Приснится же!

Vilenna Авторская проза 27 мая 2012 Рейтинг: 0 Голосов: 0 699 просмотров
Приснится же!

 Часы монотонно пересовывали стрелку по своему привычному кругу.  За окном моросил дождь и капли, поочередно, стучали по медному козырьку, словно сговорились с часами. Вроде день еще, а в комнате серо, сыро и неуютно.  В приоткрытую форточку тянет свежестью весны, но отчего-то не радует, сегодня, эта свежесть, а втягивает во всеобщую бесцветность.  

Лень. Лень не дает подняться, включить свет и заняться чем-то, чтобы отогнать от себя пагубную унылость. 
Из-за стенки шкафа, не плотно придвинутого к стене, выглянула серая мордашка, с блестящими черными глазками, принюхалась, опасливо озираясь по сторонам, спряталась, и тут же, в этом простенке, зашуршало. Раздался тихий «чих».
— Будьте здоровы! – Автоматически ответила я. – Пыльно, знаю, надо убрать…  Но лень мне, понимаете? Лень! – Сказала и задумалась, почесав за ухом. – Дожилась! Соседям отвечаю и сама с собой разговариваю! Это уже не смешно.   
Темнело очень быстро, а я, как сидела, в ожидании неизвестно чего, так и сижу, освещенная белым экраном компа, в полном ступоре от своего «нехотения».  Случайно, боковым зрением, замечаю движение от шкафа к креслу, в противоположной части комнаты. Сразу же, до моего слуха доходит,  легкое постукивание коготков по паркету.
— Чери, кис, кис! – Бросаю я, а сама уже понимаю, не кошка это, у нее же лапки мягонькие, да и не двигается она украдкой, медлительная она у меня. Даже чересчур! Спит сутками, а как сползет с кровати, пройдет немного и обязательно уляжется отдохнуть. А тут вдруг перебежками. 
Поворачиваю голову, всматриваюсь в сумрак комнаты. Рука находит пимпочку настольной лампы, цоок! Не помогло. Часть комнаты, вместе со мной осветилась, а вот тот край, потемнел еще больше.  Зрение у меня отличное, ну если на расстоянии, присматриваюсь – нечто непонятное выглядывает из-за кресла и изучает меня. Серое такое, с горящими черными, главное умными, глазами. Пятый этаж, дверь заперта, окна пока не нараспашку – весна, ранняя. И я, что бы уж сразу с катушек не слететь, или, чего доброго в обморок не грохнуться, зачем-то, тупо, повторяю:
— Кис, кис! Чери!  — В спальне легонько стукнула дверь шифоньера, оповещая убежище кошки.
 А в голове моей уже некая лихорадка. Лучше б в бесчувствие! Глотаю ком и наклоняюсь, тяну голову к тому, кто, так же как и я, проявляет смелость. Глаза моргнули, что дало мне возможность отвести свой взор от них и переключится на все остальное.  А существо, хоть и сере, видно не злобное. Радует, что не крыса, незвано пожаловала. 
Осмелилась, поднялась, а оно испуганно спряталось. Тут меня подстегнуло:
— Да, что это я, как здрасте! Взрослая тетка, в собственном доме и бояться! — Беру, что первое попалось под руку – толстенный том детской энциклопедии, (дочка решила почитать на досуге), и обхожу стол. Ему б убежать, скрыться где-то и дать мне посмеяться над собой, мол — примерещилось.  А не тут-то было! Оно смелость и наглость проявило, вылезло из-за моего кресла и стало, смело задрав голову. Я от этого, чуть не села, прямо посреди зала. Но я – это я, пошлепала дальше. И вот уже в двух шагах начала разглядывать нежданного гостя.
Маленький такой, стройненький, даже изящненький. Не взять, не отнять – тушканчик! Но… Носик пяточком, рожки маленькие, ушки остренькие, а хвостик, вокруг ножки обвит и подрагивает. Глаза у меня из орбит лезут, к полу, все ниже опускаются. Глядь, а он босиком. Да и обувь то не на что надеть – копытца! 
— О Господи! – Вырвалось у меня и рука, сама крестится.
— Сама ты такая! – Рожица его расплылась в улыбке, показывая желтые зубы. – И не думай мне тут грохнуться! 
Не удержалась, схватилась за груди и села в то самое кресло, что он облюбовал. Сижу и как дурра молчу. Не выть, не молиться, ни что другое, не получается. А тот прыгает, осмелев, хвостик кверху задрал, ушки навострил, принюхивается. Я молчу, пялюсь.
— И долго  немотствовать будешь? – Покрутившись на месте, спросил он. Я замечаю его ухоженную шкурку, цветом точь-в-точь как у моей кошки и в голове крутится вопрос, что  уж совсем неуместен к данному случаю, а он, хихикнув, продолжил: — Бесполые мы, нам ненадобно!  Э-хе-хе! Все вы, люди, одним миром мазаны! Нет, чтобы задуматься, зачем явился, о делах раскаяться, о душе замыслиться, так они принадлежность выискивают! Да не тужься, заблудился я! Выход где?
— Там! – Как-то уж спешно, говорю я и поднимаю руку в сторону двери. Его глаза опять в меня впились, рот в усмешке кривится. Щелкнул хвостом и был таков, а я…
*** 
А что я? Поморгала, посопела, глаза руками потерла и как только «звездочки» в них угомонились, давай пространство рассматривать, искать гостя. И тут до меня доходит, что я-то не дома. Что вокруг меня нет ни стен, ни мебели привычной.  Округ меня просторы неизмеримые, темно синие, да нет, даже иссиня черные. И где-то там, совсем высоко, звездочки мерцают, маленькие- маленькие! А запах… Запах непередаваемый. Вдохнула полной грудью, прикрыла глаза, что бы уж привыкнуть ко всему, да смелости набраться, понять что случилось. Пореветь бы, белугой, только не случилось дать слабину. Под ногами все зашаталось, устоять бы. Присела, опустила руку, ища опору. И новое — не земля это, не полы, а нечто бугроватое, ребристое, с выемками. Деваться некуда, принялась изучать. Ползком, пробираюсь, руками  щупаю. Глядь, а я у края. Правда, у края! И он мне знакомый. К освещению привыкла, четче глаз стал. Край, в обе стороны от себя, ощупала, ассоциации поплыли, решила назад идти, чтобы не свалиться. Не знаю, куда можно отсюда грохнуться, но не хочется. А то на чем я нахожусь, замерло. Мне и легче, выпрямилась, пошла назад. 
Нос мой уловил запах тины и влаги, как из аквариума, только сильнее. В голове, наконец, мысли зашевелились. Принялась я думать, как, зачем и насколько я здесь. А что если это все? Что, если конец мой настал? То есть не мне,  а жизни. А я вот и полы не помыла, и кучу дел не доделала, да и не простилась. Горько стало, наверное, не разобрала я чувства возникшего. Отвлекло меня появление морды. Проползла она мимо меня – здоровенная. По запаху, расцветки и прохладе, дошло до меня, что это черепаха. Огромная! Невероятно громадная. И ей до меня, ну никакого нет дела. Она так, проветрится, ну морда эта, из панциря вылезла. Огляделась и скрылась. И пространства, что бескрайние, вовсе  не пустота, а три кита, мирно спящие, на этой великой черепахе. Значит мне, если я наверх хочу, по ним, по скользким, взбираться надобно.
Деваться некуда. Не сидеть же здесь, не прозябать в бездействии. К чему-то, а идти надо. Ну, я и полезла. Крехтя, сопя и на себе ругаясь. Скольжу, ухватится не за что, только губы кусаю. 
И до средины не добралась, как все проявляться начало. За мной звезды ясные, слева месяц светит, а справа, прямо в глаз, солнце. И в лучах оного – чинно так, хобот к хоботу, слоны стоят! 
И ахнуть не успела, вниз полетела! Да так скоро, что в ушах засвистело. И как хряпнусь головой, о панцирь. Сильно видно стукнулась, пропала картинка, да и все, вмиг пропало.
*** 
Узкое, холодное, проползло по лицу. Я сжалась и сразу представила змею, что постоянно мне во снах видится. Глаза открыть боюсь, да и вообще боюсь. Заранее знаю – ничего хорошего! Только думаю, почему это возле меня змеи ползают? Ну, раз в месяц, а приснится! И тут я вспоминаю, что накануне мне дочь, старшая, пояснила – змея снится, Бог рядом! Правда, у дочерей по этому поводу мнения разошлись. Младшая все твердит, что это татем мой.  Но мне-то, сейчас, именно Бога рядом хочется! 
Задышала ровнее, а глаза открыть не могу. Сколько времени, понятия не имею, хаотичность во мне – полная. И опять – узкое, прохладное, слегка влажное и шершавое прогулялось по лицу моему. Второй, третий раз и четвертый. Мозг уловил знакомый запах, но еще никак не рисует его. Со вздохом вырвался стон. Начала чувствовать тело. Шея затекла, руки покалывают.
— Ничего себе, грохнулась! – Говорю я, думая, что поломала себе все, что можно. Решаюсь, открываю глаза…. 
Матовый  свет заставляет тут же зажмуриться, но я упорно  раскрываю веки – экран монитора по-прежнему белый,  а в центре синий квадратик: « Veikom!...»
Вечер. На столе, прямо на моих тетрадях, сидит моя Чери и приветливо облизывается. 
— Вот это я вздремнула! – Говорю я ей и счастливо улыбаюсь. — Жива! Счастье-то, какое – жива!
Еще бы окошко к общению открыли и тогда все пирамиды мироздания, были бы мне нипочем! 
12.04.2012г.

 

Похожие статьи:

Авторская прозаДочки - сыночки.
Авторская прозаЛюбаша.
Авторская прозаВеЛюр. Книга первая. Часть I. Глава 4, Глава 5, Глава 6
Авторская прозаВеЛюр. Книга первая. Часть I. Глава 7, Глава 8, Глава 9
Авторская прозаВеЛюр. Книга первая. Часть II. Главы 1-2
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Свежее в блогах

Они кланялись тем кто выше
Они кланялись тем кто выше Они рвали себя на часть Услужить пытаясь начальству Но забыли совсем про нас Оторвали куски России Закидали эфир враньём А дороги стоят большие Обнесенные...
Говорим мы с тобой как ровня, так поставил ты дело сразу
У меня седина на висках, К 40 уж подходят годы, А ты вечно такой молодой, Веселый всегда и суровый Говорим мы с тобой как ровня, Так поставил ты дело сразу, Дядька мой говорил...
Когда друзья уходят, это плохо (памяти Димы друга)
Когда друзья уходят, это плохо Они на небо, мы же здесь стоим И солнце светит как то однобоко Ушел, куда же друг ты там один И в 40 лет, когда вокруг цветёт Когда все только начинает жить...
Степь кругом как скатерть росписная
Степь кругом как скатерть росписная Вся в траве пожухлой от дождя Я стою где молодость играла Где мальчонкой за судьбой гонялся я Читать далее.........
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет А я усмехнулся играя Словами, как ласковый зверь Ты думаешь молодость вечна Она лишь дает тепло Но жизнь товарищ бесконечна И молодость...