Васисуалий Карлмарксович Лоханкин. (Писульки Эспри де Л'Эскалье)

Esprit de L'Escalier Авторская проза 29 августа 2014 Рейтинг: +1 Голосов: 1 599 просмотров

Если у тебя спрошено будет: Что полезнее солнце или месяц? – ответствуй: месяц.

Ибо солнце светит днём, когда и без того светло; а месяц – ночью.

Козьма Прутков

Писательница Алёна Николаевна Печёрина написала довольно забавную статейку — рецензию о «чересчур деятельных вдовах великих людей». Статья посвящена критическому разбору заметок о французских писателях и поэтах, помещённых в двух сборниках тоже французского писателя Андре Моруа. Точнее, одной его заметки о писателе Мишле. В этой заметке Моруа сетует на излишнюю писательскую активность вдовы Мишле. И Печёрина анализирует, а можно ли вдове «дописывать» самого Мишле? И, если можно, то при каких условиях? Но я сейчас намерен говорить о другой характерной особенности «чересчур деятельных вдов» – о желании некоторых из них превратить себя из Луны в само Солнце. То есть не светить отражённым от мужа светом, а воссиять самой, часто не имея к тому ни малейших способностей! Думаю, это наблюдение не так уж ново и многие замечали склонность эдакую не раз. Одним из примеров является и Надежда Мандельштам. Жена – вдова несомненно талантливого поэта. Благодаря лишь этому, чисто случайному, факту – она стала тоже некой авторитетной личностью в кругах окололитературных. Именно она нашла нужным обругать двух гениальных писателей Ильфа и Петрова за их роман «Золотой телёнок».

Вот, что она написала:

«Кто отдавал себе отчёт в том, что добровольный отказ от гуманизма – ради какой то ни было цели – к добру не приведёт? Кто знал, что мы встали на гибельный путь, провозгласив, что нам «всё дозволено»? Об этом помнила только кучка интеллигентов, но никто их не слушал. Теперь их попрекают «абстрактным гуманизмом», а в двадцатые годы над ними потешался каждый кому не лень. Они были не в моде. Их называли «хилыми интеллигентишками» и рисовали на них карикатуры. К ним применялся ещё и другой эпитет: «Мягкотелые». «Хилым» и «мягкотелым» не нашлось места среди тридцатилетних сторонников «нового». Первоочередная задача состояла в том, чтобы подвергнуть их осмеянию в литературе. (ДО СИХ ПОР Я СОГЛАСЕН С Н.Я.Мандельштам!)

 

За эту задачу взялись Ильф с Петровым, поселив «мягкотелых» на «Вороньей слободке». Время стёрло специфику этих литературных персонажей, и никому сейчас не придёт в голову, что унылый идиот, который пристаёт к бросившей его жене, должен был типизировать основные черты интеллигента. Читатель шестидесятых годов, читая бессмертное произведение двух молодых дикарей, совершенно не сознаёт, куда направлена их сатира и над кем они издеваются.» (Конец цитаты)

 

Диагноз: У Надежды Мандельштам или паранойя или старческий маразм!

 

Знаменитый американский писатель Эптон Синклер, прочитав два романа Ильфа и Петрова, написал, что «он никогда в жизни ТАК не смеялся, как читая эту книгу!» (Он не был одурманен советской пропагандой и отлично различал интеллигента и дегенерата.)

 

Не менее знаменитый двуязычный писатель Владимир Набоков, очень не любивший Советскую Власть и всё, с ней связанноe, сноб, не признаваший многих крупных писателей мировой литературы, отзывался об этих «дикарях» с необыкновенным уважением и высоко ценил их!!! И он, наверно, тоже, умел отличать сброд от интеллигента!

 

Ни один нормально мыслящий человек никогда не заподозрит в Лоханкине – сатиру, карикатуру на интеллигента!!! Настоящего интеллигента!

 

Кстати, нашёлся ещё один единомышленник Надежды Мандельштам: Александр Исаевич Солженицын! Тоже взгрустнувший о «невинно оболганном Лоханкине»!

 

Больше, насколько мне известно, никто в интеллигенты, даже карикатурные, Васисуалия Андреевича не записывал. Но вспомнил я об этом, ибо пришёл в голову вопросик: А КТО мог, действительно, послужить прототипом Лоханкина для Ильфа и Петрова? И ответ пришёл в ту же секунду. Не задумывался я, не перебирал в уме сотни и тысячи «знаменитостей». Сразу и навсегда!

 

Карл Маркс!

 

«Сам Васисуалий никогда и нигде не служил Служба помешала бы ему думать о значении русской интеллигенции, к каковой социальной прослойке он причислял и себя. Таким образом, продолжительные думы Лоханкина сводились к приятной и близкой теме: «Васисуалий Лоханкин и его значение», «Лоханкин и трагедия русского либерализма», «Лоханкин и его роль в русской революции». (Конец цитаты из «Золотого телёнка»)

 

Мордехай (таково было истиное имя Карлуши до крещения в шесть лет!) – Карл тоже никогда и нигде не работал и всю жизнь был приживалом у капиталиста, эксплуататора и кровососа Фридриха Энгельса! («Экспроприаторов экспроприируют!» – Помните замечательный лозунг этих борцов за священные права пролетариев?) Ему тоже это помешало бы размышлять над «Капиталом», «Критикой Готской программы», над «Карлом Марксом и его роли Призрака Коммунизма», а также другими завиральными идеями о этих самых призраках, которые ходют-бродют по Европе.

 

Беспардонно эксплуатировал свою жену, Женни фон Вестфаллен, не только сексуально, но и заставляя её править и переписывать рукописи его знаменитых убийственно скучных «творений». («Спасти успел я только одеяло и книгу спас любимую притом.» Толстый том «Мужчина и женщина» – тоже наверняка не пылилась она в Марксовой библиотеке и не подвергалась «грызущей критике мышей»)

 

Если посмотреть на жизнь Карла Маркса и Васисуалия Лоханкина, обнаруживается во многом разительное сходство. Правда, Варвара оказалась более решительной, чем Женни фон Вестфаллен. Ушла таки к Птибурдукову! А у бедной Женни инженера Птибурдукова поблизости не оказалось!

 

Представьте только себе сцену экзекуции розгами на кухне «Вороньей слободки» Мордехая-Карла Маркса, за то, что не тушил света в уборной! Ведь ДУМАЛ тогда он ТАМ над борьбой трудящихся! Не до мелочных забот об электричестве, затрачивамом на накал ВОСЬМИСВЕЧОВОЙ лампочки, которое «Мы не буржуи — электрическую энергию зря жечь!» (Заметьте, вполне соответствующая времени и нравам идеологическая подкладка!) Экая жалость — не увидеть лица Карлуши в такой знаменательный миг! Стефан Цвайг обязательно бы вставил это историческое событие в свою серию «Звёздные часы человечества»

 

Вот, кого высмеяли Ильф и Петров в образе Васисуалия Карлмарксовича Лоханкина!

 

Faciant meliora potentes – Пусть сделает лучше, кто может.

 

19 VIII 2014

 

Похожие статьи:

Авторская проза Папаша, почём оксиген для народа? (Писульки Эспри де Л'Эскалье)
Авторская проза Для чего нужен человек (Писульки Эспри де Л'Эскалье)
Авторская проза Книга о вкусной и здоровой пище. Рецензия (Писульки Эспри де Л'Эскалье)
Авторская проза Страсти по Атласу или Как я не стал Магелланом (Писульки Эспри де Л'Эскалье)
Авторская проза Альфонс с ноготок. (Писульки Эспри де Л'Эскалье)
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Свежее в блогах

Они кланялись тем кто выше
Они кланялись тем кто выше Они рвали себя на часть Услужить пытаясь начальству Но забыли совсем про нас Оторвали куски России Закидали эфир враньём А дороги стоят большие Обнесенные...
Говорим мы с тобой как ровня, так поставил ты дело сразу
У меня седина на висках, К 40 уж подходят годы, А ты вечно такой молодой, Веселый всегда и суровый Говорим мы с тобой как ровня, Так поставил ты дело сразу, Дядька мой говорил...
Когда друзья уходят, это плохо (памяти Димы друга)
Когда друзья уходят, это плохо Они на небо, мы же здесь стоим И солнце светит как то однобоко Ушел, куда же друг ты там один И в 40 лет, когда вокруг цветёт Когда все только начинает жить...
Степь кругом как скатерть росписная
Степь кругом как скатерть росписная Вся в траве пожухлой от дождя Я стою где молодость играла Где мальчонкой за судьбой гонялся я Читать далее.........
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет А я усмехнулся играя Словами, как ласковый зверь Ты думаешь молодость вечна Она лишь дает тепло Но жизнь товарищ бесконечна И молодость...