СОЧИНЕНИЯ по творчеству В. Шукшина


                       

 "Мои размышления о творчестве В. М. Шукшина"

Сочинение

В. М. Шукшин явился продолжателем лучших традиций классической русской литературы. Он всегда считал, что главное в жизни русской интеллигенции — стремление помочь людям. И он хотел помочь людям найти правду, сохранить истинные духовные ценности. Герои Василия Шукшина, подобно героям Льва Толстого, проходят путь духовных исканий. Писатель стремится раскрыть суть своих героев в кризисные моменты их жизни, в моменты выбора, разочарования, открытия и самопознания. Нравственные идеалы В. Шукшина воплощаются в характерах героев, унаследовавших все лучшее, что было свойственно русскому человеку. Все они стремятся обрести свое место в жизни страны, найти приложение своим силам. Герой киноповести "Живет такой парень" Пашка Колокольников живет так, как может, не задумываясь о том, как следует жить. Но при этом он полон внимания к людям, его деятельное добро — проявление сердечности. Он вообще живет не разумом, а чувством, и сердце его не обманывает. Иван Расторгуев — это хранитель русской земли. Герои Шукшина постоянно размышляют о вечном, о добре и зле, о смысле жизни, призвании человека. Многие из них склонны к максимализму, не готовы к компромиссам. Поиск истины для них начинается с познания окружающего мира. Самые активные споры начинаются тогда, когда речь заходит о роли и назначении человека в жизни, о его душевных качествах и путях самосовершенствования. Они пытаются все постичь своим умом, познать на собственном опыте. В духовных исканиях героя проявляются его натура, восприятие им действительности. Смысл жизни они видят в гармонии мира и человека. Поп из рассказа "Верую!" становится страстным жизнелюбом, как бы воплощая в себе радость стихийной жизни. По Шукшину, согласие с миром возможно только тогда, когда человек открыт для людей, отзывчив, готов подарить другим часть своей души. Шукшин восхищается героями-фантазерами, эдакими "чудиками", воспринимающими жизнь поэтически, стремящимися наделить ее легендой, наполнить сказкой. Талантливые люди почти всегда щедры. Им тяжело бороться с повседневностью, но они находят опору в любви ко всему живому, к природе. Задача человека — освободиться от эгоизма, тщеславия, мелочности. Но как вернуть прекрасное, если оно утрачено? Шукшинские герои готовы постоянно пребывать в поиске истины. В этих противоречивых поисках, в заблуждениях, трудностях отразилось социальное и историческое состояние русского общества, важнейшие тенденции жизни. В них всегда присутствует жизнеутверждающее начало. С одной стороны — идеал целесообразности, пользы — с другой. При этом все любимые герои В. М. Шукшина ненавидят пошлость, мещанство, корысть. Мерилом ценности в произведениях писа- теля становится реальная жизнь. Отношение человека к жизни — вот основной критерий истинного, главное испытание героя на прочность.

 

Сочинение

Мир героев Шукшина

«Все, окружающее художника, должно быть объектом его исследования; для искоренения человеческих пороков надо до конца разобраться в их природе; люди должны знать всю правду, какой бы горькой она ни была».

Василий Шукшин

 

Выходцы из российской глубинки испокон веков прославляли землю русскую, овладевая высотами мировой науки и культуры. Вспомним хотя бы Михайло Васильевича Ломоносова. Так и наши современники Виктор Астафьев, Василий Белов. Валентин Распутин, Александр Яшин, Василий Шукшин, представители так называемой «деревенской прозы», по праву считаются мастерами русской литературы. При этом они навсегда остались верными своему деревенскому первородству, своей «малой родине».

 

Мне всегда было интересно читать их произведения, особенно рассказы и повести Василия Макаровича Шукшина. В его рассказах о земляках видится большая писательская любовь к русской деревне, тревога за сегодняшнего человека и его грядущую судьбу.

 

Жизнь писателя оборвалась рано — в 45 лет. Но остались его произведения, в которых ведется разговор об истинных нравственных ценностях. В нашем обществе на протяжении десятилетий под флагом борьбы за социализм увядала культура, «расцветал духовный застой». В книгах Шукшина, которые критики называют бытовой прозой, я нашел искреннего собеседника, которому небезразлична судьба каждого его современника.

 

Обратившись к знакомому, обыденному, Шукшин нашел и показал доселе неизвестное. Сборник рассказов Шукшина «Сельские жители» — начало подобного опыта. Желание сказать свое слово о людях, которые близки и хорошо знакомы, выливается у писателя в размышления о всей народной жизни.

 

Интерес к пестроте жизни и «маленькому человеку, соединение комического и драматического — отличительные особенности рассказов Шукшина. В Рассказе «Гринька Малюгин» перед нами хороший, добрый парень. Высоких слов о героизме здесь нет, хотя Гринька, рискуя жизнью, спас бензохранилище, избавив его от своего грузовика, охваченного пламенем.

 

«Чудик», «Миль пардон, мадам», «Думы» — рассказы о чудачествах шукшинских героев. Сюжетной связи нет между этими рассказами, но есть родство характеров, в них описанных. Писатель ищет и находит у своих героев чудинку, которая делает их неповторимыми среди многих других людей. Чудику резко противопоставлен его брат-ловкач, цепкий добытчик. Но таким как Чудик, дороже всего любовь и признательность людей, хотя это не всем понятно. Так и живут они, непонятые, да еще и подозрение вызывают своим бескорыстием и открытостью.

 

Сам Василий Макарович Шукшин классифицировал свои произведения следующим образом: «рассказ-анекдот», «рассказ-характер», «рассказ-исповедь». И действительно, интерес писателя сосредоточен на необычных характерах рядовых обитателей деревень и захолустных городков. Суть людей и их мира выявляется в столкновении с таким необычным характером, который своими чудачествами «заводит» окружающих, заставляя их посмотреть на жизнь другими глазами.

 

В этом смысле Замечателен сборник рассказов писателя «Характеры». Мне хотелось выделить в нем рассказ «Срезал». Его главный герой Глеб Капустин, белобрысый мужичок сорока лет, «начитанный и ехидный». На первый взгляд, его характер прост и ясен. Но у него есть одна особенность. Простой деревенский мужик, Глеб решил, что он живет хуже других и обделен возможностью сделать свою жизнь лучше. И он мстит за это людям, которые выше его по социальному статусу.

 

В свободное время Глеб развлекается и мужиков развлекает тем, что «срезает», «осаживает» деревенских выходцев, добившихся разных степеней жизненного успеха, когда те приезжают в родную деревню. «Срезал» он и очередного «знатного» гостя, некоего кандидата наук Журавлева. Дурацкая месть Капустина заключается в том, что он пытается вести дискуссии с кандидатом по вопросам, в которых сам ничего не понимает. Он всего лишь напичкан сведениями отовсюду: из газет, радио, телевидения, книг, плохих и хороших. Но мужикам он преподносит это так, как будто он умный, образованный человек. Мужики специально водят его к разным приезжим знаменитостям. А зачем это мужикам? Да вот получают же они какое-то удовольствие от того, что их деревенский, свой, может заткнуть за пояс приезжего ученого!..

 

Рассказ интересен тем, что Шукшин описал вовсе не свойственный деревне случай. Но его герой интересен нам. Этот деревенский мужик привык, что к нему обращаются как к хозяину положения, хозяину страны, труженику. Он привык, что за него думают, ему помогают, принимают за него важные решения. Глеб никак не может понять, что для того, чтобы добиться чего-то в жизни, необходимо приложить усилия.

 

Семья Журавлевых, приехавшая в родную деревню в отпуск, противопоставлена язвительному Глебу. Им и дела нет до Капустина, они не стремятся и не хотят с ним спорить.

 

Рассказ написан доступным языком, он понятен любому читателю. Шукшин в одном из своих интервью заметил, что в сборнике «Характеры» он выделяет прежде всего этот рассказ.

 

Движущими силами в произведениях Шукшина являются отнюдь не внешние события. Сюжет у него — только повод, чтобы начать разговор. Потом повод как-то незаметно исчезает, и начинает говорить человеческая душа, мудрость, ум, чувство. Часто я встречал на страницах рассказов Шукшина людей неравнодушных, ищущих. Они задумываются над основами бытия, обращаются к так называемым «вечным жизненным вопросам».

 

Таков и герой рассказа «Верую!» Максим Яриков. Навалилась какая-то особенная тоска на него, сорокалетнего, злого на работу мужика. Не может Максим сказать, что с ним происходит. Чувствует только, что болит душа. Но как объяснить — почему? Думает, мается, страдает, размышляя о том, а зачем все… Зачем живет он и люди вокруг него? Услышал Максим Яриков, что к Лапшиным приехал «самый натуральный» поп, и пошел к нему узнать: «У верующих душа болит или нет?»

 

Между попом и Максимом происходит разговор о смысле бытия, о добре и зле, о душе человеческой… Мучительные раздумья роднят его со служителем церкви, который говорит ему: «Ты со своей больной душой пришел точно по адресу: у меня тоже болит душа… Хорошо! Хорошо. А то бы тебя с печки не стащить, с равновесием-то душевным». Как важна эта тема для нас сейчас, когда в жестокое, морально и нравственно неустойчивое время все больше и больше проявляется в людях пассивности и бездушия. Заставляя своего героя взглянуть на себя, Шукшин подталкивает и читателя к оценке собственной жизни.

 

Как часто бывают в жизни человека моменты, когда кажется, что силы растрачены понапрасну, что «спел уже песню своей жизни», но спел плохо. «Жалко — песня-то была хорошая», — говорит писатель. Эта тема повторяется во многих рассказах Шукшина.

 

В киноповести «Калина красная» Шукшин создал современный вариант притчи о блудном сыне. Егор Прокудин оторвался от родных, близких, и оказался в тюрьме. Вот он освобожден от заключения и возвращается в родные края, мечтая соединить свою жизнь с чудесной жениной, «вступить на дымящую паром пашню».

 

Однако груз привычек, жажда праздника и разгула для души, цепкость прежней среды — все это приводит к тому, что блудный сын не находит себя и своего места на этой земле. Он пытается пробовать себя в различных ро-

 

лях — сурового жениха, участника «малины», колхозного тракториста —-но не может. «Падал, поднимался и опять шел», — сказано у Шукшина. Но не дошел.

 

Внешняя бравада, даже грубость сменяются у Егора лирической нежностью при встрече с березами. Душа у него ранимая, любящая. Он жаждет чистоты и правды, он готов жить по совести, но «поток жизни» сбил его и «потянул в пропасть». Смерть Егора Прокудина, вернее его убийство, закономерно. Жизнь просто выталкивает его.

 

Какое бы произведение Василия Макаровича Шукшина мы ни взяли, в каждом чувствуется живое русское слово и душа народа. Он создал целый мир народных характеров и сделал это щедро и талантливо. «Тревожная совесть» — так называли писателя. Раздумья о смысле жизни окрашивались у Шукшина в разные тона, «неразрешимые» вопросы задавались с разной степенью напряженности. В них можно найти трагическую безысходность и светлую печаль, крик души «на пределе» и скорбные думы о конечности бытия.

 

И остаются нам слова В. М. Шукшина: «нам бы немножко добрее быть… Мы один раз, уж так случилось, живем на земле». С этим жил, в это верил, это проповедовал Василий Шукшин.

 

 

Сочинение

Я пришел дать Вам волю. В. М. Шукшин

 

Литературный путь Василия Макаровича Шукшина (1929—1974), известного советского писателя, актера и кинорежиссера, продолжался около полутора десятилетий. Художник пытливый и проницательный, человек, обладавший исключительно тонким духовным зрением, которое позволяло ему в каждом явлении прозревать его глубинный общечеловеческий смысл, Шукшин с годами испытывал все более настойчивое тяготение к углубленно философскому осмыслению действительности, к широкому и решительному творческому синтезу. Наиболее законченное выражение этот новый для него тип художественного мышления получил в историческом романе «Я пришел дать вам волю».

 

Давно признано, что исторический жанр в литературе связан с проблемами современности столь же тесно и органично, как произведения о дне нынешнем. Образ Степана Тимофеевича Разина занимал Шукшина давно. Замысел романа складывался долго — более шести лет. Шукшин рассказывал в 1967 году: «Меня давно привлекал образ русского национального героя Степана Разина, овеянного народными легендами и преданиями. Я поставил перед собой задачу: воссоздать образ Разина таким, каким он был на самом деле».

 

Роман рассказывает о сложных и драматических событиях крестьянского восстания под предводительством Степана Разина и охватывает период со времени возвращения из персидского похода до казни атамана. Три коренные проблемы решаются в романе: судьба России, судьба народного восстания, личность и трагедия Разина. Вопрос о судьбе Руси и всего народа был продиктован историческими обстоятельствами. В романное пространство вместилось огромное историческое содержание: сцены на Волге и на Дону, война с царскими боярами, воеводами, стрельцами, динамика народных масс. В. Шукшин раскрыл новые возможности слова в романном повествовании, достигая полного слияния исторической масштабности с художественной. Раздумья писателя о земле, родине, судьбе народа становятся поэтической канвой содержания. Новое социально-нравственное чувство рождается из первоначальных, смутных пока восприятий и впечатлений, когда перед восставшими открывается земля в нескончаемых просторах степи, пашни. Цель разинского движения: дать волю городкам, весям, разноплеменному люду, покарать бояр, утвердить справедливость. В народной памяти Разин — защитник обиженных и обездоленных, фигура яростная и прекрасная — с этим бессмысленно и безнадежно спорить. С его образом в повествование входит тема неуемных страстей, жажды свободы и независимости. В нем автор видит средоточие национальных особенностей русского народа, вместившихся в одну •фигуру, в одну душу. Степан Разин поражает мощью своих страстей, размахом замыслов, неустанной работой мысли и даже склонностью к рефлексии. Рисуя этот характер, Шукшин не только вводит нас в атмосферу широкой, грозной войны, но и представляет «век минувший»: в романе раскрывается роль и влияние на события личностей, идущих наперекор абсолютизму. Разин как исторический характер изображен в момент высшего подъема национального самосознания, который проявляется в формах крестьянского и религиозного движений, направленных против абсолютизма. Через десять лет после казни Степана Разина был сожжен протопоп Аввакум. Влияние мятежной Руси Степана Разина и Аввакума было сильным, глубоким, оно отразилось во всем содержании духовной жизни народа. Призыв к защите обездоленных и обиженных, ненависть к несправедливой власти, сила правдоискательства — все это, отзываясь в сердцах многих поколений, стало достоянием народного духа. Через сто лет грянуло пугачевское восстание, подтвердив еще раз духовную силу разинских идей. В трагедии Разина воплотилась духовная драма народа, неразрешимые противоречия сознания и характера, комплекс вины человека, несущего ответственность за свои действия и за весь народ, постигающего безысходность создавшегося положения. Картины, образующие пространственную «раму» повествования, исполнены динамики, психологизма. Каждая отдельная фигура освещается событием. В малом, которое представлено в бесконечном многообразии типов, лиц, характеров, неизменно просматривается масштабное. Взаимодействие этих планов — важнейший композиционный и монтажный принцип. Характерны, например, сцены казачьего круга, открывающего действие, или переговоры Степана с астраханским воеводой Иваном Прозоровским. Психологический анализ широко и многообразно претворяется в романе: в драматизированных формах пейзажа и массовых сцен, в последовательности авторского изображения внутренних состояний Разина. Прямая и косвенная речь особенно динамична и весома, она становится средством самоанализа в моменты высокого драматического напряжения.

 

Мне думается, что роман «Я пришел дать вам волю» в наше «смутное» время вновь приобрел актуальное значение. Этот роман следовало бы прочитать нашим правителям, мечтающим водрузить на себя шапку Мономаха, и хоть изредка вспоминать в мыслях Степана Разина. Тогда, увидев весь ужас народного восстания, описанный в романе Шукшина, может быть, они умерят свои амбиции и остановятся на краю пропасти.

 

 

Проблема духовных ценностей в рассказах В. Шукшина

Сочинение

 

В середине 40-х годов прошлого века, заканчивая статью пятую "Сочинения Александра Пушкина", — В. Г. Белинский заметил: "Наше время преклонит колени только перед художником, которого жизнь есть лучший комментарий на его творения, а творения — лучшее оправдание его жизни". В неостывающих спорах о Василии Шукшине, его месте и значении в современном искусстве, эти слова во многом объясняют тот общественный резонанс, который вызвала безвременная смерть писателя и который превратился в глубокий и устойчивый интерес ко всему, что сделано и сказано Шукшиным.

Для Василия Шукшина деревня — не столько географическое понятие (хотя и географическое тоже), сколько социальное, национальное и нравственное, где проявляется весь сложнейший комплекс человеческих отношений. И как это бывает по непреложному человеческому закону, желание сказать свое слово о людях, которые близки, выливается в размышления о всей народной жизни. И Шукшин-писатель не одинок в этом восприятии мира русской деревни. В. Белов и В. Распутин, Е. Носов и Ф. Абрамов, В. Астафьев и С. Залыгин неоднократно подчеркивали, что нет проблем чисто деревенских, а есть — общенародные, общегосударственные. Именно так эти писатели понимают тему деревни, ибо там видят корни всей нации.

Есть в художественной позиции Шукшина, в его размышлениях о деревне один аспект, я думаю, крайне современный — проблема духовных ценностей. Шукшин, может быть, как никто другой, много и упорно думает о том, почему деревня не всегда получает настоящую культуру и искусство, протестует против тех, кто создает так называемые "варианты произведения для села": "Беда в том, что этот суррогат городской культуры оказывает огромное влияние на село" (вспомним хотя бы рассказы "Артист Федор Грай", "Крыша над головой" и др.).

Движущими силами в произведениях Шукшина являются не внешние события. Сюжет у него только повод, чтобы начать разговор. Затем повод "исчезает", и "начинает говорить" душа, мудрость, ум, чувство. Все чаще герои Шукшина задумываются над основами бытия, все чаще обращаются к так называемым "вечным вопросам". В художественном мире Шукшина герою, который задумался, испытал потребность понять себя, уже ощутил внутреннюю дисгармонию души, но еще не умеет ответить на проклятые (они становятся у шукшинских героев именно "проклятыми") вопросы, принадлежит огромное место. Герои чувствуют неудовлетворенность, мучительный душевный непокой. Они мечутся. Ищут, думают. Жаждут. Не просто праздника, а праздника души. Как, например, герой рассказа "Верую!" Максим Яриков. Навалилась какая то особенная тоска на него, сорокалетнего, злого на работу мужика. Не может Максим сказать, что с ним происходит. Чувствует, что болит душа, но объяснить, почему, не может. Ненавидит он тех "людей, у которых нету души. Или она поганая". Думает, мается, страдает, размышляя о том, "а зачем все… Зачем живет он и люди вокруг него?".

Услышал Максим Яриков, что к Лапшиным приехал "самый натуральный" поп, и пошел к нему узнать: "У верующих душа болит или нет?". Между попом и Максимом происходит разговор, истинно русский разговор, о смысле бытия, о добре и зле, о душе человеческой… И поп, которому "ничто человеческое не чуждо", предпринимает на глазах Максима нелегкую попытку осмысления истины. Всегда у Шукшина, как и в жизни, все непросто. Мучительные раздумья Максима роднят его с попом, и в то же время явное попово вольнодумие в трактовке известного постулата религии (Ведь сказал Христос: "Я есть Путь, Истина и Жизнь") сближает его с автором.

Но у попа все-таки есть вера, есть свой суровый, могучий Бог. Имя ему — Жизнь. Более того, в душевной маете Максима поп видит весьма важный момент, можно сказать, социально важный: "Душа болит? Хорошо! Ты зашевелился, ядрена мать! А то бы тебя с печки не стащить с равновесием-то душевным". Шукшин постоянно углубляет социальный и нравственный аспект исследуемых конфликтов и ситуаций. Героев Шукшина начинают интересовать проблемы жизни и смерти вообще, в их философском смысле.

Заставляя своего героя взглянуть на себя, на собственную жизнь, Шукшин часто предметом исследования берет тот момент душевного напряжения, сдвига, надлома, когда герою кажется, что силы и жизнь были им растрачены понапрасну, что спел он уже песню своей жизни, но спел плохо: "Жалко — песня-то была хорошая". Тревожные раздумья о смысле жизни окрашивались у Шукшина в разные тона, неразрешимые вопросы задавались с разной степенью напряженности: в них можно обнаружить трагическую безвыходность и светлую печаль, крик души "на пределе" и скорбные думы о конечности бытия, печальные мысли о сиюминутности человеческой жизни, в которой так мало места было красоте. Пафос творчества Шукшина видится, прежде всего, в постановке нравственных вопросов о судьбах и правах человеческой личности. В этой связи очень показательна сказка "До третьих петухов". Произведение начинается со спора персонажей русской классической литературы о том, может ли Иван-дурак, этот "низкий" герой устного народного творчества, находиться в "высшем" обществе. Оказывается, не может, так как Иван должен доказать свое право на место в библиотеке, добыв справку у Мудреца, что он умный… Иван, подчиняясь чужой воле, отправляется за справкой. Впрочем, не совсем так. Не за справкой Шукшин отправил своего героя за тридевять земель, а набираться ума-разума, что подчеркнуто уже подзаголовком сказки. И отказом Ивана от справки-формальности, липы, которую ему предлагают черти. Этим можно объяснить и то, что шукшинскому Ивану-дураку, в отличие от фольклорного, не помогают чудесные силы, он все препятствия должен преодолеть сам. Иначе как ему набраться ума-разума.

Вот Иван встречает на своем пути "избушку на курьих ножках, а вокруг кирпич навален, шифер, пиломатериалы всякие". Шукшин сразу сопрягает в сознании читателя условные, фантастические и вполне современные бытовые реалии. За повествованием о необычных злоключениях героя отчетливо проглядываются уродливые сцены современной автору жизни. В избушке ожидает Ивана и первое испытание — встреча с Горыны чем, которая становится первой капитуляцией Ивана, первым отступлением перед злой силой, первым унижением на пути "за справкой". "В душу как вроде удобрение свалили, — грустно сказал он. — Вот же тяжко! Достанется мне эта справка...". Испытанное унижение оборачивается новой силой взрыва, и Иван, не обращая внимания на предупреждение встреченного по пути Медведя, отправляется к чертям. Надо сказать, что Иван так ни разу и не прислушался к мудрому голосу Ильи Муромца, который сердцем чует его беду. В этом также видна особенность шукшинской сказки, герой которой должен, повторяю, сам до конца пройти свой путь, чтобы понять, на что он способен.

Важное место в сказке занимает Мудрец — образ-гротеск. Мудрец — это определенный социальный тип, паразитирующий на уважительном отношении к науке, он "имеет" власть, не снившуюся никакому фантасту: Мудрец может "разрешить" вулкану извергаться или считать "недействительным" любой факт. Мудрец привел Ивана в компанию современных бездельников, чтобы с его помощью развеселить Несмеянушку. И когда ему это не удалось, он пустился "на очень и очень постыдный выверт — решил сделать Ивана посмешищем", то есть решил унизить его. Тут впервые Иван выходит победителем и, пока молодые люди раздевают Мудреца в поисках "лишнего ребра", забирает печать. Вроде бы цель достигнута: добыта не справка даже, а знак власти Мудреца — печать. Но счастливым концом сказка не завершается. Шукшин отправляет своего Ивана в обратный путь, чтобы он прошел той же дорогой, по которой шагал к Мудрецу. Чтобы набраться ума-разума, Иван должен еще раз увидеть и понять, что оставил он после себя, безоглядно исполняя чужую волю — стремясь к справке. Счастливого финала в сказке Шукшина "До третьих петухов" явно нет: отнюдь не торжествующим победителем возвращается Иван в библиотеку. Ведь добытая печать оплачена дорогой нравственной ценой.

Многие ключевые образы творчества Шукшина также связаны с природой его народного мироощущения. Разные мотивы, переплетаясь в его произведениях, становятся нравственно-философскими образами-символами, характерными чертами поэтики художника. Все это связано у Шукшина с такими вечными ценностями его мира, как совестливость, жалость, добро… Особое место среди человеческих ценностей занимает у Шукшина доброта. Он видел в способности чистого сердца к добру самое дорогое богатство: "Если мы в чем-нибудь сильны и по-настоящему умны, так это в добром поступке".

Глубокая любовь к людям приводит художника к простой, казалось бы, мысли: жизнь только тогда будет прекрасной, когда люди будут делать добро и радовать друг друга. Вот и в "Калине красной ", точно передавая мотив переворота, происходящего в душе Прокудина, Шукшин делает осознанный акцент на утверждении благотворной силы встречного добра, в безграничные запасы которого в народе он уверовал на всю жизнь. Среда прочих ценностей человеческого общежития жалость в мире Шукшина стоит рядом с добром. Пожалуй, у нас нет такого другого писателя, как Василий Шукшин, который бы постоянно, неутомимо, везде, где только можно, возвеличивал Жалость. Не только без Правды, Совести, Добра, но и без Жалости нельзя себе представить Шукшина.

Шукшин сумел своими книгами задеть за живое, пробиться в наши души и заставить нас потрясенно спросить самих себя: "Что с нами происходит?". Не щадил себя, торопился, чтобы успеть сказать правду и этой правдой объединить, сблизить людей. Какой за всем этим труд!

При жизни Шукшин становился легендой. Когда он ушел от нас, все поняли: "Мы — люди, потрясенные Шукшиным...". О чем еще может мечтать художник? Однако не это было для него основным, не культа своего творчества добивался писатель, он хотел научить нас вот чему: "Нам бы про душу не забыть. Нам бы немножко добрее быть… Мы один раз, уж так случилось, живем на земле. Ну, так и будь ты повнимательнее друг к другу, подобрее". Шукшин этим жил, в это верил, это проповедовал всем своим творчеством.

 

 

 

Сочинение

Юмор в рассказах В.М.Шукшина

Тот, кому знакомо (по фотографиям, телевизионным кадрам или портретам) лицо Василия Шукшина, наверняка согласится с тем, что оно совершенно не похоже на тысячи других лиц, как не похожи его судьба, жизнь и творчество. Знакомство с биографией и творчеством писателя позволяет говорить о том, что это человек, искренне веривший в силу добра, правды, чистоты чувств и стремлений. Он просит, упрашивает, требует от людей нравственной чистоты. И действительно, вчитываясь в произведения Шукшина, начинаешь по-новому смотреть на мир, становишься мягче, доверчивее, правдивее.

Шукшин исследует и раскрывает перед читателем образ мыслей русского человека, рассуждает о судьбах представителей нации, причем не каких-то выдающихся личностей, а тех людей, которые населяют города, поселки и деревни.

Рассказы Шукшина подобны короткометражным фильмам. При чтении их обычно перед глазами вырисовываются какие-то отдельные моменты, представляясь эпизодами из хорошо знакомого и любимого отечественного фильма, благодаря чему читатель легко рисует в своем воображении персонажей и пейзаж. Особенностью рассказов Шукшина является их необычайная легкость, образность и, конечно, насыщенность юмором, который буквально пронизывает каждую строчку его сочинений.

Тот, кто более или менее хорошо знаком с творчеством Шукшина, может вспомнить достаточно большое количество комических героев, которые из-за своей простоты и незадачливости попадают в ужасно смешные ситуации, оказываются виновниками или участниками курьезных происшествий. Они вызывают у читателя улыбку своими словами, поступками и даже наружностью, но улыбку не насмешливую или осуждающую, а добрую, снисходительную, нередко даже грустную.

 

Рассказы Василия Шукшина населены множеством героев, которых иначе как простаками не назовешь. Они подкупают своей безыскусностью, натуральностью, близостью к читателю. Каждый раз, когда по телевизору показывают знаменитый фильм Шукшина «Калина красная», многие из нас, даже те, кто видел киноленту много раз, как зачарованные следят за судьбой героев, переживают за них, представляя «себя в тех ситуациях, в которых оказываются они. Расстаться с героями трудно, хочется возвращаться к ним снова и снова. Вероятно, это связано с тем, что герои Шукшина — обычные деревенские жители, по своему характеру такие же люди, как мы с вами, как каждый из нас. У них свои радости и печали, свои проблемы и неудачи.

 

«Охота жить» — еще один из рассказов Шукшина. Его название как нельзя лучше отражает русскую действительность, основную черту характера русского человека. Как это обычно бывает у Шукшина, здесь простыми словами рассказывается о серьезном и актуальном, иногда трагическом. Практически везде можно встретить рассуждения героя о смысле жизни, размышления о том, что привносит в общее существование каждый из живущих на земле.

 

Так, Сергей Духанин — герой рассказа «Сапожки» — думает следующим образом: «Вот так живешь — сорок пять лет уже — все думаешь: ничего, когда-нибудь буду жить хорошо, легко. А время идет… И так подойдешь к той ямке, в которую надо ложиться, — всю жизнь чего-то ждал. Спрашивается, какого дьявола надо было ждать, а не делать такие радости, которые можно делать?» Ведомый такими рассуждениями, Сергей идет и покупает жене дорогие сапожки — «полмотороллера». И не беда, что сапожки не подошли, что их будет носить дочь, ведь дело-то вовсе не в сапожках! В чем же? В умении и способности делать счастливыми окружающих, приносить им пускай и не долгую, но радость.

Главный герой рассказа «Степка» Степан Воеводин сбежал из тюрьмы, не досидев всего-навсего три месяца, сбежал только из-за того, что ему нестерпимо захотелось пройтись по родной деревне, вдохнуть родной, знакомый с детства воздух, от которого так щемит грудь, посмотреть на знакомых и незнакомых людей, которых так давно не видел. И пусть недоумевает участковый: «Прости меня, но я таких дураков еще не встречал, хотя много повидал всяких. Зачем ты это сделал, ведь теперь еще два годка накинут». Но Степану не страшно: «Ни­чего… Я теперь подкрепился. Теперь можно сидеть. А то меня сны замучили — каждую ночь деревня снится… Хорошо у нас весной».

Как не улыбнуться ребячливости и вместе с тем глубокой чувствительности героя? Как не посочувствовать ему? Ведь каждый из нас наверняка встречался с похожими чудаками, поведение которых, внешне смешное и нелепое, на самом деле таит глубоко скрытые высокие чувства и мысли и заставляет нас быть менее черствыми.

Многие герои Шукшина комичны, наивны, иногда глупы, просты, независимы, но очень часто их слова и поступки вызывают у читателя не просто смех, но и слезы — слезы умиления, ведь жизнь обошлась довольно сурово с этими чистыми людьми, заставив их спрятаться за «оболочкой» чудаковатости. Размышляя над рассказами Шукшина, невольно понимаешь, что не все так плохо, как кажется, что есть еще люди, способные любить и сострадать, вызывая тем самым любовь и сострадание по отношению к самим себе.

 

«Правда деревенская» в произведениях Шукшина

Сочинение

 «Я чувствую, кстати, — говорил Шкушин в интервью, — потребность нового режима в работе, чувствую, что надо <…> овладеть и городским материалом. Другое дело, что это труднее сделать, для этого нужна какая-то новая мудрость <…>. Я, может быть, растянул этот процесс сближения на слишком долгое время и, может быть, был излишне осторожен. Я знаю, что и герои мои в этом положении ведут себя так же осторожно. То есть мне эту осторожность их не хочется и спугнуть: будьте осторожны, только точнее выбирайте, только точнее находите умную книгу, точнее распознавайте настоящих людей, не ошибайтесь, меньше ошибайтесь, реже ошибайтесь, не берите на веру такого ультрасовременного человека, окончившего много-много вузов, не полагайте, что это самая великая ценность. Ищите глубже, как вы умеете, по-крестьянски, и тогда, в общем, не будет большой беды, что вы ушли из деревни, стали городскими жителями» .

Прекрасно сказано, но это все же опять не столько ответ на вопрос, сколько совет герою. Совет мудрый, добрый, основанный на личном жизненном опыте, но, как и всякий совет, он может научить лишь образу действий, по не образу чувствований… «Я и сам еще по очень хорошо понимаю, что он должен полюбить. Очень хочется, чтобы это не было чем-то временным, а было бы у него так же прочно, как было прочно до пего веками…» Вот в этом-то все и дело. Шукшин сосредоточен не столько на том, что должен полюбить в городе его молодой герой, сколько на том, чего он не должен разлюбить в деревне. А это уже сам Шукшин, его собственный образ чувствований. Умом, так сказать, «в теории» отлично понимая, что общий прогресс деревни во многом связан с тем, насколько полно и разумно она сможет воспользоваться социально-экономическими и культурными завоеваниями города, безоговорочно признавая, что за всем этим    деревенский человек может и должен отправиться в город, Шукшину однако, не может избавиться от ощущения, что уход человека из деревни, каким бы понятным, оправданным и даже неизбежным он ни был, — это все-таки в значительной степени жертва. Как в «Шагреневой коже» — жажда жизни есть непрерывное сокращение самой жизни…

Вот это чувство жертвы, ее грустная осознанность и составляет эмоциональную основу шукшинского отношения к проблеме судеб современной деревни. Оно настолько устойчиво, это чувство, настолько требует выхода, что вырастает порой в ревнивую неприязнь к городу, в желание как-то умерить и даже в чем-то оспорить это его слишком уже уверенное наступление на деревню. И тогда Шукшин рисует картину деревенской жизни едва ли не идеальную. Тут он увлечен, пылок; вдохновенно-несправедлив. «Там (то есть в деревне) нет мещанства». «Нет явления в жизни, нет такого качества в человеке, которое бы там не знали, или, положим, знали его так, а пришло время, и стало это качество человеческое на поверку, в результате научных открытий, вовсе не плохим, а хорошим, цепным. Ни в чем там не заблуждались, больше того, мало-мальски заметные недостатки в человеке, еще в маленьком, губились па корпю » и т. д. Вот именно все это, очищенное и освященное поэтическим воспоминанием, и входит для Шукшина в понятие «жертвы». Умом он понимает, что на самом-то деле никакой жертвы нет, поскольку город так же заинтересован в сохранении вековых нравственных ценностей, как и деревня, но он пока что не знает, в какой форме они там сохранятся; прежняя же, «патриархальная» их форма, увы, разрушается, а это и есть жертва. Рассудочная уверенность в том, что в преображенном виде эти ценности сохранятся, и безотчетное сожаление о том, что уходят в прошлое сегодняшние, единственно понятные. К близкие ему формы их проявления, — таково основное противоречие, лежащее в подтексте шукшинских раздумий о судьбах деревни.

Правда, оценивая все эти высказывания Шукшина, мы должны сделать одну поправку. Поправку на обстоятельства, на тот очевидный факт, что в своих объяснениях  с  критикой  Шукшин,  как  правило,  вынужден бьет говорить, что называется, на заданную тему. В самом деле, критика обсуждала вопросы, возникшие задолго до него. В какой-то момент она нашла, что его творчество дает материал для этого обсуждения, и предложила ему эти уже «обкатанные» вопросы: как он смотрит на проблему взаимоотношений города и деревни, в чем, по его мнению, суть деревенской жизни, деревенского характера, деревенской психологии и нравственности. Само собой разумелось при этом, что он ответит на эти вопросы, так сказать, в порядке комментария к своему творчеству, потому что и сами-то вопросы задавались не без подвоха: критики-то «знали», что в своих рассказах и фильмах он и «противопоставляет деревню городу», и «идеализирует старину», и прочее, и прочее.

Шукшин на вопросы отвечал. Отвечал превосходно, высказав целый ряд тонких, удивительно проницательных и глубоких суждений о судьбах современной деревни, о нравственных традициях народной жизни, об интеллигентности, о гуманизме, о многом и многом другом. Но никакого «комментария», а стало быть, и настоящего объяснения с критикой при всем том не получилось, да и не могло получиться. Потому что на языке тех вопросов, что были предложены Шукшину критикой, подлинная проблематика его творчества не могла быть выражена, как, скажем, расстояние не может быть измерено в килограммах. «В умной критике искусства всё правда, но не вся правда,— заметил однажды Лев Толстой, — а искусство потому только искусство, что оно всё…»  Правда, заключенная в произведениях Шукшина, была гораздо глубже и многообразнее, чем та ее часть, которая отразилась в его сформулированных суждениях, невольно считающихся с логикой спора, в который его втянули.

 

 

"Теплый" юмор в рассказах Шукшина

Сочинение

В рассказах Шукшина читатель находит созвучие многим своим мыслям. В рассказах описываются повседневные события. Такие истории могли произойти практически с каждым. Однако именно в этой обыденности и таится глубочайший смысл. В. Шукшин умеет мастерски замечать отдельные детали, которые оказываются для человека очень и очень важными. Также автор беззлобно посмеивается над своими героями, делая их подчас смешными и нелепыми. Но его юмор теплый и человечный. Он не осуждает и не презирает своих героев, наоборот, он искренне любит их и всячески беспокоится о них.

На простых примерах Шукшин показывает весь трагизм и горечь человеческой жизни. Например, короткий рассказ “Раскас” (ошибки нет — у Шукшина именно такое название) поначалу заставляет читателя улыбнуться над незадачливым Иваном Петиным. Но потом становится до боли жалко простого мужика-шофера, от которого ушла молодая красивая жена. Иван Петин не может справиться со своим горем. Он решает написать рассказ обо всем, что случилось, и отправить его в газету. Этот поступок свидетельствует о том, что случившееся больно ранило Ивана, заставило его страдать. Он одинок и нелюдим. Он может показаться комичным, но читатель понимает, что в этой комичности кроется изрядная доля трагедии.

История, которую пытается на бумаге пересказать Иван Петин, кажется нелепой и смешной. Шофер не знаком с правописанием, не знает элементарных правил орфографии. Поэтому в каждом слове он делает ошибки. Он пытается высказать свою боль, а получаются при этом нелепые и смешные фразы. Редактор, который начинает читать “раскас” Ивана Петина, смеется. Ему трудно понять, что перед ним стоит расстроенный и несчастный человек.

Действительно, Шукшин смотрит на своих героев с изрядной долей иронии. Но он не иронизирует над их чувствами и мыслями. Каждый человек может показаться другим смешным, но это совсем не повод давать ему уничижительную оценку. Каждый человек способен на проявление человеческих чувств — любви, ревности, надежды на счастье.

Иногда на страницах произведений Шукшина сама надежда на счастье предстает чем-то комичным и даже несколько странным. Например, в рассказе “Бессовестные” овдовевший старик Глухов тяготится одинокой жизнью и хочет пригласить к себе в дом старуху Отавину. Он рисует в своих мечтах картины тихого домашнего уюта, когда рядом присутствует хоть одна живая душа. В сущности, в мечтах старика нет ничего плохого и предосудительного. Человек не должен жить один. Иначе он превращается в самое несчастное существо на свете.

Возможно, затея старика и исполнилась бы. Но на беду свою, решил он действовать не сам, а попросить о помощи старуху Малышеву. Когда-то давным-давно он был в нее влюблен. С тех пор утекло много воды, и остались они хорошими друзьями. Старуха Малышева выставила затею старика в таком свете, что и Глухов, и Отавина даже вспомнить уже об этой затее не могли без содрогания.

На первый взгляд, ситуация может показаться смешной. Действительно, Шукшин с еплой улыбкой рассказывает о намерении старика жениться. Но при этом в рассказе ясно чувствуется трагический момент. Два пожилых человека, которые много прожили и испытали, вполне достойны на старости лет обрести сердечное тепло и домашний уют. Но безжалостное осуждение со стороны лишает их всякой уверенности в себе. Трагизм ситуации в том, что люди перестали прислушиваться к себе, обращая внимание на злое и недоброжелательное окружение. В рассказе в роли этого окружения выступает старуха Малышева. Она считает своим долгом обидеть других, лишая их всякой надежды на спокойствие и счастье. Главный герой рассказа “Психопат” Сергей Иванович Кудряшов вызывает улыбку. Он так принципиален и непримирим, что это кажется окружающим забавным. При столкновении с медицинской сестрой его возмущение выливается в гневную речь. Он возмущен неумением медсестры делать уколы. И пытается высказать свои мысли по этому поводу. Он немного смешон, но вместе с тем в его словах есть доля правды: “Я не ругаюсь с вами, я правда хочу понять: неужели так можно жить? Ведь не знает человек ни дела своего, ни… даже знать-то не хочет, не любит, и сидит — хмурится важно”.

Сергея Ивановича возмущает равнодушие к нему со стороны врача и медсестры. Может быть, он высказывает свои претензии излишне эмоционально и комично. Но он хочет донести до окружающих свои мысли. Сам он работает библиотекарем и очень увлечен своей работой. Он ищет и выкупает у населения старые книги и журналы. Он уверен, что каждый человек должен делать свое дело достаточно хорошо. В ином случае нет смысла браться за дело вообще. Не случайно в финале рассказа доктор все-таки проявляет интерес к личности самого Сергея Ивановича. Это вызывает надежду на то, что “психопат” все же будет услышан и понят окружающими.

В произведениях Шукшина герои кажутся живыми и реальными. Читатель проникается ощущением, что был лично знаком с кем-то из них. Автор очень убедительно рисует человеческие характеры. Каждый из героев рассказов Шукшина живет своей, совершенно особой жизнью. Очень часто человек оказывается абсолютно одинок. И не с кем ему поделиться своей бедой. Но иногда человек все-таки находит для себя какую-то отдушину. И читатель, узнавая про это, радуется такому неожиданному выходу. Например, в рассказе “Микроскоп” главный герой пытается избавиться от своего духовного одиночества посредством дорогой и нелепой покупки. Он смешон и забавен, но наблюдая за его действиями, читатель убеждается, что герой поступает верно.

В сущности, совершенно неважно, каким способом найдет человек себе радость. Будет ли это покупка изящных сапожек для жены или приобретение ненужного микроскопа. И пусть со стороны это кажется смешным и странным. На самом деле под влиянием таких ситуаций человек лучше понимает себя.

Во многих своих произведениях Шукшин, с теплой усмешкой наблюдающий за героями, хочет рассказать об их поисках прекрасного, возвышенного. Это своего рода поиски смысла жизни. В самом деле, не только же прозябать человеку, нужно позаботиться и о стремлении к высокому, прекрасному. Не сразу удается найти ту цель, к которой так стремишься. Но когда это происходит, меняется к лучшему вся жизнь.

 "Деревенская проза В.Шукшина". Сочинение В русской литературе жанр деревенской прозы заметно отличается от всех остальных жанров. В чем же причина такого отличия? Об этом можно говорить исключительно долго, но все равно не прийти к окончательному выводу. Это происходит потому, что рамки этого жанра могут и не умещаться в пределах описания сельской жизни. Под этот жанр могут подходить и произведения, описывающие взаимоотношения людей города и деревни, и даже произведения, в которых главный герой совсем не сельчанин, но по духу и идее эти произведения являются не чем иным, как деревенской прозой. В зарубежной литературе очень мало произведений подобного типа. Значительно больше их в нашей стране. Такая ситуация объясняется не только особенностями формирования государств, регионов, их национальной и экономической спецификой, но и характером, “портретом” каждого народа, населяющего данную местность. В странах Западной Европы крестьянство играло незначительную роль, а вся народная жизнь кипела в городах. В России издревле крестьянство занимало самую главную роль в истории. Не по силе власти (на- оборот — крестьяне были самыми бесправными), а по духу — крестьянство было и, наверное, по сей день остается движущей силой российской истории. Именно из темных, невежественных крестьян вышли и Стенька Разин, и Емельян Пугачев, и Иван Болотников, именно из-за крестьян, точнее из-за крепостного права, происходила та жестокая борьба, жертвами которой стали и цари, и поэты, и часть выдающейся русской интеллигенции XIX века. Благодаря этому произведения, освещающие данную тему, занимают особое место в литературе.Современная деревенская проза играет в наши дни большую роль в литературном процессе. Этот жанр в наши дни по праву занимает одно из ведущих мест по читаемости и популярности. Современного читателя волнуют проблемы, которые поднимаются в романах такого жанра. Это вопросы нравственности, любви к природе, хорошего, доброго отношения к людям и другие проблемы, столь актуальные в наши дни. Среди писателей современности, писавших или пишущих в жанре деревенской прозы, ведущее место занимают такие писатели, как Виктор Петрович Астафьев (“Царь-рыба”, “Пастух и пастушка”), Валентин Григорьевич Распутин (“Живи и помни”, “Прощание с Матерой”), Василий Макарович Шукшин (“Сельские жители”, “Любавины”, “Я пришел дать вам волю”) и другие.Особое место в этом ряду занимает Василий Макарович Шукшин.Его своеобразное творчество привлекало и будет привлекать сотни тысяч читателей не только в нашей стране, но и за рубежом. Ведь редко можно встретить такого мастера народного слова, такого искреннего почитателя родной земли, каким был этот выдающийся писатель.Василий Макарович Шукшин родился в 1929 году, в селе Сростки Алтайского края. И через всю жизнь будущего писателя красной нитью пролегла красота и суровость тех мест. Именно благодаря своей малой родинеШукшин научился ценить землю, труд человека на этой земле, научился понимать суровую прозу сельской жизни. Уже с самого начала творческого пути он обнаружил новые пути в изображении человека.Его герои оказались непривычными и по своему социальному положению и по жизненной зрелости, и по нравственному опыту. Став уже вполне зрелым молодым человеком, Шукшин отправляется в центр России. В 1958 году он дебютирует в кино (“Два Федора”), а также и в литературе (“Рассказ в телеге”). В 1963 году Шукшин выпускает свой первый сборник — “Сельские жители”. А в 1964 году его фильм “Живет такой парень” удостаивается главной премии на фестивале в Венеции. К Шукшину приходит всемирная известность. Но он не останавливается на достигнутом. Следуют годы напряженной и кропотливой работы. Например, в 1965 году выходит его роман “Любавины” и в то же время на экранах страны появляется фильм “Живет такой парень”. Только по одному этому примеру можно судить с какой самоотдачей и интенсивностью работал художник.А может это торопливость, нетерпение? Или желание немедленно утвердить себя в литературе на самой прочной — “романной” — основе? Безусловно это не так. Шукшиным было написано всего два романа. И как говорил сам Василий Макарович, его интересовала одна тема: судьбы русского крестьянства. Шукшин сумел задеть за живое, пробиться в наши души и заставит нас потрясенно спросить: ”Что с нами происходит”? Шукшин не щадил себя, торопился, чтобы успеть сказать правду, и этой правдой сблизить людей. Он был одержим одной мыслью, которую хотел додумать вслух. И быть понятым! Все усилия Шукшина — творца были направлены к этому. Он считал: “Искусство — так сказать, чтобы тебя поняли...” С первых шагов в искусстве Шукшин объяснял, спорил, доказывал и мучился, когда не был понят. Ему говорят, что фильм “Живет такой парень” — это комедия. Он недоумевает и пишет послесловие к фильму. Ему подкидывают на встрече с молодыми учеными каверзный вопрос, он тушуется, а потом садится за статью (“Монолог на лестнице”).Колыбелью, с которой началась творческая жизнь Шукшина, которая дала толчок к развитию его потрясающих творческих сил, стала деревня. Память, размышления о жизни вели его в село, здесь он распознавал “острейшие схлесты и конфликты”, которые побуждали к широким размышлениям над проблемами современной жизни общества. Начало многих исторических явлений и процессов Шукшин видел в послевоенной деятельности. После войны он подался в город, как и многие в то время. Будущий писатель работал слесарем во Владимире, строил литейный завод в Калуге, был разнорабочим, грузчиком, учеником маляра, восстанавливал разрушенные войной железные дороги. Наверное, вся ужасная картина разрушенной, сожженной послевоенной земли повлияла на Василия Шукшина, заставила взяться за перо. “Сама потребность взяться за перо лежит, думаю, в душе растревоженной. Трудно найти другую такую побудительную причину, которая заставит человека, что-то знающего, поделиться своим знанием с другими людьми” — писал Шукшин. Неизгладимый след на творчестве Василия Шукшина оставила самобытность и колорит деревенской жизни. В народности искусства этого писателя заключены объяснения феноменальности его дарования, его естественности, высокой простоты и артистизма.В творчестве Шукшина, в его личности, биографии самобытно выразились характер народа, духовное состояние, условие его бытия в эпоху 40—70-х годов — послевоенного тридцатилетия.Где брал материал для своих произведений писатель? Везде, там, где живут люди. Какой это материал, какие герои? Тот материал, и те герои, которые редко раньше попадали в сферу искусства. И понадобилось, чтобы явился из глубин народных крупный талант, чтобы с любовью и уважением рассказал о своих земляках простую, строгую правду. А правда эта стала фактом искусства, вызвала любовь и уважение к самому автору. Герой Шукшина оказался не только незнакомым, а отчасти непонятным. Любители “дистиллированной” прозы требовали “красивого героя”, требовали, чтобы писатель выдумывал, чтобы не дай бог не растревожить собственную душу. Полярность мнений, резкость оценок возникали, как ни странно, именно потому, что герой не выдуман. А когда герой представляет собой реального человека, он не может быть только нравственным или только безнравственным. А когда герой выдуман в угоду кому-то, вот здесь полная безнравственность. Не отсюда ли, от непонимания творческой позиции Шукшина, идут творческие ошибки восприятия его героев. Ведь в его героях поражают непосредственность действия, логическая непредсказуемость поступка: то неожиданно подвиг совершит, то вдруг сбежит из лагеря за три месяца до окончания срока.Сам Шукшин признавался: “Мне интереснее всего исследовать характер человека-недогматика, человека, не посаженного на науку поведения. Такой человек импульсивен, поддается порывам, а следовательно, крайне естественен. Но у него всегда разумная душа”. Герои писателя действительно импульсивны и крайне естественны. И поступают так они в силу внутренних нравственных понятий, может ими самими еще неосознанных. У них обостренная реакция на унижение человека человеком. Эта реакция приобретает самые различные формы. Ведет иногда к самым неожиданным результатам.Обожгла боль от измены жены Серегу Безменова, и он отрубил себе два пальца (“Беспалый”).Оскорбил очкарика в магазине хам продавец, и он впервые в жизни напился и попал в вытрезвитель (“А поутру они проснулись...”) и т. д. и т. п.В таких ситуациях герои Шукшина могут даже покончить с собой (“Сураз”, “Жена мужа в Париж провожала”). Нет, не выдерживают они оскорблений, унижений, обиды. Обидели Сашку Ермолаева (“Обида”), “несгибаемая” тетя-продавец нахамила. Ну и что? Бывает. Но герой Шукшина не будет терпеть, а будет доказывать, объяснять, прорываться сквозь стенку равнодушия. И… схватится за молоток. Или уйдет из больницы, как это сделал Ванька Тепляшин, как это сделал Шукшин (“Кляуза”). Очень естественная реакция человека совестливого и доброго...Нет, Шукшин не идеализирует своих странных, непутевых героев. Идеализация вообще противоречит искусству писателя. Но в каждом из них он находит то, что близко ему самому. И вот, уже не разобрать, кто там вызывает к человечности — писатель Шукшин или Ванька Тепляшин. Шукшинский герой, сталкиваясь с “узколобым гориллой”, может в отчаянии сам схватиться за молоток, чтобы доказать неправому свою правоту, и сам Шукшин может сказать: “Тут надо сразу бить табуреткой по голове — единственный способ сказать хаму, что он сделал нехорошо” (“Боря”). Это чисто “шукшинская” коллизия, когда правда, совесть, честь не могут доказать, что они — это они. А хаму так легко, так просто укорить совестливого человека. И все чаще столкновения героев Шукшина становятся драматическими для них. Шукшина многие считали писателем комическим, “шутей-ным”, но с годами все отчетливее обнаруживалась односторонность этого утверждения, как, впрочем, и другого — о “благодушной бесконфликтности” произведений Василия Макаровича. Сюжетные ситуации рассказов Шукшина остроперепетийны. В ходе их развития комедийные положения могут драматизироваться, а в драматических обнаруживается нечто комическое. При укрупненном изображении необычных, исключительных обстоятельств, ситуация предполагает их возможный взрыв,катастрофу, которые, разразившись, ломают привычный ход жизни героев. Чаще всего поступки героев определяют сильнейшее стремление к счастью, к утверждению справедливости (“Осенью”).Писал ли Шукшин жестоких и мрачных собственников Любавиных, вольнолюбивого мятежника Степана Разина, стариков и старух, рассказывал ли о разломе сеней, о неизбежном уходе человека и прощании его со всеми земными, ставил ли фильмы о Пашке Колокольникове, Иване Расторгуеве, братьях Громовых, Егоре Прокудине, он изображал своих героев на фоне конкретных и обобщенных образов — реки, дороги, бесконечного пространства пашни, родного дома, безвестных могил. Шукшин понимает этот центральный образ всеобъемлющим содержанием, решая кардинальную проблему: что есть человек? В чем суть его бытия на Земле?Исследование русского национального характера, складывавшегося на протяжении столетий и изменений в нем, связанных с бурными переменами XX века, составляет сильную сторону творчества Шукшина.Земное притяжение и влечение к земле — сильнейшее чувство земледельца. Родившееся вместе с человеком образное представление о величии и мощи земли, источнике жизни, хранители времени и ушедших с ним поколений в искусстве. Земля — поэтически многозначительный образ в искусстве Шукшина: дом родной, пашня, степь, Родина, мать — сыра земля… Народно-образные ассоциации и восприятия создают цельную систему понятий национальных, исторических и философских: о бесконечности жизни и уходящей в прошлое цели поколений, о Родине, о духовных связях. Всеобъемлющий образ земли — Родины становятся центром тяготения всего содержания творчества Шукшина: основных коллизий, художественных концепций, нравственно-эстетических идеалов и поэтики. Обогащение и обновление, даже усложнение исконных понятий о земле, доме в творчестве Шукшина вполне закономерно. Его мировосприятие, жизненный опыт, обостренное чувство родины, художническая проникновенность, рожденные в новую эпоху жизни народа, обусловили такую своеобразную прозу.Первой попыткой осмысления В. Шукшиным судеб русского крестьянства на исторических изломах, стал роман “Любавины”. В нем речь шла о начале 20-х годов нашего столетия. Но главным героем, главным воплощением, сосредоточием русского национального характера для Шукшина являлся Степан Разин. Именно ему, его восстанию, посвящен второй и последний роман Шукшина “Я пришел дать вам волю”. Когда впервые заинтересовался Шукшин личностью Разина, сказать трудно. Но уже в сборнике “Сельские жители” начинается разговор о нем. Был момент, когда писатель понял, что Степан Разин какими-то гранями своего характера абсолютно современен, что он — сосредоточие национальных особенностей русского народа. И это драгоценное для себя открытие Шукшин хотел донести до читателя. Сегодняшний человек остро ощущает, как “сократилась дистанция между современностью и историей”. Писатели, обращаясь к событиям прошлого, изучают их с позиции людей XX столетия, ищут и находят те нравственные и духовные ценности, которые необходимы в наше время. Проходит несколько лет после окончания работы над романом “Любавины”, и Шукшин на новом художественном уровне пытается исследовать процессы, происходящие в русском крестьянстве. Поставить фильм о Степане Разине было его мечтой. К ней он возвращался постоянно. Если принять во внимание природу шукшинского дарования, вдохновлявшегося и питавшегося живой жизнью, учесть, что он сам собирался играть роль Степана Разина, то от фильма можно было бы ожидать нового глубокого проникновения в русский национальный характер. Одна из лучших книг Шукшина так и называется — “Характеры” — и само это название подчеркивает пристрастие писателя к тому, что скаладывалось в определенных исторических условиях.В рассказах, написанных в последние годы, все чаще звучит страстный, искренний авторский голос, обращенный прямо к читателю. Шукшин заговорил о самом главном, наболевшем, обнажая свою художническую позицию. Он словно почувствовал, что его герои не все могут высказать, а сказать обязательно надо. Все больше появляется “внезапных”, “навыдуманных” рассказов от самого себя Василия Макаровича Шукшина. Такое открытое движение к “неслыханной простоте”, своеобразной обнаженности — в традициях русской литературы. Тут собственно уже не искусство, выход за его пределы, когда душа кричит о своей боли. Теперь рассказы — сплошное авторское слово. Интервью — обнаженное откровение. И везде вопросы, вопросы, вопросы. Самые главные о смысле жизни.Искусство должно учить добру. Шукшин в способности чистого человеческого сердца к добру видел самое дорогое богатство. “Если мы чем-нибудь сильны и по-настоящему умны, так это в добром поступке”, — говорил он.С этим жил, в это верил Василий Макарович Шукшин.

 

 Сочинение «Чудаковатые герои» рассказов В.М. Шукшина »  Одним из авторов, которые проповедовали в своих произведениях доброту и отзывчивость, был Василий Макарович Шукшин. Это был человек с разносторонним талантом: актер, режиссер, писатель. От всех его творений идут душевная теплота, искренность, любовь к людям. Однажды Шукшин сказал: «Каждый настоящий писатель, конечно, психолог, но сам больной». Вот этой-то болью за людей, за их порой пустую и никчемную жизнь проникнуты рассказы Шукшина. Мне нравятся рассказы Шукшина. Они короткие, понятные, интересные, в них много точных и красочных высказываний. Рассказы «Чудик» и «Срезал» входят в сборник «Беседы при ясной луне». Само название сборника говорит о некоей дружеской беседе о жизни, любви, природе. Рассказы Шукшина написаны простым разговорным языком, который передает особенности речи персонажей. В своих произведениях Шукшин продолжает традиции русской классической литературы: Толстого, Гоголя, Горького. Его герои из народа, простые люди, но в них есть какая-то изюминка. Так Шукшин показывает нам новый тип героя. Это «чудик» (в сборнике даже есть рассказ с таким названием). Эти чудики похожи на героев Горького, но они ближе нам, потому что жили не так давно. Чудики Шукшина — это люди, которые создают «праздник души», живут просто, естественно, не делая другим зла. Окружающие воспринимают их как ненормальных, потому что они могут выкинуть какой-нибудь фокус. Таковы герои рассказов «Чудик», «Микроскоп», «Срезал». Но их стремление сделать «людям как лучше» постоянно натыкается на стену непонимания, отчужденность, даже враждебность. Я думаю, что это происходит потому, что каждый по-своему понимает, «как лучше». Им вот кажется, что так будет лучше, а другим людям — нет. Вот поэтому «чудиков» так и зовут. Таково, например, столкновение в рассказе «Чудик» главного героя с женой брата Зоей Ивановной, за что-то невзлюбившей Чудика. А ведь он просто добрый и веселый человек. Шукшин хочет нам показать, что люди равнодушны друг к другу, они чужие друг к другу, черствы и не хотят помочь. Те же, кто пытается объединить людей, становятся «чудиками», почти сумасшедшими. Но «чудики» могут быть не только добрыми. Например, главный герой рассказа «Срезал» Глеб Капустин. Он недобрый, потому что ему всегда хочется унизить другого человека, особенно приезжего, показать, что тот дурак и т. д. Рассказ начинается с того, что Константин Иванович — городской интеллигент — приезжает в деревню. Он образованный человек, и это не нравится мужикам. Они зовут Глеба, потому что он среди них слывет самым ученым. Глеб же заранее хочет «срезать» городского гостя, то есть победить в их споре. Здесь Шукшин показывает, с одной стороны, надменность городского гостя, который считает, что приехал в глухую деревню, а с другой — злобу деревенского мужика, который хочет доказать, что он «тоже кое-что микитит». Обычная сначала беседа о последних достижениях науки превращается в выяснение отношений. Шукшин не вмешивается в происходящее. Он как будто бы один из слушателей спора — он просто передает его содержание нам. Но он смотрит на Глеба с грустной улыбкой, ведь эта злоба разрушает его самого. В этом рассказе Шукшин показывает очень давнее противостояние интеллигенции и народа. Даже сейчас, когда есть телевизоры, компьютеры, оно сохранилось. Шукшин любит своего героя, он, вообще, любит всех своих героев, потому что они такие же простые люди, как и он. Но это не мешает ему указывать на их недостатки, показывать, что они делают что-то неправильно: мужики сами начинают обрывать Глеба, они уже и не рады, что завязался этот спор. В конце рассказа у всех остается какое-то неприятное впечатление от спора Глеба и Константина Ивановича. Ведь Глеба Капустина жалко. Вся цель его жизни — «срезать» проезжающих людей, то есть оправдать свое прозябание в этой деревне, доказать им, что он живет не напрасно. Хотя, как мне кажется, он доказывает это себе самому. Ведь он и злится потому, что его жизнь — напрасная, проходит вхолостую, что он не сделал ничего хорошего или стоящего. Такие мысли характерны для многих героев прозы Шукшина. В.М. Шукшин писал свои произведения в годы застоя, и он очень остро чувствовал настроения людей того времени. Он показал, как они пытаются вырваться из тусклой и привычной жизни, как они борются с обыденностью и ненужностью жизни. Мне нравятся герои Шукшина, потому что в них есть природная сила, необычность, жажда яркой жизни. Рассказы этого прекрасного писателя до сих пор не утратили своего значения.  Cочинение «Анализ рассказа "Срезал" Шукшина В.М.»   Рассказ «Срезал» чрезвычайно важен для понимания авторского мировоззрения. Известно, что В.М. Шукшин придавал ему особое значение. В центре произведения — фигура Глеба Капустина — начитанного и ехидного мужика. Особую страсть питает он к горожанам: любит помериться с ними силой интеллекта. Завязкой сюжета рассказа является приезд к старухе Агафье Журавлевой сына Константина Ивановича. Он кандидат наук, жена его — тоже, а дочка — школьница. В подарок матери привозят они то, что в их понимании необходимо для деревенской жизни: электрический самовар, халат и деревянные ложки. Среди жителей деревни было немало людей, которые сделали карьеру и считались знатными (один полковник, два летчика, врач, корреспондент). К этой категории можно отнести и кандидата наук Журавлева. Непременным ритуалом приезда таких людей в родную деревню был их рассказ о своей жизни. При этом они шли на общение с народом с открытой душой, видя в земляках искренний интерес к себе. Глеб же любил устраивать из таких встреч целый спектакль, ожидая удачного момента, чтобы «срезать» зазнавшегося, по его мнению, человека, например, найти ошибку в суждении или уличить в незнании какого-нибудь важного исторического факта. Ретроспективный рассказ Шукшина о споре Глеба с полковником по поводу того, кто велел поджечь Москву в 1812 году, уже является своеобразным намеком на драматическую развязку сюжета. Амбициозное желание Капустина срезать кандидата, как называют Журавлева в рассказе, возникает уже в момент, когда он узнает о приезде Константина Ивановича. «Голой рукой не возьмешь», — заявляет он. Мужики же его подзадоривают, надеясь посмотреть на очередной спектакль. «Так ведет опытного кулачного бойца, когда становится известно, что на враждебной улице объявился некий новый ухарь», — комментирует В.М. Шукшин их поведение. Ничего не подозревающий кандидат встречает гостей радостно, по-дружески. В повествовании начинает звучать определенная двусмысленность: с одной стороны, Журавлев — кандидат наук, а с другой — кандидат на очередное «срезание», жертва, которая еще не знает, какой поединок ей вскоре предстоит выдержать. Вместо общих воспоминаний о детстве Капустин начинает беседу на философские темы. Журавлев пытается уклониться от дискуссии, отшучивается, но в планы Глеба это не входит. Словно клещ, впившийся в горло, или коршун, камнем падающий на добычу, начинает он доказывать Журавлеву, что не тянет интеллект того на кандидатскую зарплату, что никакой он не мыслитель, каким его считают, что не заслужил он того положения в обществе, которое имеет. А вот провинциалы, над ущербностью которых они с женой готовы посмеяться, ни в чем не уступят по части интеллекта, хоть и не отмечены учеными степенями. В разговоре с Журавлевыми Капустин открыто объявляет им цель своих скандальных обвинений: «Люблю по носу щелкнуть — не задирайся выше ватерлинии». Символичны в этой связи фамилии героев: Журавлевы парят где-то высоко, составляя общественную элиту, а Капустин так и не оторвался от своего огорода. Справедливо ли это? Разумеется, в споре с Журавлевым Капустин не прав как по форме, так и по содержанию. В его тирадах, обращенных к Константину Ивановичу, больше изощренных оскорблений и обвинений, чем рациональных идей и здравых мыслей. А уж устраивать весь этот спектакль перед человеком, к которому пришел в гости, совсем неуместно. Однако в позиции Капустина немало здравого смысла: совершая открытия и создавая новые книги, представители науки нередко просто прикрываются словами о народном благе, забывая о том, как живет народ на самом деле и что изменится в его реальной тяжелой и приземленной жизни от этих статей и открытий. Рассказ В.М. Шукшина заставляет общество внимательнее относиться к интеллектуальному потенциалу русского человека, подчеркивает необходимость поставить заслон на пути создания псевдоискусства, так называемой массовой культуры, на деле распространяющей дурной вкус и интеллектуальную убогость. В.М. Шукшин своим произведением прежде всего «по носу щелкнул» любителей разговаривать с народом с позиции знати и кичиться своим высоким положением. Писатель еще раз заставляет нас вспомнить, что социальный статус, помимо благ и привилегий, накладывает на человека определенные обязанности. Прежде всего он должен ему соответствовать во всех отношениях. Для этого надо постоянно работать над собой, расти в профессиональном и творческом плане, а не упиваться прежними заслугами.

 

 

 

Похожие статьи:

Учебный залСОЧИНЕНИЯ по творчеству А. И. Куприна
Учебный залСОЧИНЕНИЯ по роману Лермонтова "Герой нашего времени"
Учебный залСОЧИНЕНИЯ по роману М. Шолохова "Тихий Дон"
Учебный залСОЧИНЕНИЯ по роману А.С. Пушкина "Евгений Онегин"
Учебный залСОЧИНЕНИЯ по творчеству М. Горького