Ленин всегда с нами.

Esprit de L'Escalier Авторская проза 21 августа 2017 Рейтинг: 0 Голосов: 0 117 просмотров
Ленин всегда с нами.

(Рождественская сказка)




Рассказывали мне свидетели, что к столетию Ленина в 1970 году готовились с большой помпой и затратой средств. В газетах же в это время писали совершенно обратное: О том, как советский народ, скромно, но торжественно и БЕЗ помпы, собирается отметить славную дату. Очевидно, советские бонзы считали людей дураками, поливая их таким наглым враньём.

Народ достойно ответил на него: Начали циркулировать десятки анекдотов на эту тему столетия Вождя.

Духи – «Запах Ильича»




Ссылка в концлагеря в Сибири – «По Ленинским местам»




Запретили песенку «Нам столетье не преграда»




Коньяк «Ленин в Разливе»




Никогда бы не подумал, что ЦК мне такую свинью подложит, – сказал Ленин в марте 1953 года




Продал Советский Союз гроб с Лениным американцам. Те поставили его на крыше Эмпайр-Стейтс Билдинга в Нью-Йорке. Встаёт Ленин, оглядывает горизонты и радостно говорит:

Ну, вот так именно я и представлял себе коммунизм!




Феликс Эдмундович, у вас ноги волосатые?

Да, Владимир Ильич, а в чём дело?

Хорошо, так и запишем: Валенок на зиму не выдавать!




Конкурс на лучший анекдот к ленинскому юбилею:

Третья премия – Три года общего режима.

Вторая премия – Семь лет строгого режима и пять лет «по ленинским местам»

Первая премия – Встреча с юбиляром!

и много других.




Но один мой знакомый рассказал о действительной истории, как анекдот помог ему расширить комнату в коммунальной квартире.

Был и такой: ТРЁХСПАЛЬНАЯ КРОВАТЬ — «Ленин всегда с нами». Оказалось, что некий изобретатель принял этот анекдот вполне серьёзно и изобрёл ТРЁХСПАЛЬНУЮ КРОВАТЬ! Конечно, так она для продажи не была названа, но была раздвижной. И, странно, но факт, пользовалась большим спросом! Кровать имела крепкий каркас из стальных двухтавровых балок и колёса. Два мощных насоса по приказу с пульта управления начинали с помощью гидродомкратов раздвигать обе её наружние половинки, а из середины по специальным направляющим пазам из под кровати всплывала покрытая матрасом сердцевина. Так что лежащие на кровати супруги как бы разъезжались, впуская в середину дорогого и любимого Ильича. Вождь всегда с нами!!! Не удивился бы я, если бы, действительно, на серединной части матраса было бы изображение Ленина в полный рост. Одетого, конечно же! Или прикрытого до половины одеялом...

Когда утром требовалось уменьшить размеры кровати, половинки снова сдвигались и середина медленно уходила под кровать.

Мой знакомец был отличным инженером, зарабатывал неплохо, но, вот, жил с женой в одной комнате трёхкомнатной коммунальной квартиры. На кооперативную денег всё же не хватало. Другие две комнаты занимали престарелая мать со стареющей дочерью. Площадь комнаты инженера была 18 квадратных метров, а старуха и дочь имели две комнаты площадью 52 кв. м. Явная несправедливость, но дело было в Риге, квартира до войны принадлежала еврейской семье, которую немцы летом 1941 года переселили в хибары гетто на Московском Форштадте, а их жителей вселили в неплохие квартиры евреев, которых вскорости вообще убили в ближайшем лесу или отправили в концлагеря – работать и умирать. И, несмотря на то, квартира была отдана семье коллаборационистов нацистами, добрая и справедливая советская власть не вернула их в халупу, а оставила мирно жить поживать.

(Советских солдат, попавших в немецкие концлагеря и равно тех из них, которые в РОА не служили, а восстали против нацистов (как Собиборе) она же, большевистская власть, заманила обратно и тут же отравила работать и умирать уже в советских концлагерях.)




И вот в голове советского морского инженера, работавшего на военной верфи, зародилась идея «страшной мести».

Он купил такую трёхспальную кровать. Затем купил у приятеля, работавшего завскладом одной автотранспортной конторы, два мощных гидравлических домкрата от пятнадцатитонного самосвала. (Мог бы, конечно, взять списанные гидроцилидры от подводных лодок, которые ремонтировались на верфи, спрятанной от любопытных глаз в небольшом ответвлении устья реки Даугавы, но счёл это неэтичным.) Проверил, конечно, оригинальные насосы для гидроцилиндров кровати. Оказалось, что конструкторы перестраховались и поставили насосы, развивающие очень высокое давления масла. (Цилиндры кроватных домкратов были, конечно же, тоньше, чем у самосвала!) С помощью друга приспособил НОВЫЕ гидроцилиндры — домкраты к кровати. Достал на ближайшей стройке два мощных стальных стояка с вывинчивающейся штангой длиной в два с половиной метра и прикупил ещё большой и крепкий деревяный щит, площадью в несколько квадратных метров.

Это всё я рассказываю со слов инженера и потому за техническую точность данных не ручаюсь. Кроме того – я не инженер.




Итак, старуха и дочь вечерами часто уходили из квартиры навестить друзей или днём помолиться в католической церкви на улице Бривибас, то есть, простите, на улице Ленина.

И инженер решил действовать. Он поставил кровать у стенки, смежной с гостиной соседей, проложил щит между стенкой и стальным каркасом кровати, упёр кровать с противоположной стороны двумя мощными металлическими брусьями-стояками и начал осторожно включать и выключать домкраты. Стена, противоположная соседской, с окном и стена, общая с ними, с окном в самой глубине их гостиной, были капитальными. А стена внутри квартиры – из досок, обшитых деревянной решёткой со штукатуркой. У соседей эта же стена была покрыта обоями, изображающими озеро, лебедей и целующихся голубок: денег от продажи захваченного еврейского добра у старухи с дочерью хватало!

Часть этих обоев выходила и в коридор. Ибо ДО вселения инженера ВСЯ квартира принадлежала им. И эту комнату они выгодно сдавали – война, нехватка жилья… Лишь позже их чуть-чуть «уплотнили».




Перед операцией «Экспроприаторов экспроприируют», он с помощью одностороннего электрического лобзика с пилкой из «Победита» (твёрдого сплава для резки металла и камня) отпилил все гвозди, крепившие коридорную стену к потолку и полу, так что она теперь могла свободно скользить по полу. Хотел было сделать то же и с гвоздями, крепившими смежную стену, но передумал – опасался, что лобзик, пиливший гвозди и дерево как масло, пройдёт в комнату соседей и оставит следы. Он обнаружил с помощью ультразвукового эхо-локатора, что гвозди крепления расположены почти преимущественно не в середине стенки, а на стороне соседей.




Давление нарастало, прибор регистрировал развиваемое на стену усилие. Наконец, в какой-то момент гвозди, крепившие деревяную стену не выдержали и, изгибаясь стали вылезать из толстых досок с трёх сторон обрамления стены. Инженер сразу уменьшил давление, ибо стена, как поршень, начала двигаться, таща за собой и перпендикулярно скреплённую с ней коридорную стенку с обоям А другой конец этой стенки уходил в довольно длинный простенок, так что в длинном коридоре-прихожей внешне ничего не изменялось. Жена инженера немедленно чистила и мыла кусочек этой стены, выползший в темноватый коридор из мрака каменного туннеля и ничего в коридоре видимо не менялось! Страдала только комната самого инженера. Стена же вдвигалась в широкую гостиную совершенно незаметно, не царапая пола (а если и царапала, то царапины оставались на территории вновь «приобретённой» инженером.)

Задача была: Сдвинуть постепенно стену на два метра вглубь широкой гостиной. Длина стены 3.5 метра То есть таким ползучим неоппортунизмом отвоевать у соседей ещё семь квадратных метров. Разумеется, дело делалось лишь в отсутствие соседей и крайне медленно – по два-три сантиметра за один сдвиг. Затем несколько дней, неделю или больше перерыв, дабы соседи привыкли к чуть уменьшившейся площади и – опять сдвиг. Понятно, что инженер с женой лихорадочно трудились, устраняя все следы сдвигов, которые появлялись именно на полу, потолке и у обеих стенок ИХ комнаты. Подслеповатая старуха вообще не замечала уменьшения. А стареющая дочь только и думала, как бы обзавестись новым мужем. Прежний – служил с первого дня оккупации полицаем у немцев и сбежал с ними, оставив жену и тёщу. А если и замечали что-то, то сваливали на собственную плохую память. Один раз, правда, при очередном сдвиге, инженер услышал звон падающей кастрюли, которая, очевидно стояла на краю стола у передвигаемой стены и упала на пол. Но, по счастью, в тот день был сильный ветер и обе дуры решили, что порыв ветра через открытое окно гостиной сбросил её.




Оказалось, что пятнадцатитонные домкраты вовсе не были нужны. Хватило бы и половины силы в семь тонн. Главное усилие потребовалось лишь в первый день, когда стена вытаскивала крепящие её гвозди. За год с лишним, примерно, гостиная соседок уменьшилась незаметно на семь кв.м., а жилплощадь инженера увеличилась до двадцати пяти метров.




Так Владимир Ильич Ленин, умерев более ста лет тому назад, помог одному простому советскому человеку, талантливому, дерзкому, морскому инженеру — изобретателю Гелию Ивановичу Иванову с женой улучшить свои жилищные условия!

Трёхспальная же кровать использовалось в своём расщиренном варианте лишь тогда, когда на вечеринке собиралсь его коллеги и, сняв туфли, усаживались по-турецки на кровати, попивая чай с эклерами, и обсуждая проблемы переоборудования подводных лодок, в частности, как увеличить полезную жилплощадь экипажа. Правда, метод Гелия Ивановича не был предметом их размышлений...

«Электрон так же неисчерпаем, как и атом», «Материализм и эмпириокритицизм».

Если приять комнату Иванова за электрон, то инженер это утверждение Ленина доказал экспериментально.

Слава мудрому Ильичу!

19 VIII 2017

Похожие статьи:

Авторская проза О Хантаро Нагаоке и о листе бумаги, загаженном тараканами (Писульки Эспри де Л'Эскалье)
Авторская проза Поза кретинизма. (Писульки Эспри де Л'Эскалье)
Авторская прозаНочная гостья
Авторская прозаВсегда ли она права.
Авторская прозаПутеводная звезда-Полярная.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!