Уцелевшие и выжившие (Писульки Эспри де Л'Эскалье)

Esprit de L'Escalier Авторская проза 2 октября 2015 Рейтинг: 0 Голосов: 0 690 просмотров



Вспомнилась классическая фраза неизвестного автора, кажется, Осипа Мандельштама:
«В НЕЧЕЛОВЕЧЕСКИХ УСЛОВИЯХ МОГУТ ВЫЖИТЬ ТОЛЬКО НЕЧЕЛОВЕКИ».

На днях прочитал я кусочек повествования некого Леонида Киселёва – красноярца. В нём, этом повествовании, посвящённом преступлениям большевиков, Киселёв упоминает и о двух встречах с бывшими заключёнными колымских лагерей. Встречи эти, переросшие в дружественное знакомство, носили чисто случайный характер.
С одним музыкантом в парке, где звучал достаточно заигранный «Танец маленьких лебедей»
(в этом, по мнению Киселёва, и проявилась его любовь к классике. По убогости душевной ничего другого «классического» он не знал).
С другим, Петром Фёдоровым, в охотничьем магазине!
Вот, об этом и пойдёт речь.
Цитируется по произведению Леонида Киселёва. «Колымский ад», Проза.ру
Мое  знакомство  с  Петром  Федоровым  произошло  неожиданно.  В  центре  Красноярска,  напротив  стадиона  «Локомотив»,  с  незапамятных  времен,  стоял  старенький,  кирпичный  домик,  в  нем  размещался  охотничий  магазинчик.  Когда  наступала  весна,  любители – охотники  часто  посещали    этот  магазинчик,  разглядывая,  что  нового  появилось  на  охотничьем  прилавке,  одновременно  перебрасывались  парой  слов  между  собой  о  предстоящей  охоте.  В  один  из  дней  я  заскочил  в  охотничий  магазинчик,  чтобы  выбрать  дробь  на  уток  и  гусей.  Стоявший  рядом  мужчина  поинтересовался,  где  я  охочусь  весной.  Мужчина – невысокого  роста,  смуглый,  худощавый,  намного  старше  меня.  Между  нами  завязался  разговор,  и  мы  познакомились.  Из  беглого  разговора  было  ясно,  что  он  хорошо  разбирается  в  охоте  и  в  провианте.
     Петр  Федоров  внешне  и  внутренне  производил  впечатление  спокойного,  волевого  человека.  Сказывалась  выработанная  за  долгие  годы  нахождения  в  колымских  концлагерях  привычка  борьбы  за  жизнь. Он  оказался  большим  любителем  природы,  и  предпочитал  весну  проводить  на   спортивной  охоте,  которой  занимался  с  молодых  лет.  Мы  часто  вместе  выезжали  на  весенние  перелеты  уток  и  гусей  на  Усть – Тунгуское  болото,  которое  находится  в  40  километрах  от  города  Енисейска.  Оторванность  от  городской  суеты,  весеннее  тепло,  причудливое  природное  окружение,  все  это  создавало  необыкновенную  атмосферу,  и  мы  подолгу  засиживались  в  скрадах,  собранных  из  гибких  прутьев  тальника  и  закрытых  желтой,  сильно  пахнувшей  соломой,  ожидая  перелеты  уток  и  гусей.  Иногда  мы   уютно  располагались  у  жарко  горевшего  костра,  на  тагане  которого  прела  вкусная  похлебка  из  весенней  дичи,  и  Петр  Федоров,  не  торопясь,  раз  за  разом,  рассказывал  о  той,  совсем  никому  неизвестной  колымской  жизни  в  концлагерях.  Последний  концлагерь,  из  которого  он  был  освобожден  в  1955  году,  назывался  ОЛП – 1 – отдельный  лагерный  пункт  строгой  изоляции,  где  находились  смертники.  Не  стесняясь  соленых  выражений  по  адресу  верховной  власти,  НКВД,  он  с  чувством  негодования  рассказывал,  как  в  пустынном  краю  вечной  мерзлоты,  на  Колыме,  существовали  сталинские  концлагеря  истребления  людей.  Петр  Федоров  был  отменным  стрелком.  Если  четверка  кряковых  уток  налетала  на  скрад,  то  двух  он  обязательно  выбивал.  У  него  было  особое,  исключительно  бережливое  отношение  к  своему  ружью.  Независимо  от  того,  был  ли  сегодня  выстрел  из  ружья,  но,  приходя  на  стан,  он  первым  делом  доставал  из  рюкзака  маленькую  железную  баночку  с  масляной  тряпочкой  и  тщательно  протирал  свое  ружье.  Кстати,  эту  баночку  он  подарил  мне,  и  я  бережно  храню  ее,  всегда  вспоминая  его.  К  сожалению,  Петр  Федоров  прожил  после  нашего  знакомства  совсем  мало,  и  вскоре  умер.

Итак, герой рассказа Киселёва, не выдуманный, настоящий, был узником колымских лагерей и с негодованием рассказывал собеседнику об уничтожении людей.
ГДЕ И КАК ОН ЭТО РАССКАЗЫВАЛ??? Да, лёжа на тёплой соломе и стреляя в перелётных птиц!!! Причём был метким стрелком и убивал их массово, ради чего??? Он, что, голодал? НЕТ!!! Он, как и рассказчик, Леонид Киселёв, был садистом-убийцей, он охотился на животных для утоления своей извечной, с молодости, страсти: УБИЙСТВО РАДИ УБИЙСТВА» Это и есть САДИЗМ!!! Эти убийства доставляли ЕМУ НАСЛАЖДЕНИЕ!!! Ничему он не научился в лагерях, и жаль, что не сдох там же! Людей, видите ли, убивать грешно! Невзирая, ЧТО за люди и за что их убивают!
А абсолютно беззащитных птиц, которые летят на зимовку или с зимовки УБИВАТЬ МОЖНО, ДА С УДОВОЛЬСТВИЕМ!!! Как был смердящим рабом ДО лагерей, таким же мерзавцем и остался! Он своё рабское желание «БЫТЬ НА МЕСТЕ ГОСПОДИНА» утолял этой «охотой». Вот, мол, я, бывший бесправным ЗЭКом нынче САМ распоряжаюсь чужими жизными, как Хозяин, как Господин, как САМ БОГ!!!
И такое возвращает нас к  фразе в самом начале: Не исключено, что ВЫЖИЛ он ТАМ, ЛИШАЯ ЖИЗНИ ДРУГИХ узников!!! Известны в нацистских гетто и лагерях «Капо», которые сами же убивали других заключённых, дабы выжить. И ВЫЖИЛИ!!! Не исключаю, что многие из этих «уцелевших да выживших» уцелели и выжили только за счёт ГИБЕЛИ других, не таких безжалостных, не таких коварных, не таких цепляющихся за свою подлую жизнь, как эти, «уцелевшие»!
Кощунство с моей стороны даже подумать о таком?
НЕТ!
Ибо многие из этих уцелевших вели себя в дальнейшей жизни точно так же, как и этот Пётр Фёдоров! Если и до и после лагеря они были генетическими убийцами, то есть тяга к убийству была в них неистребима, записана в их генах, то и в лагере они оставались ТАКИМИ ЖЕ УБИЙЦАМИ, потому и выжили!
29 IX 2015

Похожие статьи:

Авторская проза Для чего нужен человек (Писульки Эспри де Л'Эскалье)
Авторская проза Страсти по Атласу или Как я не стал Магелланом (Писульки Эспри де Л'Эскалье)
Авторская проза Альфонс с ноготок. (Писульки Эспри де Л'Эскалье)
Авторская проза Книга о вкусной и здоровой пище. Рецензия (Писульки Эспри де Л'Эскалье)
Авторская проза Папаша, почём оксиген для народа? (Писульки Эспри де Л'Эскалье)
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Свежее в блогах

Они кланялись тем кто выше
Они кланялись тем кто выше Они рвали себя на часть Услужить пытаясь начальству Но забыли совсем про нас Оторвали куски России Закидали эфир враньём А дороги стоят большие Обнесенные...
Говорим мы с тобой как ровня, так поставил ты дело сразу
У меня седина на висках, К 40 уж подходят годы, А ты вечно такой молодой, Веселый всегда и суровый Говорим мы с тобой как ровня, Так поставил ты дело сразу, Дядька мой говорил...
Когда друзья уходят, это плохо (памяти Димы друга)
Когда друзья уходят, это плохо Они на небо, мы же здесь стоим И солнце светит как то однобоко Ушел, куда же друг ты там один И в 40 лет, когда вокруг цветёт Когда все только начинает жить...
Степь кругом как скатерть росписная
Степь кругом как скатерть росписная Вся в траве пожухлой от дождя Я стою где молодость играла Где мальчонкой за судьбой гонялся я Читать далее.........
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет А я усмехнулся играя Словами, как ласковый зверь Ты думаешь молодость вечна Она лишь дает тепло Но жизнь товарищ бесконечна И молодость...