10 самых лучших романов-антиутопий 1. Джордж Оруэлл 1984 Джордж

Царёва Татьяна Газета 2 декабря 2015 Рейтинг: 0 Голосов: 0 373 просмотра
10 самых лучших романов-антиутопий 1. Джордж Оруэлл 1984 Джордж
10 самых лучших романов-антиутопий

1. Джордж Оруэлл — «1984»
Джордж Оруэлл. Величайший из великих. Писатель, имя которого стало символом жанра антиутопии. Автор, которого обсуждали до хрипоты много лет назад — и продолжают столь же страстно обсуждать по сию пору. Своеобразный антипод второй великой антиутопии XX века — «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли. Что, в сущности, страшнее: доведенное до абсурда «общество потребления» — или доведенное до абсолюта «общество идеи»? По Оруэллу, нет и не может быть ничего ужаснее ТОТАЛЬНОЙ НЕСВОБОДЫ...

2. Уильям Голдинг — «Повелитель мух»
Подлинный шедевр мировой литературы. Странная, страшная и бесконечно притягательная книга.
Книга, которую трудно читать — и от которой невозможно оторваться.
История благовоспитанных мальчиков, внезапно оказавшихся на необитаемом острове.
Философская притча о том, что может произойти с людьми, забывшими о любви и милосердии.
Гротескная антиутопия, роман-предупреждение и, конечно, напоминание о хрупкости мира, в котором живем мы все.
Все это — «Повелитель мух», книга, которую можно перечитывать снова и снова.

3. Кадзуо Исигуро — «Не отпускай меня»
От урожденного японца, выпускника литературного семинара Малькольма Брэдбери, лауреата Букеровской премии за «Остаток дня» — самый поразительный английский роман 2005 года. Тридцатилетняя Кэти вспоминает свое детство в привилегированной школе Хейлшем, полное странных недомолвок, половинчатых откровений и подспудной угрозы.
Это роман-притча, это история любви, дружбы и памяти, это предельное овеществление метафоры «служить всей жизнью».

4. Борис и Аркадий Стругацкие — «Град обреченный»
В то, что лучший, эталонный образец отечественной фантастики — «Град обреченный» братьев Стругацких — был задуман еще в конце 60-х гг., а завершен в 1972-м — трудно поверить, слишком уж поразительна, невозможна дня тех времен степень внутренней свободы этого романа. Так не писали даже «в стол»… Такое казалось невероятным.

5. Татьяна Толстая — «Кысь»
«Кысь» — этноцентрированная постапокалиптическая антиутопия Т. Н. Толстой. В романе рассказывается про то, что может произойти с Россией после ядерной войны. Роман насквозь пропитан иронией и сарказмом.
В романе чрезвычайно много просторечных и грубых слов, однако ненормативная лексика употребляется всего три раза:
"— Слава богу, это само по себе мало кого взволнует. Дискуссия о том, допустимо ли употребление матерных слов в печатном тексте, закончена. В моём тексте неформальных выражений штуки три. Думала довести это число до четырёх, но решила, что это перебор."

6. Маргарет Этвуд — «Рассказ служанки»
Скандальный роман лауреата Букеровской премии, наравне с «О дивный новый мир» О.Хаксли и «1984» Дж.Оруэлла, ставший классикой современной антиутопии.
В дивном новом мире Маргарет Этвуд женщина не имеет права владеть собственностью, работать, любить, читать, писать. Она не может бегать по утрам, устраивать пикники и вечеринки. Ей запрещено вторично выходить замуж. Ей оставлена лишь одна роль — Служанки. Один раз в день она может выйти за покупками, но ни разговаривать, ни вспоминать ей не положено. Раз в месяц она встречается со своим хозяином, Командором, и молится, чтобы от их соития получился здоровый ребенок. Ведь в дивном новом мире победившего христианского фундаментализма Служанка — всего-навсего сосуд для воспроизводства… «Рассказ Служанки» — убедительная панорама будущего, которое может начаться уже завтра.

7. Курт Воннегут — «Механическое пианино»
Вы — в мире умных машин. В мире машин слишком умных, чтобы человек, владеющий ими, был счастлив. Вы — в «дивном новом мире» потребительской цивилизации, где «человек разумный» практически вынужден обратиться в «человека благополучного». Вы — в машинном раю, в коем выбор прост и жесток: смириться и утратить свою человеческую сущность или из последних сил рвануться, выломиться из электрического Эдема. Вы уверены, что способны победить? Уверены? А что вы станете делать после победы?..

8. Владимир Набоков — «Приглашение на казнь»
Летом 1934 года, внезапно прервав работу над вставной главой романа «Дар» «Жизнь Чернышевского», за две недели «все нарастающего восторга и неутихающего вдохновения» Набоков написал первый черновик одного из лучших своих романов — «Приглашение на казнь». Измены жены, заключение в крепости, превращение узника в писателя, публичная«казнь» на площади — все эти узловые моменты биографии Н.Г.Чернышевского, лишенного, по определению Набокова, «малейшего понятия об истинной сущности искусства», стали основой сюжета «самого поэтичного и грезоподобного» из набоковских романов. Однако герой «Приглашения на казнь» Цинциннат является поэтом истинным, в блоковском понимании — «сыном гармонии». И в мире, куда поэт является без всякой надежды быть услышанным, он обречен на гибель.

9. Андрей Платонов — «Котлован»
Андрей Платонов (1899-1951) по праву считается одним из лучших писателей XX века. Однако признание пришло к нему лишь после смерти. Повесть `Котлован` является своеобразным исключением в творчестве Платонова — он указал точную дату ее создания: `декабрь 1929 — апрель 1930 года`. Однако впервые она была опубликована в 1969 года в ФРГ и Англии, а у нас в советское время в течение двадцати лет распространялась лишь в `самиздате`.
В `Котловане` отражены главные события проводившейся в СССР первой пятилетки: индустриализация и коллективизация. Герои повести строят город, но стройка стопорится на стадии рытья котлована под его фундамент. В деревне же, подвергнутой `сплошной коллективизации`, аналогом `общепролетарского дома` становится `оргдвор`, где сбиваются в покорное стадо колхозники, уничтожая раскулаченных крестьян.

10. О. Хаксли — «О, этот дивный, новый мир»
Очень актуальный и по сей день роман. Лондон, далекое будущее. Философия потребления возведена в культ, а Генри Форд почитается едва ли не как божество. Люди не рождаются естественным путем – их выращивают на специальных фабриках и делят на несколько каст, в зависимости от способностей. Брак в принципе запрещен, наличие постоянного партнера тоже не одобряется. Мыслительные способности граждан контролируют при помощи специальных препаратов. В итоге, недалекие члены общества, зацикленные на потреблении и ни о чем не задумывающиеся, и составляют основной контингент населения страны.Original:
Original:

Похожие статьи:

Газета10 трогательных романов, где действие происходит в интернатах, закрытых школах и приютах...
ГазетаМатематический гений, отказавшийся от приза в 1 миллион долларов В 2003 году российский математик Григорий Перельман доказал гипотезу
Газета10 отличных французских романов 1. Антуан де Сент-Экзюпери Маленький
Газета10 романов с необычными главными героями! 1. Жорж Санд Консуэлло
ГазетаТри кошки стали звездами саммита «Большой двадцатки»
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Свежее в блогах

Они кланялись тем кто выше
Они кланялись тем кто выше Они рвали себя на часть Услужить пытаясь начальству Но забыли совсем про нас Оторвали куски России Закидали эфир враньём А дороги стоят большие Обнесенные...
Говорим мы с тобой как ровня, так поставил ты дело сразу
У меня седина на висках, К 40 уж подходят годы, А ты вечно такой молодой, Веселый всегда и суровый Говорим мы с тобой как ровня, Так поставил ты дело сразу, Дядька мой говорил...
Когда друзья уходят, это плохо (памяти Димы друга)
Когда друзья уходят, это плохо Они на небо, мы же здесь стоим И солнце светит как то однобоко Ушел, куда же друг ты там один И в 40 лет, когда вокруг цветёт Когда все только начинает жить...
Степь кругом как скатерть росписная
Степь кругом как скатерть росписная Вся в траве пожухлой от дождя Я стою где молодость играла Где мальчонкой за судьбой гонялся я Читать далее.........
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет А я усмехнулся играя Словами, как ласковый зверь Ты думаешь молодость вечна Она лишь дает тепло Но жизнь товарищ бесконечна И молодость...