ИВАН ГРОЗНЫЙ, СЫН ЕГО ИВАН И МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЖЕНСКИЙ ДЕНЬ

nirvana Авторский юмор 5 декабря 2012 Рейтинг: +4 Голосов: 4 1528 просмотров
ИВАН ГРОЗНЫЙ, СЫН ЕГО ИВАН И МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЖЕНСКИЙ ДЕНЬ


 

Окутан мраком, страшной тайной

И пылью прошлых сотен лет

Тот эпизод, увы, печальный,

Какие редко видит свет.

 

И кто мог знать тогда, с рассветом,

Что кровь прольётся на ковёр,

И что печальным, безответным

Вдруг станет милый сына взор.

 

— Ах, Иоанн, что ты наделал, -

Надсадно плакала жена.

Но он молчал, лишь кровь алела,

Да что-то пела тишина...

 

И кто мог знать, о Боже правый,

Что до того за пять часов

Задором, смехом, шуткой славной

Был переполнен царский двор.

 

Субботний день весенний, звонкий

Шумел восторгом, солнцем пах

И вдруг порвался нитью тонкой,

Перемоловшись в пух и прах.

 

Тут мудреца слова златые

На ум приходят мне и вам:

— Не обошлось без них и ныне,

Шерше ля фамм, шерше ля фамм…

 

Ну что ж, тогда начнём с начала,

Когда царь Грозный ещё спал,

Но тут вставать пора настала -

Будильник вдруг задребезжал.

 

— О, Боже, чёрт меня дери!

Всё это шуточки Мари!

В такую рань вставать в субботу,

Кода не надо на работу!

На шесть будильник завести,

Чтобы с ума меня свести!

Да не трещи ты, бес, над ухом! -

И Грозный злобною рукой

Подушкою с лебяжьим пухом

Накрыл будильник. — Фу-у-х. Отбой.

 

Но, Боже, как он ошибался,

Как баснословно был неправ,

Когда поспать ещё собрался,

Удобно ноги так поджав.

 

Раскрылись царские покои:

В парчу и шёлк облачена,

Она возникла. Может стоит

Сказать, кто это был? — Жена.

 

— Вставай, Ванюша, просыпайся,

Ну как тебе не стыдно спать;

И не храпи, не притворяйся,

А то воды налью в кровать!

 

Супруг вздохнул и, свесив ноги,

Сел, нервно глядя на жену;

И я уверен, что не Бога

Он видел в ней, а Сатану.

 

— О, Маша, лучше всех ты знаешь,

Что страшен в гневе Иоанн.

Зачем меня ты заставляешь,

Чтоб я кричал, как хулиган!

Чтоб я шипел, топтал ногами

Ковры бесценные мои,

И чтобы я смотрел глазами

Готовой укусить змеи!

О нет, я знаю, не напрасно

Всё это сделано вот так,

И знать хочу — что за ужасный

Судьбы мне уготован знак!

Ну говори скорей, Марусь,

От нетерпенья я трясусь,

С тобою, ладно, я мирюсь,

И даже в ужин не напьюсь,

А только Богу помолюсь

Я за тебя, ну и за Русь!

 

Царица Марья стала в позу,

Для речи руку занесла,

В парик воткнула ветвь мимозы

И лишь потом произнесла:

 

— Ах, Иоанн, ведь ты не знаешь

Последних самых новостей —

То с Шуйским в домино играешь,

То поишь тысячи гостей!

 

То сам лакаешь как сапожник,

То чешешь ночи в преферанс.

Вчера, игрок, титан-картёжник,

Продул последний дилижанс!

 

А в ту субботу! Под балконом,

Где наша вся прислуга спит,

Романс на пару пел с Кобзоном,

Утратив всякий царский вид.

 

А в понедельник! Ух, мучитель!

Набрался белого вина,

И был доставлен в вытрезвитель!

Да грош, Иван, тебе цена.

 

Ну что ж, достаточно вступлений,

Теперь, Ванюша, слушай суть.

Только спокойно, без волнений,

И ничего не позабудь.

 

Сегодня — день Восьмого марта,

Международный женский день.

Не вижу что-то я подарка,

Преподноси же, старый пень!

 

Вот тут-то царь наш Грозный

Стал перепуганно-серьёзный,

Он понял сразу — быть беде.

Подарок надо бы. Но где!

Но, всё ж, пока есть время,

Ей можно выдать поздравленье:

— Мусюсик!  Как я поздравляю!

Каких я благ тебе желаю!

Живи сто восемьдесят лет...

— Подарок где? — жена в ответ.

 

— О-о-о! Будет. Я распорядился.

Подарок будет, ей-же-ей! -

И грозный царь перекрестился,

Своей рубахи став бледней.

 

— Ну что ж, пока там суд да дело, -

Царица стала уходить.

— Умойся, я воды нагрела,

И марш на кухню — борщ варить!

 

Там, в холодильнике, печенка,

Капуста, чёрная икра;

Ещё зажаришь поросенка.

Ну, царь, пи пуха, ни пера!

 

Когда бы не восьмое марта -

Сейчас бы было столько мата!

А так, впервой за сорок лет,

Готовить будет царь обед.

 

Среди котлов с бульоном, птицей пахнущим,

Среди кастрюль громадных и чугунных плит

Сидит владыка и с туманным взглядом плачущим

На мелкие кусочки лук ножом крошит.

 

И сизый пар по мрачной кухне липко стелется,

И, как в аду, всё булькает, корёжится, кипит.

На мясорубке гусь, в пуху и с потрохами, мелется,

На сковородке поросёнок жалобно визжит.

 

Все повара давным-давно царём разогнаны,

Чтобы мученья его страшные никто не увидал;

И только сын, Иван, там, возле печек огненных,

С отцом, Иван Васильичем, немыслимо страдал:

 

— Ах, милый батюшка, отец ты мой родименький,

Ты отпусти меня на волюшку гулять!

Я обожжён весь, а икра из синеньких

Сгорела вся, до полного отсутствия, опять.

 

Я головой ударился об угол печки жутко,

Когда кабанчик спрыгнул недоделанный  не пол!

Я весь обжарен и обварен — кроме шуток!

В гробу я видел праздничный ваш стол!

 

Взглянул Иван на сына то ли грозно, то ли грустно,

И произнёс со вздохом: — Глянь-ка на меня.

Вот в бороде моей тушеная капуста,

А под лопаткой кость засела от линя.

 

А на одном, сынок, не очень скромном месте,

Когда я петуха проклятого щипал,

Ты не найдёшь совсем живого места,

Так он, мерзавец, меня сильно исклевал!

 

Но верь, сынок, — всё боги видят,

И не забудет нас с тобой народ!

Нерукотворный он нам памятник воздвигнет

У наших старых, наших маленьких ворот!

 

Сын:

— Мне наплевать на бронзы многопудье!

Мне наплевать на мраморную слизь!

Мне наплевать на то, что скажут люди!

Я ухожу, отец, а ты тут сам возись!

 

— Тогда, о сын, тебя я презираю!

Помочь отцу родному тебе лень?

Как можешь одного меня оставить

В Международный женский день!!!

 

Уйди вон с глаз моих, пижон неблагодарный!

Катись колбаской ливерной, щенок! -

И разливною ложкой деревянной

Царь сбил родное чадо с ног.

 

А тот какой-то хиленький попался,

И сразу приказал всем долго жить...

Над хладным телом Грозный разрыдался

И в грудь себя котлетой начал бить.

 

— Ах, Иоанн, что ты наделал, -

Надсадно плакала жена.

Но он молчал, лишь кровь алела,

Да что-то пела тишина...

 

Царя, конечно, посадили.

Судья ему дал десять лет.

А всем мужчинам запретили

Готовить праздничный обед.

 

          Днепропетровск, 1979 г.

 

Илья Репин

Иван Грозный и его сын Иван 16 ноября 1581 года. 1885 г. Холст, масло.

Москва, Третьяковская галерея

 

 

 

Похожие статьи:

Авторский юморНИИФаФло. Список сотрудников
Авторский юморСМЫСЛ ЖИЗНИ – В ЧЁМ ОН? Конкретный ответ
Авторский юморГРИПП. Стихи
Авторский юморСЧАСТЛИВЫЙ БИЛЕТ - рассказ о том, как Иван Петрович Сидоров стал кондуктором
Авторский юморВЫБОР И ЗВЕЗДА. Басня
Комментарии (3)
Vilenna #
7 декабря 2012 в 22:11 Рейтинг: 0
Михаил, Михаил! Сразу видно палитру ваших увлечений молодости))) Вроде как слеза должна была пробежать, а я читала с улыбкой. Что сказать - мастер своего слова! Я даже сравнила с Федотом удальцом, ну ничем не уступаешь Филатову. Думаю, если бы он прочитал, то еще бы одна радио пьеса звучала бы из наших радиоточек. А если честно - хвалить устала. Напиши нечто эдакое, для пробы критики.
nirvana #
7 декабря 2012 в 22:48 Рейтинг: 0

Кстати, в своё время мы говорили на эту тему с Борисом Галкиным ("В зоне особого внимания", "Ответный ход" — капитан Тарасов, короче), и он сказал, что всё это(ну, про Грозного) - дерьмо, и так глумиться над российским монархизмом не должно. Одолжил у меня шахматы и отправился в гостиницу работать над образом Сало Флора в фильме по книге Виктора Котова "Белое и черное". С тех пор ни Бориса, ни шахмат я больше никогда уже не встречал.
Борис! Если ты каким-то невообразимым образом прочитаешь в инете эти строки - скажи, что это - правда. А шахматы, Бог с ними, - оставь себе. Все мы когда-то были молоды, тщеславны и в равной мере амбициозны.
Vilenna, извини, - отвлёкся. А вот с Филатовым, к невосполнимому сожалению, встречаться не довелось.

marina 67 #
8 декабря 2012 в 06:08 Рейтинг: 0
Читала на одном дыхании,с улыбкой! Здорово написано,спасибо! v

Свежее в блогах

Они кланялись тем кто выше
Они кланялись тем кто выше Они рвали себя на часть Услужить пытаясь начальству Но забыли совсем про нас Оторвали куски России Закидали эфир враньём А дороги стоят большие Обнесенные...
Говорим мы с тобой как ровня, так поставил ты дело сразу
У меня седина на висках, К 40 уж подходят годы, А ты вечно такой молодой, Веселый всегда и суровый Говорим мы с тобой как ровня, Так поставил ты дело сразу, Дядька мой говорил...
Когда друзья уходят, это плохо (памяти Димы друга)
Когда друзья уходят, это плохо Они на небо, мы же здесь стоим И солнце светит как то однобоко Ушел, куда же друг ты там один И в 40 лет, когда вокруг цветёт Когда все только начинает жить...
Степь кругом как скатерть росписная
Степь кругом как скатерть росписная Вся в траве пожухлой от дождя Я стою где молодость играла Где мальчонкой за судьбой гонялся я Читать далее.........
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет А я усмехнулся играя Словами, как ласковый зверь Ты думаешь молодость вечна Она лишь дает тепло Но жизнь товарищ бесконечна И молодость...