ЭРИК ФРЭНК РАССЕЛ. АБРАКАДАБРА. Фантастика

Adminos Проза 22 апреля 2011
ЭРИК ФРЭНК РАССЕЛ
АБРАКАДАБРА (АЛАМАГУСА)
Рассказ
 


      Впервые  за  последние  месяцы  на палубах и во всех отсеках "Торопыги"воцарились покой и тишина. Звездолет стоял на одной из  посадочных  площадокСиропорта.  Дюзы  его  уже  остыли, обшивка была иссечена космической пылью;корабль напоминал стайера, завершившего изнурительный марафон.  Да  иначе  ибыть не могло — крейсер только что возвратился из дальнего полета, в которомотнюдь не все было так уж гладко.     И   теперь,   утвердившись  на  поле  космодрома,   "Торопыга"  вкушалзаслуженный отдых,  который,  впрочем,  мог  оказаться недолгим.  Тишина  ипокой, покой и тишина! Ни тебе забот, ни хлопот, ни бесконечной нервотрепкиполета,  в  продолжение которого без  одного-двух  авралов обходится редкийдень. Только покой, только тишина...     Капитан  Макноот,  запершись у  себя  в  каюте,  предавался блаженномубезделью;  развалясь в кресле, он умостил ноги на краешке письменного столаи полностью расслабился.  Атомные двигатели были остановлены,  и впервые завсе  эти  месяцы смолк адский шум  машин.  За  исключением вахтенных,  весьэкипаж "Торопыги" -  почти четыре сотни человек — был отпущен в увольнение.Раскинувшийся неподалеку залитый лучами  яркого  солнца город  являл  собоюидеальное место для  берегового кутежа.  Вечером вкусит от  этих радостей исам  Макноот -  как только вернется на  борт старший офицер Грегори.  Можнобудет,   скинув  с   плеч   бремя  ответственности,   окунуться  наконец  вблагоухающие сумерки, разбавленные неоновым светом цивилизации...     В этом и заключена вся радость захода в порт.     Люди  могут расслабиться -  всяк на  свой лад,  разумеется.  Комфорт ибезопасность — чего же еще желать усталым космическим бродягам?     — Ну что там еще?     Постучавшись,  в  каюту  вошел  Бэрмен  -  начальник  радиотехническойслужбы; по его лицу было видно, что он знает немало способов препровождениявремени, куда более увлекательных, чем несение вахтенной службы.     — Радиограмма, сэр. Только что получена по ретрансляционной сети.     Он вручил капитану бланк и,  отступив на шаг,  застыл в ожидании -  натот  случай,  если  понадобится записать ответ.  Макноот взял  радиограмму,опустил ноги на пол, выпрямился в кресле и прочитал вслух:     — "Терра,  Штаб флота -  Сирипорт, "Торопыге". Оставайтесь в Сирипортевпредь до особого распоряжения.  Контр-адмирал Уэйн У.  Кассили прибудет наборт  семнадцатого.  Фельдман,  начальник  оперативного отдела  Сирианскогосектора."     Когда  Макноот поднял  глаза  от  радиограммы,  на  лице  его  застылагорестная гримаса. Он тяжело вздохнул.     — Что стряслось? — обеспокоенно спросил Бэрмен.     Макноот жестом указал на три книжицы, стопкой лежавшие на столе.     — Средняя. Страница двадцатая, — только и сказал он.     Бэрмен  перелистал несколько страниц и  вскоре обнаружил нужный абзац:"Уэйн У.  Кассиди, контр-адмирал, главный инспектор кораблей и складов". Онс трудом проглотил застрявший в горле комок.     — Выходит...     — Именно,  -  безрадостно  подтвердил  Макноот.  -  Опять  все  как  вКосмической Академии со всеми ее дурацкими порядками. Крась переборки, драйпалубу  с  мылом,   плюй  да  суконкой  полируй!  -  Он  напустил  на  себянепроницаемое выражение и  заговорил до отвращения начальственным тоном:  -"Капитан,   у  вас  имеется  в  наличии  семьсот  девяносто  девять  пайковнеприкосновенного запаса, тогда как по инструкции их должно быть восемьсот.Записи о причинах недостачи в вахтенном журнале нет.  Где же он?  Что с нимслучилось?  И  чем  объяснить тот  факт,  что  у  одного из  членов экипажаобнаружена/ нехватка пары штатных подтяжек?  Вы  подавали об этом рапорт покоманде?"     — С  чего  это  ему  втемяшилось  взяться  именно  за  нас?   -  задалриторический вопрос откровенно испуганный обрисованной перспективой Бэрмен.— До сих пор ему не было до нас никакого дела!     — Как раз потому,  -  отозвался Макноот,  с видом мученика разглядываяпереборку напротив.  — Пришел наш черед получать взбучку. — Тут взгляд его,сместившись,  упал на  календарь.  -  В  нашем распоряжении еще три дня,  икаждая минута теперь на  вес золота.  Попросите Пайка немедленно явиться комне.     Удрученный  Бэрмен   удалился.   Вскоре  явился  второй  офицер  Пайк;несчастное  выражение  его  лица  явно  подтверждало справедливость старогоутверждения о том, что худые вести не лежат на месте.     — Выпишите требование на сто галлонов шаровой пластикраски. И второе -на  тридцать  галлонов белой  эмали  для  внутренних помещений.  Немедленноотправьте требования на склад космопорта.  Позаботьтесь также о необходимомколичестве кистей и  краскопультов.  И  чтобы все это было на борту к шестивечера. Прихватите и протирочной ветоши — сколько сможете, ее дают даром.     — Людям это не понравится, сэр, — слабо возразил Пайк.     — Ничего,  прикажут -  враз  понравится,  -  пообещал Макноот.  -  Видсверкающего  как   стеклышко  корабля  оказывает  благотворное  влияние  наморальное состояние экипажа. Так гласит Устав.     А  теперь ступайте и  быстренько отправьте требования на склад.  Потомпринесите мне инвентарные ведомости на запасы и оборудование.  Нужно успетьпровести инвентаризацию до прибытия Кассиди.  Когда он заявится,  у нас ужене останется ни единого шанса раздобыть недостающее или потихоньку сплавитьлишнее.     — Есть, сэр!     Пайк  развернулся и  удалился в  столь же  мрачном настроении,  что  иБэрмен. x x x       Откинувшись на спинку кресла, Макноот бормотал что-то себе под нос. Отпредчувствия надвигающейся беды ныли кости.  Недостача штатного имущества -дело  серьезное,   если  только  она   не   зафиксирована  в   своевременносоставленном рапорте.  В лучшем случае ее трактуют как несчастный случай" вхудшем — как халатность. Но самое страшное — избыток. Он наводит на мысль опреднамеренном хищении  казенного имущества при  прямом  попустительстве состороны командира корабля.     Достаточно вспомнить недавний случай с Уильямсом,  командиром тяжелогокрейсера "Быстрый":  Макноот узнал  об  этой  истории из  сводки,  случайноперехваченной  радистами  во   время  прохождения  созвездия  Волопаса.   Вхозяйстве   Уильямса   обнаружилось   одиннадцать   бухт    проволоки   дляэлектрифицированных заграждений,  тогда как  по  штату их  должно было бытьдесять.  Правда,  на заседании военного суда удалось все-таки доказать, чтолишнюю бухту не похитили со складов Адмиралтейства, чтобы в дальнейшем, какговорится на матросском жаргоне, "стравить за борт", поскольку на некоторыхпланетах она  обладала изрядной меновой ценностью.  Тем  не  менее Уильямсувлепили выговор, а это мало способствует продвижению по службе.     Макноот все  еще  предавался мрачным раздумьям,  когда вернулся Пайк столстенной пачкой инвентарных ведомостей.     — Приступим, сэр?     — А что нам еще остается?  -  Капитан с кряхтеньем поднялся из кресла,мысленно послав последнее "прости" дням отдыха в прекрасном городе, залитомнеоновыми огнями.  — Понадобится чертова прорва времени, чтобы перешерститьвсе хозяйство от  носа до  кормы.  Поэтому осмотр личного имущества экипажаоставим напоследок.     Выйдя из  каюты,  командир направился в  сторону носа;  за  ним  унылоследовал Пайк.  Когда они  проходили мимо распахнутого люка главного шлюза,их заметил Горох. Он выскочил в коридор и присоединился к процессии. Предкиэтого крупного пса отличались скорее восторженным отношением к миру, нежелизаботой о чистоте породы.  Он гордо носил широкий ошейник с надписью "Горох— собственность косм. кор. "Торопыга". Он был полноправным членом экипажа ипрекрасно справлялся со  своими обязанностями,  которые заключались в  том,чтобы  не  подпускать к  трапу  местную живность и  -  в  редких  случаях -распознавать опасность, невидимую глазу и недоступную обонянию человека.     Так эта троица и шествовала по коридору главной палубы: Макноот и Пайкс видом людей, приносящих себя в жертву служебному долгу, а за ними, вываляязык, Горох, всегда настроенный не упустить ни одной новой забавы.     Войдя  в  носовую рубку,  Макноот плюхнулся в  кресло первого пилота ивзял у Пайка ведомости.     — Тут  вы  ориентируетесь лучше  меня,  мои  владения  -  штурманская.Поэтому я буду зачитывать, а вы — проверять наличие.     Он раскрыл папку и начал с первой страницы:     — К-1. Лучевой компас. Тип Д. Одна штука.     — Есть, — отозвался Пайк.     — К-2. Электронный дальномер-пеленгатор. Тип 0-С. Одна штука.     — Есть.     — К-3. Гравиметры бортовые, модель Кассини, одна пара.     — Есть.     Горох  положил  голову  на  колени  Макнооту  и,  тихонько поскуливая,заглянул капитану в  глаза.  Он начал понимать,  почему у  этих двоих такойнедовольный вид:  занудная перекличка — игра совсем никудышная: Утешая пса,Макноот опустил руку, потрепал его за уши, но от дела не оторвался.     — К-187. Подушки из пенорезины для кресел пилотов. Две штуки.     — Есть. x x x       К тому времени,  когда на борт возвратился старший офицер Грегори, ониуже успели добраться до крохотной рубки селекторной внутрикорабельной связии  в  полумраке обшаривали углы.  Гороху вся эта возня давно надоела,  и онотправился искать себе более увлекательное занятие.     — М-24.  Запасные громкоговорители, трехдюймовые, тип Т-2, комплект изшести штук, один.     — Есть.     Грегори заглянул в рубку и, удивленно выпучив глаза, поинтересовался:     — Что здесь происходит?     — Предстоит инспекторский смотр,  — откликнулся Макноот, поглядывая начасы.  -  Пойдите и  проверьте,  доставили ли  нам  со  склада все,  что мытребовали, а если нет, то почему. Потом возвращайтесь сюда и поможете мне синвентаризацией, а Пайка надо отпустить хоть на несколько часов.     — Выходит, все увольнения отменяются?     — Само собой.  По  крайней мере до  тех пор,  пока мы  окончательно неизбавимся от этого зануды.  -  Капитан обернулся к Пайку.  — Когда будете вгороде,  постарайтесь отыскать и отправить на борт всех наших — кого толькоудастся отловить.  Никакие уважительные причины не рассматриваются. И чтобыбез задержек. Это приказ.     Пайк  состроил несчастную мину.  Грегори окинул его  суровым взглядом,вышел, но тут же вернулся и доложил:     — Все заказанное прибудет со склада через двадцать минут.     Он завистливо посмотрел вслед удаляющемуся Пайку.     — М-47. Кабель внутренней связи, витой, экранированный, три катушки.     — Есть,  -  отозвался Грегори,  мысленно проклиная себя на  все  лады.Дернул же его черт вернуться на борт раньше времени!     Инвентаризация продолжалась до  ночи и  возобновилась с  рассветом.  Кэтому времени в поте лица трудились уже три четверти экипажа, причем у всехбыл вид каторжников,  приговоренных не за совершенные злодеяния,  а лишь запреступные замыслы.     По узким коридорам приходилось передвигаться по-крабьи,  бочком, чтобыненароком не коснуться свежеокрашенных переборок -  лишнее доказательство впользу  теории,   согласно  которой  разумные  обитатели  Земли  испытываютпанический страх перед невысохшей краской;  первое же  пятно приводит их  вотчаяние и на десять лет сокращает и без того убогую жизнь.     К концу второго дня непрерывного аврала зловещие предчувствия Макноотаначали сбываться.  Он заканчивал уже девятую страницу инвентарной ведомостикамбузного  имущества,  а  главный  кок  Жан  Бланшар  подтверждал  наличиеперечисляемых   предметов.   И   здесь,   выражаясь   метафорически,   они,благополучно пройдя почти две трети пути,  напоролись-таки на риф и  камнемпошли ко дну. x x x       Макноот устало прочел:     — В-1097. Бидон для питьевой воды, эмалированный, один.     — Вот он, — откликнулся Бланшар, постучав по бидону пальцем.     — В-1098. Кор. еc, один.     — Quoi? [Что? (Франц.)] — недоуменно вопросил Бланшар.     — В-1098.  Кор.  еc,  один,  -  повторил Макноот.  — Что с вами? Можноподумать,  на вас кирпич свалился. Мы на камбузе, не так ли? И вы — главныйкок, верно? Так кому же еще знать, где тут что лежит? Где этот кор. еc?     — Слыхом о таком не слыхал, — стоял на своем Бланшар.     — А должны бы слыхать. Он черным по белому вписан в ведомость штатногоимущества камбуза.  Так и написано:  "кор.  еc,  один".  Опись составляласьчетыре года назад во время приемки корабля. Мы сами все проверили и принялипод расписку.     — Ни  за  какой кор.  еc  я  не расписывался,  -  продолжал упрямитьсяБланшар. — Ничего подобного у меня на камбузе нет.     — Взгляните, — Макноот, сведя брови, показал коку опись.     Бланшар взглянул и презрительно фыркнул:     — У  меня есть электрическая плита,  одна штука.  У  меня есть котлы спаровой рубашкой, различной емкости, один комплект. У меня есть сковородки,шесть штук.  Но никакого кор.  еса нет. В жизни о нем не слышал. Понятия неимею,  что это за штука! — Он выразительно развел руками. — Нет у меня кор.еса.     — Должен быть,  — настаивал Макноот. — Если Кассиди обнаружит пропажу,он нам устроит такое!..     — Ну так сами поищите, — язвительно предложил Бланшар.     — Послушайте, Жан, вы получили аттестат Кулинарной школы Международнойассоциации отелей; у вас свидетельство об окончании колледжа поваров КордонБло; вы награждены почетным дипломом Кулинарного центра Космического флота,— пустился перечислять Макноот.  — Не можете же вы не знать, что такое кор.еc?     — Non d'un chien!  [Французское ругательство, примерно соответствующеерусскому "Пес его нюхай!".] — всплеснув руками, возопил Бланшар. — Что вам,тысячу раз повторить:  нет у меня никакого кор. еса! И никогда не было! Самчерт  не  сыщет на  камбузе кор.  еса,  если  его  вовсе нет!  Что  я  вам,волшебник?     — Это часть камбузного оборудования,  -  гнул свое Макноот. — Раз кор.ес значится в описи, значит, он должен быть. Причем именно здесь, посколькуупоминается на  девятой странице инвентарного списка имущества камбуза,  закоторое несет ответственность главный кок.     — Черта  с  два!  -  взорвался  Бланшар  и  ткнул  пальцем  в  сторонуметаллического ящика, укрепленного на переборке. — Вот усилитель внутреннейсвязи. Он здесь на камбузе. Я что, и за него отвечаю?     По некоторым размышлениям Макноот вынужден был согласиться.     — Нет.  Это относится к  хозяйству Бэрмена.  Оно расползлось по  всемукораблю.     — Вот  и  спрашивайте с  него  этот  сучий  кор.  ес!  -  торжествующевыкрикнул Бланшар.     — И  спрошу.  Если кор.  ес  не  ваш,  он может быть только имуществомБэрмена.  Однако сперва закончим инвентаризацию камбуза.  Если  я  не  будудействовать основательно и  методично,  у  Кассиди  появятся все  основанияразжаловать меня -  хоть в рядовые. — Макноот вновь вернулся к ведомости. -В-1099.  Кожаный  ошейник с  надписью и  бронзовыми кнопками,  для  ношениясобакой, один. Незачем искать его, Жан. Я сам видел его пять минут назад -     Отметив пункт в  описи,  он  продолжал:  -  В-1100.  Корзина спальная,камышового плетения, для собаки, одна.     — Вот она, — проговорил Бланшар, ногой отпихивая корзину в угол.     — В-1101. Подушка из пенорезины, по размеру корзины спальной, одна.     — Половина подушки,  -  уточнил Бланшар.  -  За  четыре года  Горох еенаполовину сгрыз.     — Возможно,  Кассили разрешит нам выписать со  склада новую.  Впрочем,это  значения не  имеет.  Предъявим оставшуюся половину и  по  этому пунктубудем  чисты.  -  Макноот встал  и  закрыл папку.  -  Ну  вот,  с  камбузомпокончено. Пойду поговорю с Бэрменом по поводу недостающего пункта. x x x       Бэрмен выключил УКВ-приемник,  снял наушники и вопросительно посмотрелна капитана.     — При осмотре камбуза выявлена нехватка одного кор.  еса,  -  объяснилсвой приход Макноот. — Где он?     — А мне почем знать? Камбуз — царство Бланшара.     — Не совсем.  Через камбуз проходит несколько ваших кабелей. У вас тамдве распределительные коробки и усилитель внутренней связи. Так где же кор.ес?     — Никогда о таком не слышал, — обалдело признался Бэрмен.     — Хватит мне  лапшу на  уши  вешать!  -  взорвался Макноот.  -  Я  уженаслушался таких отговорок от  Бланшара!  Четыре года назад у  нас был кор.ес.  Это  сказано вот здесь -  в  корабельной копии документа,  под которымстоит моя подпись. Прежде чем подписать ее, мы тогда все проверили. Значит,тогда кор.  ес был.  И значит, он должен быть, причем разыскать его надо доприбытия Кассиди.     — Очень сожалею,  сэр,  — посочувствовал Бэрмен, — однако ничем помочьне могу.     — Подумайте еще,  — порекомендовал Макноот. — Вот, например, в носовойрубке установлен дальномер-пеленгатор. Как вы называете его в обиходе?     — Дапик, — ответил Бэрмен, не понимая, куда это клонит капитан.     — А это, — продолжал Макноот, указывая на импульсный передатчик, — этовы как называете?     — Пим.     — Детские словечки, а? Ну-ка, пораскиньте мозгами да вспомните, что выпрозвали четыре года назад кор. есом?     — Насколько мне известно,  -  честно подумав,  ответил Бэрмен, — у насникогда не было прибора, который называли бы кор. ес.     — Тогда почему же мы расписались в его приемке?     — Я нигде не расписывался. Расписывались вы.     — Да,  расписывался я, а вы все проверяли наличие. Четыре года назад -скорее всего, это было на камбузе — я прочел: "Кор. ес, один" — и кто-то извас с Бланшаром произнес в ответ:  "Есть". Я положился на чье-то слово. Мнечасто приходится полагаться на слова начальников служб. Я опытный штурман иназубок знаю все самоновейшие навигационные приборы,  но не могу же я знатьвсе на свете! Вот мне и пришлось положиться на слова человека, который знал— или должен был знать, — что такое кор. ес.     Внезапно Бэрмена осенило:     — Помните, капитан, во время приемки корабля часть оборудования еще небыла  установлена по  месту,  его  просто  сложили  -  в  главном трюме,  вкоридорах,  на  камбузе.  Нам  еще  пришлось потом  потратить чертову  уймувремени, чтобы рассортировать все это и разместить, где положено. Возможно,этот самый кор. ес и лежал тогда на камбузе, но где     он установлен сейчас? И кто за него отвечает? Очень может быть, что неБланшар и не я.     — Посмотрим, что скажут другие, — согласился Макноот. — Вдруг Грегори,Уорт,  Сандерсон или кто-нибудь другой знает,  что это за  штука и  где онасейчас. Но где бы она ни была, ее необходимо найти. А если кор. ес отслужилсвое  и  пришел  в  негодность,  должен  быть  составлен надлежащим образомоформленный акт списания.     Капитан вышел.  Бэрмен состроил его спине рожу, снова надел наушники ивернулся к прерванной возне с приемником. Однако через час Макноот вернулсячернее тучи.     — Конечно,  -  желчно проговорил он,  -  нет  у  нас  на  борту такогоприбора.  Никто о нем не слышал,  никто даже догадаться не в состоянии, чтоэто такое!     — А вы составьте рапорт об его исчезновении.     — Что? Мало мне и без того неприятностей? Ведь вы не хуже меня знаете,что  о  любой утере или  о  всяком повреждении казенного имущества надлежитдокладывать на  базу  непосредственно после  происшествия.  Если  я  заявлюКассиди,  что кор.  ес  был утрачен во  время полета,  он  тут же  пожелаетузнать,  как,  где, когда, при каких обстоятельствах, а главное — почему обэтом  не  было  доложено своевременно.  А  какой  грандиозный скандал можетразразиться,  если вдруг выяснится,  что эта штука стоит полмиллиона!  Нет,просто так от этого не избавишься.     — И где же выход?  -  полюбопытствовал Бэрмен,  не подозревая, что темсамым шагает прямо в ловушку, расставленную хитрым капитаном.     — Есть только один выход,  -  сказал Макноот.  — Самим изготовить кор.ее. И сделать это должны вы.     — Я?  — переспросил Бэрмен, чувствуя, что кожа на голове топорщится отужаса.     — Вы  и  никто другой.  К  тому же я  уверен,  что эта птичка из вашейклетки.     — Почему это?     — А  потому,  что такие сокращенные словечки типичны для ваших штучек.Готов побиться об  заклад на  месячное жалованье,  что кор.  ес -  какая-тонаучная абракадабра.  Может быть,  что-то коротковолновое.  Или,  например,прибор для слепой посадки.     — Локатор  слепой  посадки  называется "лоспос",  -  сообщил начальникрадиотехнической службы.     — Вот видите!  -  воскликнул Макноот с  таким видом,  словно эти словаподтверждали его теорию.  -  Итак,  вы изготовите кор.  ес.  Он должен бытьготов к  шести часам завтрашнего вечера.  Именно в  это  время я  приду егоосвидетельствовать.  И не забудьте: он должен выглядеть внушительно и болеетого — приятно. И он должен убедительно действовать     Бэрмен встал. Руки его бессильно обвисли, голос внезапно охрип.     — Как я могу изготовить кор. ес, даже не зная, что это такое?     — Кассиди  тоже  не  знает,  -  плутовато ухмыльнулся Макноот.  -  Еговолнует только количество,  во всем остальном он мало что смыслит.  Поэтомуон  пересчитывает  предметы,   смотрит  на  них,   удостоверяет  наличие  ивыслушивает замечания об  их  работе  и  степени  износа.  Нам  нужно  лишьсоорудить внушительную абракадабру и заявить, что она-то и есть кор. ес.     — Святой Моисей, — потерянно прошептал Бэрмен.     — Не  стоит  полагаться на  помощь  библейских персонажей,  -  ласковопосоветовал Макноот,  -  а лучше попробуем воспользоваться серым веществом,которым щедро наделил нас  Господь.  Паяльник в  руки  -  и  чтобы к  шестизавтрашнего вечера у нас был первоклассный кор. ес. Это приказ!     И  Макноот удалился,  как  нельзя более довольный найденным выходом изположения.  Оставшись в  одиночестве в  радиорубке,  Бэрмен некоторое времятупо разглядывал переборку.  Потом тяжело вздохнул и  облизнул губы -  раз,другой, третий... x x x       Контр-адмирал Уэйн У.  Кассиди прибыл точно в указанное время. Это былприземистый толстяк с  багровым лицом и глазами снулой рыбы.  Он не шел,  авышагивал.     — Здравствуйте,  капитан.  Не  сомневаюсь,  что  у  вас  все в  полномпорядке.     — Как всегда,  -  не сморгнув глазом,  заверил его Макноот. — Я службузнаю. — В голосе его звучала непоколебимая убежденность.     — Прекрасно,  -  одобрил Кассиди.  -  Я ценю командиров,  ответственноотносящихся к своим хозяйственным обязанностям. Однако должен с сожалени емпризнать, что это можно сказать не про всех.     Адмирал взошел  по  трапу  и  прошествовал через  люк  главного шлюза,внутри которого его холодные глаза сразу же отметили свежую эмаль.     — Откуда вы предполагаете начать осмотр, капитан, с носа или с кормы?     — Инвентарные ведомости составлены в  порядке от  носа к  корме,  сэр.Может быть, проводить осмотр в таком же порядке?     — Прекрасно,  -  уронил контр-адмирал и неторопливо зашагал по главнойпалубе в сторону носа.  По дороге он остановился,  чтобы легонько погладитьГороха,  а  заодно осмотреть ошейник на собачьей шее.  -  Ухоженная собака,капитан. Есть от нее польза?     — На  Мардии Горох спас  жизнь пяти членам экипажа,  подав лаем сигналтревоги, сэр.     — Полагаю, все подробности внесены в корабельный журнал?     — Да,  сэр.  Журнал находится в  штурманской рубке,  и  вы  можете егопроверить.     — В надлежащее время дойдем и до этого.     Контр-адмирал  вошел  в  носовую  рубку,  опустился в  кресло  первогопилота, принял из рук Макноота папку, раскрыл и начал читать:     — К-1. Лучевой компас. Тип Д Одна штука.     — Вот он, сэр, — указал на прибор Макноот.     — Работает исправно?     — Да, сэр.     Инспекция  шла  своим  чередом.  Адмирал  проверил  оборудование рубкивнутренней связи, вычислительной и других помещений; наконец, дошла очередьи до камбуза.  Здесь их встретил Бланшар,  облаченный в ослепительно-белый,тщательно отутюженный костюм. Он недоверчиво посматривал на адмирала.     — В-147. Электрическая плита, одна.     — Вот она, — кок пренебрежительно ткнул пальцем в сторону плиты.     — Работает удовлетворительно? — осведомился Кассиди, окидывая Бланшарарыбьим взглядом.     — Слишком мала,  -  Бланшар выразительно развел руки, как бы охватываявесь камбуз.  — Все слишком мало. Я chef de cuisine [шеф-повар (франц.)], акамбуз — настоящий чулан.     — Это боевой корабль,  а  не круизный лайнер,  -  оборвал его Кассиди.Нахмурившись,   он  вернулся  к  инвентарной  описи.   -  В-148.  Таймер  кэлектрической плите, со шнуром и штепсельным разъемом, один комплект.     — Вот  он,  -  буркнул Бланшар,  всем видом показывая,  что готов хотьсейчас вышвырнуть весь этот хлам в иллюминатор.     Проверяя наличие по описи, контр-адмирал все ближе и ближе продвигалсяк опасному месту,  и по мере этого приближения нервное напряжение, царившеена камбузе, все возрастало. Наконец он произнес роковое:     — В-1098. Кор. ес, один.     — Morbleu!  [французское ругательство,  приблизительно соответствующеерусскому "Черт возьми!"] -  воскликнул в сердцах Бланшар. — Я уже говорил иповторяю: никогда не...     — Кор. ес. расположен в радиорубке, сэр, — поспешил вмешаться Макноот.     — Вот как? — Кассиди снова посмотрел в ведомость. — Тогда почему же онзначится в описи имущества камбуза?     — Во  время  первоначального  монтажа  оборудования,   сэр,   кор.  еспоместили на камбузе.  Это один из тех портативных приборов,  которые можноустанавливать там, где найдется подходящее место.     — Тогда  его  надо  было  перенести в  опись  оборудования радиорубки.Почему этого не сделано?     — Я ждал вашего распоряжения, сэр.     В рыбьих глазах промелькнуло удовлетворение.     — Вы правильно рассудили, капитан. Сейчас я перенесу сам.     Кассиди зачеркнул пункт на  девятой странице описи имущества камбуза исделал соответствующую приписку на  шестнадцатой странице описи радиорубки,поставив в обоих местах собственноручную подпись.     — В-1099.  Кожаный ошейник с  надписью...  Его я уже видел.  Он был насобаке, — и контр-адмирал поставил очередную "птичку".     Через  час  он  добрался  до  радиорубки.   Бэрмен  вскочил  при  виденачальства -  плечи  расправлены,  грудь колесом...  Однако руки  и  коленипредательски подрагивали,  а  в  устремленном на  Макноота взгляде читаласьнемая мольба. Начальник радиотехнической службы напоминал человека, в штанык которому забрался дикобраз.     — В-1098.  Кор. ес. Один. — продолжал Кассиди свойственным ему голосомруководителя, измученного тупостью подчиненных.     Прерывистыми движениями плохо  отрегулированного робота Бэрмен взял  вруки   небольшой  ящичек,   передняя  стенка   которого  пестрела  шкалами,выключателями и  цветными лампочками.  Внешне  он  больше всего  походил насоковыжималку,    собранную   плохим   радиолюбителем.    Бэрмен   пощелкалпереключателями — лампочки вспыхнули и заиграли, переливаясь разнообразнымисочетаниями огней.     — Вот он, сэр, — с трудом выговорил начальник радиотехнической службы.     — Ага!  -  Кассиди встал со стула и  подошел поближе.  -  Не припомню,чтобы мне приходилось видеть такой прибор раньше. Впрочем, теперь одно и тоже изделие выпускают в стольких модификациях., Работает он исправно?     — Да, сэр.     — Это  один  из  самых  полезных  корабельных приборов,  -  для  вящейважности добавил Макноот.     — Каково же,  собственно,  его назначение? — полюбопытствовал адмирал,явно ожидая услышать от Бэрмена небывалые откровения.     Бэрмен побледнел, но Макноот тут же подоспел на выручку.     — Полное объяснение довольно сложно,  сэр,  и  отняло бы у вас слишкоммного времени.  Но если не вдаваться в  подробности,  этот прибор позволяетсохранять необходимый баланс между противоположными гравитационными полями.Различные   сочетания  цветов   указывают  на   степень   и   интенсивностьразбалансировки гравитационных полей в любой заданный момент.     Узнав о столь несомненных достоинствах прибора, Бэрмен обнаглел.     — Здесь  использована  очень  глубокая  теория,   -   добавил  он,   -базирующаяся на постоянной Трепаччи.     — Понимаю,  — кивнул Кассиди, не пеняв, разумеется, ни слова. Он сновасел,   отметил  "птичкой"  кор.   ес  и  продолжил:   -   Т-44.  Коммутаторавтоматический, на сорок абонентов внутренней связи, один.     — Вот он, сэр.     Бросив беглый взгляд на  коммутатор,  адмирал вновь уткнулся в  опись.Офицеры воспользовались этим мгновением, чтобы отереть вспотевшие лбы.     Победа!     Порядок!     Ха-ха! x x x       Контр-адмирал  Кассиди покинул борт  крейсера "Торопыга" в  прекрасномрасположении духа,  наговорив напоследок кучу  комплиментов.  Не  прошло  ичаса,  как  весь  экипаж уже  со  всех ног  мчался в  город -  наверстыватьупущенное. Макноот наслаждался миром неоновых огней по очереди с Грегори. Ив течение следующих пяти дней на корабле царили мир и покой.     На шестой день Бэрмен принес в капитанскую каюту радиограмму,  положилее на стол и замер,  ожидая реакции Макноота. У начальника радиотехническойслужбы было лицо праведника,  получившего от ангела благую весть о том, чтоего вскоре должны живым взять на небо. Макноот взял радиограмму.     "Терра, Штаб флота — Сирипорт, "Торопыге". Немедленно прибыть на Террудля проведения капитального ремонта и  переоборудования.  Будет установленановая модель двигателя. Фельдман, начальник оперативного отдела Сирианскогосектора".     — Назад на Терру!  -  восхитился Макноот.  — Капремонт — это ж минимуммесяц отпуска.  -  Он  посмотрел на  Бэрмена.  -  Передайте всем  вахтеннымофицерам, пусть сейчас же отправляются в город и возвращают экипаж на борт.Когда люди узнают в чем дело — сами помчатся сломя голову.     — Есть, сэр! — расплылся в улыбке Бэрмен.     Все продолжали улыбаться и  две недели спустя,  когда Сирипорт осталсядалеко позади,  а  впереди,  среди звездной россыпи.  Солнце стало уже чутьбольше,  чем  просто яркой  звездой.  Конечно,  оставалось еще  одиннадцатьнедель хорошего хода, но можно было и потерпеть. Домой на Терру! Ура!     Но  после того,  как  однажды вечером Бэрмену открылась вдруг страшнаяправда,    улыбки   в   капитанской   каюте   погасли   разом.    Начальникрадиотехнической службы вошел и остановился,  кусая губы,  в ожидании, покакомандир  кончит  делать  запись  в  корабельном журнале.  Наконец  Макноототодвинул от себя журнал, поднял глаза и нахмурился:     — Что случилось? Живот болит?     — Нет, сэр. Я просто думаю.     — Неужели это так больно?     — Я думаю,  — похоронным тоном продолжал Бэрмен. — Вот мы возвращаемсяна Терру для капитального ремонта.  А что это значит? Мы уйдем с корабля, авместо нас  на  борт хлынет толпа специалистов.  -  Он  бросил на  капитанатрагический взгляд. — Я говорю: специалистов!     — Разумеется, специалистов, — согласился Макноот. — Нельзя же доверитьремонт и переоборудование компании кретинов!     — Обыкновенному специалисту не  по зубам отрегулировать кор.  ес.  Тутнужен гений.     Макноот резко откинулся на спинку кресла.  Довольное выражение исчезлос его лица так стремительно, как будто он скинул маску.     — Боже мой!  Вся  эта история начисто вылетела у  меня из  головы.  НаТерре нам, пожалуй, никого не облапошить своим научным шаманством...     — Не  выйдет,  сэр,  -  подтвердил Бэрмен.  Вслух он  больше ничего непроизнес,  но весь его облик так и кричал: "Вы запихнули меня в это болото,вам  и   вытаскивать!"  Он  ждал,   устремив  взгляд  на  погрузившегося  вразмышления Макноота,  потом,  не  выдержав,  напомнил о  себе:  -  Что  выпредлагаете, сэр?     Мало-помалу на лице капитана проступила удовлетворенная улыбка.     — Разломайте эту штуковину и спустите осколки в утилизатор.     — Это не решит проблемы сэр,  -  возразил Бэрмен.  — У нас по-прежнемубудет недостача одного кор. еса.     — Ничего  подобного.  Я  составлю донесение о  том,  что  он  погиб  врезультате воздействия стихийных космических сил. — Капитан лихо подмигнул.— Мы ведь сейчас в глубоком космосе, а?     Он  взял бланк для радиограмм и,  взглянув на  облегченно улыбавшегосяБэрмена, принялся писать:     "Крейсер "Торопыга" -  Штабу флота на Терре.  Пункт описи В-1098, кор.ес,  один  распался  на  части  под  воздействием гравитационных полей  припрохождении через  поле  двойной звезды  Гектор Большой -  Малый.  Материалиспользован как топливо для реактора. Прошу списать. Макноот, капитан".     Бэрмен  отправился в  свою  рубку  и  немедленно отослал  донесение наТерру.  И снова целых два дня на корабле царили веселье и покой.  Однако натретий начальник радиотехнической службы вновь появился в капитанской каютес лицом озабоченным и встревоженным.     — Циркулярная  радиограмма,   сэр!  -  объявил  он,  протягивая  бланкМакнооту.  Тот прочитал:  "Терра, Штаб флота — для передачи во все сектора.Чрезвычайно срочно и важно.  С момента получения кораблям предписывается непокидать  портов  и  баз.   Кораблям,   находящимся  в  полете,  немедленнонаправиться в  ближайшие  космические порты  и  находиться  там  впредь  додальнейших указаний. Уэллинг, начальник аварийно-спасательной службы."     — Где-то что-то случилось, — невозмутимо прокомментировал Макноот.     Сопровождаемый Бэрменом, он направился в штурманскую рубку. Сверившисьс картами, капитан связался по селектору с Пайком:     — Началась какая-то паника.  Полеты запрещены.  Нам придется повернутьна  Закстедпорт.  Это  около трех дней пути.  Немедленно ложитесь на  новыйкурс:  право семнадцать градусов,  склонение десять.  — Он положил трубку ипроворчал:  -  Вот и  рассыпался сказочный месяц на  Терре...  А  Закстед явсегда не переносил -  грязная дыра.  Люди обозлятся, и я не могу винить ихза это.     — Как по-вашему,  что могло случиться,  сэр?  — спросил расстроенный иобеспокоенный Бэрмен.     — Одному Богу ведомо.  Последний раз  такую циркулярную рассылали семьлет  назад,  когда  на  полпути между  Террой и  Марсом взорвался "Звездныйстранник". И пока не закончилось расследование, ни одному кораблю не давалиразрешения на взлет.  — Макноот задумчиво потер подбородок и продолжал: — Аперед тем  такую же  заваруху устроили,  когда разом свихнулась вся команда"Сарбакана". Что бы ни случилось теперь, будьте уверены: дело серьезное.     — Может, началась война?     — С кем? — Макноот пренебрежительно махнул рукой. — Ни одна планета нерасполагает флотом,  способным противостоять нашему.  Нет,  тут дело скореевсего в технике.  Ну да что гадать — скоро все равно узнаем. Нас поставят визвестность еще до прибытия на Закстед. Или сразу после.     Их и в самом деле известили. Всего шестью часами позже Бэрмен ворвалсяв капитанскую каюту с лицом, прямо-таки искаженным от ужаса.     — Что еще стряслось? — спросил Макноот, глядя на него во все глаза.     — Кор. ес, — еле выдавил из себя Бэрмен; руки его дергались, словно онстряхивал с себя невидимых пауков.     — Что "кор. ес"?     — Опечатка в вашем экземпляре ведомости. Надо читать "кор. пес".     — Кор.   пес?  -  только  и  переспросил  Макноот;  в  его  устах  этопрозвучало, как ругательство.     — Смотрите  сами,  -  Бэрмен  шваркнул бланк  радиограммы на  стол  и,хлопнув дверью,  опрометью выскочил из капитанской каюты. Макноот уставилсяна радиограмму.  Она гласила:  "Терра,  Штаб флота -  "Торопыге".  В  вашейведомости под  шифром  В-1098  значится  корабельный пес  Горох.  Срочно  иподробно сообщите,  при  каких  обстоятельствах и  каким  образом  животноераспалось на части под воздействием гравитационных полей. Опросите экипаж исообщите,  какие  симптомы наблюдались в  это  время у  людей.  Чрезвычайносрочно и важно. Уэллинг, начальник аварийно-спасательной службы".     Запершись в  каюте,  Макноот принялся грызть ногти.  Время от времени,скосив глаза,  он  проверял,  много ли  осталось до  живого мяса,  и  сновапринимался грызть. 

 

Похожие статьи:

ПрозаРЭЙ БРЭДБЕРИ. ВИНО ИЗ ОДУВАНЧИКОВ. Фантастика
ПрозаМИХАИЛ БУЛГАКОВ. МАСТЕР И МАРГАРИТА. Роман (начало)
ПрозаБРАТЬЯ СТРУГАЦКИЕ. ПОНЕДЕЛЬНИК НАЧИНАЕТСЯ В СУББОТУ. Фантастика
ПрозаРЭЙ БРЭДБЕРИ. 451° ПО ФАРЕНГЕЙТУ. Фантастика
ПрозаГЕНРИ КАТТНЕР. МЫ - ХОГБЕНЫ. Фантастика

Комментарии

никак
никак 26 апреля 2018 в 11:38
анализ бы ещё
Денис
Денис 25 апреля 2018 в 05:14
Кто автор?
Все комментарии