СОЧИНЕНИЯ по творчеству А. Блока

 


Сочинение:

«Традиции и новаторство в поэзии Александра Блока».

 

Великий классик русской поэзии Александр Блок жил и творил в первое двадцатилетие двадцатого века – века социальных катастроф, великих революционных переворотов. Он был свидетелем исторических событий и нашел свое оригинальное выражение тем чувствам и мыслям, которые еще не были выражены в поэзии до него.

 

То новое и самобытное, что внес в русскую и мировую поэзию Александр Блок, определяется особенностями исторического развития России в эпоху империализма и революций.

 

Начиная с тысяча девятьсот седьмого по тысяча девятьсот восьмой год, тема России, ее исторического пути, ее настоящего и будущего выходит на первый план в творчестве А. Блока.

 

В произведениях поэта о России ощутима связь с изображением России Пушкиным, Лермонтовым, Некрасовым. В этом традиции русской поэзии А. Блок в своем творчестве продолжает традиции русской поэзии, выражающиеся во внимании к народному слову, любви к природе, Родине.

 

Нищая Россия — образ некрасовский. Но и в стихотворениях А. Блока находит отражение этот образ:

 

Россия, нищая Россия,

 

Мне избы серые твои,

 

Твои мне песни ветровые

 

Как слезы первые любви!

 

Созвучно с Некрасовым и блоковское сравнение любви к женщине и любви к Родине. «О Русь моя! Жена моя!» В то же время в стихах проявляется чисто блоковское чудо перетекания образа женщины в образ Родины и наоборот.

 

Его Россия — женщина-красавица то ли из сказки, то ли из жизни. Ее красота — «разбойная», непокорная. Поэтому даже во власти «чародея» она не пропадет, не сгинет. Только «забота затуманит» ее прекрасные черты. А затем образ женщины незаметно переходит в образ Родины:

 

Ну что ж? Одной заботой боле —

 

Одной слезой река шумней,

 

А ты все та же — лес да поле.»

 

И снова женщина: «Да плат узорный до бровей…»

 

Заключительные строки стихотворения «Россия» возвращают к его началу — теме тройки, пути, которые устремлены в будущее.

 

Следуя за традицией, А. Блок создает в стихах свой неповторимый образ России. Поэт часто обращается к евангельским темам, сюжетам:

 

Сын человеческий не знает,

 

Где преклонить ему главу…

 

Родина для поэта традиционно связана с таинственными сказками и поверьями:

 

В густой траве пропадешь с головой.

 

В тихий дом войдешь, не стучась…

 

Обнимет рукой, оплетет косой

 

И статная скажет: «Здравствуй, князь»

 

Александр Блок видел и новую Россию, Россию зарождающегося капитализма:

 

Многоярусный корпус завода,

 

Города из рабочих лачуг.

 

Также поэт видел нищету, ужас мировой войны. В его стихах появлялись мотивы бездомности, скитаний. Но вместе с тем поэт ощущал единство с Россией:

 

Русь моя, жизнь моя,

 

Вместе ль нам маяться?

 

Тема России раскрывается в поэзии А. Блока в символических образах. Например, образы России — спящей красавицы и пленившего ее злого колдуна, чародея. Колдун — это образ старого, ветхого мира, точнее, образ русского самодержавия, которое старалось усыпить, одурманить Россию, рвущуюся к новой жизни.

 

Но, несмотря на все обещания и обманы чародея, красавица бессмертна:

 

Пускай заманит и обманет, —

 

Не пропадешь, не сгинешь ты…

 

Россия А. Блока — утешение и надежда, залог и вера. С нею и «невозможное возможно, дорога долгая легка».

 

Это страна громадной, еще не выявленной мощи и энергии. Не случайно мотив «долгого пути», лежащего перед Родиной, проходит через всю патриотическую лирику А. Блока.

 

«Россия — буря», — говорил А. Блок. Это ощущение Родины как могучей и свободной стихии, призванной преобразить мир, он гениально передал в своей поэзии.

 

Через все блоковские стихи о России проходит ряд образов и метафор, воплощающих идею бурного движения. Это ветер, вьюга, снежная метель, бегущие по небу тучи.

 

В стихах А. Блока о России присутствует предчувствие неслыханных перемен:

 

Доколе матери тужить?

 

Доколе коршуну кружить?

 

Пророческие стихи поэта, его страсть и тревога с необычной силой воздействовали на современников. Они волнуют нас и сегодня.

 

Когда А. Блок умер, современники остро почувствовали, что с его смертью закончилась целая полоса русской поэзии. А. М. Горький так высказался об А. Блоке: «Волей Божией поэт и человек бесстрашной искренности».

 

Трагедия прошлого и правда будущего — вот всеобъемлющее содержание поэзии А. Блока. Продолжая традиции русской поэзии и внеся свое самобытное, новое, А. Блок оставляет яркие неизгладимые впечатления. Залог бессмертия поэзии А. Блока в ее беспощадной правдивости и искренности.

 

 

" Россия в творчестве Блока".

Сочинение

 

 

Сотри случайные черты —

 

И ты увидишь: мир прекрасен.

 

А. Блок

 

“Жизнь — это путь”,— говорил Лев Толстой. Жизнь Александра Блока — это путь среди революций, трудный и сложный. От “Стихов о Прекрасной Даме” до поэмы “Двенадцать”, то есть от предельно индивидуальной лирики до дышащих революционным пафосом произведений.

 

Революционные события вплотную подвели Блока к теме Родины, России. Понятие добра вчерашний певец Прекрасной Дамы связывает уже не с мистическими символами, а с земными людьми. Он порывает с символистами, равнодушно относится к социальным проблемам. В новых произведениях Блока отражены поиски путей к народу, к постижению судеб Родины. Каков русский народ, такова истинная Русь, это Блок показывает в своей поэме “На поле Куликовом”. Идея народного подвига, народной силы, идея могучей Родины, ее непобедимости выражена поэтом страстно и убежденно:

 

Пусть ночь. Домчимся,

 

Озарим кострами

 

Степную даль.

 

В степном дыму блеснет

 

Святое знамя

 

И ханской сабли сталь...

 

Подвиг былых времен, о нем напоминая, Блок звал к подвигу новому. Сердце поэта “просится в бой”, за Родину, за то, чтобы “нищая Россия” стала “Новой Америкой”, то есть страной огромных возможностей и талантливого, молодого духом народа, страной “больших масштабов”.

 

Уголь стонет и соль забелелась,

 

И железная стонет руда...

 

То над степью пустой загорелась

 

Мне Америки новой звезда!

 

В 1905 году было написано прекрасное стихотворение “Осенняя воля”, в котором уже звучал основной тон патриотической лирики Блока.

 

Приюти ты в далях необъятного,

 

Как и жить и плакать без тебя! —

 

восклицал он, обращаясь к России. Поэт говорит о Родине с бесконечной любовью, с проникновенной нежностью, с щемящей болью и светлой надеждой, и слова его так же трепетны, как “слезы первые любви”.

 

Россия, нищая Россия,

 

Мне избы серые твои,

 

Твои мне песни ветровые,—

 

Как слезы первые любви!

 

Тебя жалеть я не умею

 

И крест свой бережно несу...

 

Широкая, многоцветная, полная жизни и движения картина родной земли “в красе заплаканной и древней” слагается в стихах Блока. Необъятные русские дали, пылающие рябины, буйные вьюги и метели, крики лебедей, тюрьмы и солдатские эшелоны, такова блоковская Россия.

 

Русь опоясана реками

 

И дебрями окружена,

 

С болотами и журавлями,

 

И в мутным взором колдуна,

 

Где разноликие народы.

 

Из края в край, из дола в дол

 

Ведут ночные хороводы

 

Под заревом горящих сел.

 

Блок создал свой самобытно-неповторимый лирический образ Родины — не матери, каким он был у поэтов прошлого,, а красавицы подруги, возлюбленной, невесты, “светлой жены”.

 

О, Русь моя!

 

Жена моя!

 

До боли

 

Нам ясен долгий путь!

 

С течением времени образ России меняется. Если сначала поэт воспевал романтически “необычайную” и “талантливую” Русь — “нищую”, дремучую и колдовскую, то в дальнейшем эти сказочные мотивы заметно уступают место представлению о “живой и могучей юной России”. А. Блок мечтал о том, что будущий его читатель простит ему “угрюмство” и увидит в его поэзии торжество добра, света и свободы, что он сумеет прочесть в его стихах о будущем, сумеет почерпнуть в них силы для жизни:

 

Есть ответ в моих стихах тревожных:

 

Их тайный жар тебе поможет жить.

 

Так и случилось. Как и все истинно великое и прекрасное, поэзия Блока всегда помогает и будет помогать людям жить, любить, творить, бороться.

 

 

 

 

 

«Идейно-художественное своеобразие поэмы А. А. Блока «Двенадцать».

Сочинение

 

 

И была роковая отрада

 

В попиранъи заветных святынь...

 

А. Блок

 

 

 

В январе 1918 года А. Блок создает самую знаменитую свою поэму — создает за несколько дней, в едином вдохновенном порыве. Обычно требовательный к себе, он, оценивая свое творение, пишет: "Сегодня я гений". Напечатанная в феврале поэма вызвала бурные и противоречивые отклики. О ней говорили везде. Многое в ней казалось неприемлемым собратьям по литературе. Взрывом негодования была она встречена со стороны российской интеллигенции. Бунин обрушился на автора с гневной критикой, некоторые из друзей отвернулись от него. Но, несмотря на это, поэма Блока по праву заняла свое место в истории русской литературы,

 

В "Двенадцати" Блок запечатлел образ той революции, в которую он верил, которая открылась ему в заревах пожаров, в метелях, в дыхании России. Автор показал в своей поэме революцию как очистительный пожар, в огне которого все старое должно быть уничтожено:

 

 

 

 

Мы на горе всем буржуям

 

Мировой пожар раздуем,

 

Мировой пожар в крови —

 

Господи, благослови!

 

 

 

В каждой строчке мы слышим музыку революции, — ту, которую Блок призывал слушать "всем телом, всем сердцем, всем сознанием". Но она у него уже не непонятный и едва слышимый гул, как в ранних стихах, а мощная симфония времени: смех и плач вьюги, обрывки революционных песен, выстрелы, шаги красноармейцев.

 

Творческий метод Блока-символиста ярко проявляется и в этом его произведении: именно с помощью символов автор показывает происходящее. Старый, прогнивший мир, представителями которого становятся у Блока "буржуй на перекрестке", "длиннополый" поп, реакционный интеллигент, презрительно названный "витией", олицетворен в поэме уличным псом:

 

 

 

И старый мир, как пес безродный,

 

Стоит за ним, поджавши хвост. Или:

 

Старый мир, как пес паршивый,

 

Провались — поколочу!

 

 

 

Блок показывает послереволюционный хаос и анархию как неизбежный процесс, сопутствующий великой ломке. Сама революция показана в поэме в обобщенно-символическом образе вселенского ветра, метели, врывающейся в жизнь обывателя:

 

 

 

Черный вечер.

 

Белый снег.

 

Ветер, ветер!

 

На ногах не стоит человек.

 

 

 

Это стихия, пусть очистительная, но безжалостная, разрушительная. И ее представителями становятся двенадцать красноармейцев. О каждом из них в отдельности не сказано ничего, но вместе они — сила, которая разрушит мир "до основанья". Сами же они весьма смутно осознают, какова их цель. Автор показывает в начале поэмы, как много у них общего с обыкновенными уголовниками:

 

 

 

В зубах — цигарка, примят картуз,

 

На спину б надо бубновый туз?

 

 

 

Их продвижение по улице должно стать символом их эволюции. На первом этапе своего пути двенадцать предстают анархистами, разрушителями. Им ничего не стоит пальнуть "в святую Русь". У них есть только их "святая злоба", но нет организованности. Их ведет ненависть, а не любовь к людям. Их влечет свобода — "эх, без креста". Их движение стихийно, инстинктивно и гибельно порою не только для врагов. У них нет Бога в высшем смысле этого слова: старая религия — религия рабов — для них неприемлема, а новую они еще не обрели. И тут автор показывает бессмысленное, ничем не оправданное убийство — это кульминация действия поэмы. После нее в повествовании все меняется. Внутреннее потрясение заставляет героев осознать свое предназначение, отбросить анархистский и несерьезный подход к своей революционной деятельности. Исчезают игривые реплики, посторонние разговоры, строчки приобретают строгость, чеканность ритма:

 

 

 

Революционный держите шаг!

 

Неугомонный не дремлет враг!

 

 

 

И дальше двенадцать героев идут уже "державным" шагом — то есть они полностью осознают свою ответственность за судьбу страны:

 

 

 

В очи бьется Красный флаг.

 

Раздается Мерный -шаг.

 

 

 

Будучи ранее частью стихии, отныне двенадцать должны сами бороться с ней. Однако до самого конца они идут "без имени святого", а значит, не понимая и не принимая окончательно идеалов новой жизни. И тогда Блок выводит фигуру Христа, который ведет героев с кровавым флагом:

 

 

 

И за вьюгой невидим,

 

И от пули невредим,

 

Нежной поступью надвьюжной,

 

Снежной россыпью жемчужной,

 

В белом венчике из роз

 

Впереди — Исус Христос.

 

 

 

Образ Христа не поддается однозначному толкованию. То ли это еще не узнанный и не признанный Бог, вождь, то ли не видимая в метели жертва, то ли немой свидетель и судья. Намеренно или нет, автор оставил недосказанным это в своей поэме. Решать — самому читателю и его времени.

 

В поэме "Двенадцать" Блок выступил также и как реформатор в области художественной формы. Перемену обычной манеры он обосновал тем, что писать о новом, о революционном необходимо новым языком. Поэтому произведение представляет собой разительный контраст по сравнению с написанным ранее.

 

Поэма состоит из двенадцати небольших главок — по числу заглавных героев. При этом автор не избежал символистского увлечения магией чисел — ведь мистическая "нагруженность" числа "двенадцать" общеизвестна. К тому же именно столько апостолов, учеников было у Христа — а библейские мотивы входят в поэму непосредственно с его образом. "Двенадцать" можно назвать драматической поэмой, так как главным в ней является действие, носителем которого выступают главные герои. Большую часть повествования составляют реплики и диалоги персонажей. У каждого из них свой язык: у убогой старушки, у барыни, у писателя, у красноармейцев. Поэме свойственно разнообразие художественно-речевых стилей, ее язык включает лексику возвышенно-поэтическую и просторечную, даже вульгарную. Политические лозунги, фольклорные мотивы, городской романс, разбойничьи песни и частушки — автор как будто стремится выразить все многоголосие улицы, используя различные жанры художественной речи. Также разнообразны ритм и размер стиха, от частушечного до маршевого, от четырехстопного хорея до дольника.

 

Сочетание различных речевых стилей, жанров, ритмов, сама драматическая форма поэмы позволили Блоку выразить, воплотить то, что он называл "музыкой революции", ее многоголосие, стихийность. Поэт стремился к единству содержания и формы, и его поэма — яркое тому подтверждение. В то же время Блок не избегает и привычных символистских приемов и методов.

 

В своей поэме автор старался как можно точнее отразить то, что он видел и чувствовал. Его точка зрения может быть принята не всеми. В принципе, искусство не требует признания своих образов за действительность, а тем более, за единственно возможную истину, Поэму "Двенадцать" можно трактовать по-разному, особенно теперь, когда стали известны предсмертные слова Блока о том, что поэму следует уничтожить, как неудавшуюся. Я же считаю, что поэт свято верил, хотел верить в то, что написал, в величие и благородство замыслов и путей революции, но уже в 1921 году сумел увидеть, как далеки его мечты от реальности. А поэма живет как неоспоримое свидетельство напряженного поиска — идейного ли, формального — ее автора.

 

«Торжество добра, света и свободы в поэзии А. Блока».

Сочинение

 

 

Простим угрюмство — разве это

 

Сокрытый двигатель его?

 

Он весь — дитя добра и света,

 

Он весь — свободы торжество.

 

А. Блок

 

 

 

Вряд ли найдется на земле человек, способный остаться равнодушным к поэзии А. Блока. Чем привлекают его стихи? Что заставляет взволнованно биться сердца миллионов читателей? Возможно, каждый находит в них что-то свое, близкое и родное его душе.

 

Всех нас восхищает уникальная способность автора в то нелегкое время, в которое ему довелось жить и творить, сохранять неиссякаемый оптимизм, веру в светлое будущее для людей, для страны, для всего мира.

 

Менялись времена, уходил в прошлое старый строй, возникал — в трудностях, сомнениях, борьбе — новый. Менялся с годами и поэтический стиль Блока, претерпевали изменения его настроения, взгляды, убеждения. На своем творческом пути он прошел от мистико-религиозных мотивов, от романтических мечтаний, уводивших в "миры иные", от неудовлетворенности действительностью до полного сближения с настоящей жизнью, до реального освещения исторических событий, твердой веры в силы народа и великое будущее своей страны. Не случайно поэт В. Маяковский говорил, что "творчество Александра Блока — целая поэтическая эпоха".

 

Да, в реальном мире поэту нередко приходилось встречаться с грубостью, жестокостью, нищетой и несправедливостью. И его сердце всегда противилось этому. Он видел, как страдает его любимый народ, и всеми способами стремился найти пути выхода из подобного тяжелого положения.

 

Уже в первой своей книге "Стихи о Прекрасной Даме" Блок противопоставляет реальной жизни картины потустороннего бытия. И уже в этих стихах чувствуется трепетное ожидание грядущего преображения мира. Со временем поэту все больше и полнее открывается "страшный мир" реальной действительности с его несправедливостью, притеснениями, страданиями простых людей. И в его душе растет протест против этого мира.

 

Темные картины народной жизни не ввергают Блока в отчаяние. Наоборот, он стремится открыть глаза людям, поднять их на борьбу, потому что сам твердо верит, что светлое и счастливое будущее для его страны уже не за горами. Поэт открыто выражает свое презрение и негодование в адрес сытой буржуазии. Но он торжественно и радостно заявляет, что

 

 

 

… опрокинуто корыто,

 

встревожен их прогнивший хлев!

 

 

 

И все увереннее и смелее стихотворения поэта дышат "ночным дыханием свободы".

 

Александр Блок не совсем понимал революцию, не всегда разделял убеждения революционеров. В одном только он был твердо уверен — в необходимости подобных перемен, в силе народа, в его способности добиться для себя и своей страны светлого, свободного будущего. Й потому в своих стихах он решительно призывал эту силу, сметающую с Русской земли "преступный строй" и "разлагающееся буржуазное общество".

 

 

 

Эй, встань, и загорись, и жги!

 

Эй, подними свой верный молот,

 

Чтоб молнией живой расколот

 

Был мрак, где не видать ни зги! —

 

 

 

восклицает поэт, обращаясь к народу.

 

Блок был твердо убежден в том, что только народ может смести все уродливое, злое, прогнившее, что мешает утверждению на земле прекрасного, доброго, светлого.

 

Всегда оставаясь душой с народом, поэт выражал в своих стихах веру в неистребимые силы России, которые поведут ее вперед к светлому будущему, помогут преодолеть все трудности, все испытания, пройти через "вечный бой", через "кровь и пыль", чтобы победить, стать свободными и счастливыми.

 

В цикле "Ямбы" особенно ярко звучат революционные настроения автора. Он убежден, что ушло в прошлое время пассивности, примиренчества, жалости к себе:

 

 

 

Да. Так диктует вдохновенье.

 

Моя свободная мечта

 

Все льнет туда, где униженье.

 

Где грязь, и мрак, и нищета.

 

 

 

Устремление к социальным низам является результатом полного неприятия поэтом устоев общества зла и насилия. Он мечтает о том времени, когда его народ наконец-то вздохнет полной грудью:

 

 

 

Народ — венец земного цвета,

 

Краса и радость всем цветам:

 

Не миновать господня лета,

 

Благоприятного — и нам.

 

 

 

Обращаясь мысленно к будущему, Блок утверждает веру в него:

 

 

 

Я верю: новый век взойдет

 

Средь всех несчастных поколений.

 

Недаром славит каждый род

 

Смертельно оскорбленный гений...

 

… Пусть день далек — у нас все те ж

 

Заветы юношам и девам:

 

Презренье созревает гневом,

 

А зрелость гнева есть мятеж.

 

 

 

В прекрасных, светлых поэтических образах, в ярких, радостных красках воссоздает поэт могучую поступь новой эпохи.

 

Особенно страстно утверждение нового мира прозвучало в его поэме "Двенадцать", где автор сравнивает революцию с мировым пожаром ("Мы на радость всем буржуям мировой пожар раздуем"). В этом пожаре, как в очистительном огне, гибнет ненавистный мир буржуазии и встает мир обновленный, светлый, свободный.

 

Время старого мира — мира унижения, порабощения, несправедливости и зла уходит безвозвратно:

 

 

 

Стоит буржуй, как пес голодный,

 

Стоит безмолвный, как вопрос.

 

И старый мир, как пес безродный,

 

Стоит за ним, поджавши хвост.

 

 

 

Александр Блок искренне верил в то, что с гибелью этого мира для людей наступит совершенно новая жизнь, полная радужных надежд, вдохновенного труда на благо своей родины, полная счастья и свободы для всего русского народа. "Хочу действенности, — пишет он, — чувствую, что близится опять огонь, что жизнь не ждет… Старое рушится… Какое важное время! Великое время! Радостно".

 

Поэт верил в неисчерпаемые возможности человека, в стремление человека к совершенству и в способность достичь этого совершенства. "Мы пришли не тосковать и не отдыхать, — говорил он. — Человек есть будущее… пока есть в нас кровь и юность, — будем верны будущему".

 

В творчестве Александра Блока часто видят трагические настроения, недовольство тяжелым положением народа.

 

В его стихах отмечают мрачные картины жизни русского человека, его боль и страдания, тьму и безысходность. И действительно, наблюдая вокруг себя зло, насилие, несправедливость, поэт не мог не выразить этого в своих произведениях, не мог не высказать негодования, возмущения, боли. Он не уходил от жизни, не стремился скрыться от невзгод в выдуманной красоте "соловьиных садов". Он жил этой жизнью, он всем сердцем был со своим народом. Но он верил в то, что время великих перемен уже близко, что люди перестанут страдать и для них загорится свет добра и свободы.

 

В правдивых красках изображая "страшный мир", автор не перестает искать выход из этого мира. Ведь только выиграв битву между Светом и Тьмой в своей душе, поэт, каждый человек, страна, весь мир в целом обретут гармонию Добра, Красоты, Истины.

 

И А. Блок постоянно утверждает скорое обретение этой гармонии, а путь для ее достижения видит в постоянном движении вперед, в действии, в жизни:

 

 

 

О, я хочу безумно жить:

 

Все сущее — увековечить,

 

Безличное — вочеловечить,

 

Несбывшееся — воплотить!

 

 

 

Значительность происходящих событий, величие всей исторической эпохи налагали на поэта особую ответственность. "Только о великом стоит думать, — говорил А. Блок, — только большие задания должен ставить себе писатель; ставить смело, не смущаясь своими личными малыми силами". И нам он завещал не только "неясные порывы", но и огромную, несгибаемую "волю к подвигу", "волю к жизни".

 

Из эстетской замкнутости на свежий воздух общественной жизни, гражданских устремлений — таков творческий путь великого поэта. Его творчество было исполнено стремления к жизненной правде, к новым художественным принципам, выражающим ритм революционного века. Блоку посчастливилось дожить до краха того "страшного мира", которому он всю жизнь посылал проклятия, приняв в "пантеон своей души" новую жизнь и успев сказать свое вдохновенное, прекрасное поэтическое слово. И ничего, что часто душил "жизни сон тяжелый", ничего, что иногда "задыхался" он в мире этого сна. Но поэт знал, что жизнь его прожита не зря, если звучит в его произведениях вера в торжество добра, света, свободы.

 

«А. А. Блок — символист».

Сочинение

 

 

Я вам поведал неземное.

 

Я все сковал в воздушной мгле.

 

В ладье — топор.

 

В мечте — герои.

 

Так я причаливал к земле.

 

А. Блок

 

 

 

Творчество А. Блока, гениального поэта, "трагического тенора эпохи", как назвала его А.Ахматова, во многом определилось эстетикой одного из модернистских литературных течений того времени — символизма. Именно с ним связаны основные темы, идеи и образы блоковской лирики, ее художественные средства и приемы. Для того чтобы проследить наличие и трансформацию символистских мотивов в творчестве поэта, необходимо остановиться на основных положениях эстетики и поэтики данного течения.

 

Символизм как направление в искусстве сложился во Франции уже в 70—80-е годы прошлого века. Именно в творчестве великих французских поэтов того времени черпали свое вдохновение их русские последователи. Символизм принято считать одним из проявлений декаданса — мировосприятия, характеризующегося подчеркнутым индивидуализмом, уходом от действительности, разочарованием в традиционных ценностях, пессимизмом. Символисты решительно противопоставили мир внутренний и мир внешний и признали за первым право на истинность. Нельзя существовать в мире, не познавая его, и в качестве формы познания они предложили символ, наделив его особым, необычным смыслом. Символ перестает быть лишь средством художественной образности, условно выражающим суть какого-либо явления. Отныне он призван отразить глубинные, доступные только взору поэта связи вещей. Он принципиально многозначен, и эта многозначность достигается за счет неясности, неопределенности, размытости образа. Основной принцип изображения — никаких красок, только оттенки. Задача поэта — внушать читателю определенное настроение. Для этого нужна новая система образов, нужна музыкальная организация стиха. Для эстетики символизма вообще свойственна идея синтеза различных видов искусств, отсюда "музыкальный" и "живописные" элементы в поэзии, стремление передать зрительное впечатление с помощью слухового, музыкальное — с помощью изобразительного. К примеру, у Брюсова:

 

 

 

В гармонии тени мелькнуло безумие,

 

Померкли аккорды мечтательных линий,

 

И громкие краски сгустились угрюмее,

 

Сливаясь в напев темно-синий.

 

 

 

связаны с воздействием на его эстетические взгляды идей символизма. Особенно велико было влияние русского философа и поэта Вл. Соловьева. Именно из его произведений Блок позаимствовал идею о близящейся мировой катастрофе и учение о Мировой Душе или Вечной Женственности, призванной обновить мир. Это влияние и в биографическом плане — любовь к Л. Д. Менделеевой и определили во многом мистико-элегическую направленность стихов Блока, их индивидуализм и отрешенность от мира.

 

В наибольшей степени это относится к циклу стихов о Прекрасной Даме. Хотя цикл этот в целом автобиографичен, но реальная основа событий тщательно зашифрована, переведена на особый, мистический язык. Так, ожидание невесты и встреча с ней преобразуются в следующие строки:

 

 

 

Ты в белой вьюге, в снежном стоне

 

Опять волшебницей всплыла,

 

И в вечном свете, вечном звоне

 

Церквей смешались купола.

 

 

 

Невесту, любимую девушку поэт изобразил в стихах как земное воплощение Вечной Женственности. Образ Прекрасной Дамы — один из ключевых в поэзии Блока. Она — идеал духовной красоты, божество, символ гармонии и света. Поэт не дает ее портретов — ведь она почти бесплотна, как всякое видение, греза, сон. К тому же описать — значит, определить, а определить — значит, ограничить. И образ Прекрасной Дамы остается в блоковской поэзии нераскрытым, недосказанным, неопределенным. Он явлен нам только во множестве имен: Прекрасная Дама, Вечная Женственность, Владычица Вселенной:

 

 

 

О, Святая, как ласковы свечи,

 

Как отрадны

 

Твои черты!

 

Мне не слышны ни вздохи, ни речи,

 

Но я верю: Милая — Ты.

 

 

 

Лирический герой цикла предстает несомненным индивидуалистом, человеком не только одиноким, но жаждущим одиночества, живущим своей внутренней жизнью, чуждым общественным интересам:

 

 

 

Что буря жизни, если розы

 

Твои цветут мне и горят!

 

Что человеческие слезы,

 

Когда румянится закат!

 

 

 

Пейзажи стихов Блока полны отвлеченных и усложненных образов, призванных передать символическое соответствие внешнего мира, мира природы и мира внутреннего:

 

 

 

Я встал и трижды поднял руки.

 

Ко мне по воздуху неслись

 

Зари торжественные звуки,

 

Багрянцем одевая высь.

 

 

 

Когда позднее в поэзии Блока появляются социальные мотивы, основной формой их выражения по-прежнему остается форма символическая: реальные события даны автором условно, образы размыты, характеры неопределенны. В стихотворении "Фабрика" поэт рисует фигуру некоего чудовища с "медным" голосом, согнутые спины рабочих, желтые окна, где смеются над обманутыми. С развитием социальной тематики в творчестве Блока связано появление в нем новых многоплановых символов. Например, образ дороги и степи, поля как символ самой России, ее пути во времени, ее бескрайних просторов и неисчерпаемой красоты и силы.

 

Россия в поэзии Блока становится мифическим сфинксом, чью тайну нельзя разгадать:

 

 

 

.Дремлю — и за дремотой тайна,

 

И в тайне — ты почиешь, Русь.

 

 

 

Воплощением революционной стихии делает Блок метель и пожар в своей символистской поэме "Двенадцать":

 

 

 

Мы на горе всем буржуям

 

Мировой пожар раздуем…

 

 

 

Глубоко символичен в поэме и образ Христа. Его нельзя назвать однозначным. В самом деле, Христос идет впереди двенадцати, но, может быть, не как невидимый вождь, а как жертва, или судия, или пророк. Пожалуй, для самого автора фигура Христа — выражение страстной жажды обновления, веры в истину, в любовь и добро.

 

Музыкальность — одно из свойств лирики Блока.

 

Он добивается ее с помощью различных средств, как правило, это разного рода (ритмические, звуковые, лексические) повторы:

 

 

 

Ни любви, ни тоски, ни обиды.

 

Все померкло, прошло, отошло… Или:

 

Вот лицо возникает из кружев,

 

Возникает из кружев лицо.

 

 

В кругу символистов Блок занимает особое место. Разделяя во многом их эстетические убеждения, он не был сторонником крайнего индивидуализма и пессимизма ("Сотри случайные черты — и ты увидишь: мир прекрасен"), проповедником искусства для искусства, экспериментатором, отрицающим предшествующую традицию. Используя и трансформируя идеи символизма, его методы, поэт сумел выразить не только свой внутренний мир, но и жизнь эпохи, воплотив тем самым свое творческое кредо:

 

 

О, я хочу безумно жить:

 

Все сущее — увековечить,

 

Безличное — учеловечить,

 

Несбывшееся — воплотить!

 

 

«Мотивы лирики А. А. Блока».

Сочинение

 

О, я хочу безумно жить:

 

Все сущее — увековечить,

 

Безличное — очеловечить,

 

Несбывшееся — воплотить!

 

А. Блок

 

 

 

Творчество Александра Блока — великого поэта начала XX века — одно из самых примечательных явлений русской поэзии. По силе дарования, страстности отстаивания своих воззрений и позиций, по глубине проникновения в жизнь, стремлению ответить на самые большие и насущные вопросы современности, по значительности новаторских открытий, ставших неоценимым достоянием русской поэзии, Блок является одним из тех деятелей нашего искусства, которые составляют его гордость и славу.

 

Что же привлекает меня в поэзии Блока? Прежде всего то, что все явления окружающего мира и все события истории, все предания веков, народное горе, мечты о будущем — все, что становилось темой переживаний и пищей раздумий, Блок переводил на язык лирики и прежде всего воспринимал как лирику. Даже сама Россия была для него "лирической величиной", и эта "величина" была столь огромной, что далеко не сразу вместилась в рамки его творчества.

 

Крайне существенно и то, что большая патриотическая тема, тема Родины и ее судеб, входит в лирику Блока одновременно с темой революции, захватывающей поэта до самых потаенных глубин его души и породившей строй совершенно новых чувств, переживаний, стремлений, возникавших словно при грозовых разрядах, в их ослепительном свете, — и тема Родины становится в творчестве Блока основной и главнейшей. Одно из самых 'примечательных его стихотворений, написанных в дни революции 1905 года и вдохновленных ею, — "Осенняя воля". В этом стихотворении, за которым последует и огромный по своему внутреннему значению и художественному совершенству цикл "Родина", глубоко сказались те переживания и раздумья поэта, которые придали его лирике новые и необычайно важные черты.

 

Вся та же, прежняя, а вместе с тем и совершенно иная красота родной земли открылась поэту в самой неприметной для "иноплеменного взора" равнине, не поражающей ни яркими цветами, ни пестрыми красками, спокойной и однообразной, но неодолимо привлекательной в глазах русского человека, как это остро почувствовал и передал поэт в своем стихотворении:

 

 

 

Выхожу я в путь, открытый взорам,

 

Ветер гнет упругие кусты,

 

Битый камень лег по косогорам,

 

Желтой глины скудные пласты.

 

Разгулялась осень в мокрых долах,

 

Обнажила кладбища земли,

 

Но густых рябин в проезжих селах

 

Красный цвет зареет издали...

 

 

 

Казалось бы, все однообразно, привычно, издавна знакомо в этих "мокрых долах", но в них поэт увидел нечто новое, неожиданное и словно перекликнувшееся с тем мятежным, молодым, задорным, что он почувствовал в себе самом; в строгости и даже скудности открывшегося перед ним простора он узнал свое, родное, близкое, хватающее за сердце — и не смог не откликнуться на алеющий перед ним красный цвет рябины, зовущей куда-то и радующей новыми обещаниями, которых дотоле не слышал поэт. Вот почему он испытывает такой небывалый подъем внутренних сил, по-новому возникла перед ним прелесть и красота полей и косогоров родной земли:

 

 

 

Вот оно, мое веселье, пляшет

 

И звенит, звенит, в кустах пропав!

 

И вдали, вдали призывно машет

 

Твой узорный, твой цветной рукав.

 

 

 

Перед ним возникают настоящие леса, поля, косогоры, его манит пропадающий вдали путь. Именно об этом с какой-то вдохновенной радостью, светлою грустью и необычайной широтой, словно вмещающей весь родной простор, говорит поэт в своей "Осенней воле":

 

 

 

Запою ли про свою удачу,

 

Как я молодость сгубил в хмелю...

 

Над печалью нив моих заплачу,

 

Твой простор навеки полюблю...

 

 

 

Чувством, опаляющим сердце поэта и его творчество, неизменно примешивающимся к каждой мысли, к каждому переживанию, становится, помимо любви к Родине, и любовь к матери. Матери, в подвиге сына которой видится сияние самого солнца, и пусть этот подвиг стоит сыну всей жизни — сердце матери переполняет "золотая радость", ибо сыновний свет победил окружающую мглу, царит над ней:

 

 

 

Сын не забыл родную мать:

 

Сын воротился умирать.

 

 

 

Его лирика стала сильнее его самого. Это яснее всего выражено в его стихах о любви. Сколько бы он ни твердил, что женщины, которых мы любим, картонные, он вопреки своей воле видел в них и звезды, чувствовал в них нездешние дали, и — сколько бы сам ни смеялся над этим — каждая женщина в его любовных стихах сочеталась для него с облаками, закатами, зорями, каждая открывала просветы в Иное, поэтому он и создает свой первый цикл — "Стихи о Прекрасной Даме". Прекрасная Дама — воплощение вечной женственности, вечный идеал красоты. Лирический герой — служитель Прекрасной Дамы, ожидающий грядущего преображения жизни.

 

Надежды на пришествие "вечной женственности" свидетельствуют о неудовлетворенности Блока действительностью:

 

 

 

Предчувствую Тебя. Года проходят мимо...

 

 

 

Прекрасная Дама, единая и неизменная в своем совершенстве, в своей дивной прелести, вместе с тем постоянно меняет черты и является перед своим рыцарем и слугой то "Девой, Зарей", то "Женой, облеченной в солнце", и это к ней взывает поэт в чаянии времен, предреченных в старинных и священных книгах:

 

 

 

Тебе, чей Сумрак был так ярок,

 

Чей голос тихостью зовет, —

 

Приподними небесных арок

 

Все опускающийся свод.

 

 

 

Сама любовь собирает в глазах поэта черты идеальные, небесные, и в своей возлюбленной он видит не обычную земную девушку, а ипостась божества. В стихах о Прекрасной Даме поэт воспевает ее и наделяет всеми атрибутами божественности — такими, как бессмертие, безграничность, всемогущество, непостижимая для земного человека премудрость, — все это поэт усматривает в своей Прекрасной Даме, которая ныне "в теле нетленном на землю идет".

 

Даже когда лирика Блока говорила, казалось бы, всего только о частном, интимном, личном, ибо в ней сквозь личное, неповторимое прорывается великое, мировое. "Единство с миром" — этот мотив, общий для всей лирики Блока, — необычайно важно для понимания значения произведений Блока, его творчества, даже выходящего за рамки непосредственного отклика на то или иное событие.

 

Поэт, исследовал многие области человеческих отношений и переживаний, на себе испытывал весь цикл чувств, страстей, стремлений, мужал и закалялся в испытаниях и борьбе — все это составляет содержание того "романа в стихах", каким и является лирика Блока, взятая в целом:

 

 

 

Благословляю все, что было,

 

Я лучшей доли не искал.

 

О сердце, сколько ты любило!

 

О разум, сколько ты пылал!

 

Пускай и счастие, и муки

 

Свой горький положили след,

 

Но в страстной буре, в долгой скуке —

 

Я не утратил прежний свет...

 

 

Сочинение:

«Революция в творчестве Александра Блока».

 

Ненавидя, кляня и любя:

 

За мученья, за гибель — я знаю

 

— Все равно: принимаю тебя!

 

Александр Блок

 

У нашего отряда в пионерлагере был девиз: “И вечный бой! Покой нам только снится”, который мне очень нравился. Лишь много позже я узнал, что слова написал “настоящий, волею божьей поэт”, по определению А.М.Горького, Александр Александрович Блок (в цикле “На поле Куликовом”), замечательный патриот, сказавший: “О Русь моя! Жена моя!”.

 

Хоть Блок был одним из лидеров в общем-то далекого от реальной жизни течения — символизма, он в своих произведениях постоянно сочувствовал трудовому люду, особенно рабочим. В известном стихотворении “Фабрика” он рассказывает о том, как “недвижный кто-то, черный кто-то” “медным голосом зовет”.

 

Согнуть измученные спины.

 

Внизу собравшийся народ.

 

В другом стихотворении, написанном в революционный 1905 год (“Сытые”), поэт с сарказмом говорит о том, что богатые — “сытые” — “скучали и не жили”, в то время как кругом слышались “мольбы о хлебе”. Но вот началась революция, слышен “красный смех… знамен, и

 

Так — негодует все, что сыто,

 

Тоскует сырость важных чрев:

 

Ведь опрокинуто корыто,

 

Встревожен их прогнивший хлев!”

 

Однако — и на это очень важно обратить внимание — Блок не призывает к расправе:

 

Пусть доживут свой век привычно

 

— Нам жаль их сытость разрушать.

 

Принимая в революции свержение старого и отжившего, он не хочет, чтобы она была жесткой и кровавой. Ведь известно, что самосуды времен революции 1917 года потрясали Блока, хотя, видимо, он находил им оправдание.

 

Эпизод самосуда как раз и является сюжетным стержнем сложной по композиции и художественным средст-вам поэмы о революции “Двенадцать”. Революционный боец Петруха убивает свою возлюбленную Катьку за то, что та изменила ему с предателем Ванькой. Последний успел убежать, но ему обещано:

 

Утек, подлец!

 

Ужо, постой,

 

Расправлюсь завтра я с тобой!

 

И это не пустые угрозы:

 

Помнишь, Катя, офицера.

 

Не ушел он от ножа ...

 

Но в целом поэма — гимн революции. Недаром в конце ее появляется “первый революционер на земле” Иисус Христос. И в своей статье, обращенной к русской интеллигенции, “Революция и интеллигенция” Блок призывал: “ Слушайте революцию!”. Кажется, что писатель полностью благословляет революцию:

 

Мы на горе всем буржуям

 

Мировой пожар раздуем,

 

Мировой пожар в крови -

 

Господи, благослови!

 

Но поэма оставляет двойственное впечатление, потому что поэт реалистичен:

 

Запирайте этажи,

 

Нынче будут грабежи!

 

Двенадцать человек (символ двенадцати апостолов, впереди которых идет Христос) изображены то романтически:

 

“Кругом — огни, огни, огни...

 

Оплечь — ружейные ремни… “,

 

то натуралистично:

 

“В зубах цигарка, примят картуз.

 

На спину надо б бубновый туз! ” (знак каторжника).

 

Поэма, языком которой трудно не восхищаться, вводит нас в обстановку революционных месяцев, окрашенную и упоением свободой, и начинающимся насилием над волей и правами людей. Сегодня вопрос о роли революции — один из главных для многих из нас. С расстояния трех четвертей века отчетливо видны ошибки и преступления революции, но видна и великая энергия великого народа, которую так долго сдерживали.

 

Историки еще десятилетия будут спорить о роли Октября, но нынче мы должны быть сильно благодарны Александру Блоку за то, что он так точно и ярко запечатлел революционную эпоху в своем небольшом произведении. А если еще вспомнить, что он благословлял революцию, в пожаре которой сгорела его выдающаяся библиотека (она собиралась поколениями его предков!), мы согласимся с А.М.Горьким, что это “человек бесстрашной искренности”, и поймем слова К.Федина, который после безвременной смерти 40-летнего поэта говорил, что уже “не будет подобного мужества и подобной тоски о правде будущего, какие проявил Александр Блок”.

 

 

 

Сочинение

«Скифы»

 

Россия — Сфинкс. Ликуя и скорбя,

 

И обливаясь черной кровью.

 

Она глядит, глядит, глядит в тебя,

 

И с ненавистью, и с любовью!

 

А. Блок

 

Александр Александрович Блок — величайший поэт России, высокий эстет в цикле «Стихи о Прекрасной Даме» и по-скоморошьи разгульный в поэме «Двенадцать». Все подвластно было перу поэта. В стихотворении «Скифы» А. Блок обращается ко всем людям доброй воли со страстным призывом покончить с «ужасами войны», сойтись на «братский пир труда и мира».

 

Поэт предостерегает весь свет задуматься над феноменом России, которая возродится из пепла, но никогда не покорится одряхлевшему старому миру Европы:

 

О, старый мир! Пока ты не погиб,

 

Пока томишься мукой сладкой,

 

Остановись, премудрый, как Эдип,

 

Пред Сфинксом с древнею загадкой!

 

Россия — Сфинкс...

 

Это почти мистическое стихотворение, так как на основе истории Блок предвидит будущие великие потрясения. Он верит, что в России заложены великие силы, покуда еще дремлющие, но коль скоро они вырвутся наружу, миру несдобровать.

 

Придите к нам! От ужасов войны

 

Придите в мирные объятья!

 

Пока не поздно — старый меч в ножны,

 

Товарищи! Мы будем — братья!

 

А, если нет — нам нечего терять,

 

И нам доступно вероломство!

 

Века, века — вас будет проклинать

 

Больное позднее потомство!

 

Здесь Блок является явным продолжателем традиций русской классики Пушкина и Лермонтова, Некрасова и Тютчева. Обращаясь к теме исторических путей и судеб России, Блок выступает с позиции поэта-трибуна, страстного оратора и патриота. Он предостерегает и саму Россию от тех грядущих жертв, на которые ее будут толкать «сыны отечества», прикрываясь ложными представлениями о чести. Поражаешься прозорливости автора, его гениальному предвидению. Талант — всегда пророк. Это с честью доказали великие поэты России.

 

В последний раз — опомнись, старый мир!

 

На братский пир труда и мира,

 

В последний раз на светлый братский пир

 

Сзывает варварская лира.

 

Стихотворение написано восемьдесят лёт назад, но звучит особенно актуально в свете последних событий в Европе. Когда же люди научатся жить в мире?!

 

Но сами мы — отныне вам не щит,

 

Отныне в бой не вступим сами,

 

Мы поглядим, как смертный бой кипит,

 

Своими узкими глазами.

Похожие статьи:

Учебный залСОЧИНЕНИЯ по творчеству В. Г. Короленко

Учебный залСОЧИНЕНИЯ по творчеству А. Солженицина

Учебный залСОЧИНЕНИЯ по творчеству В. Астафьева

Учебный залСОЧИНЕНИЯ по творчеству H. С. Лескова

Учебный залСОЧИНЕНИЯ по творчеству М. Горького