О радиоактивных книгах.

Esprit de L'Escalier Авторская проза 12 августа 2016 Рейтинг: 0 Голосов: 0 467 просмотров
Не надо пугаться.

Речь пойдёт не о книгах, побывавших в активной зоне атомного реактора.

Не о книгах в библиотеке Чернобыльского радиоактивного котла.

И даже не из бумаги деревьев, облучённых в этой катастрофе.

Перечитал я снова книгу «Мой друг Ильф», фактически сборник воспоминаний не только Евгения Петрова, но многих других, знавших и Ильфа и Петрова. Сборник этот составлен дочерью Ильфа, Александрой Ильиничной Ильф, за что искренняя и самая сердечная ей признательность!
Петров после смерти Ильфа 14-го апреля 1937 года был просто убит. И когда кто-то на похоронах Ильфа сказал ему с невесёлой улыбкой: «Впечатление такое, Евгений Петрович, будто и Вас хоронят...»

Он спокойно н тихо ответил: «И хороните… Это и мои похороны!»

Позже, стараясь справиться с горем, Петров начал писать книгу «Мой друг Ильф», которая не была написана полностью и, конечно же, не была опубликована, даже в тех, уже написанных, отрывках.




Но в этой книге есть по-крайней мере десять страниц, которые излучают все три вида излучения: Альфа, бета и гамма.

Это страницы от 144 до 154.

И они действительно радиоактивны.

От этих страниц исходит:

Альфа-излучение Таланта.

Бета-излучение Доброты.

Гамма-излучение Порядочности.

Начинаются они с признания Петрова в том, что ещё не сдружившись с Ильфом, он восхищался им. (Классический образец отношения любого человека к таланту. Не тупое равнодушие. Не злобное желание хоть как-нибудь унизить, втоптать в грязь это чудо. ВОСХИЩЕНИЕ. Которое послужило мощным механизмом приближения способностей одного, потенциально одарённого человека, к таланту другого. Симбиозный, взаимоподдерживающий рост обеих одарённостей!)

Дальше следует описание исторического, прямо-таки рокового события, начавшегося со слов вошедшего в редакцию газеты «Гудок» старшего брата Петрова Валентина Катаева:

«Я хочу стать советским Дюма-отцом!»

«Почему же это, Валюн, вы вдруг захотели стать Дюма-пэром?» – Спросил Ильф.

«Потому, Илюша, что уже давно пора открыть мастерскую советского романа.-- Ответил Старик Собакин (однн из литературных псевдонимов Катаева), – я буду Дюма-отцом, а вы будете моими неграми. Я вам буду давать темы, вы будете писать романы, а я их потом буду править...»




Заставляю себя с огромным трудом прервать цитирование, а то так и тянет переписать все эти десять страниц.

Это были действительно, исторические минуты русской литературы! Они повернули, эдак шутя, посмеиваясь иронично, весь ход тогдашней литературы. Они, эти минуты роковые, создали двух великих талантливых писателей, без которых сегодняшняя русская литература, да и всеь фольклор русской интеллигенции, были бы другими, несравненно более обеднёнными и убогими.




«Пройдусь по вашим рукописям рукой мастера – и готово. Как Дюма-пер. Ну? Кто желает? Только помните, я собираюсь вас держать в чёрном теле», – закончил свою «высокомерную» тираду Валентин Катаев.

С этого великого момента началось творческое и человеческое содружество Ильи Ильфа и Евгения Петрова.

Читая вновь и вновь эти страницы, я прямо ощущал на себе эти три мощных излучения.

Не враждебных. Не вредящих.

Возвышающих!

Прочтите хотя бы эти страницы!

Уверен, что почувствуете на себе тоже эти три замечательных тёплых луча:

Таланта. Доброты, Порядочности.




12 VIII 2016

Похожие статьи:

Авторская прозаЗлой гений или злобный идиот?
Авторская прозаНоль плюс ноль плюс ноль плюс… Сколько будет?
Авторская прозаКнигочей.
Авторская прозаЖмоты
Авторская прозаТак думает мозг... Разгадка чарующего?
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Свежее в блогах

Они кланялись тем кто выше
Они кланялись тем кто выше Они рвали себя на часть Услужить пытаясь начальству Но забыли совсем про нас Оторвали куски России Закидали эфир враньём А дороги стоят большие Обнесенные...
Говорим мы с тобой как ровня, так поставил ты дело сразу
У меня седина на висках, К 40 уж подходят годы, А ты вечно такой молодой, Веселый всегда и суровый Говорим мы с тобой как ровня, Так поставил ты дело сразу, Дядька мой говорил...
Когда друзья уходят, это плохо (памяти Димы друга)
Когда друзья уходят, это плохо Они на небо, мы же здесь стоим И солнце светит как то однобоко Ушел, куда же друг ты там один И в 40 лет, когда вокруг цветёт Когда все только начинает жить...
Степь кругом как скатерть росписная
Степь кругом как скатерть росписная Вся в траве пожухлой от дождя Я стою где молодость играла Где мальчонкой за судьбой гонялся я Читать далее.........
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет А я усмехнулся играя Словами, как ласковый зверь Ты думаешь молодость вечна Она лишь дает тепло Но жизнь товарищ бесконечна И молодость...