихот стал всемирно известен еще при жизни автора. Простому народу очень понравился образ благородного рыцаря, путешествующего по Испании своего воображения. Мне тоже образ Дон Кихота кажется очень интересным и необычным. В прошлом хитроумный идальго вел кое-какое хозяйство, пользовался заслуженным авторитетом у соседей, любил охоту. Однако, перечитав уйму рыцарских романов, герой вообразил себе, "будто все это нагромождение вздорных небылиц — истинная правда, что для него в целом мире не было уже ничего более достоверного". И вот, превратившись в отважного рыцаря, Дон Кихот отправляется в путь — навстречу "подвигам". Все встреченные им по дороге люди принимают его за сумасброда, чудака, помешанного, потому что в тощей кляче никто, кроме хозяина, не может разглядеть благородного коня, а в мельницах — великанов. Однако так ли уж смешон и глуп Дон Кихот, как это может показаться с первого взгляда? Неужели советы, даваемые им Санчо Пансе, который вдруг стал губернатором, звучат из уст сумасшедшего? Неужели "Дон Остолоп" стал бы рисковать, если не жизнью, то собственным здоровьем, во имя защиты чести и справедливости, жертвовать собственным покоем и благосостоянием, чтобы помочь бедным и угнетенным, обиженным и гонимым? Благородство и порядочность, глубокое чувство собственного достоинства Дон Кихота не могут не вызвать нашего уважения. Так кто же он — благородный рыцарь или сумасброд? Я бы назвала Дон Кихота удивительным мечтателем, родившимся не в свое время. И поэтому мне его жаль.    Роль Санчо Панса в раскрытии характера главного героя (по роману М. де Сервантеса "Дон Кихот")Сочинение Свой всемирно известный роман "Дон Кихот" Мигель де Сервантес Сааведра писал во время тюремного заключения. Ему хотелось создать образ человека, верящего в чудо, в то, что добро и справедливость должны восторжествовать в его стране, а затем — и во всем мире. Главные герои романа — хитроумный идальго, возомнивший себя рыцарем, и его оруженосец. Дон Кихот и Санчо Панса. Тощий и толстенький. Высокий и коротышка. Мечтатель-дворянин и практичный хозяйственный хлебопашец. Казалось бы, сложно было придумать двух более непохожих людей, но они чудесно сработались вместе, дополняя друг друга. В Санчо Пансе соединились лучшие качества деревенского жителя и оруженосца. Верный своему господину, он готов был идти за ним в огонь и воду, что зачастую и приходилось делать, чтобы спасти незадачливого рыцаря из многочисленных передряг. Санчо даже иногда удавалось удержать Дон Кихота от необдуманных "подвигов" или же привести его в чувство после великих неудач, таких как, например, битва с ветряными мельницами. Хотя автор и односельчане говорят о Санчо Пансе, что "мозги у него были сильно набекрень", читая роман, мы можем убедиться в незаурядной смекалке, сообразительности и даже мудрости оруженосца, которая ярко проявилась в бытность его губернатором. Приземленная практичность и трезвый ум Санчо Пансы уравновешивали фантазии Дон Кихота, у которого "ветряные мельницы кружатся в голове". Надежный, добросердечный, забавный Санчо Панса — замечательный друг, на которого всегда можно положиться. Такой не подведет, даже если вдруг придется "выезжать с посольством к высокопоставленным и важным сеньорам". Верность и многочисленные достоинства Санчо Пансы послужили причиной того, что его имя всегда упоминается рядом с именем отважного Дон Кихота.   Cочинение «Персонажи и художественный мир романа «Дон Кихот» В «Дон Кихоте», как подсчитали исследователи, действуют 250 мужских и 50 женских персонажей. Но, думается, их еще больше. Ведь в романе не один, а два мира: первый — реальный, второй — тот, который существует лишь в сознании Дон Кихота и при этом настолько отличается от первого, что люди признают Дон Кихота сумасшедшим. Многое как бы удваивается в романе Сервантеса. Есть Альдонса Норенсо. И есть Дульсинея Тобосская. Об Альдонсе мы почти ничего сказать не сможем. А о Дульсинее — сможем. Это воплощение идеала женщины, как его понимает Дон Кихот. Происходит такое же раздвоение, как с Алонсо Кихано и Дон Кихотом. Еще до своего переименования («кихоте» — исп. набедренник, нечто, при всей своей комичности, более рыцарственное, чем челюсть пли пирог с сыром) Дон Кихот меняет имя своего коня. Росинант (от «росин» — кляча и «анте» — впереди, т. е. «кляча, идущая впереди всех») — имя, почти столь же знаменитое, как и имя хозяина этого убогого коня. Заметим, что кляча, которая хромала на все четыре ноги, став Росинантом, верно служила и оказалась необыкновенно выносливой при всей своей незадачливости. Возникает представление, что мир двоится, и достаточно Переименовать кого-то и при этом посмотреть на него по-иному, как Возникает новое существо. Не случайно Сервантес называет Дон Кихота Гщетояо, что неточно переведено как «хитроумный». (слово это пришло из Латыни, где еще во времена Цицерона употреблялось в значении «щедро Одаренный от природы», «талантливый», «остроумный», «изобретательный». Дон Кихот действительно изобретает особый мир и новых существ, которые в романе оказываются более живыми и индивидуальными, чем реальные. К реальному миру, как правило, относятся люди, имена которых почти не упоминаются а просто говорится: священник, цирюльник, ключница, племянница, хозяин постоялого двора, герцог, герцогиня. И почти все они — люди «без свойств», как Ллонсо Кихано и Альдонса. Зато имена существ, населяющих второй, воображаемый мир, стали известны всем — они стали обозначать мировые литературные типы (Дон Кихот, Дульсинея Тобосская и даже Росинант). Санчо Панса. В этом перечне должно быть упомянуто еще одно знаменитое имя — Санчо Панса. Вот герой, которого не придумывал Дон Кихот, которого он не переименовывал, который но всем выглядит как противоположность Дон Кихота до такой степени, что еще романтики увидели в рыцаре и его оруженосце антиподов, воплощающих антитезу идеального и материального. Но на самом деле место Санчо Пансы в романе другое: антиподом Дон Кихота выступает Алонсо Кихано, а Санчо, столь земной и практичный и в то же время мечтающий о губернаторстве на острове, становится связующим звеном между реальностью и фантастическим романным миром Дон Кихота. Пребывание Дон Кихота в герцогском дворце и губернаторство Санчо Пансы — это уже период мудрой старости Дон Кихота. Литературная полемика с рыцарскими романами теперь не так важна. И Дон Кихот, и Санчо Панса демонстрируют глубокое понимание жизни. Насмешки над ними выглядят жестокими, и в смехе Сервантеса, трагикомическом по природе, все более слышны трагические ноты. Второй том романа. После периодов рождения, детства, зрелости, старости следует смерть Дон Кихота. Интересно, что герой умирает дважды. Ведь в конце первого тома, законченного в 1604 г., упоминается о смерти Дон Кихота, а также Санчо Пансы и Дульсинеи Тобосской. Здесь же упоминается о третьем выезде Дон Кихота и высказывается надежда на опубликование его описания. Значит, Сервантес заранее планировал второй том романа, смертью героев закрывая возможность для других воспользоваться его героями для продолжения рассказа. Писал он второй том долго, отвлекаясь на другие замыслы. В 1613 г. вышли «Назидательные новеллы» Сервантеса, составившие важную страницу в истории европейской новеллы. Через два года появился сборник пьес «Восемь комедий и восемь интермедий», в котором Сервантес раскрывается как интересный драматург. Он начинает работу над своим последним романом «Странствования Персилеса и Сехисмунды». И в тот момент, когда писатель был близок к завершению второго тома «Дон Кихота», в 1614 г. некий Алонсо Фернандес де Авельянеда выпустил в Таррагоне книгу под названием «Второй том хитроумного идальго Дон Кихота Ламанчского». Несмотря на усилия ученых, до сих пор неизвестно, кто же был автором этого произведения Сложные, многозначные и загадочные образы Сервантеса потеряли там всякую загадочность, Дон Кихот оказался окончательно сумасшедшим, а Санчо Панса — примитивным донельзя. Сервантес вынужден был вести спор с этим романом. Он по всему тексту, начиная с посвящения и пролога ко второму тому и кончая эпизодом смерти Дон Кихота, расставил выпады против Авельянеды, следовательно, когда надо, мог вмешиваться в почти готовое произведение (хотя как умирающий Дон Кихот мог осуждать произведение, появившееся через десять лет после его смерти!). Сердобольные друзья нашли способ освободить Дон Кихота от его безумства. С этого момента он погиб, а остался его реальный двойник. Тот ли это человек, который появился в начале романа? Нет, в нем что-то изменилось. Прежде всего, появилось точное имя — Алонсо Кихано. Появилась мудрость. Но сохранилось желание жить по литературным образцам: если не в соответствии с рыцарскими романами, то по канонам пасторальных романов (замечательно, что к этому же его призывает и Санчо Панса: «Стыдно вам в постели валяться, вставайте-ка, одевайтесь пастухом — и пошли в поле, как у нас было решено: глядишь, где-нибудь за кустом отыщем расколдованную сеньору донью Дульсинею, а уж это на что бы лучше!»). Наконец, у этого «человека без свойств» появилось свойство, отразившееся в его прозвище: Алонсо Кихано Добрый. Собственно, доброта и есть главное, что из рыцарского идеала должно быть перенесено в реальную жизнь. Сервантес похож на своего героя в его лучших чертах. Дон Кихот, самый «книжный» из героев сервантесовского «романа о романе», умирает вместе с завершением повествования. И его создатель, Сервантес, покидает этот мир вскоре после завершения романа, 23 апреля 1616 г. в Мадриде. И хотя есть исследования, показывающие, чдо этот день не совпадает с 23 апреля того же года в Англии, когда умер Уильям Шекспир, разница в несколько дней несущественна: одновременно ушли из жизни два величайших писателя эпохи Возрождения, которые в своих произведениях подвели ее итоги и проложили новые пути в литературе на целые века вперед.   Cочинение «Дон Кихот “мудрый безумец”» Это произведение было написано в Испании М. Сервантесом. Во времена, когда создавалось произведение люди зачитывались рыцарскими романами, и Сервантес решил показать нелепость этих романов. После того как издалось его произведение «Дон Кихот» рыцарские романы потеряли свою популярность. Главный персонаж книги — Дон Кихано, Испанский идальго. На вид ему 50 лет. Автор описывает его как худощавого, сильного, крепкого человека, который в праздники одевает одежду из тонкого сукна и бархата и попроще в будни. На ужин он ел кусок коровьего мяса или баранины, чечевицу в постные дни и жареного голубя по воскресеньям. Все свободное время он проводил за чтением рыцарских романов и вскоре от своего увлечения, которое переросло в страсть он потерял рассудок. И однажды в его голову пришла самая невообразимая мысль: стать странствующим рыцарем. На мир он смотрит не глазами обычного человека, а словно это происходит во времена странствующих рыцарей. Однако простой народ не понимает его мировоззрения и только смеется и шутит над ним. Только сумасшедший может отправиться на войну с этим миром. Он верит в обещания и клятвы и судит человека по его делам. Конфликт произведения заключается в сталкивании между воображаемым миром Дон Кихота и реальным миром, без которого он не может жить. В восьмой главе первой части, в схватке с мельницами наиболее хорошо проявляется его храбрость до безрассудства и, он не побоялся выйти на бой с группой «Великанов» — мельниц. В 17-ой главе в схватке со львами он готов пожертвовать жизнью ради своих безумств. В 19-ой главе в истории с мертвыми телами проявляется его справедливость. И хотя он окончательно потерял рассудок, во второй части в споре с духовником проявляется его большая мудрость, образованность, человечность и демократизм. Также его мудрость проявляется в сцене, где он дает советы Санчо Пансе по правлению островом. Если в первом томе произведении они противопоставляются друг другу, то во втором, после скитаний по Испании и разговоров они сближаются, и между ними стирается социальная граница — они становятся единым целым. Его друзья: Бакалавр Карраско, Цирюльник Николас и Священник смотрят на него как на сумасшедшего и соответственно так к нему и относятся, пытаются вернуть домой. Даже во время его смерти они продолжают так же к нему относиться. А Санчо Пансе очень сложно было перенести его смерть. В большинстве случаев Дон Кихота окружают злобные люди или те, кто хочет посмеяться над ним. Дон Кихот и Санчо Пансо — любимые герои Сервантеса. Сервантес был убежден в подвиге Дон Кихота во имя справедливости. Когда Дон Кихот спасает герцогиню — это его настоящий подвиг, в котором был уверен Сервантес. В конце, когда Дон Кихот умирает, автор пишет послесловие, в котором заключает большой смысл. По странной иронии судьбы роман, который Сервантес создавал как пародию, пережил все "серьезные" литературные произведения этого автора. Нищий, однорукий, измученный Сервантес писал "Дон Кихота" в тюрьме. От отчаяния к надежде, от надежды к смирению движется течение романа. Мягкий юмор, грустный смех, трагикомические ситуации и неожиданная мудрая серьезность составляют фон, "пейзаж", на котором происходят приключения героя. Бедный дворянин Алонсо Кехано — старый романтик и идеалист. Всю жизнь он прожил, не слишком обращая внимание на реальность, потому что реальными для него были литературные герои, благородные и бескорыстные рыцари, сражающиеся с несправедливостью, защищающие честь своих прекрасных дам. Наконец, состарившись, Алонсо Кехано словно спохватывается и решает сам пройти этот рыцарский путь. Пусть окружают его не прекраснодушные товарищи, а грубые односельчане с примитивным практицизмом и ограниченным здравым смыслом. Пусть дебелая Альдонса только в воображении Кехано — чистая и прекрасная дама. Пусть опасности надуманы, вместо драконов — ветряные мельницы, вместо боевого коня — смирная беспородная кляча, но настоящими были отвага, благородство, душевная красота и йодлинное рыцарство Алонсо Кехано, великолепного Дон Кихота. Рядом с Дон Кихотом на осле трясется его верный спутник Санчо Панса, не прочитавший в жизни ни одного романа, но волей-неволей попавший в самый великий из них… Высокая трагическая духовность и веселый, лукавый народный дух — самая странная и вечная пара. Роман Сервантеса потряс читателей и стал не только фактом истории литературы, но и фактором, изменившим ее, создавшим многие сюжеты. Перекличку или спор с Сервантесом уже четыреста лет ведут писатели. Без него не написал бы своего Дон Кихота — князя Мышкина из "Идиота" — Достоевский. Герой романа Замятина "Мы", у которого нет даже имени, только номер, тоже по-донкихотски встает на борьбу против всех. Двойственность образа порождает двойственность восприятия. Слово "донкихотство" часто употребляется в значении "бессмысленная борьба с придуманными врагами", "деятельность благородная, но обреченная на неудачу", "геройский поступок, основанный на неверных предпосылках". Глубоко пронизаны этой двойственностью многие книги братьев Стругацких, в которых рассказывается о "прогрессорстве", благородной и бескорыстной помощи слаборазвитым цивилизациям. Гениальные книги неисчерпаемы, они снова и снова заставляют людей задумываться о главном: о себе, о человеческой судьбе и судьбе человечества. Они как зеркало, в котором каждый новый век видит себя.   Cочинение «Судьбы героев романа «Дон Кихот» Судьба их аналогична: оба, увлеченные своими фантазиями, отрываются от семьи и мирной здоровой жизни, чтобы пуститься по свету в поисках удачи, и оба в конце концов исцеляются от своих бредней, убедившись, что они были во власти миражей. Но разница между ними та, что Дон-Кихот пленился мечтой об искоренении зла на земле и о рыцарской славе, т. е. старым рыцарским идеалом в его классической форме, а Санчо Панса под влиянием безумного Дон-Кихота прельстился идеей легкой наживы, духом авантюризма, т. е. современной формой рыцарского идеала — «рыцарством» первоначального накопления. Есть разница также в том, как они исцеляются от своих миражей. Дон-Кихот, несмотря на сыплющиеся на него градом неудачи, остается во власти своих рыцарских иллюзий, пока, наконец, пелена не спадает с его глаз. Но тот второй, здоровый человек, который в нем живет, развивается на протяжении романа пол влиянием как соприкосновения с жизнью, так и общения с чистым душой Санчо Пансой. Речи Дон-Кихота в моменты просветления его сознания становятся все более значительными и мудрыми, и параллельно с этим он делается все доверчивее и откровеннее со своим оруженосцем, все чаще просит у него совета и помощи, и социальная дистанция между ними все сокращается, пока, в последних главах, не исчезает совсем. Напротив, Санчо Панса исцеляется умственно и нравственно задолго до конца романа. От бредней, воспринятых им от Дон-Кихота, он освобождается в результате суровых испытаний, последним из которых было его «губернаторство». Однако в управление своим «твердым островом» он вступил уже излечившимся от владевшей им ранее жажды наживы, и это произошло с ним отчасти под воздействием постоянного примера душевного благородства и доброты Дон-Кихота. Санчо Панса сопутствует Дон-Кихоту в третьем выезде последнего уже не из соображений выгоды, а из сердечной привязанности к своему господину, которого он искренне полюбил. В конце романа он не вспоминает о жаловании, которое тот ему задолжал. Под влиянием Дон-Кихота Санчо становится добрее и великодушнее в отношении к людям, им начинает руководить уже не жажда обогащения, а любовь к справедливости и человечность. Но это влияние Дон-Кихота, так же как и окружающей действительности, расширившее умственный кругозор Санчо, было лишь толчком для раскрытия в нем природных свойств здорового и одаренного представителя народа, заглушённых условиями жизни феодальной деревни и отупляющим действием католической церкви. Эти природные способности Санчо Пансы ярче всего проявлялись в его знаменитых «судах», так же как и во всем его управлении «островом», во время которого он выказал гораздо больше ума и справедливости, чем все окружающие его придворные. Подлинным нравственным триумфом являются последние его слова при уходе с должности губернатора: «Дайте дорогу, государи мои! Дозвольте мне вернуться к прежней моей свободе, дозвольте мне вернуться к прежней моей жизни, дабы я мог восстать из нынешнего моего гроба… Оставайтесь с богом, ваши милости, и скажите сеньору герцогу, что голышом я родился, голышом весь свой век прожить ухитрился: я хочу сказать, что вступил в должность губернатора без гроша в кармане и без гроша с нее ухожу — в противоположность тому, как обыкновенно уезжают с островов губернаторы… Пускай вот здесь, в конюшне, остаются те самые муравьиные крылышки, которые на беду вознесли меня ввысь для того, чтобы меня заклевали стрижи и прочие птахи, а мы лучше спустимся на землю и будем по ней ходить попросту — ногами». Пословицы Санчо Пансы — несмотря на то, что способ, каким он их цитирует, производит обычно комическое впечатление,— полны глубокой мудрости. В общем как для Дон-Кихота рыцарские затеи, так и для Санчо Пансы его мечты об обогащении—лишь временная заимствованная оболочка, глубоко чуждая их натуре. Оба они — благороднейшие представители испанского народа. Если сумасброд Дон-Кихот — носитель самых высоких гуманистических идей, то простодушный весельчак Санчо Панса — воплощение народной мудрости и нравственного здоровья. Оба кровно близки друг другу, что особенно отчетливо выступает в эпизоде губернаторства Санчо Пансы, где благородные гуманистические идеалы Дон-Кихота скрещиваются с практическим разумом, честностью и здоровой человечностью Санчо. Другой момент их глубокого и уже окончательного сближения — финал романа, когда Санчо Панса, обливаясь слезами, прощается с умирающим господином, который освободился от своих заблуждений и уже больше не Дон-Кихот Ламанчский, а снова — Алонсо Кихана Добрый.  Материал для сочинения. Дульсинея Тоббосская — характеристика литературного героя (персонажа) ДУЛЬСИНЕЯ ТОББОССКАЯ (исп. Dulcinea de Toboso) — центральный персонаж романа Сервантеса «Хитроумный Дон Кихот Ла-манчский» (первый том — 1605, второй — 1615), идеальная возлюбленная, дама сердца героя, Дон Кихота. В самом начале произведения, когда Дон Кихот становится странствующим рыцарем, он, по всем законам жанра рыцарского романа, решает выбрать даму, в которую мог бы влюбиться, т.к. рыцарь без любви — «что тело без души». Прекрасной дамой для Дон Кихота становится простая девушка из соседней деревни — Альдонса Лоренсо, в которую он был одно время тайно влюблен. Дон Кихот нарекает возлюбленную Д.Т., т.к. Альдонса была родом из города Тобосо. Дон Кихот воспевает Д.Т., во имя нее он совершает свои подвиги и, как безутешный влюбленный из рыцарских романов, безумствует в горах Сьерры Морены. При этом Дон Кихот не уверен, «существует ли Дульсинея на свете или не существует, вымышлена она или же не вымышлена…» (II, XXXII). Таким образом, Д.Т. не является самостоятельным персонажем, и, кроме вышеперечисленных случаев, когда Дон Кихота обманывают и выдают за его возлюбленную других, Д.Т на страницах романа не появляется. Конечно, Дульсинея Тобосская существовала только в воображении ламанчского фантазера, но ведь придумать Дульсинею мог лишь тот, кто поэтизировал женщину, благоговел перед ней, для кого любимая, будь она даже простой крестьянской девушкой, превращалась в блистательную принцессу. Вспомним также, что Дон Кихот любил слушать песни и стихотворения, знал уйму старинных народных романсов и сам при случае сочинял стихи.Образ Д.Т., как это явствует из текста, восходит к символу Прекрасной Дамы куртуазной поэзии и прозы средневековья.   

Похожие статьи:

Учебный залСОЧИНЕНИЯ по роману Лермонтова "Герой нашего времени"
Учебный залСОЧИНЕНИЯ по роману А.С. Пушкина "Евгений Онегин"
Учебный залСОЧИНЕНИЯ по роману М. Шолохова "Тихий Дон"
Учебный залСОЧИНЕНИЯ по творчеству А. И. Куприна
Учебный залСОЧИНЕНИЯ по творчеству М. Горького