Корпорация Шелковые дети

willstor Авторская проза 7 февраля 2012 Рейтинг: +1 Голосов: 1 1338 просмотров

Виталий Стороженко — Вы должны знать, мы работаем только с исключительным случаем.— Поэтому, я сюда и приехал.— Вы уверены? – Сидевший напротив мужчина, был лет сорока. Строгий деловой костюм. Короткая ровная прическа. Ни капли седых волос. Держался он ровно, говорил спокойно и деловито.— Многочисленные приводы в милицию.— Это не повод.— Хулиганство, грабежи на улицах.— Этим и занимаются правоохранительные органы.— Сигареты, спиртное…— Сколько ему лет?— Шестнадцать.— Любит рок? Панк? Что-то в духе Король и Шут, Психея?— Я плохо разбираюсь в этом, но именно такой музыкой он и увлекается.— Это подростковое. Вам нужно больше времени проводить с сыном.— Он наркоман, господин…— Пока мы не дали согласия на сотрудничество, мы не знакомимся. Это наше правило.— Понимаю.— Что до наркомана, — мужчина сделал паузу, посмотрел в лицо собеседника, развел руками. – Мы не врачи. В этом смысле.— Он с приятелями подрезал женщину в подъезде.— Почему Ваш сын тогда не в тюрьме?— Видите ли, у меня связи и деньги. Я вытащил его. Потом узнал о вашей организации, решил обратиться. Если вы не поможете, думаю, в следующий раз ему не избежать заключения. Я очень устал. У жены нервы. Она так постарела в последнее время.— Женщина выжила?— Да. Но она осталась инвалидом. Одинокая. Двое детей. Мне очень пришлось постараться, чтобы уладить дело.Мужчина встал, подался вперед, протянул руку:— Думаю, — это наш случай. Еремин Андрей Федорович.— Седилин Григорий Викторович.Они пожали друг другу руку. Еремин вернулся в кресло, посмотрел на часы, затем набрал номер на телефоне.— Агата Станиславовна, зайдите, пожалуйста, ко мне в кабинет.Появилась женщина среднего возраста. Высокая, немного полновата. В строгом деловом костюме. Очень выразительное лицо. Короткие светлые волосы. Седилин отметил про себя, что дама очень красива. Однако, что-то настораживающее было в этой красоте. “ Даже зловещее, — вдруг пролетело в голове.” Он снова посмотрел на нее. Увидел спокойные, умные глаза, которые скрывались за очками в тонкой золотой оправе. Агата Станиславовна теперь показалась ему доброй и отзывчивой натурой.“ Пора в отпуск. Закончу с этим делом и в отпуск. К черту все дела ”— Давайте перейдем к официальной части. Не возражаете, господин Седилин?— Что? Ах, да. Конечно. Приступим. – Он заметил, что Агата принесла с собой кожаную папку черного цвета. Она улыбнулась, расположилась в кресле напротив. Достала какие-то документы.— Итак, господин Седилин, — начал Еремин, — прежде, чем мы начнем сотрудничество с Вами, я объясню ряд правил, которые установлены в нашей корпорации.Григорий Викторович одобрительно кивнул.— Как я и говорил ранее, мы занимаемся только исключительным случаем. Похоже, что Ваш сын попадает в нашу категорию. Однако, мы обязательно все проверим. У нас очень сильные связи и профессиональные агенты. Мы не допускаем ошибок, господин Седилин. После того, как данные подтвердятся, Вы подпишите договор и внесете необходимую сумму. Наши услуги стоят недешево, Вы должны быть готовы к этому.— Я занимаю пост…Еремин остановил клиента взмахом руки:— Нас абсолютно не интересует, кем Вы работаете и чем занимаетесь. Нас интересует Ваш сын. Как его зовут?— Антон.— Антон, — повторил Андрей Федорович. – Раз Вы здесь, — значит человек Вы не бедный. Этого достаточно. После подписания договора и оплаты, Антон будет доставлен сюда на перевоспитание. Некоторые детали обсудим после того, как мы проверим информацию. Есть вопросы, господин Седилин?— Вы поможете мне?— Мы поможем Вашему сыну, Григорий Викторович. А сейчас Агата Станиславовна проведет Вас до автомобиля.— Господин Еремин, мне можно осмотреть корпорацию? Ознакомиться с методами работы?— Исключено. Вам потом все расскажет сын. Если захочет, конечно. Могу сказать одно: гарантия успеха – сто процентов. У нас проколов не бывает. Извините, но на этом все. Всего доброго. Мы перезвоним.— Да. Буду ждать. До свидания.   Он не был похож на хулигана, и уж, тем более, на то, что рассказывал о нем отец. Такой себе подросток. Майка, широкие джинсы, кеды. На вид симпатичный, даже смазливый. И растерянный. Скорее всего, от того, что в данный момент Антон ничего не понимал. Где он, и как здесь оказался? Кто эти люди напротив? Что происходит? Может он вляпался во что-то серьезное? Не безопасное? Грозящее пытками и даже смертью? Он осмотрелся. Широкая просторная поляна, засеянная травой. Вокруг высокий кирпичный забор. Справа красивый дом. Все. Ни кустика. Ни деревца.“ По-моему, я в полном дерьме. – От этой мысли Антону стало холодно “— Добрый вечер, Антон. Меня зовут Еремин Андрей Федорович. Это – Еремина Агата Станиславовна. Обращаться к нам можно, либо по имени отчеству, либо господин Еремин, госпожа Еремина. Это понятно?— Более чем, — буркнул парень. – Главный бандит и его любимая жена. Я ни в чем не виноват.— Я тебе все объясню. Но прежде, хочу предупредить, — я говорю, ты молчишь. Уяснил?Антон утвердительно кивнул.— Прекрасно. Добро пожаловать в корпорацию “ Шелковые дети “ Здесь тебе будет оказана квалифицированная помощь, и ты снова станешь добропорядочным гражданином.— Я не понял, — Антон стал удивленно моргать.— Все очень просто. Мы занимаемся перевоспитанием таких негодяев как ты. Наша служба дознания провела полное расследование.— В этой папке, — продолжила Агата, — собраны все материалы, вплоть до самых мельчайших подробностей. Мы знаем про тебя все, Антон. В последнее время, ты не отличался ангельским характером и даже решился на убийство. Поэтому, твой отец обратился к нам за помощью.— Вот сука.Еремин приблизился.— В этом заведении оскорбления запрещены. Употребление бранных и матерных слов – запрещено. Мы за это строго наказываем.Тем временем, Антон стал приходить в себя. Он не попал к бандитам, а это уже хорошо. Значит, ни в чем таком не замешан. Папаша отправил его в какое-то долбанное заведение, где эти гребанные психологи станут сутками промывать ему мозги. Хреново, конечно, но можно пережить. Во всяком случае, он не собирается здесь долго задерживаться.— Так вы меня, значит, выкрали. – Голос стал приобретать уверенность.— Зачем же так. Тебя привезли с согласия твоего отца, Седилина Григория Викторовича. Вот договор. – Еремин протянул документ. Антон не стал с ним знакомиться, а засунул руки в карманы джинсов.— Все равно выкрали. Я на вас в суд подам. И ментам заявлю. Папаша потом еще попляшет.— Это вряд ли. После того, как ты пройдешь курс перевоспитания, выйдешь отсюда совершенно другим человеком. Я тебе обещаю.Парень надменно хмыкнул и растянулся в улыбке.— И как вы собираетесь меня лечить?— Воспитывать. Курс – шесть месяцев. Начнем работать прямо завтра. Подъем в шесть утра. Сорок минут физических упражнений. Затем заправка постели, душ. В семь – завтрак. На прием пищи – пятнадцать минут. Еще пятнадцать минут – на подготовку к занятиям школьной программы.— Занятиям?— Именно. Ты будешь учиться. И только на отлично. Обед в тринадцать десять. После, уборка помещений и территории.— Каких таких помещений?— Разных. Тебе покажут. Затем, снова учеба. С 18.00 до 19.00 – написание писем родителям.— Какие письма! Вы, что, с дуба рухнули!— Писать ты их будешь каждый день, — Еремин был невозмутим. Он бросил на Антона холодный взгляд. – И все будешь делать каждый день. Ровно шесть месяцев. Это – твой срок, чтобы кардинально измениться в лучшую сторону. В 19.00 – спортзал. Ужин, душ. В 21.00 – отбой.— Это все?— Нет, не все. – Еремин громко свистнул. Как из-под земли, рядом с Антоном выросли три огромных добермана. Собаки окружили парня, приблизились, сели на задние лапы.— Знакомься. Это – Ля минор, это – Ре мажор, а это – Диез. Отличные, я тебе скажу, собачки. И очень умные. Агата Станиславовна прекрасный дрессировщик и поработала на славу.— Причем тут доберманы? – Антон стал чувствовать, как его уверенность медленно уходит в пятки. Состояние тревоги вернулось.— Я говорил тебе, что любое невыполнение обязанностей, влечет за собой наказание. За первый проступок, ты проведешь ночь с этими милыми созданиями. Как видишь, на этой поляне нет ни деревьев, ни кустарника. Абсолютно чистая гладкая территория. Тебе придется бегать по этой территории до самого утра. Вместе с доберманами. Они не дадут ни присесть, ни остановиться. Они станут гонять тебя до седьмого пота, лязгая своими смертельными клыками. Лязг этот ты будешь слышать и ощущать рядом со своим лицом, в каких-нибудь опасных миллиметрах, возле своего обожаемого пениса, совсем близко с твоей паршивой задницей! Ты испытывал что-нибудь подобное, Антон? О! Поверь, — это незабываемое шоу. Смерть так близко, и в любую минуту огромные псы способны разорвать тебя на клочья. А это очень мучительно и больно. Когда доберман хватает за горло, ты не можешь кричать, сопротивляться. Ты только видишь его бесцветные глаза и чувствуешь как страх сковывает тело. Оно медленно угасает и возврата нет.Антон вздрогнул. Собаки нервно зарычали. Агата махнула рукой, доберманы тут же успокоились. Еремин подошел к парню, улыбнулся.— Не бойся. В первую ночь они тебя не тронут. Будут только пугать и заставлять бегать по поляне.— Первое предупреждение, — пробормотал Антон.— Абсолютно верно. Собачки очень хорошо обучены и дело свое знают. За второй проступок, в принципе, тоже самое. Но теперь наши четвероногие друзья станут тебя покусывать. Слегка, оставляя небольшие раны. Сначала кажется, что не больно. Как укол иголки. Но, через какой-нибудь час, ты почувствуешь, как боль усиливается, тело печет, раны начинают гореть. На самом деле, это не так. Твое воображение не дает тебе покоя. Ты будешь уверен – тело залито кровью, кожа давно свисает жалкими лохмотьями и доберманы добрались до сладкого мяса. Ты станешь биться в истерике, истошно орать и просить о помощи. Только никто не придет. Все, что ты увидишь, — это себя, полное ничтожество, и троих верных друзей: Ля минора, Ре мажора и Диеза.— О, боже! – Простонал Антон.— В третий раз, собаки оставят о себе память. Красивый шрам на твоем теле. Кстати, место они выберут сами. Где больше понравится.Парень шумно выдохнул.— Есть еще варианты садизма?— Воспитания, мой друг. Воспитания. В следующий раз… Ты правша?— Да.— В следующий раз, они отгрызут кисть левой руки. Но, думаю, до этого не дойдет. В нашей практике, в основном, ограничивались третьим предупреждением.— А какое последнее?— Тебе об этом лучше не знать.— Ненавижу собак. – Антон презрительно посмотрел на Ре мажора и отвернулся.— А вот и зря. Они только лишь выполняют свою работу. Когда ты с честью пройдешь весь курс, собаки тебя поздравят.— Отгрызут мне ноги.— Вовсе нет. Они станцуют для тебя Танец Белой Луны. Поверь – потрясающее зрелище. Это стоит того. Думаю, теперь ты все понял. Будут вопросы – задавай.Парень отрицательно закачал головой.— Тогда до завтра. Напоминаю, подъем в шесть. Агата Станиславовна проведет тебя до твоей комнаты. Там уютно.— Угу, — прошипел Антон, — как в могиле.Вдруг, он заметил, — Еремина нигде нет. Только был и исчез. И еще собаки. Они тоже растворились в темноте, не издав ни звука. Будто и не было вовсе.— Пойдем, Антон, — Еремина взяла его за руку. – У тебя завтра тяжелый, но настоящий день.   — Я не буду этого делать!— Антон…— Я уже сказал, — я отказываюсь.— Тебя предупреждали. Ты ведь знаешь, что полагается за непослушание.— Чистить унитаз – не мое дело. Пусть другие копаются в дерьме.Парень плюнул на кафель.— Здесь, — Еремин говорил спокойно и отчетливо, — все твое дело. Ты будешь заниматься тем, что скажут. Это условие.— Насрать, понял! Вы меня насильно затащили сюда, а теперь ставите условия. Ублюдки! Сами ковыряйтесь!Еремин развернулся и вышел. Он не сказал ни слова. Дверь тихо прикрылась.Вечером Антона вывели из здания и оставили посередине огромной зеленой поляны. Стемнело. Он стоял каких-то десять минут, ощущая, как внутри все застывает от ужаса. Антон пытался себя успокоить. Вдруг, — это розыгрыш. Шутка. Они брали его на испуг. Еремин рассчитывал просто запугать, рассчитывая, что парень станет выполнять все его тупые указания. Ну конечно! Психологический ход, не более. Ничего. Подержат час. Ну…может быть три. Проверка на вшивость…Из дальнего темного угла выскочили три добермана. Они двигались быстро и тихо. В считанные секунды, собаки оказались рядом с Антоном. У лица клацнули огромные зубы. Он вскрикнул и побежал…  Они стояли на балконе, курили. Антон с отличием закончил юридический, но, неожиданно для себя, почувствовал тягу к журналистике. Оказалось – не ошибся. Вот уже три года, Антон Седилин работал на седьмом канале, делал блестящие репортажи, успел выпустить документальный фильм. Поступил на режиссерские курсы. В среде сотрудников слыл неисправимым трудоголиком. Его собеседник, Сергей Баюшев, — известный архитектор. На счету множество успешных проектов, автор трех книг, многих статей. Познакомились они случайно. Маша, жена Антона, была школьной подругой Ларисы. Встретились в супермаркете, разговорились. Маша пригласила в гости.— О! Баюшев! Мой муж делал репортаж о нем. Думаю, они быстро найдут общий язык.Так и познакомились. Антон сделал глоток коньяка, спросил:— Сергей, можно вопрос?— Конечно.— Ты кисть левой руки, где потерял? Несчастный случай?— Можно и так сказать. Было дело. Давно. Особая система воспитания. Ладно, давай выпьем.Они выпили. Снова закурили. Наступила пауза. Седилин смотрел вниз, пускал дым и молчал. Потом обернулся, посмотрел на Сергея.— Значит, ты дошел до четвертого наказания, — задумчиво проговорил Антон. – А мне хватило только первого предупреждения.Баюшев смял окурок в пепельнице. Достал новую сигарету.— А ведь, Еремин не обманул, — архитектор прикурил. – Танец доберманов действительно незабываемое зрелище.И они громко засмеялись.

Похожие статьи:

Авторская прозаГолод
Авторская прозаРЕБЁНОК С НОРКОВЫХ ПЕЛЁНОК
Авторская прозаДочки - сыночки.
Авторская прозаТвою мать!
Авторская прозаНе ходите, дети, в Космосе искать...
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Свежее в блогах

Они кланялись тем кто выше
Они кланялись тем кто выше Они рвали себя на часть Услужить пытаясь начальству Но забыли совсем про нас Оторвали куски России Закидали эфир враньём А дороги стоят большие Обнесенные...
Говорим мы с тобой как ровня, так поставил ты дело сразу
У меня седина на висках, К 40 уж подходят годы, А ты вечно такой молодой, Веселый всегда и суровый Говорим мы с тобой как ровня, Так поставил ты дело сразу, Дядька мой говорил...
Когда друзья уходят, это плохо (памяти Димы друга)
Когда друзья уходят, это плохо Они на небо, мы же здесь стоим И солнце светит как то однобоко Ушел, куда же друг ты там один И в 40 лет, когда вокруг цветёт Когда все только начинает жить...
Степь кругом как скатерть росписная
Степь кругом как скатерть росписная Вся в траве пожухлой от дождя Я стою где молодость играла Где мальчонкой за судьбой гонялся я Читать далее.........
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет А я усмехнулся играя Словами, как ласковый зверь Ты думаешь молодость вечна Она лишь дает тепло Но жизнь товарищ бесконечна И молодость...