Намерение любить - сильнее любых препятствий

Елена Александровна Авторская проза 8 марта 2012 Рейтинг: +1 Голосов: 1 1631 просмотр
Намерение любить - сильнее любых препятствий

Никогда не поздно бороться за то,
что тебе дорого...<o:p></o:p>

<o:p> </o:p>

Любовь подобна розе, её красота <o:p></o:p>

заставляет забыть о шипах.<o:p></o:p>

<o:p> </o:p>

Настоящая любовь — это когда ты хочешь быть <o:p></o:p>

с человеком до конца… пройти все испытания, <o:p></o:p>

какими бы сложными они не были! <o:p></o:p>

Быть рядом всегда, навечно, до последнего вздоха!<o:p></o:p>

 

 

 

Ну и когда же все это кончится? Ненавижу утро, ненавижу просыпаться в такую рань, ненавижу такую погоду, когда с самого утра льет дождь, как из ведра. Так хочется не вставать с  постели в это холодное, мокрое, осеннее утро, хочется проспать до вечера. Ну а потом встать, выпить кофе, выкурить сигарету и дальше завалить спать. Но все мои желания тщетны. Нужно вставать собираться и идти на эту ненавистную работу. Боже, как же она мне надоела. <o:p></o:p>

Кое — как собравшись, я выхожу на улицу. Открываю зонт, но он не помогает. На улице как будто ураган, зонт уносит в одну сторону, меня в другую и когда я, наконец — то залезла в маршрутку, я была вся насквозь мокрая. Соответственно настроения это не прибавило. Представляю, какой нагоняй я сейчас получу от щефа, я же его секретарь и не могу появиться перед людьми в таком виде. Ладно, что-нибудь придумаю.<o:p></o:p>

Забегаю в здание и сразу же бегу в туалет, чтобы хоть как то придать себе человеческий вид. Но при входе в уборную я заливаюсь таким смехом, что потом приходит в голову мысль о том, что он истерический и не пора ли показаться врачу. Так вот все огромное зеркало в туалете занято, так как восемь женщин пытаются сделать то же самое для чего и я бежала сюда. Все грязные мокрые, кто — то пытается высушить одежду феном, кто-то пытается отстирать свои тряпки от налипшей грязи. В общем, все делом заняты. Но когда они, наконец — то обращают на меня внимание, потом каждая осматривает всю эту картину с моей стороны, то звучит оглушительный смех, что мне показалось, я оглохну. <o:p></o:p>

— Все, хватит ржать, — пришлось крикнуть, а то они никак не хотели останавливаться.<o:p></o:p>

— Ну ладно, чего орешь то? Хоть настроение друг другу подняли и теперь не так страшно перед начальством появляться. – Прекращая смеяться, отзывается Ольга. Оля тоже секретарь одного из оборзевших начальников. Маленькая, вся такая миниатюрная, с длинными, черными, нарощенными волосами и с характером как у мужика. Властная, жестокая, чересчур самоуверенная, но мне она нравится, потому что в этом мы с ней очень похожи. Только с мужиками мне не везет, так как ей. <o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Любила я только однажды в своей жизни, но это было еще в детстве. Мне тогда было всего шестнадцать лет и он, в свой двадцать один год казался мне просто принцем. Все шло просто прекрасно, я любила его до безумия, он тоже любил меня, и мы мечтали пожениться. Артем был всегда спокойным и тихим, поэтому в основном все интересные события в нашей с ним жизни происходили с моего веления. Я была настолько счастлива, что мне было плевать на то, что происходит вокруг. На то, что одноклассницы, затем однокурсницы мне завидуют. И я просто упивалась тем, что вот у них нет такого любящего, верного, преданного мужчины, который хочет жениться именно на мне и не замечающего вокруг никаких других девчонок. Но в один прекрасный день моя сказка рухнула. Мне тогда было всего семнадцать лет, и я не понимала, как нужно вести себя в подобной ситуации. Хотя разве хоть кто-то знает, как вести себя и что делать, когда твоя жизнь рушится? <o:p></o:p>

Я навсегда запомнила этот день. Тридцатое марта. Где то за неделю до этой даты мой Артем пропал, не отвечал на звонки, не появлялся дома, его друзья тоже не знали где он. Я безумно переживала за него, боялась, что с ним что-то случилось. Хотя голос внутри подсказывал, что с ним все в порядке, что он жив и здоров. Как ни странно я даже не подумала о том, что виной всему этому может быть какая-то девушка. <o:p></o:p>

И вот вечером тридцатого марта я гуляла с подругой и  тут мне как будто камень на голову упал. Меня неудержимо потянуло в кафе возле его дома. Там постоянно отдыхали его друзья, да и он периодически там появлялся. Я сама никогда там не была. И никогда у меня не было даже желания посетить это место. После того, что случилось потом, я поняла, что на свете действительно есть женская интуиция и это действительно мощная штука. Иначе как объяснить, что я никогда раньше не заглядывала в это кафе и вот сейчас я чувствую, что должна просто бежать туда. И я конечно побежала. Хотя, наверное, лучше бы мне этого не делать. Добежав в рекордные сроки до него и, уже потянув на себя дверь, я окаменела. Придя в себя, я медленно повернула голову и увидела своего Артема обнимающего какую-то девушку. Я попыталась схватить ее за руку, чтобы оторвать от него, но Артем, поняв мои намерения, закрыл ее собой, оттолкнув меня так, что я чуть не упала. Я удивилась, что, же его связывает с ней? И неужели что-то серьезное раз он, толкая меня, закрывает ее собой? Не найдя ответа я спросила его:<o:p></o:p>

— Кто это? Что она для тебя значит?<o:p></o:p>

— Это моя девушка, — просто ответил он, даже не повернувшись ко мне и продолжая обнимать ее.<o:p></o:p>

Тут же выбежал из кафе его друг, Сережа, и попытался разрядить обстановку шутя, развернуть меня к себе, чтобы я не смотрела на них. Я не помню уже, что кричала ему. Там были только нецензурные слова. Я пыталась вырваться из его рук, чтобы понять, что же происходит, но он не пускал меня. Потом я сожалела, что говорила ему действительно обидные слова, ведь он-то не виноват не в чем и, наоборот, хотел сделать как лучше, увести меня от этого кошмара. Прооравшись на него я оглянулась и увидела, что ни Артема, ни его «девушки» нет. Я побежала в кафе и конечно увидела их там, сидевших за столиком. Не знаю, как и почему вся злоба во мне улетучилась, хотя я не пыталась взять себя в руки. И я попросила совершенно спокойно его новую девушку выйти со мной на улицу, чтобы поговорить. Как ни странно она не отказалась и вышла вслед за мной. <o:p></o:p>

Я разглядывала ее. Пытаясь понять, что же в ней такого, что он переключился с меня на нее. Хотя постоянно говорил мне о том, что любит меня, и я действительно понимала, что это правда. Она была похожа на меня внешне. Темные волосы как у меня, овал лица и вообще было что-то в ее лице, действительно похожее на мое собственное. Потом я поняла, что она совершенно не стоит на ногах, потому что была абсолютно пьяна. Я удивилась, зачем ему она такая? Разве это девушка, позволяющая себе быть в таком состоянии рядом с мужчиной? Артем никогда не видел меня такой. Нет, я не была послушной девочкой. Но я никогда не позволяла себе быть в таком состоянии. И вот она стоит передо мной совершенно невменяемая. Я подумала, что если я ударю ее сейчас, то она просто свалится мешком на землю и я смогу просто убить ее ……. Но я не увидела в этом смысла, в конце концов, это не она виновата в том, что он натворил. Если бы он не хотел, то его бы ничто, и никто не заставил поступить так со мной. Тем более сражение с заведомо слабым противником унизительно и к тому же я девушка, я не могу позволить себе вести себя как мужик. Все это пронеслось в моей голове за считанные секунды, а она стояла и смотрела на меня, хотя я подозревала, что она врядли действительно видит меня. <o:p></o:p>

— Как и когда вы познакомились, — спросила я, не понимая зачем мне эта информация.<o:p></o:p>

— Я не помню, сколько дней назад это было, — начала она, — я в этом же кафе просто уходя, засунула ему в карман свой номер телефона. Но он мне не звонил. Потом я снова встретила его здесь. И сегодня вот тоже. <o:p></o:p>

— У вас что-то с ним было? — Она молчала. – Вы спали? – снова задаю я вопрос. Но она молчит. И я поняла, что разговор с ней мне ничего не даст. В тот момент, когда я это поняла к нам подбежала ее подруга и быстро стала уводить ее от меня. Я же не знала, что мне делать дальше. Я машинально зашла в кафе и позвала Артема на улицу. Он подчинился, что меня удивило.<o:p></o:p>

— У тебя что-то было  с ней? – задаю важный для меня вопрос. Он молчит. – Ты с ней спал? – спрашиваю я, уже зная ответ.<o:p></o:p>

— Да, -  отвечает он. И больше всего меня поразило его лицо, нежели ответ. Он совершенно сознательно, хотя я видела, что он был очень пьян, улыбался, глядя прямо мне в глаза. И эта улыбка и этот его взгляд запомнились мне на всю жизнь. Прошло уже четыре года, но я абсолютно четко помню и этот взгляд, и эту улыбку. <o:p></o:p>

— Я надеюсь, что тебе понравилось, — сказала я с неизвестно откуда взявшимся спокойствием. И развернувшись, пошла прочь. У меня было такое чувство, что я должна куда-то идти, куда-то бежать, что я определенно должна, что-то делать. Но не понимала куда идти и что именно делать. Я бродила по улицам очень долго, уже не помню, сколько точно времени. Выкурила несколько пачек сигарет до боли в горле и поняла, что продрогла до костей. Только не знала, это от того, что моему телу действительно холодно, или у меня внутри все превращается в ледяной камень от невыносимой боли, которая просто сжирала меня изнутри. <o:p></o:p>

Вернувшись домой, я забралась под одеяло и накрылась им с головой. Лучше не становилось, меня всю знобило и колотило изнутри. Промучившись до утра, я так и не смогла уснуть. Хотя в голове была пустота, не было абсолютно никаких мыслей и ничто не мешало провалиться в сон. Я решилась на крайние меры. Выпила несколько таблеток снотворного. И оно наконец подействовало. Просыпаясь, я снова пила снотворное и снова засыпала. Я даже не знаю сколько дней была в таком состоянии. Однажды проснувшись, я поняла, что мир не рухнул. Посмотрев в окно, я увидела, как люди спешат кто куда. И это только мне кажется, что мир точно перевернулся с ног на голову, и мне в нем места больше нет. <o:p></o:p>

— Жизнь продолжается и надо как-то дальше мириться со своим существованием. Не знаю как, но надо, — громко произнесла я. Не помогло. Но суть все равно та же. <o:p></o:p>

 

Потекли дни. Я каждый день ездила в колледж, проводила время с друзьями, ничем не выдавая свое истинное состояние. И только дома, глубокой ночью я заходилась в страшной истерике. Я закрывала рот подушкой, чтобы никто не слышал как я реву и как мне хочется орать от боли, которая просто разрывает мне сердце. Эта боль была сравнима с физической.<o:p></o:p>

Я была совершенно одна. Я не могла ни с кем поделиться своей болью. Ведь они не поняли бы потому что сами никогда не испытывали той боли, что чувствую я. Подруги конечно понимали, что мне плохо, хоть я и не показывала им этого. Они пытались меня утешить, говорили о том, чтобы я забыла его. Но разве это так просто разлюбить и забыть предательство самого близкого и родного человека? И это они тоже понимали, как и понимали то, что больше как советами помочь мне не могут. Я осталась одна наедине со своей болью. <o:p></o:p>

Дни шли, но меня мало, что интересовало. Учеба, дом, редкие прогулки с подругами. Мне казалось, что прошла уже целая вечность с того вечера, но на самом деле прошло всего пара месяцев. <o:p></o:p>

И однажды я встретила его. Но ничего не почувствовала. Это для меня было шоком. Ведь я понимала, что я действительно до сих пор его люблю и мне действительно больно от того, что он предал меня. Но осознавая все это, смотря на него, я все равно ничего не чувствовала. И тогда я задумалась, может, я схожу или уже сошла с ума. Не помню как, но получилось так, что мы с ним пошли гулять и разговаривали о чем то. Всю эту прогулку я была как будто в другом мире, в другом пространстве. Я понимала, что нужно выходит из этого состояния. Я много раз продумывала, что скажу ему, если увижу. Продумывала, как попытаюсь его унизить, заставить чувствовать вину и просто сделать так, чтобы он понял, что он предал действительно близкого ему человека. Ведь мы с ним были очень близки, он рассказывал и доверял мне такие вещи, какие он не мог рассказать даже своим друзьям, с которыми дружил с детского сада.<o:p></o:p>

— Я так сильно любила тебя, — не знаю, почему я это сказала. Но сказав эти простые слова, я вынырнула из того оцепенения в котором была с того самого вечера, когда он сказал, что изменил мне. И посмотрев на него, я увидела в его глазах слезы. Мне стало одновременно противно и в тоже время мне захотелось его обнять, прижать к себе и сказать, что я не сержусь. Но я стояла как вкопанная, смотрела на него, а он смотрел на меня глазами полными слез. И я как будто утонула в этих слезах и опять погрузилась в ступор. Очнулась от того, что мы были у него дома, оба были полностью раздеты, и он целовал меня всю, приговаривая, что он любит меня. Я не понимала, что же произошло, и как я здесь оказалась. Я как будто потеряла память. Осознав, что сейчас должно произойти, я моментально оттолкнула его, попыталась прикрыться одеялом и посмотрела на него. Он был в недоумении. А у меня из глаз потекли слезы. Он попытался обнять меня, успокоить, но я отталкивала его.<o:p></o:p>

— Мне противно, — опять не знаю, почему я сказала слова, которых не было в моих мыслях. И посмотрев на него сквозь пелену слез, застилавших мои глаза, я увидела как ему больно от этих слов. И в тот момент мне показалось, что моя боль ничто по сравнению с его. Ведь, правда, наверное, тяжело осознавать, что ты сам все разрушил. Сам предал своего любимого и близкого человека. И действительно больно от того, что он понимает, что теперь ничего не будет как прежде. Он не сможет ничего исправить. Да, наверное, эта боль от понимания того, что он любит меня, что я люблю его, но он сам во всем виноват и уже не сможет вернуть мое доверие к нему, действительно сильнее моей. Хм, это что же я сейчас оправдываю его, подумала я. Неужели я способна жалеть его, хотеть сделать что то, чтобы ему не было так больно, после всего, что он сотворил? Нда, я порой могу себя удивить чем-то таким. И вот я уже обнимаю его, приговаривая:<o:p></o:p>

— Все будет хорошо. Но тебе придется немного подождать, пока я смирюсь с этой болью и попытаюсь снова быть с тобой, как будто ничего и не было.<o:p></o:p>

— Конечно, я готов ждать сколько угодно и сделать все, что ты скажешь. Только будь со мной. Я дышать без тебя не могу. Только не бросай меня.<o:p></o:p>

Ха, нормально все повернулось, не так ли? Он предал меня, а теперь просит не бросать его. И я ведь согласна. Боже, на что я себя толкаю? Ведь находясь рядом с ним, мне будет еще больнее от того, что я снова и снова буду видеть вместо его любящих глаз, ту самодовольную улыбку и те смеющиеся глаза, когда он говорил о том, что изменил мне. Но я люблю его и не могу сказать нет. Господи, я что мазохистка? Ведь я понимаю, что не смогу жить как на пороховой бочке, ведь я буду постоянно ждать, что раз он сделал это один раз, и я все это так просто простила ему, то обязательно произойдет еще раз и возможно не один. Но я ведь люблю его и поэтому разве я могу поступить по-другому.<o:p></o:p>

И снова пошли дни, но я уже была не одна, со мной был Артем. Хотя как посмотреть, он был лишь физически со мной, потому что к себе в душу я его не пускала. Он все чувствовал, все понимал, но вел себя просто безупречно, заботился обо мне, доказывал мне, что любит меня, никогда не показывал, что он переживает и боится, что ничего не будет как прежде, но  иногда в глубине его глаз я видела безумную боль. Но и он и я понимали, что он не вправе что то требовать от меня, в чем то упрекать и что все может решить только время. Хотя мы оба сомневались, что оно поможет. Вот так и жили. <o:p></o:p>

Прожили в относительном спокойствии недолго. Спустя пару месяцев мы сидели в его машине около его дома. Прощались. Ему нужно было уехать в деревню помочь родителям. И вдруг меня опять как будто чем-то ударили по голове. Я поняла, что он еще раз предал меня, еще раз изменил мне. Я не знала что это. Интуиция, предвидение или еще что то.<o:p></o:p>

— Артем, скажи честно, после того раза, ты мне больше не изменял, — слышу я свой голос. В ответ мне молчание. Я медленно поворачиваю к нему голову и смотрю прямо в глаза. – Ты изменял мне еще раз? Я жду ответа.<o:p></o:p>

— Нет, конечно. Как ты могла подумать такое. – Все-таки отвечает он.<o:p></o:p>

— Артем, прошу, не ври мне. Я чувствую, что это было.<o:p></o:p>

— Да с чего вдруг? – удивляется он.<o:p></o:p>

— Артем, еще раз говорю, не ври. Посмотри мне в глаза и ответь честно. Ответом мне снова было молчание. Да и спрашивать уже было бессмысленно. Я знала ответ, и он был положительным. И тут я слышу:<o:p></o:p>

— Да.<o:p></o:p>

Я тут же хватаюсь за ручку двери, чтобы убежать от него, убежать от этой боли снова пронзившей меня, мое сердце, которое до сих пор не оправилось от предыдущей его измены. Но он удерживает меня силой и быстро говорит:<o:p></o:p>

— Послушай, я даже не помню, как это случилось. Я был очень пьян. <o:p></o:p>

— С пьяных спрос вдвойне. Слышал о таком?<o:p></o:p>

— Слышал. Прости меня. Умоляю, прости меня. Я напился тогда, потому что не могу больше выносить боль в твоих глазах. Твое равнодушие ко мне, да и вообще ко всей жизни. Не могу больше осознавать, что я причина твоей боли и что я не могу никак это исправить.<o:p></o:p>

— Ну, да и нужно было еще раз провернуть то же самое, да? Как будто мне было  недостаточно больно после первой твоей измены.<o:p></o:p>

— Не говори так. <o:p></o:p>

— А что я должна тебе сказать? Что ты молодец, Артем? Что ты правильно сделал, что решил отвлечься от этого постоянно кошмара? Что решил забыться в объятиях очередной шалавы? Ну что же если так, то ты действительно молодец.<o:p></o:p>

— Это все не так. Да, я напился, но, что было потом, я не помню. Когда я проснулся, я не понял, где нахожусь. А рядом лежала девушка, я спросил ее что было. Ну, она и ответила, что………..<o:p></o:p>

— Все, хватит, мне это не интересно. Прощай, Артем. Я надеюсь, что больше никогда тебя не увижу.<o:p></o:p>

— Постой, не уходи, не бросай меня. – Твердил он со слезами на глазах.<o:p></o:p>

— Я все сказала. Прощай.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Кое-как наскоро высушив и уложив волосы, более менее отчистив свою одежду от грязи и оставив всех девчонок в туалете тщетно пытающихся привести себя в человеческий вид, я помчалась на рабочее место. Мне, по сути, было все равно, как я выгляжу. Я мечтала только о том, чтобы этот день поскорее закончился, и я снова оказалась бы в своей теплой постели с чашкой горячего чая с лимоном и какой-нибудь интересной книжкой. Шеф еще не появился, поэтому хотя бы выговора за опоздание я не получу. Хотя какая разница, одним меньше одним больше. Решив, что время еще есть и можно немного расслабиться, я сварила себе кофе и пошла в курилку, выкурить пару сигарет.<o:p></o:p>

Там меня расслабленную и застал звонок начальника. Конечно, сначала он наорал на меня за  то, что  я не на рабочем месте, но потом огорошил меня счастливой новостью о том, что его сегодня не будет. Закрыв телефон, я искренне улыбнулась и поняла, что день не так уж и плох. На рабочем месте я оказалась нескоро, осознав, что дела подождут, благо их не так много и я успею все сделать до конца рабочего дня. Ну и я решила позвать Ольгу покурить и выпить чего-нибудь покрепче, чтобы еще больше поднять настроение. Ну и она, конечно же, не отказалась. На рабочем месте она вообще появлялась редко. Да и, по сути, она служила лишь украшением офиса и должна была только подавать кофе. Всю работу за нее выполняли другие люди. Я искренне не понимала, зачем ее шеф вообще держал ее, да еще и платил ей очень высокую зарплату за принесенную ему, его гостям чашку кофе и пару улыбок. И однажды она призналась, что ее шеф влюблен в нее, и она позволяет ему раз в неделю переспать с ней.<o:p></o:p>

— Зачем ты тогда вообще работаешь? Не проще ли вам просто иногда где-нибудь встречаться, развлечься и разойтись? При этом получив неплохое вознаграждение, – поинтересовалась я.<o:p></o:p>

— Чем же я тогда буду отличаться от обычной шлюхи? – со смехом ответила она.<o:p></o:p>

— А чем ты сейчас от нее отличаешься? – задала я вопрос и тут же обругала себя за свой длинный язык. Но Оля, к моему удивлению, даже не обидевшись, ответила:<o:p></o:p>

— Сейчас я получаю деньги за работу, ну а секс просто небольшое дополнение.<o:p></o:p>

Я была в шоке и действительно не понимала разницы. Ведь ее зарплата, по сути, в основном состоит из платы за секс. И мы обе это понимаем. И чтобы дальше не спорить и не забивать себе голову я прекратила навсегда с ней разговоры на эту тему. Те более это не моя жизнь и не мой кошелек.<o:p></o:p>

— Ты сегодня какая-то задумчивая все утро, -  говорит Ольга. И это даже не вопрос, а просто констатация факта.<o:p></o:p>

— Да сама не знаю что такое,  – отозвалась я.<o:p></o:p>

— И настроение у тебя вроде нормальное, а не как обычно по утрам, — смеется Ольга.<o:p></o:p>

— Мой колобок (так мы между собой зовем моего шефа) порадовал меня сегодня своим отсутствием на весь день. Прям подарок к выходным.<o:p></o:p>

— Ооо, ну от этого действительно должно подняться настроение. Почему ты до сих пор не уволишься? Ведь колобок редкостный гад, я удивляюсь, как у тебя хватает терпения на него. Я бы уже давно плеснула ему кипяточку на его выдающийся живот.<o:p></o:p>

— А это идея, — и мы вместе весело засмеялись. — Ты же знаешь, что я одна живу и это довольно таки тяжеловато. А такой зарплаты как у него я нигде не буду получать. Я, конечно, вкалываю много, но и он при всем своем подлом характере действительно достойно оплачивает мой труд. Да и еще и приплачивает, потому что сам знает, что не каждая будет терпеть его хамство ни за какие деньги. Вот он меня и ценит. Да и я уже не так остро на все реагирую, привыкла.<o:p></o:p>

— Понятно.<o:p></o:p>

— Ты каждую неделю задаешь мне этот вопрос. Может, хватит уже?<o:p></o:p>

— Ну, ты же знаешь мой характер, я бы не вытерпела его выходки, и никакая привычка не помогла бы. Поэтому меня все равно удивляет, что ты так долго держишься. И я ведь знаю тебя. Ты бешенная, вспыльчивая и вообще безбашенная, поэтому у меня никак в голове не уложится, что ты смирилась.<o:p></o:p>

— Ой, ладно все. Хватит трепаться на эту тему. Ты меня уже начинаешь бесить этими разговорами больше, чем он сам своими выкидонами. Давай еще по коньячку, по сигаретке и за работу. Глядишь, я и домой смотаюсь пораньше.<o:p></o:p>

— Ну, ты знаешь, меня уговаривать долго  не надо, — улыбнулась Ольга.<o:p></o:p>

 

Я даже и не заметила, как быстро пролетело время. Вся работа закончена и можно смело отправляться домой. Я потерла уставшие глаза, вытянула ноги и, было так лень вставать, идти на остановку, потом трястись в маршрутке. Но тяга к теплой и уютной постели заставила меня вскочить и наскоро собравшись выбежать на улицу. Я не сразу поняла что, что-то не так. Но потом до меня дошло, что дождя нет, светит солнышко, согревая кожу. И я, зажмурившись от удовольствия, просто стояла и улыбалась, как маленькая девочка. И мне вдруг захотелось мороженого. Пломбира. Как в детстве. Купив лакомство, я быстренько влезла в маршрутку и приготовилась долго трястись в этом тесном и душном пространстве до дома. Но на удивление я очень быстро оказалась дома. Такое ужасное начало дня и такое приятное его завершение. Даже не верится. <o:p></o:p>

Но вот я уже лежу в ванне, наполненной теплой водой, покрытой густой пеной. В колонках звучит музыка моей любимой группы, в одной руке у меня бокал красного вина, а в другой неизменная сигарета. Боже, какое блаженство. Но тут зазвучал мобильный, пришла смс. Открывая телефон, я вижу от кого и думаю, хочется ли мне читать или все-таки не стоит. Но поддаюсь соблазну и читаю:<o:p></o:p>

— Безумно по тебе соскучился. Очень хочу тебя во всех позах. Знаю что у тебя завтра выходной, так что жди через час. Отказы не принимаются, ты и так уже очень долго меня динамишь. – Пишет Антон, мой любовник. Интересно хочу ли я его во всех позах? Решаю, что в паре все-таки хочу, потому что и, правда, давненько его у меня уже не было. Конечно выходить из ванной неохота, но предвкушение чего-то интересного и приятного заставляет меня улыбнуться и наскоро начать приводить себя в порядок.<o:p></o:p>

Антон мой любовник вот уже пару месяцев. Мы с ним, когда то встречались совсем недолго, но остались хорошими друзьями. И вот когда у меня провалом закончились очередные отношения, появился он и мы стали любовниками. Нас все устраивает. Никаких обязательств. Мы друг в друге уверены. А в постели так и вовсе идеально подходим. Начинать снова какие-то отношения с ним я не хочу. Я не вижу его рядом с собой как мужчину, за которым я бы смогла и захотела идти. Он…… Ну, он говорит, что ему по сути тоже ничего большего не надо и так все устраивает. Но иногда он говорит мне такие слова, что я невольно начинаю сомневаться в том, что ему не хотелось бы видеть меня в качестве своей девушки. Но меня по большому счету все это мало волнует. Меня устраивает, что мы вот так иногда снимаем друг друга. Возможно, кому то это покажется неприемлемым, но мне и на чужое мнение тоже плевать. На данный момент я не хочу каких-то отношений, слишком уж устала постоянно разочаровываться в людях. Да и кандидата на роль моего мужчины пока не нашлось. Мимолетные романы мне не нужны, я не хочу терять на них время и саморастрачиваться по этим пустякам. Я хочу серьезных отношений. Мне нужен муж и я очень хочу ребенка. Но повторюсь, достойных кандидатов пока на эту роль нет, да я пока и не ищу никого. Хочу отдохнуть и пожить для себя.<o:p></o:p>

— Что-то я сегодня слишком много думаю, — затягиваясь сигаретой, произнесла я вслух. – Старею что ли. — Мой кот Степа недоуменно посмотрел на меня, мол, чего это я сама с собой разговариваю и решил скрыться от меня в комнате, а то вдруг еще к нему начну приставать с разговорами, как иногда бывает, когда я изрядно накачаюсь одна чем-нибудь высокоградусным. – Не ссы, сегодня приставать не буду, трус. И тут раздался звонок в домофон. <o:p></o:p>

-Ну, все, пришел, пора начинать веселье, — сказала я громко, открывая дверь. И вот он заходит как обычно с цветами. Розовые розы. У меня постоянно меняются вкусы в отношении цветов. Это всегда розы, но периодами мне нравятся только один их цвет и ненавистны все остальные, а потом все меняется. Цвет, который я недавно ненавидела вдруг становиться любимым, а все остальные уже противными. Антон всегда приносит мне именно розовые. Когда мы с ним были в отношениях, мне нравились именно такие, он запомнил. Сейчас они мне уже не нравятся, но я не переубеждаю его. Зачем? Какая собственно разница, какие мне цветы приносит нелюбимый мужчина? И Антоша свято верит, что это до сих пор мои любимые.<o:p></o:p>

— Привет, милая, — одновременно пытаясь раздеться и, поцеловать меня говорит Антон.<o:p></o:p>

— Привет, — не очень радостно отзываюсь я.<o:p></o:p>

— Что-то ты не в настроение сегодня. Опять шеф достал?<o:p></o:p>

— Нет, просто нет настроения. Поэтому давай ты, сегодня не на всю ночь, а так на пару часов. Я хочу выспаться.<o:p></o:p>

— Когда ты говоришь, что-то в таком роде ты становишься такой вульгарной. <o:p></o:p>

— Антон, не начинай все сначала. Мы с тобой это уже обсуждали. Сняли друг друга насколько кому то из нас удобно и разошлись. Так что прекрати бухтеть и иди ко мне, я тоже очень соскучилась по тебе.<o:p></o:p>

— Ах, ты моя дрянь маленькая. Ну, я тебя сейчас отдеру за твои слова и, только посмей пискнуть.<o:p></o:p>

— Ой, напугал, ты же знаешь, что мне только еще больше нравиться, когда ты такой.<o:p></o:p>

— Ты меня еще и подначиваешь? Ну, все держись, Деваль. – Прокричал он мне в ухо, роняя на кровать.<o:p></o:p>

Да, так меня зовут. Лиза Деваль.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

— Я умру когда-нибудь под тобой, — прохрипела я.<o:p></o:p>

— Сама напросилась – смеется Антон.<o:p></o:p>

— Все, быстро в ванную и выметайся, а то я тебя знаю, всю ночь будешь меня иметь так, что я потом встать не смогу.<o:p></o:p>

— Какая же ты сука, Деваль.<o:p></o:p>

— О, ты знаешь, что для меня это комплимент, а не оскорбление, так что не старайся.<o:p></o:p>

— Сколько тебя знаю, а все равно никак не привыкну.<o:p></o:p>

— А тебе и не надо привыкать, нам же не жить вместе.<o:p></o:p>

— Еще одно такое слово и я точно съезжу тебе по физиономии. Давно уже руки чешутся.<o:p></o:p>

— Ладно, все заткнулась. Иди в душ, а то я уже засыпаю,  — и правда, зевая, попросила я. И он скрепя зубами подчинился.<o:p></o:p>

Боже, как же приятно ощущать эту приятную слабость в теле после хорошего секса стоя под душем. Но еще приятнее ощущать ее засыпая.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Выходные пролетели незаметно. Все два дня я просто не вставала с постели. Целыми днями лежала и читала свои любимые детективы и объедалась лакомствами. <o:p></o:p>

Следующая неделя так же, как ни странно, пролетела молниеносно и  на удивление спокойно, подумала я, трясясь в маршрутке на пути к дому. Бос был приятно вежлив постоянно, даже пробуждение по утрам не вызывало стойкого отвращения. И правда старею, что ли и чувства притупляются. Или может это всего лишь затишье перед бурей? И как только я об этом подумала, внутри пошел неприятный холодок. Тааак, не нравится мне это предчувствие. Значит, обязательно должно что-то случиться, а это скверно. Надо быстренько добежать до дома, закрыть все замки и не выходить все выходные. Хм, а что неплохой расклад. Закажу себе суши и буду одна ими лакомиться под какой-нибудь детективчик. Ух, скорей бы уже домой, а то прям слюни уже текут, давно я себя не баловала роллами. <o:p></o:p>

Выйдя из маршрутки, я быстрым шагом направилась к дому. Черт, темнеет сейчас рано, а надо пробежать темную аллею. Так, без паники, не оглядывайся и быстро, но уверенно двигай к дому, наставляла я себя. И занятая этими мыслями я не сразу сообразила, что же произошло. Оглушительный визг тормозов, сопровождаемый автоматной очередью, вернул меня в реальность. Оклемавшись, я увидела, что спереди и сзади ко мне приближаются два хаммера и из каждого палят из автоматов. Нет, я, конечно, не была уверена, что это автоматы, т.к. видимость была плохая, но уж больно часто пули вылетают, а так может быть только, если стреляют из автоматов. Таковы были мои минимальные познания в оружии. И вот я стою как вкопанная, при этом совершенно здраво рассуждаю, но пошевелиться, почему-то не могу. Хотя инстинкт самосохранения просто вопит о том, что нужно бежать, иначе я буду похожа на сыр с дырочками. <o:p></o:p>

— Хихихи, какое дурацкое сравнение, — произнесла я вслух. Так, все, точно нервы уже ни к черту, надо врачу показаться. И вот занятая такими мыслями я не сразу поняла, что уже не стою на ногах, а меня кто-то, куда-то тащит. Оглянувшись, я увидела напротив перевернутый хаммер, а сзади меня вторая махина стояла твердо и уверенно на всех колесах. И вот меня уже засунули как куклу в машину, и мы куда-то несемся. Я попыталась оглядеть присутствующих. Лучше бы я этого не делала, а просто зажмурилась или еще лучше потеряла бы сознание. Такого страха я не испытывала никогда от созерцания трех мужиков. Сказать, что они были огромные, это значит не сказать ничего. Даже то, что они сидели, не скрывало их, скорее всего, двухметрового роста. А плечи их были настолько широки, что они втроем заняли все пространство в немаленьком хаммере. Я же тесно жалась между двух из них и боялась даже пикнуть. Потому что своими ручищами, они могли запросто свернуть мне шею, даже особо не напрягаясь.<o:p></o:p>

— Тамаз, хвоста нет, все чисто. Куда поедем? – слышу я голос водителя. Хм, какое интересное имя, никогда такого не слышала. Интересно кто это из них Тамаз. Один из двух брюнетов или тот, что со светло-русыми волосами?<o:p></o:p>

— Бля, в квартиру нельзя, в Лесное тем более, к паханам тоже, их щас всех менты трясти будут, — недовольно отозвался светло-русый. Значит, его и зовут Тамаз. А ему очень идет это имя. А он симпатичный. Нет, не смазливый. У него очень волевой подбородок, мужественные скулы, красиво отчерченный нос, а глаза………… ммм, какие у него глаза, голубые, чуть прищуренные, очень хитрые и смотрят как будто прямо в душу. Я аж поежилась от этого взгляда, но он так завораживает. Так, стоп о чем я вообще. Я должна бояться его, видимо он тут главный и от него сейчас зависит моя жизнь. Скажет – убьют, скажет — помилуют. Но этот взгляд так приятно ощущать на себе………….<o:p></o:p>

— Ну что рассмотрела? Не нравлюсь? – заржал Тамаз.<o:p></o:p>

— У нее походу шок, глаза то как безумно зыркают, — смеясь, отозвался брюнет с ямочной на подбородке. <o:p></o:p>

— Странно видеть на таком злом лице, такую милую ямочку как у ребенка, — Боже, я, что сказала это вслух? Вот я идиотка. Ну почему вот у меня так всегда, не хочу, говорит, но слова как-то сами собой вылетают.<o:p></o:p>

— Ахахаха, она походу головой сильно ударилась. Макс, тебе, наверное, еще никто не говорил таких комплиментов, — сквозь смех проговорил второй брюнет со шрамом на щеке.<o:p></o:p>

— Да, девочка, ты меня прям озадачила. Никто мне еще такого не говорил. И вот теперь думаю дать тебе в зубы или погладить по голове как умалишенную — раздумчиво протянул  Макс.<o:p></o:p>

— Я не умалишенная, — совершенно серьезно заявила я и, даже голос не дрогнул, хотя внутри все съеживается от страха.<o:p></o:p>

— Девочка, а ты где живешь и с кем? – прищурив глаза, спросил Тамаз.<o:p></o:p>

— Одна и тут недалеко, — блин, я действительно тупая, зачем я говорю это.<o:p></o:p>

— Значит, показывай дорогу. Серег, высадишь нас, спрячешь машину подальше отсюда и на дно. Нужен будешь — найду.<o:p></o:p>

— Понял, — отозвался водитель.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

И вот мы уже тормозим около моего подъезда. Господи, что я делаю. Кого я собираюсь впустить в квартиру. Хоть я вся и сжимаюсь внутри от страха, выхожу вполне уверенно. Только с непривычки вылазить из такой большой машины немного оступилась.<o:p></o:p>

— Бля, ну что ты какая неуклюжая то. Давай иди ровно, нам не нужны заморочки с твоими соседями, — прокричал мне в ухо Макс.<o:p></o:p>

— С какой стати ты вообще со мной так разговариваешь? Вы, между прочим, не спросив моего согласия, напросились в гости, так что будь добор вести себя предельно вежливо, — с невесть откуда взявшейся храбростью заявляю я ему.<o:p></o:p>

— Будешь много вякать и не по делу, без зубов останешься, уяснила?<o:p></o:p>

— А ты меня не пугай. Пуганая уже достаточно.<o:p></o:p>

— Ха, Макс, а она походу тебя и правда совсем не боится. Может тебе помочь напугать ее и приструнить? – подмигивая мне, проговорил тот, что со шрамом.<o:p></o:p>

— Данила, Макс, хватит, дома отношения выясните, — жестко отрезал Тамаз.<o:p></o:p>

— Вы, между прочим, даже не представились, — это я все-таки от страха, наверное, столько болтаю.<o:p></o:p>

— Дома познакомимся и очень близко, — заржал Макс. И вот тут я правда решила заткнуться.<o:p></o:p>

В лифт мы, конечно, все не влезли. Я вообще удивлена как там вместе со мной поместились Тамаз и Макс. Даниле пришлось подниматься пешком на 6 этаж. И когда мы вышли из лифта, Данила уже был на этаже. Быстрый парень. <o:p></o:p>

— Нда, как ты тут живешь то в этой малюсенькой квартирке? – разуваясь, спросил Тамаз. <o:p></o:p>

— Это для вас таких двухметровых места мало, а мне одной вполне достаточно, — высказала я. Кстати, когда они вылезли из машины, оказалось что они точно больше 2 метров ростом.<o:p></o:p>

— Да у меня в хаммере места больше, чем тут.<o:p></o:p>

— Вот и иди в свой хаммер, че же ты сюда то тогда приперся. Я и не говорила, что у меня хоромы.<o:p></o:p>

— Не зарывайся, деточка.<o:p></o:p>

— Деточки с тобой в сауне отдыхают и по вызову ездят. Здесь будь добор вести себя прилично. И так как ты незваный и нежеланный гость еще и уважительно относись, пожалуйста, к месту, куда тебя приняли.<o:p></o:p>

— А она с характером. Видно, что боится, но лицо держит, — просмеялся Макс. <o:p></o:p>

— Да, чувствую, у нас с ней проблемы буду, — протянул Данила.<o:p></o:p>

— За базаром своим следи. Не то выкину тебя сейчас, и вернуться сюда сможешь только, когда я разрешу, а могу и не разрешить, — рывком развернув меня к себе и, смотря прямо в глаза своим сканирующим взглядом, тихо проговорил Тамаз. От такой близости у меня голова закружилась, но я смогла сдержать себя и так, же тихо, но вкрадчиво смотря ему в глаза, проговорила:<o:p></o:p>

— Еще раз повторяю, не пугай. Ты для меня ни что. Тебе нужно укрытие, я тебе его дам, но жить здесь будешь по моим правилам иначе сам сейчас, же вылетишь, что твои лбы тебе не помогут.<o:p></o:p>

Я старалась говорить серьезно, но они, почему-то все вместе и как по команде заржали.<o:p></o:p>

— Придурки, — прошептала я и включила чайник, чтобы выпить кофе и хоть немного согреться. Хотя не знала, меня трясет от холода, страха или от такого близкого присутствия Тамаза.<o:p></o:p>

— Ну что хозяйка, раз мы в гостях изволь покормить нас, — ласковым голосом сказал Макс.<o:p></o:p>

— А я не обязана. Ты вон, какой здоровый иди и добудь, — поговорила я.<o:p></o:p>

— Твоя глупая смелость уже начинает раздражать. Уясни, что какое-то время мы поживем тут. Так же как и тебе, нам это  радости не доставляет, но будь добра смириться с этим. Выбора у тебя все равно нет, — вкрадчиво разъясним мне Тамаз.<o:p></o:p>

— И я что теперь должна быть для вас кухаркой? Ну, я так на будущее спрашиваю.<o:p></o:p>

— Вот так сразу ответить не могу. Твоя стряпня мне врядли может понравиться.<o:p></o:p>

— Я даже переубеждать тебя не буду. С таким хамом не то, что общаться сидеть за одним столом неприятно.<o:p></o:p>

Зря я это сказала, потому что тут же оказалась больно ткнута лицом в стол.<o:p></o:p>

— Еще раз что-то подобное услышу и рожу расквашу так, что лучшие пластические хирурги не исправят. Не веришь, рискни и проверь.<o:p></o:p>

— Да пошел ты.<o:p></o:p>

— Ты реально дура что ли? Может у тебя и справка есть? Иначе как объяснить, что ты плохо понимаешь? – еще раз ткнув меня лицом в стол, спросил Тамаз. И я почувствовала вкус крови.<o:p></o:p>

— Придурок, ты мне губу разбил.<o:p></o:p>

— Ха, всего лишь губу. Ты про остальное, не слышала что ли? <o:p></o:p>

— Все, отвали. Слышала я.<o:p></o:p>

— Вот, если будешь послушной останешься здоровой и с деньгами. Так что не напрягай, ладно?<o:p></o:p>

— Да пошел ты со своими деньгами! Неужели ты до сих пор в твоем-то возрасте, думаешь  что с их помощью все что угодно можно решить?<o:p></o:p>

— Да, — просто ответил Тамаз, отпуская меня.<o:p></o:p>

— Я в свои 22 и то понимаю, что это не так, — помешивая ложечкой кофе, спокойно проговорила я.<o:p></o:p>

— У тебя просто нет таких бабок, с помощью которых решить можно практически все.<o:p></o:p>

— Ой, не выпендривайся.<o:p></o:p>

— Даже и не думал. Сделай  и нам кофе. Хотя это и кофем то врядли можно назвать. Так моча, какая то.<o:p></o:p>

— Так не пей, если не нравиться. И не надо постоянно хамить. Раз уж как ты заметил выбора у меня нет, и нам придется пожить вместе, то давай хотя бы по-человечески разговаривать.<o:p></o:p>

— Так я же не против. Это ты постоянно гнешь из себя Мату Харри, хотя прекрасно видно как ты боишься.<o:p></o:p>

— А как тут не бояться когда по квартире разгуливают такие шкафы. Я конечно тоже не маленькая, но вполне понятный и объяснимый страх в принципе присутствует.<o:p></o:p>

— Тамаз, она по моему единственная баба, которая позволяет себе разговаривать с тобой в таком тоне. Больше я такой ни одной не встречал, — беря чашку с горячим кофе просмеялся Макс.<o:p></o:p>

— Она просто не понимает, с кем разговаривает или от страха весь инстинкт самосохранения пропал, — отозвался со смехом Данила.<o:p></o:p>

— Да что же вы меня все запугать то пытаетесь? Что по-человечески уже разговаривать  не можете? Привыкли когда все вокруг вас бояться и пикнуть не смеют?<o:p></o:p>

— Ну, это да, — сказал Макс, и они все вместе заржали.<o:p></o:p>

— Чувствуется, пропали мои спокойные выходные, — затягиваясь очередной сигаретой, задумчиво проговорила я. – А вы вообще хоть примерно представляете, надолго ли вы у меня осели?<o:p></o:p>

— Может на неделю, может меньше, — отпивая кофе и морщась, ответил Тамаз.<o:p></o:p>

— Зашибись, мне вообще-то на работу в понедельник.<o:p></o:p>

— Так ходи на свою работу, никто же тебя не держит. Хотя нет. Придется тебе выходных взять.<o:p></o:p>

— Ты такой умный конечно, кто же мне их даст вот так просто.<o:p></o:p>

— Ну, уж придумай что-нибудь. Возьми больничный. Короче сама реши.<o:p></o:p>

— Ну конечно такие мелочи не должны тебя волновать.<o:p></o:p>

— Это точно, — ответил Тамаз и улыбнулся. Боже, какая у него улыбка. А глаза-то как светятся. Я так и застыла с открытым ртом.  — Ну и чего ты рот открыла? <o:p></o:p>

— Не думала, что ты улыбаться умеешь, — очнувшись и пряча глаза, ответила я.<o:p></o:p>

— Это комплимент что ли?<o:p></o:p>

— Ну, вот еще, не дождешься. Я пошла в душ. Чувствуйте себя как дома. Только постарайтесь своими габаритами квартиру мне все-таки не разгромить. Аккуратнее, пожалуйста, — широко улыбаясь,  проговорила я Максу. Тот поперхнулся.<o:p></o:p>

— А у тебя красивая улыбка, — прокричал он мне в след.<o:p></o:p>

— Это комплимент?<o:p></o:p>

— Ну, что-то типа того.<o:p></o:p>

— Ну, тогда типа спасибо, — во весь голос засмеялась я, закрывая дверь в ванную.<o:p></o:p>

Как же хорошо думала я, блаженно закрывая глаза и подставляя лицо струям воды. Она как будто смывает все тревоги, страхи и переживания. Как же хорошо вот так хоть на немного расслабиться и не думать ни о чем. Хотя не думать сложновато. Тамаз… У меня прям мурашки по телу идут когда я думаю о нем. Я не могу сказать, что он мне нравиться. Просто в нем заверсту чувствуется сила и власть. А меня всегда тянуло к таким мужчинам. Но никогда таких у меня не было. Наверное, поэтому меня так тянет к нему. И у него просто абалденные глаза. Мне нравиться, когда он смотрит на меня, чуть прищурив их. Я, почему то сразу забываю кто я и где.  Когда он злится, они становятся ярко синими. Когда улыбается —  светло голубыми. А как он курит. Мне всегда нравилось, когда мужчина курит. Именно мужчина, а не маленький мальчишка. Это так сексуально. Черт, что со мной?<o:p></o:p>

— Деточка, тебе не помочь? А то ты больно уж долго там плескаешься. Или ты там чем-то непристойным занята? – заржал во весь голос Тамаз. <o:p></o:p>

— Так попробуй зайти и проверь. Вдруг ты действительно найдешь чем мне помочь? – томно отозвалась я. И тут вдруг дверь слетела с петель, и ворвавшийся Тамаз, рывком сорвав занавеску, уставился на меня. Я не сразу сообразила, что же произошло. А еще позже поняла, что Тамаз смотрит на меня совершенно голую. Я попыталась, конечно, кое-как прикрыться, но мне мало что удалось.<o:p></o:p>

— Выйди вон отсюда, — зло бросила я ему.<o:p></o:p>

— А если я не уйду? <o:p></o:p>

— Да пошел ты. И я, совершенно не обращая на него внимание, продолжила тереть себя мочалкой. Хотя внутри все подрагивало от смущения.<o:p></o:p>

— А ты хороша. Очень даже. Я присоединюсь? – уже раздеваясь, спросил он.<o:p></o:p>

— Если тебе секса захотелось, вызови себе одну из твоих шлюх. А меня оставь в покое, пожалуйста. Я не разовая девочка.<o:p></o:p>

Тамаз еще раз рассмотрел меня всю. Я же чтобы подначить его еще больше, показала ему все свое тело в разных ракурсах. Он заскрипел зубами и бегом выбежал из ванной.<o:p></o:p>

— Дверь хотя бы приставь, а то мне все-таки нужно закончить все свои водные процедуры, — ласково попросила я его. Он появился через 2 минуты с сигаретой в зубах и приставил дверь на ее законное место.<o:p></o:p>

— Спасибо большое, — смеясь, прокричала я. И тут же опустилась на корточки, вся трясясь. Сволочь такая, что же он делает то со мной. Это было откровенное хамство и невежество, но это так возбудило меня. Если бы он хоть немного настоял на том чтобы присоединиться ко мне, я бы не смогла ему отказать. Как же я хочу то его. Даже не видя. Вот скотина, нарушил все мое душевное равновесие.<o:p></o:p>

Кое-как успокоившись  и приведя себя в порядок, я стала отодвигать дверь. И, конечно же, удержать я ее не смогла, и она рухнула прямо на Данилу проходящего мимо.<o:p></o:p>

— Ну, я же говорил, что ты неуклюжая, — даже не пошатнувшись, сказал он.<o:p></o:p>

— Я не неуклюжая просто не в состоянии удержать такую дверь. Это ты вон, какая махина, что тебя хоть бей ими со всех сторон даже не шелохнешься, — обиженно засопела я.<o:p></o:p>

-Ахахахаха, ну в этом ты, наверное, права, хоть я никогда и не пробовал такое проверять, — вполне мирно проговорил Данила.<o:p></o:p>

— Так, ребята, мне неважно кто, сам виновник или кто-то из вас, но дверь вы должны починить в кратчайшие сроки. И еще раз прошу аккуратнее, а то вам придется купить мне новую квартиру. Ведь от этой такими темпами только щепки останутся.<o:p></o:p>

— А ты не провоцируй, — зло бросил мне Тамаз.<o:p></o:p>

— А я не виновата, что ты такой впечатлительный. Я решила перекусить. Если все-таки не боитесь отравиться моей стряпней, то прошу на кухню.<o:p></o:p>

Макс с Данилой не заставили себя ждать. Только Тамаз остался в комнате.<o:p></o:p>

— Тамаз, а ты боишься что ли? – засмеялась я.<o:p></o:p>

— Тебя уже да. Не сомневаюсь, что ты мне в тарелку хоть не яду, но перца точно от души сыпанешь.<o:p></o:p>

— Я не настолько коварна. Ну как хочешь. Умирай с голоду тогда. Передумаешь, заходи. Так с вами значит. Суп то уже, наверное, поздновато есть, так что могу предложить жаркое. Будете?<o:p></o:p>

— А какой суп? – поинтересовался Макс, уже доставая ложку.<o:p></o:p>

— Солянка.<o:p></o:p>

— Тогда я сначала суп.<o:p></o:p>

— И я буду суп, — скромно отозвался Данила.<o:p></o:p>

— Как скажете, мальчики.<o:p></o:p>

Разогрев еду в микроволновке, я поставила перед ними полные тарелки.<o:p></o:p>

— Ух, ты как вкусно, — чуть не облизывая тарелку протянул Макс.<o:p></o:p>

— Ага, — с полным ртом отозвался Данила.<o:p></o:p>

— Я рада, что вам понравилось. Приступайте ко второму.<o:p></o:p>

И тут в кухню вальяжно зашел Тамаз. Закурил сигарету и, увидев, как макс с Данилой уплетают мою стряпню за обе щеки, произнес:<o:p></o:p>

— Что неужели съедобно?<o:p></o:p>

— Очень даже. Шеф повар в твоем ресторане даже так не готовит.<o:p></o:p>

— Ну, это ты явно преувеличиваешь. Ты знаешь, что он лучший, — выпуская дым колечками, сказал Тамаз.<o:p></o:p>

— Нет, правда, попробуй, — уже расправляясь с жаркое, поддержал Макса Данила.<o:p></o:p>

Я же, почти не слушая их, уже достала тарелку с супом из микроволновки и поставила ее перед Тамазом.<o:p></o:p>

— При тебе разогревала, так что не бойся, ничего не сыпанула. Поешь, правда. Может, конечно, и не как у твоего шеф повара, но не с голоду, же умирать, — мирно предложила я.<o:p></o:p>

— Так и быть, уговорили, — беря ложку, согласился Тамаз.<o:p></o:p>

— Так посуду вы мойте. Кто из вас мне все равно, решайте сами, — расставляя перед всеми чашки с чаем сказала я, когда все поели.<o:p></o:p>

— Да я помою не вопрос, — отозвался Макс с полным ртом печенья.<o:p></o:p>

— Вам придется мне сюда продукты вагонами поставлять, а то моих запасов надолго не хватит. Один Макс вон только сколько ест.<o:p></o:p>

— Я большой, так что да, мне много надо. И я ничего в этом такого не вижу, — насупился он.<o:p></o:p>

— Да я ничего против и не говорю.<o:p></o:p>

— Завтра съездишь с нашим проглотом в магазин и купишь все, что нужно на неделю. Денег я дам, не переживай.<o:p></o:p>

— Че это я проглот-то? – снова набивая рот печеньем, проговорил Макс.<o:p></o:p>

— А ты значит, не дождавшись пары часов и не убедившись, что я тебя не отравила, согласен питаться моей стряпней? Которая к тому же очень отличается от изысков, к которым ты привык?<o:p></o:p>

— Все, не язви. Все равно не получается. Нормально ты готовишь. Мне даже чуть понравилось.<o:p></o:p>

— Ну да. Наверное, самую малость только.<o:p></o:p>

— Не язви, попросил же. Раздражает.<o:p></o:p>

— Да я вся тебя походу раздражаю, — я сама не поняла, почему сказала это. И ушла в комнату проверить электронную почту.<o:p></o:p>

— И где мы будем спать? — нарушил молчание спустя пару часов Макс.<o:p></o:p>

— Я сплю в своей комнате, а вы в зале на диване.<o:p></o:p>

— Втроем? Мы не поместимся.<o:p></o:p>

— Ну, у меня есть надувной матрас, кто-то может на нем спать.<o:p></o:p>

— Ага, спорим он, и пары минут ни под кем из нас не выдержит, — смущенно проговорил Макс.<o:p></o:p>

— Блин, а ведь точно. Ну, тогда я не знаю. Это уже ваши заботы.<o:p></o:p>

— Значит так. Мы с ней ложимся в комнате, а вы спите на диване, — тоном, не принимающим возражений сказал Тамаз.<o:p></o:p>

— Ага, щас. Я не буду с тобой спать.<o:p></o:p>

— Не боись на твою девичью честь я не посягну. Ты не в моем вкусе.<o:p></o:p>

— Ну да, я это поняла, особенно когда ты слюни пускал пузырьками на меня голую стоящую под душем, — весело произнесла я. Хотя слова его больно меня задели. Но нельзя, же этого показывать.<o:p></o:p>

— Уж больно ты ершистая. Чувствую нервов у меня надолго не хватит, и получишь ты пару раз по своей смазливой мордашке.<o:p></o:p>

— Так все-таки смазливой значит? – все еще смеясь, хотя  чувствовалось что наиграно, спросила я.<o:p></o:p>

Он ничего не ответил, только взглянул на меня своими ярко  синими глазищами и ушел на кухню. Потом я услышала, как щелкнула зажигалка. Черт, ну и взгляд, прям до костей пронизывает. <o:p></o:p>

— Чего ты с ним задираешься то. Ведь он нервный. И правда как-нибудь съездит тебе по физиономии, потом плакать будешь, за что он так, — прошептал мне Данила.<o:p></o:p>

— Да пошел он. <o:p></o:p>

— Ну-ну, поиспытывай судьбу. Постели нам что ли. Спать охота че то.<o:p></o:p>

Я постелила им и ушла на кухню покурить и дать им улечься нормально. Хотя жуть как не хотелось туда идти. Я, правда, боялась Тамаза, но ничего не могла с собой поделать. Когда он начинал мне грубить, я инстинктивно отзывалась, хотя внутри понимала что этого правда не стоит делать. Что это опасно. Но эта опасность в нем еще больше меня тянула к нему. Еще больше заводила меня. Черт, я не продержусь так неделю.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Я уселась в своем любимом углу дивана на кухне и закурила, даже не глядя на Тамаза. Я чувствовала, что он смотрит на меня. И даже знала что глаза у него сейчас ярко синие. Я боялась пошевелиться. Кажется, даже воздух наэлектризовался, таково было напряжено все пространство между нами. Он курил и взгляд не отводил. Я чувствовала, что сигарета уже обжигает пальцы. Но я застыла и не могла пошевелиться, чтобы затушить ее в пепельнице. Он взял ее у меня из пальцев и затушил. Я вздрогнула от его мимолетного прикосновения к моей руке.<o:p></o:p>

— Не дергайся, — прошептал он совсем рядом.<o:p></o:p>

Я боялась повернуть к нему лицо и посмотреть в его глаза. Чертовщина какая-то твориться. Что это, просто животный инстинкт? Не знаю. Но мне так хочется коснуться его. Прикоснуться к его рукам, почувствовать их силу. Обнять его напряженные плечи. Заглянуть в его прищуренные глаза и забыться в них. Не думать ни о чем и только чувствовать его рядом. Хватит, одернула я себя, закуривая.<o:p></o:p>

— Ты всегда так много куришь или это от нервов, — опять чуть слышно произнес он, но я слышала в этом шепоте смех.<o:p></o:p>

— Наверное, всегда, — хриплым от волнения голосом ответила я. – Все, я спать.<o:p></o:p>

— Посиди со мной, — удерживая меня за руку, попросил он.<o:p></o:p>

— Зачем?<o:p></o:p>

— Не знаю. Просто хочу, чтобы ты посидела рядом. Расскажи мне о себе.<o:p></o:p>

— Зачем?<o:p></o:p>

— Просто хочу узнать как ты жила до встречи со мной, чтобы понять какая ты.<o:p></o:p>

— Зачем тебе это? Ты поживешь здесь неделю, а потом даже и не вспомнишь про меня. Тогда зачем тебе слушать то, о чем ты тут же забудешь?<o:p></o:p>

— Мне интересно. Интересно разобраться в тебе.<o:p></o:p>

— Тамаз, я, правда, не вижу смысла.<o:p></o:p>

— Мне нравится, когда ты произносишь мое имя. <o:p></o:p>

— Ты со мной заигрываешь что ли?<o:p></o:p>

— Ты всегда такая?<o:p></o:p>

— Какая? <o:p></o:p>

— Никого к себе близко не подпускаешь?<o:p></o:p>

— Я тебя, что ли сейчас должна близко подпустить? Тем более у нас с тобой, наверное, разное представление о близости. Для тебя это только секс, а для меня больше.<o:p></o:p>

— Почему у тебя такое мнение обо мне?<o:p></o:p>

— Потому что ты сам его создаешь.<o:p></o:p>

— Каким образом?<o:p></o:p>

— Таким что твой девиз: вошел, увидел, победил, у тебя прямо на лбу написан. И сразу видно, что ты привык, что все бабы и мужики у тебя в ногах ползают.<o:p></o:p>

— Ну, за частую,  это так и бывает. Но кто сказал, что мне только это надо?<o:p></o:p>

— Ой, ладно. Твой тип мужиков признает только тупых, длинноногих блондинок, готовых за твои же деньги тебе ботинки языком мыть.<o:p></o:p>

— То есть, кроме денег у меня больше ничего нет, по-твоему?<o:p></o:p>

— А что есть? Сила? Ну, есть, да, не спорю. Власть? Тоже есть. Выдающаяся внешность? И это есть. А внутри то что? Я сомневаюсь, что там что-то есть.<o:p></o:p>

— Ты ошибаешься.<o:p></o:p>

— Ну конечно, куда уж мне самой примитивности то.<o:p></o:p>

— Ты сейчас иронизируешь или, правда считаешь себя примитивной?<o:p></o:p>

— А тебе-то собственно, какая разница?<o:p></o:p>

— Просто попытался бы тебя тогда переубедить в этом, если ты, правда, так думаешь.<o:p></o:p>

— Тамаз, зачем тебе это?<o:p></o:p>

— Почему мы не можем с тобой просто поговорить? Почему ты сразу начинаешь кусаться?<o:p></o:p>

— Не знаю. Ты так влияешь на меня.<o:p></o:p>

— Почему?<o:p></o:p>

— Не знаю. Я чувствую в тебе силу и мне это не нравиться, я не привыкла видеть рядом с собой сильных людей. И я не про физическую силу. Даже мужчин. Ни разу не встречала таких, которые смогли бы прогнуть меня морально.<o:p></o:p>

— И ты чувствуешь, что у меня это получится?<o:p></o:p>

— У тебя это уже получается, — вставая и направляясь в комнату, произнесла я это чуть слышно. Но он конечно услышал. И рывком усадил меня к себе на колени. Пока я не успела опомниться, он жадно стал целовать мои губы. Я сначала не поняла в чем дело, но когда я почувствовала его жаркое дыхание и горячие губы, мой разум словно отключился. Я сжала его в объятиях, всем телом прижалась к нему и со всей страстью ответила на поцелуй. И услышала его стон. Он целовал мои губы, мои горящие щеки, мою шею, а руки жадно прижимали меня к нему. Но мне, почему-то казалось, что он недостаточно сильно прижимает меня. И я еще крепче обняла его. Когда он запустил свои руки мне под халат, тут уже я застонала. Я так ждала этих прикосновений его рук к моей коже. Но тут он резко остановился, поставил меня на ноги и, шлепнув по попе, подтолкнул к выходу. Я уставилась на него непонимающими глазами, и он хриплым голосом произнес:<o:p></o:p>

— Иди спать, пока я не натворил глупостей. С тобой нельзя так. Я это понимаю. Поэтому не доводи до греха. У меня не хватит больше сил еще раз тебя оттолкнуть.<o:p></o:p>

— А ты, однако, и, правда, сильнее меня, я бы так не смогла. Спасибо. Но за мной реванш. <o:p></o:p>

Он ничего не ответил, просто смотрел на меня своими ярко синими глазами. Я забралась под одеяло и приказала себе спать и не думать ни о чем, в том числе и о нем. Но как не думать о его руках. Когда каждое его прикосновение обжигает кожу. Все, спать.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Я знаю эту девчонку несколько часов, но мне хочется узнавать ее всю, познать ее сложный характер, знать, о чем она думает, задумчиво смотря в окно с сигаретой в руке, думал Тамаз не решаясь пойти в комнату и лечь с ней на одну кровать. Она права в том, что я привык к глупым блондинкам. С ними проще. Секс и деньги все, что им нужно. Я встречал много умных и интересных женщин, но почему, то они мне никогда не были интересны. А чем же меня зацепила эта девочка? Она еще совсем молода, но в ней чувствуется мудрость, которую встретишь не в каждой взрослой женщине. У нее твердый характер. Она самодостаточна и старается быть полностью не зависимой. Откуда в ней это? Она ершистая и мне это очень нравиться. Мне нравиться видеть то, что она сильна морально, но под моим взглядом вся ее сила улетучивается, хоть она и старается изо всех сил не поддаваться. «У тебя это уже, получается» сказала она. Хм, мне это очень понравилось. Она признает мою силу, но при этом не прогибается. Просто говорит об этом как о чем-то само собой разумеющем. «За мной реванш» бросила она. Интересно, что  она хотела этим сказать? Что она собирается делать? Она словно маленький котенок, пытающийся всех напугать своим шипением. Она очень милая. У меня еще никогда не возникало такой тяги ни к кому. И тяги не просто физической, а именно моральной. У нее очень строптивый характер, но мне так хочется разгадать его. А какие у нее глаза. Просто огромные и ярко зеленые. Когда она о чем-то думает, они темнеют. И как же меня физически-то к ней тянет. Хочется постоянно прикасаться к ее лицу, к ее темным волосам. А ее губы… Я никогда с таким удовольствием не целовал женщину. Они чуть полноваты для ее лица, но они такие мягкие и податливые. И когда я ее целовал, она так сильно прижималась ко мне. Все ее тело просто тянулось ко мне, отзываясь каждой клеточкой на мой поцелуй. И она стонала просто от прикосновения моих рук к ее коже. Черт, да что эта девчонка сделала со мной? У меня проблем полно и их как то надо решать, а я не могу ни о чем думать, кроме нее. И что мне теперь с ней делать. Ладно, разберусь. Главное не обидеть ее и не оттолкнуть. Иначе она тогда просто из принципа не будет со мной. Черт, а я что уже хочу, чтобы она была моей? Да, хочу. Но как, же держать-то себя рядом с ней, когда она на каждое мое слово отвечает сарказмом и язвит постоянно. Но как, ни странно именно это мне в ней и нравиться. Ладно, посмотрим, что же она задумала. А теперь спать. <o:p></o:p>

Да лучше бы я на кухне остался спать. Как тут уснешь, когда она рядом вот такая милая. И она такая слабая во сне. Наверное, только во сне с нее спадает эта маска дерзкой женщины. И видимо только во сне я смогу насладиться вот такой ее податливостью.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Я проснулась от того, что меня кто-то нежно гладит по плечу. Или я еще сплю. Мне так приятно от этих прикосновений. Значит, точно сплю. И вот кто-то нежно и ласково целует мои глаза и шепчет: <o:p></o:p>

— Доброе утро, Лиза. <o:p></o:p>

Неужели сон может быть настолько реален? И чувствую я, что лежу головой не на подушке, а на чьей-то груди. И обнимаю кого-то точно реального. Черт, да это же Тамаз. А  глаза-то как страшно открыть. Но почему? От стыда или от того, что как только я их открою,  все это рухнет?<o:p></o:p>

— Открой глазки и посмотри на меня, — снова шепчет он. – Я знаю, что ты не спишь. Ну не могу я их открыть.  И тут он, снова чуть касаясь, начинает целовать мои глаза, щеки и  вот уже тянется к губам…… Но я резко поднимаю голову и смотрю на него испуганными глазами.<o:p></o:p>

— Что я сделал не так? – удивленно интересуется он.<o:p></o:p>

— Ничего, — еле слышно отвечаю я, вскакиваю и бегу в ванную.<o:p></o:p>

Включив воду,  я пытаюсь отдышаться. Что это было? Почему вот эти простые касания и поцелуи так выбели меня из колеи? Так, все, надо прекращать думать о нем. Нужно умыться и привести себя в порядок. Но тут понимаю, что мне нужен душ. Нужно полностью успокоиться и помочь сейчас может только теплая вода. Блин, я даже халат не успела прихватить. И дверь уже починили. Быстро, однако. Сколько же уже времени? <o:p></o:p>

Но вот я смело открываю дверь и гордой походкой иду в комнату. Накинув халат бреду  на кухню, выпить кофе и окончательно придти в себя.<o:p></o:p>

— Доброе утро, мальчики.<o:p></o:p>

— Да уже день почти, — крутясь около плиты, отозвался Макс. – Так что добрый день.<o:p></o:p>

— Доброе утро, Лиза, — проговорил Данила и пошел в комнату.<o:p></o:p>

— Ну а я уже желал тебе доброго утра, — улыбаясь, сказал Тамаз. Я не удержалась и зло посмотрела на него. – Ух, ты, глаза-то как сверкнули. <o:p></o:p>

Я взяла себя в руки и проигнорировала его.<o:p></o:p>

— А ты, Макс, уже проголодался, как я погляжу, — садясь в свой любимый угол и, закуривая, улыбнулась я.<o:p></o:p>

— Да я уже и пообедать успел. А сейчас варю кофе по своему рецепту. Сейчас попробуешь и тебе точно понравиться. Пришлось только за туркой сходить в магазин и за зернами. Хоть попробуешь настоящий кофе.<o:p></o:p>

— Да ты прям мастер на все руки, как я погляжу.<o:p></o:p>

— Стараюсь, — ставя передо мной чашку, сказал Макс.<o:p></o:p>

— Я только со сливками кофе пью. Такой не буду.<o:p></o:p>

— Ну, значит, сейчас сливок добавим. Он налил мне сливок в чашку, добавил сахар, все перемешал и пододвинул ее ближе ко мне. – Пробуй.<o:p></o:p>

— Какой ты заботливый. Мммм, и правда очень вкусно, — делая глоток, отозвалась я. – Как ты его готовишь?<o:p></o:p>

— Не скажу.  Это мой личный рецепт.<o:p></o:p>

— Ну, тогда тебе теперь придется самому мне его постоянно варить. Потому что я уже, наверное, ничего другого пить не смогу.<o:p></o:p>

— Да я только рад буду, — смущенно проговорил Макс и… покраснел.<o:p></o:p>

— Какие мы нежные-то, оказывается, — засмеялась я. И он покраснел еще больше и отвернулся к окну, закуривая.<o:p></o:p>

Я чувствовала на себе взгляд ярко синих глаз, пока мы переговаривались с Максом, пока в молчании пили кофе, и не в силах была повернуться и ответить на его взгляд. Почему? Почему меня всю сковывает от этого чуть прищуренного взгляда? Так не пойдет. Да и я ему вчера еще и реванш пообещала. Хотя смутно представляла, что я смогу такого сделать. Врядли я смогу его переиграть. На это мне не хватит сил. Но надо хотя бы попытаться, а не опускать вот так руки и признавать свое поражение перед ним. Нет, такого не будет, подумала я и, собрав всю волю в кулак повернула к нему лицо и уставилась вызывающим взглядом прямо ему в глаза. Он не ожидал и чуть нахмурил брови, но взгляд не отвел. Я смотрела на него с вызовом и чувствовала, что ему это не нравиться. Видимо он уже думал, что я на крючке, и он может играть со мной. Потом я перевела взгляд на его напряженные скулы и чуть улыбнулась, снова вглядываясь в его глаза. Потом посмотрела на его губы и чуть облизнула свои. Тут же услышала, как заскрипели его зубы. Я улыбнулась еще шире. Не отводя взгляда, закурила. А он не смог сделать этого так же уверенно, руки не слушались и зажигалка не щелкала. Тут я взяла зажигалку из его рук, отметив при этом, как он дернулся от легкого прикосновения моих рук, как я вчера и поднесла к сигарете, которую он держал во рту. Он затянулся и улыбнулся мне вполне мирно. Но я поняла, что это всего лишь отвлекающий маневр. Я откинула волосы и медленно провела пальцами по шее, медленно опуская руку ниже и чуть отгибая ворот халата, чтобы было видно красивую шею и обнаженное плечо. Он проследил эту линию и шумно сглотнул. А я не удержалась и засмеялась во весь голос. Он зло бросил сигарету в пепельницу, даже не потрудившись затушить ее и тихим, вкрадчивым голосом произнес:<o:p></o:p>

— Какая же ты сука, Деваль.<o:p></o:p>

— Один-один, — прокричала я ему вдогонку.<o:p></o:p>

Макс удивленно смотрел на меня и, не мог понять, что произошло. Он не видел, что происходило, потому что курил, высунувшись в окно. Я покачала головой, мл не забивай голову и улыбнулась ему. А в ответ получила широкую искреннюю улыбку. Тут уже моя очередь была удивляться, чем же я удостоилась такой поистине голливудской улыбки.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Мы с Максом решили отправиться в магазин. Точнее Макс на этом настоял,  потому что уже съел все, что было в моем холодильнике. Кто-то пригнал нам не засвеченную машину, как выразился Тамаз. И вот мы уже бродим по магазину. Почему то в молчании. Я думаю о том, что же такого приготовить на такую ораву, а о чем думает Макс мне неведомо. Только иногда он пристально смотрит на меня, думая, что я этого не вижу. <o:p></o:p>

— Макс, а у тебя есть девушка?<o:p></o:p>

— Нет. При моей работе сложно завести постоянную. Так что у меня девушки только на одну ночь, — грустно отозвался он.<o:p></o:p>

— Ясно. <o:p></o:p>

— А почему у тебя нет парня? Ты очень красивая девушка. И вообще ты очень хорошая, — спустя какое-то время спросил Макс.<o:p></o:p>

— Не знаю. Не встретила пока того, кого хотелось бы.<o:p></o:p>

— А какой тебе нужен?<o:p></o:p>

— Простой хороший парень. Верный обязательно. Но как говориться со стержнем, чтобы смог меня приструнить. Заботливый, нежный, но в тоже время в чем-то жестокий. Мне нужен муж. Я хочу детей. На мимолетные романы предпочитаю не тратить свое время, да и просто не растрачиваться. <o:p></o:p>

— А Тамаз тебе нравиться?<o:p></o:p>

— А он-то тут причем?<o:p></o:p>

— Ну, ты ему очень нравишься. Я знаю его всю жизнь почти. И первый раз вижу, чтобы у него так горели  глаза на девушку.<o:p></o:p>

— Мы с Тамазом не уживемся, так что я даже и не думаю о нем в этом плане.<o:p></o:p>

— Ага, не думаешь ты. Я вижу, как вы друг на друга смотрите. Как постоянно ругаетесь. Это верный признак, — засмеялся Макс.<o:p></o:p>

— Макс, давай не будем об этом. Тамаз не для меня, а я не для него. И чтобы я больше ничего такого не слышала.<o:p></o:p>

— Ну, хорошо.<o:p></o:p>

 

— Позвони Даниле что ли. Пускай спуститься, а то мы в один заход все не поднимем, — предложила я Максу, когда мы подъехали к дому.<o:p></o:p>

— Данила уехать должен был. Врядли он вернется. Да не переживай я же вроде крепкий, поднимем, — подмигнул мне Макс.<o:p></o:p>

— Ну как знаешь. <o:p></o:p>

И вот мы кое-как ввалились в квартиру с кучей пакетов.<o:p></o:p>

— И как вы все это донесли. Позвонили, я бы спустился, помог, — относя пакеты в кухню, сказал Тамаз.<o:p></o:p>

— Не царское это дело, — отозвалась я, раздеваясь.<o:p></o:p>

— Зачем ты с ним так? – прошептал мне Макс. Я только рукой махнула. И как только я вошла на кухню тут же оказалась прижата к стене. Тамаз крепко держал меня за плечи и смотрел на меня своими ярко синими глазищами.<o:p></o:p>

— За базаром следи. Не забывай, с кем разговариваешь. Я тебе не твои мальчики-зайчики. Зубы махом выбью. Может, тогда поймешь с кем и как надо разговаривать.<o:p></o:p>

— А ты когда усвоишь, что пугать меня бесполезно?<o:p></o:p>

— Так ты мне сейчас разрешение что ли даешь на то, чтобы я тебе зубы все-таки выбил без предупреждения? – заржал Тамаз.<o:p></o:p>

— Попробуй, — спокойно отозвалась я.<o:p></o:p>

— Ты совсем дура?<o:p></o:p>

— Нет, просто не боюсь я тебя Тамаз Танаев. Так что прекрати меня пугать. Уже раздражать начинает.<o:p></o:p>

— Как ты меня назвала?<o:p></o:p>

— Ха, а ты что реально думал, что я не узнаю тебя?<o:p></o:p>

— Значит, ты должна многое обо мне знать. И после этого не боишься?<o:p></o:p>

— Нет, конечно, — хмыкнула я.<o:p></o:p>

— И почему же?<o:p></o:p>

— Потому же.<o:p></o:p>

— Это не ответ.<o:p></o:p>

— А другого ты не получишь, так что довольствуйся таким, — широко улыбаясь, произнесла я. И тут же получила такую оглушительную пощечину, что еле сдержалась, чтобы слезы предательски не покатились. Я медленно повернула к нему голову и уставилась прямо в глаза.<o:p></o:p>

— А ты молодец. Я тебя прям зауважал. Не заплакала даже и не сморщилась, хотя вижу, что тебе больно.<o:p></o:p>

— Это разве боль? Еще раз сделаешь что-то в таком духе я сама, потом тебе все зубы выбью. Уж поверь, способ я найду.<o:p></o:p>

— Ты как маленький котенок, все храбришься. И это получается так жалко и неубедительно. Почему ты не сдаешься?<o:p></o:p>

— Я не я тогда буду, если прогнусь под такого как ты. Кто ты? Всего лишь бандит. Ну, пусть имеющий власти чуть больше, чем у остальных таких же, как ты. Но как ты добился этой самой власти? Физической силой и оружием? А ты попробуй, прогни под себя кого-нибудь морально. Ты глава всех проституток и всех злачных мест в нашем городе. Да уж, очень высоко морально. Так что будь добор исчезни из моей жизни так же неожиданно, как в ней появился. И всем тогда будет лучше. А уж мне-то еще и не будет так противно находиться рядом с тобой. – Я видела как его глаза, с каждым моим словом, становятся все темнее. Как скрипит его челюсть. Как руки все сильнее сжимают мои плечи. — Ну, давай, ударь меня еще раз. Для тебя же это в порядке вещей.<o:p></o:p>

— Макс, выйди вон из квартиры. Я позвоню, когда ты сможешь вернуться, — крикнул Тамаз. – Быстро.<o:p></o:p>

— Тамаз, может не стоит? Успокойся. Она всего лишь маленькая и глупая девчонка, — тихо проговорил Макс.<o:p></o:p>

— Ты еще приказы мои будешь обсуждать? Выйди отсюда быстро, я сказал.<o:p></o:p>

— Макс, иди, все нормально, — уверенным голосом проговорила я. А сама внутри вся сжималась от страха. Зачем он выгнал Макса? Что же сейчас будет. Дверь хлопнула с такой силой, что мне показалось,  она с петель слетит. Не успела я об этом подумать, как тут же Тамаз швырнул меня к столу и стал разрывать на мне одежду. Я попыталась вывернуться из его рук, но сразу, же схлопотала пощечину, и он больно ткнул меня лицом в стол.<o:p></o:p>

— Я научу тебя слушаться меня, — тихо прошептал мне на ухо Тамаз, не прекращая срывать с меня одежду. Все мои попытки вырваться не приносили успеха, и, кажется, еще больше распаляли его. И когда он грубо вошел в меня я громко вскрикнула. По-моему ему это очень понравилось. Он двигался во мне, казалось, со всей яростью, со всем желанием. И я поняла, что сама завожусь от такой его грубой силы. Я начала громко стонать и вскрикивать уже не от боли, а от наслаждения. Он почувствовал, что я уже не вырываюсь, а наоборот начинаю двигаться с ним в такт. И начал целовать мою шею, плечи, спину. От его поцелуев у меня по всему телу побежали мурашки. Я никогда не испытывала такого наслаждения от прикосновения мужских рук и губ. Он начал двигаться медленно и осторожно. Но мне хотелось, чтобы он продолжал брать меня грубо и я простонала:<o:p></o:p>

— Продолжай двигаться так, как начал.<o:p></o:p>

И показалось, что он именно этого и хотел. Он стал сильнее сжимать мою грудь, а я вскрикивала от такой приятной боли. Продолжал двигаться с той резкостью, которая так возбудила меня в начале. И я поняла, что таких сильных и ярких эмоций от секса я никогда не получала. Он сильно хлопал меня по попе и, когда я вскрикивала от таких его ударов, он еще сильнее и грубее входил в меня. А я понимала, что не хочу, чтобы он останавливался. Когда же все кончилось он, тяжело дыша и чуть покачиваясь, достал коньяк и залпом выпил, наверное, половину бутылки. А я тихонько опустилась прямо на пол. Он прошел мимо меня взял сигареты и выкурил одну в три затяжки. Я, чуть отдышавшись, побрела в ванную.<o:p></o:p>

Господи что это было? Я должна была его ненавидеть за то, что он сделал. Но ненависти не было. Более того я хотела еще. Я хотела его всего. Не просто хотела, он нужен был мне. Нужен весь без остатка. Что же происходит то со мной? Он обошелся со мной как со шлюхой. Но я не испытывала ни стыда, ни злости. Он тихонько постучал в ванную и спросил:<o:p></o:p>

— С тобой все в порядке?<o:p></o:p>

 Вместе ответа я вышла. Тамаз стоял и смотрел на меня с такой грустью и виной в глазах. Он хотел что-то сказать, но я приложила палец к его губам и тихонько побрела на кухню. Достала бутылку вина, налила его в бокал, залпом выпила. Услышала, как Тамаз закрыл дверь ванной и включил воду. Я налила еще вина в бокал и закурила. Он вышел из ванной в полотенце обернутым вокруг бедер. Достал коньяк и продолжил его пить прямо из горлышка, затягиваясь сигаретой. Я чувствовала, что он смотрит на меня, но я не поворачивалась к нему.<o:p></o:p>

— Лиза….., — прошептал он. Но я только покачала головой. Налила еще вина, выпила его залпом и закурила еще одну сигарету. Он молчал, но продолжал смотреть на меня. <o:p></o:p>

Я затушила сигарету в пепельнице и подошла к нему, опустилась на его колени. Заглянула в ярко синие глаза и не могла оторваться от них. Он тоже смотрел на меня, не отводя взгляд. В его глазах был стыд, но он пытался скрыть его. Он сильнее обнял меня, а я стала нежно целовать его губы. Он сначала отвечал неуверенно, но потом, почувствовав мое желание, отозвался со всей страстью. Я долго целовала его, потому что никак не могла оторваться от его губ. Потом вырвалась из его крепких объятий и потянула его в комнату. Он пошел, но как-то неуверенно. Неужели ждал от меня какого-то подвоха? Я сорвала с него полотенце, с себя халат и стала жадно разглядывать его. Какой же он огромный и мне так приятно, что вот сейчас он весь в моей власти, и я могу делать с  ним все, что захочу. Я подняла его руку и тихонько поцеловала ладонь. Как же мне нравились его руки. Такие большие и сильные. Он стоял и не двигался. Ждал, что же я буду делать дальше. А я толкнула его на кровать и начала медленно покрывать поцелуями его грудь, руки, шею периодически возвращаясь к губам. Он вздрагивал, чуть ли не от каждого моего поцелуя и мне так нравилось, что он получает удовольствие от моих прикосновений. Но он не выдержал и силой перевернул меня на спину. И теперь я вздрагиваю от его поцелуев. У него такие нежные, но в тоже время очень настойчивые губы. Я вся плавлюсь от его поцелуев, от его сильных рук……..<o:p></o:p>

— Войди в меня, — не выдержав, простонала я. Потому что его ласки были уже невыносимы. Я так хочу его.<o:p></o:p>

— Скажи еще раз, — хрипло сказал он, не прекращая меня целовать. – Я хочу постоянно это слышать.<o:p></o:p>

— Я хочу тебя. Я безумно хочу тебя. Хочу чувствовать тебя. Хочу отдаваться тебе, — шептала я и он не выдержал. На этот раз он вошел и стал двигаться очень нежно и медленно. Это еще больше заставляло меня возбуждаться и хотеть его. Он потихоньку начинал ускоряться, но периодически замедлялся, как будто дразня себя и меня, доводя меня этим до не описуемого наслаждения. Я вся выгибалась навстречу его поцелуям и шептала его имя. Впивалась ногтями в его спину, плечи. Но я не могла больше выносит этого сладостного мучения и со всей силой отбросила его на спину и сама перебралась на него верхом. Вот тут я оторвалась. Двигалась так, как мне хотелось. Кричала во весь голос. И слышала, как он сам стонет. <o:p></o:p>

— Да, девочка моя, продолжай, не останавливайся, — хрипел он. – Лизонька, девочка моя, какая же ты…….<o:p></o:p>

Но тут он чуть приподнял меня, облокотился на спинку и снова усадил на себя. Но двигаться самой не позволял. Сам сильно схватился за мою попу и двигал так, как хочется, и нравиться ему. Даже в постели он не отдавай мне первенство. Но я не возражала, мне безумно нравилось все, что он делал. Я не представляла, что можно быть вот так единым целым, понимать как и что каждый из нас хочет. Когда все закончилось, я не вставала с него. Мне хотелось продолжать чувствовать его. Я, чуть касаясь, целовала его плечи, шею, прикусывала ухо. А он, с силой повернув мою голову к нему, долго смотрел мне в глаза, а потом жадно впился в губы. Я не могла больше этого выносить. Мне нужна была передышка. Я думала, что взорвусь от переполнявшего меня наслаждения. И кое-как высвободившись из его рук, убежала в душ. Вода приносила успокоение. Остужала кожу после его поцелуев, которая казалось загоралась, на том месте, куда он меня целовал.<o:p></o:p>

Я выключила воду, закуталась в халат и пошла на кухню. Налила вина и закурила. Тамаз вошел минут через 10, закурил и уселся передо мной на корточки. Взял мои руки в свои, поцеловал их и прошептал:<o:p></o:p>

— Теперь ты моя. Я ни за что тебя не отпущу.<o:p></o:p>

Я молчала, смотря в его голубые глаза и, пыталась понять, что он имеет в виду. Как это я его? Как это не отпустит? Что это значит? Что он хочет быть все время со мной? А я хочу этого? Хочу, очень хочу. Но понимаю, что нельзя этого допустить. Я полностью растворюсь в нем, и он сможет управлять мной так, как захочет. А этого не должно быть. Он получит очередную победу и остынет ко мне. Да, скорее всего так и будет. А что тогда я буду делать? Если я позволю себе отдаться ему полностью, я же не смогу потом без него. Мне просто дышать будет нечем, если его не будет рядом. Он молчал, видя, что я обдумываю его слова и не пытался нарушить ход моих мыслей.<o:p></o:p>

— Тамаз, не надо этого, — прошептала я и отвернулась, чтобы выпасть из плена его глаз. Он затушил сигарету, поднял меня, сел сам и усадил к нему на колени. Крепко обнял меня и зарылся лицом в мои волосы.<o:p></o:p>

— Как же не надо? Ты понимаешь, что я уже не смогу без тебя? Не смогу один и не смогу быть с кем то, кроме тебя?<o:p></o:p>

— Не говори таких громких слов. Ты не можешь быть уверен в том, что хочешь быть только со мной и в том, что будешь со мной долго. А мне по-другому не надо. Я не хочу быть одной из твоих девок. Я могу быть только……<o:p></o:p>

— Единственной, настоящей и последней,  — перебил он меня.<o:p></o:p>

— Да.<o:p></o:p>

— Почему ты думаешь, что не сможешь стать таковой для меня? А точнее, что я не хочу и не захочу, чтобы ты была такой?<o:p></o:p>

— Тамаз, ты не сможешь быть долго с одной девушкой. Такой уж ты, такой уж у тебя стиль жизни. А я не хочу это проверять, потому что боюсь, что могу оказаться права. <o:p></o:p>

— С чего ты взяла то, что знаешь мой стиль жизни? А ты не подумала о том, что мне надоела такая жизнь. Я хочу семью. Я хочу бежать домой после всех дел, потому что буду знать, что меня там ждешь ты. Что я теперь не буду возвращаться в пустой дом, потом что там будешь именно ты. Я хочу, чтобы ты ждала меня, чтобы отдавалась мне вся. И в конце то концов, я хочу быть нужным. Хочу знать, что я нужен именно тебе. Ты за день перевернула всю мою жизнь, все мое мировоззрение. Ты нужна мне. Я теперь не смогу без тебя.<o:p></o:p>

— Тамаз,…….<o:p></o:p>

— Ну что, что? Ты не веришь мне? Ладно, я все понимаю. Но дай мне время и я докажу тебе, что ты не права. Я хочу, чтобы ты была счастлива и счастлива именно со мной. Я хочу засыпать, обнимая тебя. Чувствовать во сне твое дыхание. Просыпаться и понимать что ты рядом, что ты моя. Целовать тебя, завтракать с тобой. Да и просто заниматься какими-нибудь простыми бытными делами с тобой. Но главное я хочу всегда чувствовать тебя рядом и знать, что ты моя. Что ты вся принадлежишь мне. И сам хочу принадлежать только тебе. Мне нужно, чтобы я в любой момент смог коснуться тебя, увидеть тебя и понять, что это не иллюзия и не просто мое желание владеть тобой, а то, что ты действительно моя, что ты со мной.<o:p></o:p>

— Тамаз, я боюсь раствориться в тебе. Боюсь потерять себя. Боюсь, что если ты получишь меня всю, то твои интерес ко мне просто угаснет. Я боюсь этого, понимаешь?<o:p></o:p>

— Глупышка моя, а ты думаешь, я не боюсь, что ты, получив меня, будешь веревки из меня вить? С твоим-то характером у тебя это точно получиться. А я ничего не смогу поделать, потому что я буду принадлежать тебе весь. И я хочу, чтобы ты стала податливой, чтобы хоть в чем-то управлять тобой. Нет, мне, конечно, нравиться свой строптивый характер, но я бы хотел, чтобы со мной ты была послушной. А то где это видано, чтобы какая-то девчонка управляла мной? И поверь, мой интерес к тебе не угаснет, если ты станешь послушной, он наоборот возрастет еще больше. Потому что ты станешь мягкой и нежной. Мне бы очень хотелось тебя такую видеть. <o:p></o:p>

— Я не знаю. Мы знакомы то всего ничего, так что давай просто отпустим ситуацию и посмотрим, что будет дальше.<o:p></o:p>

— Хорошо, как скажешь. Но теперь ты все равно моя. И это не обсуждается.<o:p></o:p>

Я не сала отвечать, а просто крепко поцеловала его……………………………...<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Макс так и не вернулся к нам в тот день. И еще два дня ни его, ни Данилы не было. Мы все эти дни не вылазили из кровати, ну только если перекусить и покурить. Тамаз был классным любовником. Я никак не могла насытиться им. Но когда у меня уже не оставалась сил, он все равно продолжал хотеть меня и заставлял заниматься с ним сексом. Я была настолько измучена им, но мне это нравилось. Я постоянно смотрела на его руки, целовала их. А от его глаз просто сходила с ума. Он постоянно дотрагивался до меня, когда ели или курили. Однажды я спросила, почему он так делает.<o:p></o:p>

— Чтобы постоянно быть уверенным, что я не сплю и ты действительно со мной, — ответил он.<o:p></o:p>

 

Мне нравилось, когда он просто смотрел на меня, чуть прищурив глаза. В этом взгляде было столько нежности. Но и не меньше в нем было самодовольства от того, что я была с ним, была его. Мне нравилось доставлять ему такое удовольствие. Но внутри я сильно боролась сама с собой и пыталась не терять себя, не раствориться в нем. С таким мужчиной как он нужно всегда быть начеку и не расслабляться. И еще я никак не могла решить, готова ли я быть вот в таком постоянном тонусе. Смогу ли я постоянно удерживать его рядом с собой, постоянно поддерживать его интерес. Я не знала, хватит ли у меня сил на это. Но в то же время я понимала, что уже не смогу без него. Он за столь короткое время стал нужен мне как воздух. Поэтому мне только оставалось набраться сил, чтобы быть с ним, чтобы он был со мной.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

— Я сегодня вечером уезжаю в Москву, — сказал он утром, когда мы пили кофе.<o:p></o:p>

— Хорошо, — спокойно отозвалась я, а у самой все внутри рухнуло.<o:p></o:p>

— И ты даже не поинтересуешься, зачем и надолго ли?<o:p></o:p>

— Ну, зачем ты мне не ответишь, я уже поняла, что в твои дела лезть не имею права. А надолго ли я не хочу спрашивать, потому что от меня этот срок не зависит, а услышать ответ я побаиваюсь, потому что вдруг и  правда надолго, — проговорила я и широко улыбнулась ему.<o:p></o:p>

— Черт, ну что ты делаешь то постоянно со мной? Я уже подумал, что тебе и, правда, неважно, куда я поеду и насколько. И внутри все ухнуло от этого.<o:p></o:p>

— Когда-нибудь ты привыкнешь и перестанешь реагировать на это.<o:p></o:p>

— И тогда ты придумаешь что-нибудь другое, чтобы постоянно изводить меня. И чтобы я постоянно был в тонусе о того, что буду занят мыслями о том, что ты все-таки моя или я просто хочу так думать.<o:p></o:p>

— Ну, я такая и другой уже не буду. Да и именно поэтому ты запал на меня. Была бы я тихой мышкой, ты бы даже и не взглянул в мою сторону.<o:p></o:p>

— Зря ты так думаешь. Ты хоть понимаешь, насколько ты красива? Ты не те размалеванные куклы, которые принято считать красивыми. В тебе чувствуется женственность, мимо которой ни один мужик не сможет пройти.<o:p></o:p>

— Ладно, хватит. А то я сейчас зардеюсь, и что ты тогда будешь делать?<o:p></o:p>

— Заставлю подчиниться мне, как я это умею.<o:p></o:p>

— Ну, вот так всегда. Я теперь всегда когда чуть накасячу, даже если в этом будешь ты виноват, должна буду в спальне отрабатывать?<o:p></o:p>

— Ну, почему сразу в спальне. Можно и в других местах.<o:p></o:p>

— Маньяк.<o:p></o:p>

— Я только с тобой такой. Никогда раньше таким не был. Я с каждым разом только сильнее и сильнее хочу тебя. Это когда-нибудь кончится? А то боюсь, что когда-нибудь взорвусь от такого постоянного желания тебя.<o:p></o:p>

— Я надеюсь, что это все-таки не кончится, потому что тогда я не буду нужна тебе. А без тебя я уже не смогу.<o:p></o:p>

— Скажи это еще раз. Мне так приятно слышать, что ты хочешь быть со мной.<o:p></o:p>

— Нет уж, хорошего помаленьку. А то нос вон и так стал очень высоко задирать. Привыкнешь к этому, и потом я уже не смогу тобой управлять.<o:p></o:p>

— Настал бы уже такой день поскорее бы. А то мне очень не привычно, что я нахожусь под твоей властью.<o:p></o:p>

— Ничего, тебе полезно, а то возомнил себя……<o:p></o:p>

— Ах, так. Ну, держись, — прокричал Тамаз, перекинув меня через плечо и побежав в комнату. <o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

— Скоро придет Макс. Он останется с тобой. И не возражай, потому что я боюсь оставить тебя совсем одну. Мало ли что. Вдруг кто-то прознал про тебя. Ты будешь постоянно под его охраной. Ты теперь самое дорогое, что у меня есть, и я буду тебя беречь. Я все сказал и даже не смей мне перечить. Тут твои хитрости не пройдут. Я сказал, что Макс будет тебя охранять, и он будет. И мне не важно, нравится тебе это или нет, — выдал Тамаз, одеваясь.<o:p></o:p>

— Ты давно, что ли эту речь готовил, — засмеялась я, целуя его в плечо.<o:p></o:p>

— Как у тебя, всегда, получается, удивить меня своей реакцией? Я думал, ты мне скандал устроишь по этому поводу.<o:p></o:p>

— А зачем? Макс мне нравиться. Мы с ним вроде подружились. И веселее мне будет, потому что с работы меня все-таки выгнали и делать мне теперь совершенно нечего.<o:p></o:p>

— Ну, насчет работы не переживай. Ты теперь никогда работать не будешь. Моя женщина не будет работать за копейки, когда я могу обеспечить ее полностью. Тем более я хочу, чтобы ты всегда была на глазах, а если ты будешь работать, то этого не получится.<o:p></o:p>

— Ну, эту тему мы еще обсудим. И не возражай сейчас. Я не хочу ругаться перед твоим отъездом.<o:p></o:p>

— Я постараюсь успеть все дела за неделю, может даже раньше получится.<o:p></o:p>

— Хорошо, только, пожалуйста, будь осторожен, ладно? Я же понимаю, зачем ты едешь, и очень боюсь за тебя. Поэтому не ходи один вообще, никогда и никуда.<o:p></o:p>

— Ты моя меленькая. Мне так приятно осознавать, что ты переживаешь за меня, заботишься обо мне. Черт, я и не думал, что это такое приятное чувство.<o:p></o:p>

— Ну, все понеслось. Твое самодовольство, скоро из ушей уже покапает. <o:p></o:p>

— Ладно, не буду. Так держи вот это. Это кредитка на твое имя, пароль я тебе сейчас напишу, чтобы ты не забыла. Трать, не задумываясь. Там столько денег, что ты за всю жизнь не сможешь потратить.<o:p></o:p>

— Тамаз, не надо этого. Мне неприятно.<o:p></o:p>

— Почему? Что такого в том, что я хочу, чтобы моя женщина ни в чем не нуждалась? Это в первую очередь не для тебя, а для меня. Мне будет это приятно. И не возражай. Мне надоедают уже твои глупые принципы быть независимой. <o:p></o:p>

— Ладно, приедешь, поговорим. Не будем сейчас спорить.<o:p></o:p>

— Вот мне нравиться, когда ты такая. И пожалуйста, постарайся потратить больше пары сотен рублей.<o:p></o:p>

— Ахахаха, я подумаю.<o:p></o:p>

— И еще. Я, конечно, заметил, что вы с Максом сдружились. Но если я, хоть намек увижу или почувствую, что начинает пахнуть больше, чем дружбой, я убью и его и тебя. Будь уверена. Ты только моя. И никто даже мысленно не посмеет владеть тобой. Молчи. Ничего не говори. Я должен был это сказать. И пользуйся Максом полностью, ну ты понимаешь, о чем я. Пусть помогает тебе по дому, варит кофе. И не разморяй мне его и не закармливай, а то он и так с трудом уже в машину залезает. Все, убегаю. А то уже опаздываю. Поцелуй меня.<o:p></o:p>

И я, конечно, не смогла ему отказать.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

— Привет, Лизок, — прокричал Макс.<o:p></o:p>

— Привет.<o:p></o:p>

— Как дела? Смотрю, глаза горят, значит все отлично у вас с Тамазом.<o:p></o:p>

— Это не твое дело, Макс. И нет еще никаких нас. Все, тема закрыта. Расскажи лучше, чем занимался эти дни.<o:p></o:p>

— Отдыхал. Редко выходные то выдаются, да и еще несколько подряд. Ну, вот я и загулял маленько. <o:p></o:p>

— Понятно, по девкам, значит ездил, — смеясь, проговорила я. <o:p></o:p>

— Было дело.<o:p></o:p>

— Да ты никак смущаешься, Макс? Вот уж удивительно.<o:p></o:p>

— Да ни че я не смущаюсь. Просто ты же девчонка и тебе такие вещи не надо рассказывать.<o:p></o:p>

— Ой, ладно-ка. Мы же вроде с тобой подружились. Тем более придется вместе жить неделю. И со мной можно обо всем разговаривать.<o:p></o:p>

— Ну, посмотрим. А есть поесть чего-нибудь?<o:p></o:p>

— Так, мне Тамаз наказал тебя не закармливать, а то ты пухнешь. Поэтому буду тебя на диете держать, но иногда буду баловать. Так что с голоду не умрешь.<o:p></o:p>

— И ничего я не пухну. Я вообще-то спортом занимаюсь. Бегаю по утрам всегда и закаляюсь. Так, что можешь меня кормить, как и прежде и я нисколечко не потолстею. <o:p></o:p>

— Ну, решим по ходу.<o:p></o:p>

— А чего по ходу то. Давай прямо сейчас приступим. Я есть жуть как хочу.<o:p></o:p>

— Что твои девки тебя не кормили? <o:p></o:p>

— Это не входит в их услуги.<o:p></o:p>

— Ну, тогда понятно. Только все соки из тебя выжили, а покормить не потрудились. <o:p></o:p>

— Это еще вопрос кто из кого их выжил. <o:p></o:p>

— Ну, вообще-то да. Ты вон, какой огромный. Одна баба с тобой точно не справиться.<o:p></o:p>

— Ну, ты же справляешься с Тамазом, а он не меньше меня.<o:p></o:p>

— Макс, просила же. Я не хочу это обсуждать.<o:p></o:p>

— Почему? Со мной не хочешь или вообще?<o:p></o:p>

— Вообще не хочу. И потому что обсуждать тут нечего. Нас еще мало что связывает.<o:p></o:p>

— Ну, да, пока тока постель. <o:p></o:p>

— Макс!<o:p></o:p>

— Все, прости, не буду больше. Но и ты меня пойми. Мне жуть как интересно. Мы с Тамазом как братья. В одном дворе росли, все вместе делали. В садик, потом в школу ходили. Вместе дела начинали делать. Из такой грязи выбрались. Но столько дерьма при этом хлебнули.<o:p></o:p>

— Расскажи мне о нем, все что знаешь.<o:p></o:p>

— А чего ты его не спросишь?<o:p></o:p>

— Он не скажет мне всего как есть, побоится, что оттолкнет меня этим.<o:p></o:p>

— Так может и мне тогда не надо рассказывать.<o:p></o:p>

— Макс, поверь ничего более криминального, чем я о нем знаю, ты мне не расскажешь. Так что не стесняйся.<o:p></o:p>

— Ну, тогда я сначала требую еды нормальной. И может, давай выпьем? А то башка, так гудит. Надо подлечиться.<o:p></o:p>

— Вот ты значит как. Продал начальника за еду.<o:p></o:p>

— Неплохой обмен кстати. <o:p></o:p>

Мы посмеялись. Макс поел, налил себе коньяк, мне вино и мы закурили.<o:p></o:p>

— С чего начинать?<o:p></o:p>

— Ну, с детства, наверное. Как он жил.<o:p></o:p>

— Жил он с матерью. Отец постоянно сидел. Видел он его от силы пару раз всего. До школы мать его воспитывала хорошо. Кормила, одевала. А потом спилась, она, короче говоря. То ли от одиночества, то от еще чего. Батя мой тоже всю жизнь на зоне провел. Жили мы в одном дворе, вот так и сдружились. Я рос с теткой, базарной бабой, которая только с зэками и связывалась. Мать бросила меня и укатила за границу с каким-то мажором. И я не был ей там нужен. Новая семья, новые дети. И денег у нас вообще не было. Порой неделями голодали. И один раз Тамаз сказал мне, что жить так больше нельзя, вырваться он хочет из этого всего. А как вырваться, если ни денег, ни связей не было и годов то нам всего по шестнадцать было. На зону бы не загреметь и чтобы в детдом хотя бы не отдали. Так я ему и сказал. А он посмотрел на меня и серьезно заявил, что вырвется и меня с собой вытащит. Я тогда не поверил. Но он придумал, как это сделать. Соответственно противозаконно. Но других вариантов у нас тогда не было, пойми. Да и как по законам то? На работу по малолетке не брали. А на неделю на двоих 2 буханки хлеба. Да и Тамаз хотел все и сразу. Хотелось ему жить хорошо и не считать дни от зарплаты и до зарплаты. В общем, нашел он как-то тогда выход на смотрящего нашего района – Иваныча. Тамаз убеждать всегда умел, хоть и зеленый тогда еще был. И взяли нас тогда на работу, не официально конечно. Сначала машины мыли, угнанные — разбирали на запчасти и всякой такой мелочью занимались. Потом подросли, и угонять стали эти самые машины. Поднимались, конечно, не быстро, но уверенно. Тот смотрящий следил за Тамазом, помогал ему всячески. Все удивлялись с чего бы это сам Иваныч ему такое внимание и поддержку оказывает. А он ему вместо сына стал. У Иваныча убили родного сына, совсем маленького еще. Шантажировали что ли. Когда нам стукнуло двадцать, мы уже имели каждый по несколько автомастерских. Занимались всем. И угнанными и нормальными тачками. Доход для нас это тогда был просто огромным. Но Тамаз всегда убеждал меня, что это копейки и мы сможем поднять больше. Я наперед никогда не лез, довольствовался тем, что есть. Ведь не имея ничего с самого детства, я был рад тому, что могу за один вечер просто так  оставить в каком-нибудь кабаке несколько десятков тысяч. Тамаз же начал медленно, но уверенно, а главное по-тихому сколачивать бригаду. Он решил замахнуться на место Серого, тот тогда крышевал все автосервисы, заправки, стоянки, рынки. Ну и одной ночью решил осуществить задуманное. Его ребята вырезали половину бригады Серого. Из оставшихся самых отмороженных он переманил к себе. Сам Тамаз явился домой к Серому и убил его. Иваныч потом одобрил кандидатуру Тамаза на место Серого и все остальные тоже согласились, ведь выбора то не было. Как смотрящий решит, так и будет. Потом Тамаз еще раз провернул такую аферу. Убил правую руку Иваныча, причем самым наглым образом. Пришел к ничего не подозревающему Щеглу, сидевшему в своем кабинете в ресторане и просто убрал его при сидящих, в этом же кабинете крышевых. И теперь занимает его место. Соответственно ко всему прочему он получил все казино, рестораны и, конечно же, все бордели и всех проституток в придачу. А еще сделал своим офисом, кабинет в ресторане в котором и убил Щегла. Вот так Тамаз поднялся из грязи. Дерьма много хлебнули. Но получили при этом то, что хотели. <o:p></o:p>

Макс замолчал, выкурил пару сигарет и ждал, пока я хоть как-то прокомментирую его речь.<o:p></o:p>

— Ну как ты себя чувствуешь? – не выдержал он.<o:p></o:p>

— Нормально. Я же и так знаю кто он. Знаю, что слава у него и у его ребят, как у самых отмороженных.  Но теперь вот поняла, почему он стал таким. Все дело в несчастливом детстве. <o:p></o:p>

— Врядли ему понравиться, что я тебе об этом рассказал. Но сам бы он этого не сделал. А вы все равно должны все знать друг о друге, чтобы потом сюрпризов не было.<o:p></o:p>

— В этом ты прав.<o:p></o:p>

— Тебя пугает то, что он вот такой?<o:p></o:p>

— Пугает? Нет, конечно. Я же не из пугливых.<o:p></o:p>

— Может тебе противно? Я же слышал, что ты тогда об этом ему кричала.<o:p></o:p>

— Скорее нет, чем да.<o:p></o:p>

— Потому что в первую очередь ты все-таки видишь в нем своего мужчину?<o:p></o:p>

— Скорее всего, да.<o:p></o:p>

— Но, я, же вижу, что именно это тебя и раздражает.<o:p></o:p>

— Какой ты проницательный. У меня есть, а точнее уже были принципы. Кому-то они, может быть, покажутся глупыми, но для меня они важны. Были важны. Я никогда не позволяла быть в моем окружении людям с подобной репутацией. Но из-за того, что я чувствую к Тамазу, это все отходит на второй план. И меня бесит то, что он вызвал во мне такие чувства, которыми я не могу управлять и, которые меняют мою жизнь, мои приоритеты. <o:p></o:p>

— Ты, может, не поверишь, но после встречи с тобой он стал гуманнее. Он поехал в Москву на переговоры. А раньше бы те, кто хотя бы мысленно подумал отнять у него что то, уже были бы мертвы. Причем показательно, чтобы для всех это послужило примером. А уж после того, что они тут натворили, он бы уже давно приказал просто вырезать их всех. Но он поехал мирно договариваться. Это ты так на него влияешь.<o:p></o:p>

— Ха, не факт, может, он просто усмотрел в этом для себя лишнюю выгоду.<o:p></o:p>

— Нет, ты не права. Я знаю его много лет. Я его правая рука и обо всех его планах я знаю. Только я и знаю о  них. <o:p></o:p>

— Я не хочу вообще думать и знать о его делах. Я так спокойнее и крепче спать буду. Но мне так страшно за него. Я боюсь, что с ним может что-то случится. Ведь из вашей профессии только вперед ногами выходят.<o:p></o:p>

— Не думай об этом. Тамаз сможет постоять за себя и за тебя. Да и мы его в обиду не дадим. У него самая большая бригада по численности. Даже у смотрящего меньше.<o:p></o:p>

— Чего же он тогда выше не лезет?<o:p></o:p>

— Он уважает Иваныча и никогда себе такого не позволит в отношении него. Да и не надо ему этого. У него есть свое и большего ему уже не надо. А теперь еще и ты есть, так что, думаю, нас ждут глобальные перемены. <o:p></o:p>

— Ладно, давай больше не будем об этом. Свари мне, пожалуйста, твой фирменный кофе. Я так по нему соскучилась. Сама варить его не могу, ты мне рецепт не сказал, а у Тамаза он не такой вкусный получается.<o:p></o:p>

— Вот я же говорил, что ничего другого уже пить не сможешь. <o:p></o:p>

— Это точно.<o:p></o:p>

Макс сварил мне кофе, прикурил сигарету и молчал. А я думала о Тамазе. Как я могла связаться с таким человеком. На нем крови не меряно. Он же просто самый настоящий убийца. Самый жестокий и отмороженный. Но разве я могу что-то с собой поделать? Он нужен мне, я уже не смогу без него. И как же быть теперь? Просто не думать о том, что я влюбилась в самого беспощадного убийцу? Просто закрывать глаза на очередные его разборки и убийства? Смогу ли я так равнодушно относиться к этому? Не знаю. Ладно, время покажет. <o:p></o:p>

— Расскажи мне о себе. О своем детстве, — попросил Макс.<o:p></o:p>

— Я не хочу, Макс. Я не люблю эти воспоминания. Потому что ничего хорошего в нем не было.<o:p></o:p>

— Ты, наверное, вообще никогда и никому об этом не рассказывала?<o:p></o:p>

— Ты прав, никому и никогда.<o:p></o:p>

— Так может все-таки стоит это сделать? Ты хотя бы сбросишь часть этого груза. <o:p></o:p>

— Не знаю. Врядли кто-то поймет это. Ведь пока не испытаешь что-то на себе, ни за что в жизни не поймешь как это тяжело. А со стороны это не кажется таким уж жутким. <o:p></o:p>

— Я понимаю тебя. Я тоже не могу передать весь ужас того, что пережили мы с Тамазом в детстве. И голод это всего лишь мелочь по сравнению с остальным. <o:p></o:p>

— Что же именно это было?<o:p></o:p>

— Нет, этого ты никогда не узнаешь. Твои ушки не должны такого слышать.<o:p></o:p>

— Мои ушки многое способны выслушать.<o:p></o:p>

— Нет, не проси. Мы с Тамазом решили, что никто и никогда из наших близких этого не узнает.<o:p></o:p>

— Ладно, я не буду настаивать. Налей вина, что ли еще.<o:p></o:p>

— Может коньячку?<o:p></o:p>

— Нет, не хочу.<o:p></o:p>

Я пила вино, а Макс коньяк, курили и каждый опять думал о своем. <o:p></o:p>

— Мое детство…… Его и не было как такового, — неожиданно начала я. Макс заинтересованно повернулся ко мне. Я снова закурила и продолжила:<o:p></o:p>

— Отец бросил нас с мамой, когда мне было лет пять вроде. Но эти пять лет с ним, я хорошо запомнила. Он постоянно бил мою маму. Она терпела и старалась хотя бы меня защитить. Мы постоянно прятались от него у соседей. Когда мама убегала со мной в охапку, он начинал крушить всю мебель в квартире. Поэтому к тому моменту, когда он бросил нас, в квартире остались почти голые стены. Но мы жили нормально. Мама старалась дать мне все самое необходимое. Но потом потихоньку начала спиваться. В доме начали постоянно появляться какие-то мужики, конечно же, пьяные. К восьми годам я уже сама начала вести хозяйство, потому что она уже не могла, так как постоянно была пьяна в стельку. Я восьмилетняя выгоняла, как могла взрослых пьяных мужиков. Убирала за ними квартиру. Отбирала у нее, сколько могла денег, чтобы хоть чем-то питаться и периодически пытаться накормить ее. Повзрослев, я удивилась, как же меня никто не изнасиловал в этом хаосе, хотя попытки были. Мне удавалось как-то отбиться от них. Когда люди чего-то бояться, некоторые впадают в ступор, а у некоторых силы удваиваются. Наверное, так и было со мной. Не знаю, как еще это объяснить. Помню один момент. Я проснулась от того, что какой-то мужик лежал на кровати вместе со мной и мамой и уговаривал ее дать ему. Она отказывалась, но он просто взял ее силой, ведь разве она могла оказать должное сопротивление в пьяном угаре. Я лежала, не шевелясь и, слышала как он трахает ее рядом со мной. Мне было девять лет, время тогда было другое и, я толком то даже и не знала, откуда дети-то появляются. Это сейчас дети в пять лет уже знают, чуть ли не всю камасутру. Поэтому происходящее было для меня шоком. Я не знаю, как с катушек то не съехала. <o:p></o:p>

Однажды мне по телефону позвонил мой отец. Я уже не помню, о чем мы с ним тогда разговаривали, потому что весь разговор была в шоке от того, что он за столько лет все-таки вспомнил обо мне. Потом он начал периодически приезжать, забирать меня к себе, покупать одежду и давать деньги на сладости, или еще на какую фигню. А я, тратила их на еду. Когда он узнал об этом, он очень ругал меня. Мл, он давал их мне на то, чтобы я себя баловала хоть иногда. Но как я могла купить себе, допустим шоколадку, когда в доме не было даже хлеба? Я вообще не хотела видеть его. Ведь это из-за него мама стала пить. Она очень любила его. Но мама заставляла меня ехать с ним, говорила, что это для моего, же блага. Что так я хотя бы буду одета и обута. И я ездила к нему, скрипя зубами от ненависти. Когда мне было одиннадцать, мама умерла. И в ее смерти я тоже винила его, потому что умерла она из-за какой-то болезни, полученной постоянными пьянками.  В итоге я переехала к отцу. Потому что выбора то не было другого. Не в детдом же. У отца была новая жена, хорошая женщина. Еще с нами жила моя сестра. Она от первого папиного брака была, еще до моей мамы. И узнала я о ее существовании только когда переехала к отцу. С ним мы вообще не общались. Первое время я очень скучала по маме и поэтому, какое-то время была вообще замкнутой. Ни смотря, ни на что и какой бы она не была, я все равно очень ее любила. С отцом отношения вообще не складывались. Я не подходила к нему сама никогда и, он никогда даже не спрашивал просто как у меня дела. Вот так и жили, как чужие люди просто вынужденные находиться на одной территории. Он никогда не покупал мне много вещей, хотя с его средствами мог позволить себе многое. У меня было только самое необходимое, хотя и так-то это нельзя назвать. Одни штаны, ношенные годами и пара кофт.  Поэтому среди своих одноклассниц я выглядела ужасно. Но мне в принципе было все равно на это. Все равно на внешний мой облик, потому что то, что было в душе, было намного ужаснее. Я была совершенно одинока. Маленькая девочка, оставшаяся наедине со смертью своей матери и своим горем. И всем было все равно на то, что я чувствую. Ни разу со смерти матери отец не поинтересовался о том, что я чувствую, тяжело мне или нет. Ночью, когда я плакала, меня приходила успокаивать мачеха, а не родной отец. Сейчас я удивлена, что не свихнулась тогда. Потому что я замкнулась на столько, что у меня даже друзей не было. И я не только не сошла с ума, но и благодаря всему этому. Я выработала в себе сильный характер и отсутствие страха. Сама в себе это воспитала, потому что моим воспитание вообще никто не занимался. Отцу было все равно, что из меня вырастет. – Я выпила залпом бокал вина и снова закурила. – Моей мечтой было вырваться от него, жить одной и больше никогда не встречаться с ним. Быть не зависимой ни от него, ни от кого-либо еще. И вот однажды я смогла это сделать. Не буду вдаваться в эти подробности, это неинтересно. И вот теперь я имею то, что имею.  Живу одна и в меру независима ни от кого. А с отцом мы не общаемся. Вот моя история, — подытожила я, улыбнувшись.<o:p></o:p>

— Нда, — выдал Макс, но продолжил молчать. Он о чем-то думал и злился, я видела это. Я не стала отвлекать его от мыслей. Достала новую бутылку вина, хотела открыть ее, но Макс вырвал ее из моих рук и стал открывать сам. Потом наполнил мой бокал и прикурил мне сигарету. То, что Макс вот так постоянно прикуривает мне сигарету, стало как-то неотъемлемым от нас. Мне казалось он, даже не задумываясь, делает это. Я не возражала и мне это даже чем-то нравилось. Мне нравилось, что Макс стал мне другом. По-сути, мы были знакомы, очень мало и, не было еще ничего такого, что бы связывало нас. Но я чувствовала, что он станет мне настоящим другом и видела, что и он тоже хочет видеть во мне друга. В нем было что-то родственное для меня. Родственная душа, что ли. Не знаю я как это объяснить. Просто мы с ним чувствовали что-то действительно родное друг в друге.<o:p></o:p>

— Теперь я понял, почему ты такая ершистая, — хмыкнул Макс.<o:p></o:p>

— Где вы слово то такое взяли. Не называйте меня так. <o:p></o:p>

— Хорошо, не буду. Ты молодец, Лизка. Правда. Выдержала все и не чокнулась, да еще и хорошим человеком стала. Обычно после такого идут по стопам, а ты не пошла. Я горжусь тобой. <o:p></o:p>

— Спасибо. Давай чайку попьем что ли. А то вино уже не лезет и в горле от сигарет першит.<o:p></o:p>

— А давай. И спать. А то уже светает.<o:p></o:p>

Мы выпили горячего чаю с лимоном и улеглись спать. <o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

 С Максом жить было одно удовольствие. С ним не скучно, уютно, у него просто золотые руки. Макс много чего сделал мне по дому. Единственно, что раздражало, что он везде за мной хвостом ходил. С ним было весело, поэтому положительные стороны в этой его охране тоже были, но иногда это все-таки раздражало. Я не могла сходить в магазин одна, не могла увидеться с подругами. Им бы  пришлось объяснять кто он, а я не хотела этого. <o:p></o:p>

И я очень скучала по Тамазу. Он исправно звонил мне каждый день вечером, и мы подолгу разговаривали ни о чем. Но мне нужно было, чтобы он был рядом, чтобы я могла коснуться его, обнять, поцеловать, да и просто хотя бы чувствовать, что вот он рядом, что он мой. Но он задерживался и точно не мог сказать, когда, же вернется. Меня это жутко бесило. <o:p></o:p>

И вот одним вечером он мне не позвонил. Самой звонить, мне было запрещено. Я жутко разозлилась на него и решила напиться в хлам. Макс пытался не дать мне этого сделать, но у него ничего не получалось. И в итоге напился сам. Мы даже не услышали, как открылась дверь, потому что во весь голос пели песни. И я не сразу поняла, что предо мной стоит Тамаз. Может глюки уже?<o:p></o:p>

— И что тут происходит? – грозно спросил Тамаз. Я, молча, пялилась на него. И думала о том, что точно пора к врачу, если глюки уже разговаривают со мной. Первым опомнился Макс:<o:p></o:p>

— Вот пытаемся скрасить свое одиночество без тебя.<o:p></o:p>

— Я смотрю, вы в этом здорово преуспели, раз уничтожили запас алкоголя на месяц.<o:p></o:p>

— Тамаз, не ругайся. Ты сегодня ей не позвонил и она просто с катушек съехала. Мне ничего не оставалось, как напиться с ней иначе она одна бы все это выпила.<o:p></o:p>

— А о том, чтобы просто удержать ее силой и не дать ей пить ты, конечно, не подумал?<o:p></o:p>

— Нет, не подумал.<o:p></o:p>

— Нда, и вот без этой алкашки я жить не могу, — грустно протянул Тамаз.<o:p></o:p>

— А ты попробуй, наверняка получится. Раз тебе это так не нравиться во мне, я не думаю, что ты будешь долго страдать без меня. Пара девочек, легко заставят забыть тебя обо мне, — с легкой улыбкой произнесла я.<o:p></o:p>

— Я бы сейчас наорал на тебя, но ты ведь в хлам, так что даже не поймешь то, что я буду говорить. Поэтому я завтра с тобой поговорю, когда ты проспишься и приведешь себя в человеческий вид.<o:p></o:p>

— А если не приведу, что ты тогда сделаешь?<o:p></o:p>

— Поверь, я смогу тебя заставить это сделать.<o:p></o:p>

— Ах, ну да, ты же у нас такой сильный. Может, еще и пушку мне к голове приставишь, чтобы уж наверняка было? Тебе ведь не привыкать.<o:p></o:p>

— Ты даже не понимаешь, что несешь.<o:p></o:p>

— Так же как и ты не представляешь, на что меня толкаешь своим присутствием в моей жизни. Да тебя это и не волнует. Главное, что ты получил то, что хотел. Обзавелся очередной игрушкой, с которой не считаешь нужным объясняться. А я не игрушка. Я не позволю тебе так с собой обращаться.<o:p></o:p>

— Какая нахрен игрушка? Очнись, дура. Подумай о том кому ты и что говоришь. Мы уже разговаривали с тобой на эту тему. И я думал, что ты поняла меня и мое отношение к тебе.<o:p></o:p>

— Ну да, передо мной же сам Тамаз Танаев стоит. Как же я смею ему свое мнение высказывать? Не имею ведь на это право, по-твоему. Твои приказы никогда не обсуждаются и твои слова, даже если ты нагло врешь.<o:p></o:p>

— В чем я тебе соврал, идиотка ты пьяная?<o:p></o:p>

— Рот свой закрой и не смей со мной в таком тоне разговаривать. Ты никто, ясно? И я не позволю тебе обращаться со мной, так как ты привык обращаться со своими шлюхами. Уяснил?<o:p></o:p>

— А не очень ли ты смелая стала? Я тебе напомню, если ты забылась о том, как ты должна себя вести со мной. – И с этими словами он подошел ко мне, отвесил мне оглушительную пощечину, потом схватил за волосы и, со всей силой ткнул лицом в стол. Я почувствовала, как хрустнул мой нос. Боль была адская. Но я сжала челюсти, чтобы не расплакаться и не сморщиться от боли. — Ну что хватит урока на сегодня или нет? – зло бросил мне Тамаз.<o:p></o:p>

— А это что все, на что ты способен, — рассмеялась я.<o:p></o:p>

— Ах ты, сука глупая. Я тебя научу себя вести. – Тамаз рывком поднял меня и ударил кулаком в сломанный нос. И я не сдержалась и взвыла. Он зажал мне рот рукой и ударом в живот сложил меня пополам. Я упала, и, он успел пару раз пнуть меня по ребрам до того, как Макс и Данила оттащили его от меня. Я лежала на полу и хватала ртом воздух. Боль была не выносимая, но я не орала, чтобы не переполошить соседей. Я отчетливо чувствовала, что несколько ребер у меня точно сломаны. Я старалась не терять сознание от болевого шока. Тем временем Тамаз наклонился к моему лицу и тихо прошептал:<o:p></o:p>

— Я надеюсь, что дури в тебе теперь поубавилось. Хотя мне уже все равно. Даже если ползать будешь и умолять, не вернусь. Вот теперь,  отдыхай тут, мучаясь физической болью и моральной, от того, что ты, благодаря свой глупости,  потеряла любимого человека. <o:p></o:p>

— Лучше уж так, нежели быть с тобой и бороться с постоянным отвращением к тебе. Что ты мне вот этим доказал? Что ты отморозок? Так я знала это. И тут еще вопрос кто из нас будет страдать морально. И ты уже сейчас понимаешь, что не очень хорошо поступил и понимаешь, что это Я уже не вернусь к тебе, даже если будешь умолять, — с улыбкой проговорила я. Как же тяжело-то мне говорить было, да еще и с невозмутимым лицом. Но эффект который это произвело, стоил того. Лицо его перекосилось от страдания, но он быстро скрыл это.<o:p></o:p>

— Какая же ты дура, Деваль, — чуть слышно проговорил он, коснулся рукой моего лица и быстро вышел. Я только услышала, как хлопнула входная дверь и провалилась в обморок. <o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Я чувствовала, что кто-то куда-то меня несет на руках. Но, ни куда, ни кто это был, увидеть не могла. Перед глазами была просто какая-то серая пелена. Я уже даже боли почти не чувствовала. Только иногда когда чьи-то руки нечаянно касались сломанных ребер. Я перестала пытаться заставить свое сознание что-то понять, а глаза что-то увидеть и снова провалилась в обморок.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Я очнулась от какого-то жуткого писка и никак не могла понять, где нахожусь. Но потом по белым станам и кровати, на которой лежала, поняла, что я в больнице. И кто меня сюда доставил? Неужели сам Тамаз? Надеюсь, что нет. Не хочу больше видеть его никогда. Сволочь он такая. Да и я конечно виновата, сама его спровоцировала. Но как бы он не злился, должен был понимать, что я не его отморозки, с которыми можно вот так поступить, если они накосячили. Ну и хрен с ним. Ладно, хоть еще легко отделалась. Ребра срастутся, а вот нос…. Ну ничего пластику сделаю и, все нормально будет. Тут я потрогала свои нос и поняла что он забинтован. Ну вот, неизвестно, что за врач вправлял. Может, переломал мне его так, что теперь и пластика не поможет. Ладно, что-нибудь придумаю. Но вот палата одноместная, значит стоит немалых денег. А такое мог провернуть только Тамаз. Черт, неужели все-таки он? Надеюсь, у него хватит ума не навещать меня. И тут в палату зашел Макс с огромным букетом ярко красных роз.<o:p></o:p>

— Привет, Лиза. Очнулась? Это хорошо, я сейчас доктора позову. – И не дождавшись ответа, вышел из палаты. Черт, если Макс здесь, то и Тамаз наверняка. Но тут вошел доктор и прервал мои мысли:<o:p></o:p>

— Ну, красавица, как себя чувствуешь?<o:p></o:p>

— Нормально, воды только дайте, пожалуйста, а то очень пить хочется, — прохрипела я. Воды мне дали.<o:p></o:p>

— Ребра не болят? А нос?<o:p></o:p>

— Как ни странно боли не чувствую, только если поворачиваюсь резко.<o:p></o:p>

— Ну, вы вся накачаны обезболивающими. И мы будем продолжать вам их колоть, чтобы боли вы вообще не чувствовали. У вас сломано одно ребро, еще одно очень сильно ушиблено. Нос мы прооперировали успешно, так что когда опухоль спадет, будет красивее, чем прежде.<o:p></o:p>

— Прооперировали?<o:p></o:p>

— Да. Я подумал, что вы не будете против. Это ведь лучше, чем ходить с носом, перекошенным на бок?<o:p></o:p>

— Ну, так-то да.<o:p></o:p>

— Вам придется побыть тут недельку, потом мы отпустим вас домой. Будете только иногда заходить ко мне, чтобы я наблюдал, как все срастается.<o:p></o:p>

— Хорошо.<o:p></o:p>

— Ну, все теперь отдыхайте, вам покой нужен. А вы, молодой человек, …<o:p></o:p>

— А я буду тут все время.<o:p></o:p>

— Ну, хорошо, только не мучайте ее, ей обязательно покой и отдых нужен.<o:p></o:p>

— Знаю я, не учи, не первый день на нас работаешь.<o:p></o:p>

— Ну, тогда я ухожу, если что-то понадобиться – зовите, — сказал доктор и вышел из палаты.<o:p></o:p>

— Макс, что это за больница? И почему я тут? Он приказал? – засыпала я Макса вопросами, как только за доктором закрылась дверь. <o:p></o:p>

— Тихо тихо. Давай все потом, тебе, правда, нужен отдых. Поспи еще.<o:p></o:p>

— Я не хочу спать, я хочу услышать ответы на свои вопросы.<o:p></o:p>

— Вот ведь настырная. Тебя сюда привез я, как только Тамаз ушел. Ты в обморок упала и очень долго в себя не приходила, я так перепугался. Ты сутки была без сознания. Мне пришлось ему сказать, что я отвез тебя сюда, потому что когда я пришел к нему вчера утром он понял, что я был с тобой всю ночь. Но ты не переживай, я отомстил ему за тебя.<o:p></o:p>

— Каким же образом?<o:p></o:p>

— Тоже сломал ему нос.<o:p></o:p>

— Макс, ну зачем?<o:p></o:p>

— Лиза, он действительно в этой ситуации не прав. И это еще мягко сказано. И ты мне друг. Я не могу объяснить это чувство, но чувствую в тебе родственную душу что ли. А за своих друзей я любого порву. <o:p></o:p>

— Я о тебе тоже так думала, — улыбнулась я. – Я тоже не могу это объяснить, но чувствую в тебе что-то родное. <o:p></o:p>

— Вот видишь, а ты еще спрашиваешь зачем. <o:p></o:p>

— Он теперь тоже пластику делает?<o:p></o:p>

— Нет, просто один травматолог вправил ему его более, менее прилично. <o:p></o:p>

— Надеюсь, ему хоть чуть-чуть было больно.<o:p></o:p>

— Даже не сомневайся, но это все равно несравнимо с тем, что пришлось пережить тебе.<o:p></o:p>

— Да ладно, все заживет. Я даже не переживаю. А боль это не страшно. <o:p></o:p>

— Ну, вот молодец, не падаешь духом. А как ты вообще? Переживаешь из-за него?<o:p></o:p>

— Я не хочу об этом говорить, Макс. Вообще не хочу больше слышать о нем.<o:p></o:p>

— Ладно, как скажешь.<o:p></o:p>

— Ты только меня не бросай, ладно? Я, конечно, понимаю, что мы не сможем часто видеться, но ты хоть иногда все-таки уделяй мне время по возможности.<o:p></o:p>

— Конечно, даже не парься по этому поводу.<o:p></o:p>

— Спасибо.<o:p></o:p>

— Ну, все, теперь поспи.<o:p></o:p>

— Ладно, уговорил, — пробормотала я, и Макс тихонько вышел из палаты. <o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Провалялась я в больнице неделю, как и сказал врач. Всю эту неделю Макс не отходил от меня. Приносил мне всякие вкусности, сигареты, всячески развлекал меня и ни разу не заговорил про Тамаза. Я была очень ему за это благодарна, хотя было жутко интересно как он там. Неужели совсем не переживает из-за того, что натворил? А переживает ли из-за того, что я больше не с ним? Я убеждала себя в том, что должна злиться на него, но злости не было. Наоборот я очень скучала по нему. Ну, не дура ли? Я ненавидеть его должна, твердила я себе. Но вместо ненависти плакала в подушку от разрывающей сердце боли. Господи, неужели я так сильно полюбила его за такое короткое время? Что мне теперь делать? Как забыть его? Я не знала ответов на эти вопросы. Единственное что я понимала, это то, что я должна пытаться хоть помаленьку забывать его. Но как это сделать я не знала. И поэтому каждую ночь я просыпалась от своего крика вся в слезах. Я даже во сне не могла забыть про него….<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Прошло уже два месяца после моей выписки. Ребро почти срослось и нос, как и обещал врач, стал лучше прежнего. Только душевная рана никак не хотела заживать. Я никак не могла забыть Тамаза. Очень сильно скучала по нему и хотела хоть мельком увидеть его. Но где нам было встретиться? Я сидела дома и заливала свое горе алкоголем, а где был он, я не знала. И однажды ночью меня нашел Макс. Он так и оставил себе ключи от моей квартиры, сказав, что это на всякий случай. Я не возражала. <o:p></o:p>

Нашел он меня абсолютно пьяную, сидящую на подоконнике в кухне, свесившую ноги на улицу и поющую песни, в руке с бутылкой вина. Макс быстро подбежал, схватил меня в охапку, усадил на диван, отобрал бутылку и дал мне пощечину, сказав:<o:p></o:p>

— Ты, конечно, извини за это, но ты сама заслужила. Ты хоть понимаешь, как напугала меня? Я подъезжаю к твоему дому и слышу, как кто-то песни орет твоим голосом и не пойму где это. Только голову поднимаю, смотрю, ты сидишь, орешь на подоконнике и ногами болтаешь. Меня чуть инфаркт не хватил. Этаж то ведь шестой. Я вообще думал, убью тебя. Ты понимаешь, что могла упасть или ты этого и хотела?<o:p></o:p>

— Нет, конечно. Я хоть и чокнутая, но не дибильная суицидница. – как только я это произнесла, Макс крепко обнял меня и пробормотал:<o:p></o:p>

— Ну ладно хоть так, а то я уже думал привязать тебя к кровати, чтобы ты этого не сотворила. <o:p></o:p>

— Макс, не боись как бы хреново не было, самоубийством жизнь я не смогу покончить. Смелости не хватит. Да и пожить-то еще охота.  Пусть так, но все равно охота. Выпей со мной, пожалуйста.<o:p></o:p>

— Да уж теперь придется, чтобы успокоиться. Руки то до сих пор трясутся. – Макс ушел в прихожую, разделся, вернулся на кухню, плотно закрыл окно и укутал меня в плед. – Зима на улице, а она в одном халате сидит на подоконнике. Не заболела бы теперь.<o:p></o:p>

— Я вся проспиртована, ничего со мной не будет.<o:p></o:p>

— Да уж, пьешь ты много. Я даже не видел ни разу, чтобы мужик столько пил. Хотя нет, видел и ви…. – резко замолчал Макс и отвернулся от меня. Я поняла о ком он. Тамаз. Он что тоже пьет? Почему? Из-за меня? Врядли.<o:p></o:p>

— Макс, как он? – еле слышно спросила я. И уже пожалела об этом. Я боялась слышать хоть что-то о нем, боялась, что от этого может быть еще больнее. Еще в больнице мы договорились с Максом не говорить о нем. И он выполнял свое обещание. Только вот сегодня немного не сдержался. Нервы, наверное, сдают.<o:p></o:p>

— Ему еще хуже, чем тебе. И  не смотри на меня так удивленно. Ему очень плохо. И хуже ему потому, что он понимает, что только он виноват, что потерял тебя. Он пьет, не просыхая, все дела забросил. К нему уже и смотрящий приезжал, поговорить и объяснить, что дела всегда должны быть на первом месте и нельзя про них забывать, а то некоторые комерсы могут и оборзеть. Но он только послал его. Я ни разу за эти два месяца не видел его трезвым. А тут недавно знаешь что учудил? Приказал нам всем объехать весь город и найти твоего двойника. На мой вопрос зачем, послал меня очень далеко. Мы все объездили и нашли немного похожую на тебя девчонку. Тамаз вызвал стилиста, сунул ему в руки твою фотку, а к голове приставил пистолет и приказал сделать из нее тебя. Научить твоим манерам даже меня заставил. Представляешь? Мы решили, что у него крыша поехала, ну и доктора вызвали. Тамаз как лекаря нашего увидел, достал пушку и чуть того не убил. После этого пистолет я у него отобрал и приказал пацанам  следить за своим оружием и, ему его не давать ни под какими угрозами.  Дальше мы свет приглушили и вытолкали ее к нему. В полумраке и я бы поверил, что это ты стоишь. Он долго ее рассматривал, а потом чуть не убил девку. Когда пинал ее, приговаривал, что это ей за то, что она не ты. Прикинь? А мы стояли и не знали что делать, то ли ее спасать, то ли оставаться на местах, потому что может как раз для этого он и приказал из нее тебя сделать. В общем, оттащили мы его от нее. А он начал орать на меня, почему же так произошло, что ему нужна только ты? Почему он даже трахнуть другую девку не может, потому что у него не стоит на них, в буквальном смысле. Орал что любит тебя и хоть прямо сейчас бы поехал к тебе и умолял бы тебя вернуться. В ногах бы ползал и вообще делал бы все, что захочешь, хоть румбу бы голым на улице танцевал, если бы ты приказала. Так и сказал, я не вру и не преувеличиваю. Но не делает этого потому, что знает, что ты, ни за что и никогда его не простишь, чтобы он, ни делал. И не хочет лишний раз показываться тебе на глаза, чтобы тебе больно не сделать. Вот так вот дела обстоят, Лизка.<o:p></o:p>

— Весело, короче у вас там, — задумчиво проговорила я. Макс видя, что я погружаюсь в мысли, не стал меня тревожить, а налил вина в бокал, подтолкнул его ко мне и прикурил мне сигарету. Я же думала о Тамазе. Неужели ему и, правда, так плохо без меня? Неужели он и правда так сильно любит меня? Ну почему я такая упрямая. Я ведь тоже люблю его и, зная, что и он тоже, могла бы просто сейчас взять и поехать к нему. Макс бы только с радостью отвез меня к нему. Но я не могу. Я не злюсь на него, ни капельки. И давно уже простила ему его выходку. Но поехать все равно не могу, не могу показать ему, что я готова ему даже такое простить. Просто не могу. Но как, же хочется снова быть с ним. Я так хочу снова оказаться в объятиях его сильных рук. Так хочу почувствовать его тепло. Но еще больше хочу вновь увидеть его голубые глаза, которые он всегда чуть прищуривает. Я так соскучилась по его взгляду. Я никогда в жизни не видела такого взгляда. Тамаз всегда смотрел на меня такими нежными глазами, но в этом нежном взгляде все равно чувствовалась власть и сила. Меня так завораживал его взгляд. Я просто таяла под ним. И вот я уже так давно не видела этих глаз.  И меня прямо разрывает внутри от желания хоть издали их увидеть. Но сдаваться нельзя. Надо терпеть. Я уже долго держусь, и, глядишь когда-нибудь, боль станет немного утихать. Я что зря столько времени выстрадала? Нет, я не сдамся.<o:p></o:p>

— Ты же любишь его, и ты давно простила ему все, я же знаю это и вижу. Почему же ты упрямишься? Я бы мог его привезти сюда, но знаю, что ты только из принципа не вернешься к нему. Хотя вижу как тебе плохо без него, — не глядя на меня, тихо сказал Макс.<o:p></o:p>

— Макс, ты знаешь почему. Не заставляй меня говорить это.<o:p></o:p>

— Дура, упрямая. Ты же жить без него не можешь? Ты что мазохистка так мучиться? Вам же не жить друг без друга, загнетесь так оба. И он-то это понимает, но знает, что сделать ничего не сможет. Он бы приехал уже давно, если бы знал, что ты простишь его и вернешься. Но он тебя хорошо узнал и понимает, что этого не будет. Но просто приехать и проверить это, он тоже не может, боится, что тебе хуже станет. <o:p></o:p>

— Значит, это я должна сама к нему после всего прибежать?<o:p></o:p>

— Ну, если ты так это видишь, скажи мне, я намекну ему, и он прибежит. Ты ведь знаешь, что сможешь тогда вообще все, что угодно с ним делать. Если даже прикажешь убить себя, он не задумываясь, пустит себе пулю в лоб. <o:p></o:p>

— Нет, Макс не могу.  Согласна с тобой во всем. Но не могу по-другому. Пусть дура, но не могу иначе, пойми.<o:p></o:p>

— Точно дура ты.<o:p></o:p>

— Знаю, Макс, знаю.<o:p></o:p>

Мы Максом просидели всю ночь. Почти не разговаривали, только пили и курили. Уехал он только утром, а я, упав на кровать, плакала, но потом все-таки кое-как уснула.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Через неделю мне позвонила моя подруга Юлька и, отругав меня за то, что я пропала, так надолго предложила встретиться и посидеть где-нибудь только девочками. Я неожиданно согласилась. Уж очень давно я не видела своих школьных подруг – Юлю и Веру. Придать себе приличный вид оказалось непростым и очень долгим делом. Пришлось наложить много слоев тонального крема и пудры, чтобы замазать синяки под глазами. Выглядела я специфически, но мне понравилось. Я надела самое короткое платье, что у меня было. Благо, что за эти месяцы я очень сильно похудела и теперь точно могла позволить себе не стесняясь носить такие вещи.  Обув высокие, замшевые сапоги на шпильке, я оглядела себя в большом зеркале. Черное облегающее платье, выгодно подчеркивало узкую талию, красиво очерчивало упругую попку, а вырез на груди открывал потрясающий вид на большую грудь. Сапоги на шпильке очень хорошо дополняли образ. Темные прямые волосы обрамляли красивое лицо с ярко  накрашенными глазами. В общем, хоть сейчас на конкурс красоты. Так, осталось побрызгаться духами,  одеть тоже черное пальто и можно выходить. Такси уже заждалось.  Вся в черном с темными волосами, красиво и эффектно. Тем более, что, черный, сейчас очень подходил к моему душевному состоянию.  <o:p></o:p>

Ресторан был мне не знаком. Юля сказала, что они выбрали его, потому что здесь работает лучший повар по приготовлению японской еды. Я очень любила роллы, поэтому с радостью решила посетить именно этот ресторан. <o:p></o:p>

Когда я приехала, девчонки уже заняли столик и делали заказ. Я успела как раз вовремя. Откинувшись на спинку мягкого дивана, я закурила. Девчонки что-то бурно обсуждали, но мне это не было интересно и я решила рассмотреть обстановку ресторана. Выдержан он был именно в японском стиле. На стенах висели картины с изображением самураев, веера и самые настоящие мечи. В целом обстановка мне понравилась. Очень уютно и видно, что абы кто сюда не заглядывает. И тут я поперхнулась, потому что увидела, как в зал входит Тамаз, в сопровождении Макса и Данилы. Я думала, что сейчас упаду в обморок. Сердце бешено колотилось в груди, грозя пробить ребра и вырваться. Я смотрела на него  в упор и не могла пошевелиться. Господи, как я хотела увидеть его. Но поняла, что правильно делала, что не пыталась этого сделать. Мне стало так больно, как не было, по-моему, ни разу даже за эти месяцы, да и, наверное, ни разу за всю жизнь.  Он не видел меня, просто не спеша шел по проходу и смотрел в даль каким-то невидящим взглядом. И тут все испортил Макс. Если бы Тамаз так и не заметил меня, я бы сразу как-нибудь потихоньку попыталась смыться из ресторана, чтобы ни за что не встретиться с ним. Но Макс заметил меня,  встал как вкопанный и уставился на меня непонимающим взглядом.  Я увидела и радость, и недоверие, и испуг от того, что раз мы вот так случайно встретились, то неизвестно, что же сейчас будет. Он боялся и моей реакции и реакции Тамаза от этой нечаянной встречи. Но я видела надежду в его глазах.<o:p></o:p>

 И вот Тамаз почувствовал, что Макс отстал и уставился на него удивленным взглядом, а потом проследил его взгляд и, конечно же, увидел меня. Даже я, по-моему, не так бурно отреагировала, когда увидела его. Я увидела в его взгляде столько боли, что моя показалась мне всего лишь лужей по сравнению с океаном. И увидела все, то же самое, что было и во взгляде Макса. И надежду, и неверие и боязнь моей реакции. Он очень долго вот так стоял и смотрел на меня, видимо решая, что делать дальше.  А я смотрела на него, чтобы вспомнить каждую черточку его лица. Его лицо очень осунулось, ну конечно, если он и  правда пьет столько, сколько говорил Макс. А глаза все такие же красивые и завораживающие, только очень грустные. Мне сразу захотелось подойти, обнять его, поцеловать и сказать, чтобы он не грустил, что все будет хорошо. Но я одернула себя от этих мыслей. Он стоял вот так очень долго и на него, а потом, соответственно и на меня стали удивленно и с интересом поглядывать присутствующие. Меня уже тормошили девчонки, потому что тоже заметили что, что-то не так, но я только махала на них руками, мл отстаньте, все потом. И вот спустя это долгое время я все-таки смогла взять себя в руки и отвести взгляд от Тамаза. Я видела, как он тут же дернулся, чтобы подойти ко мне, но сразу же остановился. Посмотрел на меня еще какое-то время и прошел за столик. Сел он, конечно же так, чтобы постоянно видеть меня. Я могла пересесть, но это было бы слабостью, а я не хотела, чтобы он видел ее. Я старалась, чтобы руки тряслись хотя бы не так заметно,  взяла бокал вина и закурила. Выкурить пришлось пару сигарет подряд, чтобы немного успокоиться. Тамаз конечно видел это и понял, что я очень нервничаю. Но мне на это было наплевать. Девчонки допытывали меня о том, что же это было. Но я пообещала им все рассказать потом, потому что сейчас не место для этого. Они поняли и постарались отвлечь меня. Я делала вид, что у них это получается. Громко смеялась, потом путано, рассказывала им какую-то дурацкую историю. Они поддержали мой спектакль и тоже стали громко смеяться. Я была им очень благодарна за это. Но все это время я чувствовала взгляд Тамаза на себе. И я так же чувствовала, что он даже ни разу не оторвал его от меня. <o:p></o:p>

Я поняла, что больше не могу выносить этого взгляда и решила хоть ненадолго скрыться в дамской комнате, чтобы немного отдышаться. Пришлось потратить все оставшиеся силы на то, чтобы гордо пройти по залу, не упав, не споткнувшись и вообще без инцидентов такого рода. Как только я встала, Тамаз резко чуть привстал с дивана, но тут, же опустился на него обратно. Проследил, что я пошла в туалет и видимо успокоился, что я не ухожу совсем. Его взгляд просто прожигал мне спину. Мне казалось, что я даже физически чувствую этот огонь на спине. Я провела там минут 15. Просто стояла, прижавшись к стене, и тяжело дышала. Потом решила взглянуть на себя в зеркало и убедиться, что все душевные муки не испортили макияж и общий вид. Глаза были страшными. Я даже отшатнулась от своего отражения в зеркале. Они горели ярко зеленым цветом и, казалось, что это просто цветные линзы. Они были настолько неестественными, что сложно было понять эмоции отражающиеся в них. Я решила не обращать на это внимание и вернуться в зал. Не хотела показывать Тамазу, что мне плохо, и что именно поэтому я просто решила трусливо сбежать, чтобы не видеть его. <o:p></o:p>

Я постаралась как можно смелее открыть дверь туалета и выйти. Но тут, же я встала, как вкопанная. потому что увидела Тамаза, стоявшего в небольшом коридорчике, огороженном ширмой, закрывающей вход в дамскую комнату. Я покачнулась и чуть не упала в обморок, но Тамаз резко и уверенно поддержал меня. Господи, ну зачем он ко мне прикасается. Я не могу ощущать его руки на себе. Это так приятно и поэтому причиняет просто невыносимую боль. А его глаза, смотрящие на меня в упор, заставляю туманиться рассудок. Почему же он так действует то на меня? <o:p></o:p>

— Привет, — хриплым голосом проговорил Тамаз, не выпуская меня из своих объятий. И я уже не могла точно сказать, хочу ли я, чтобы он убрал от меня свои руки или нет. Это плохо, очень плохо. Тут я поняла, что все еще молчу. И это выглядит немного странно. Но я не могла ответить ему. Я понимала, что голос сейчас захрипит, дрогнет и я, вообще могу расплакаться. Поэтому продолжала стоять, как дура просто молча. – Ты сегодня просто невероятно красива. Я так давно не видел тебя, но на удивление не забыл, ни одной черточки твоего лица. Но вот глаза меня пугают, я таких еще никогда у тебя не видел. Но мне даже нравиться, так необычно, чарующе и захватывающе они смотрятся, — спустя какое-то время продолжил он. Но я все так, же молчала и не могла вымолвить не слова. Он больше ничего не говорил, просто продолжал смотреть на меня. Но потом не удержался и чуть касаясь, провел пальцем по моей щеке. Я задохнулась от этого прикосновения. И он видел это и, конечно же, понимал, что он значит для меня. <o:p></o:p>

— Я так соскучилась по тебе, — хриплым голосом произнесла я. Зачем я это сказала. Как это вообще вырвалось у меня. И тут же его глаза так ярко вспыхнули и стали ярко синими. Так происходило, когда он испытывал сильные эмоции. И они наполнились такой нежностью, лаской и такой……. любовью.<o:p></o:p>

— Я тоже безумно соскучился по тебе, Лиза. <o:p></o:p>

— Тамаз, прости, я пойду. Я не могу так. <o:p></o:p>

— Господи, как же мне нравиться, когда ты произносишь мое имя. Но я все понимаю. Спасибо за эту пару минут, что побыла со мной, — и, не дожидаясь ответа, Тамаз пошел в зал. А мне пришлось остаться, чтобы отдышаться. Черт, черт, черт. Что он творит со мной. Почему спустя эти месяцы без него, я не просто не перестала реагировать на него самого, на его голос, на его руки, на его взгляд, а наоборот все это стало приносить мне еще больше эмоций. Он как наркотик, чем дольше не колешься, тем сильнее ломка. Все, надо сваливать отсюда, иначе я не выдержу и сама упаду на колени перед ним и попрошу вернуться. А уж этого точно нельзя допустить. <o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

И только я вышла из-за ширмы, как Макс крепко схватил меня за руку и потащил на улицу, предварительно накинув на меня свою куртку. Затащив меня за угол ресторана, прикурил мне сигарету, сунул мне ее в губы и быстро стал говорить:<o:p></o:p>

— Что ты тут делаешь? Ты специально пришла его просто увидеть? Или все-таки пришла мириться? Или вообще случайно сюда забрела? Хотя как же ты могла сделать так случайно, если знала, что это его ресторан и офис по совместительству.<o:p></o:p>

— Это его ресторан? – переспросила я.<o:p></o:p>

— Конечно, я же тебе рассказывал.<o:p></o:p>

— Да, ты рассказывал, что у него есть ресторан, но названия не говорил мне. Так что я случайно тут оказалась. И не меньше тебя в шоке от этого.<o:p></o:p>

— Значит все-таки случайно? Черт, а я уже понадеялся. Так, Лизка, может, это судьба, а? Может, хватит уже дуться? Вы сейчас весь ресторан подожжете своими взглядами и эмоциями. Я, конечно, предполагал, что встреча если и произойдет, то крайне эмоциональна будет, но не представлял, что настолько. От ваз обоих заверсту несет любовью, сексом и сразу видно, что вы именно принадлежите только друг другу. <o:p></o:p>

— Макс, не преувеличивай, — попросила я его, вытаскивая еще одну сигарету из его пачки.<o:p></o:p>

— Ха, какие уж тут преувеличения. Весь ресторан знает, что Тамаз помешался на бабе. Прости. И вот сейчас решают ты это или нет. Но конечно большинство склоняется к положительному ответу. Они же тоже видят, что между вами происходит. <o:p></o:p>

— Ну, вот хоть публику развлекли.<o:p></o:p>

— Прекрати паясничать. Одно твое слово и он у тебя в ногах и ты это знаешь. И это не будет выглядеть, как будто ты первая пришла. Сразу будет понятно, что это он первым сдался. Да что там, и так уже это понятно. Он глаз от тебя не отводит, а ты принципиально на него не смотришь и ржешь на весь ресторан. Ну, актриса я тебе скажу. <o:p></o:p>

— Что правдоподобно получается?<o:p></o:p>

— Еще как. Он, конечно, знает, что ты играешь, хоть  выглядит все натурально. Но прикинь, даже не злиться на тебя, что ты вот так принципиально динамишь его при всем народе. Раньше убил бы на месте. А сейчас, видать совсем крыша из-за тебя съехала. И только и твердит: я так ее люблю, так люблю. Мы с пацанами даже перепугались. Думали доку звонить, пусть успокоительного ему даст, а то ведь свихнется мужик с горя то. Но ты все-таки сука, Деваль. И не обижайся на меня за это. Я же знаю, уверен на 100%, даже руку на отсечение могу дать, что вы рано или поздно все-таки помиритесь. И не спорь со мной. Вот увидишь, что так и будет. Да и сама уже понимаешь, что так произойдет, как бы ты не выпендривалась и не держалась. И сука ты потому что, зная это все равно стараешься сделать ему напоследок побольнее. Вы ведь и так уже много хлебнули, так почему все это не прекратить, чтобы как можно скорее перестало быть так больно.<o:p></o:p>

— Ты до хрена болтать стал, Макс, тебе не кажется?<o:p></o:p>

— Ой, ой, какие мы грозные. Ладно, все, пойдем. Будь что будет. Ты же если втемяшишь себе чего в голову, хрен выбьешь это потом из тебя. И не смотри на меня так. Не действуют твои глазищи на меня. Запомни уже это.<o:p></o:p>

— Ты, по-моему, единственные на кого они не действуют.<o:p></o:p>

— Да, наверное. Они конечно жуткие, я согласен. Я на меня они все равно не действуют. Давай заходи, а то тебя уже там потеряли, наверное, твои девчонки. <o:p></o:p>

Истратив последние остатки гордости и самообладания, я все-таки вернулась к своему столику.<o:p></o:p>

— Где ты была, конечно, бессмысленно спрашивать? – грозно спросила Вера.<o:p></o:p>

— Ага, — отозвалась я, делая глоток вина.<o:p></o:p>

— Ну, нам ведь интересно, что у тебя с тем мужиком. Я таких эмоций никогда еще не видела, — восхищенно проговорила Юлька.<o:p></o:p>

— Девочки, все потом, потом. Тут я не могу об этом рассказывать.<o:p></o:p>

— Ладно, так и быть подождем, — пробормотала Вера. <o:p></o:p>

И тут к нашему столику подошел официант и поставил передо мной на стол бутылку вина. <o:p></o:p>

— Мы не заказывали, — с вызовом сказала Вера. Вино было очень редким и было поставлено демонстративно передо мной. Только Тамаз знал, что я предпочитаю именно это вино.<o:p></o:p>

— Спокойно девочки, это подарок, — сказала я подругам. – Так ведь? – обратилась уже к официанту.<o:p></o:p>

— Да, это подарок, — ответил он.<o:p></o:p>

— Можешь даже не говорить от кого.<o:p></o:p>

Официант кивнул и добавил:<o:p></o:p>

— Сегодня вы ужинаете за счет заведения, так что прошу вас, ни в чем себе не отказывайте. Это тоже подарок.<o:p></o:p>

— Хорошо, тогда принесите мне бокал для вина.<o:p></o:p>

— Одну минуту, — проговорил официант и, мне показалось, что даже быстрее выполнил мою просьбу.<o:p></o:p>

— Вот меню, как только готовы будете сделать заказ, нажмите кнопку и я подойду, — быстро сказал он и тут же исчез.<o:p></o:p>

Девчонки вопросительно смотрели на меня.<o:p></o:p>

— Расслабьтесь. Тот мужик хозяин этого ресторана, так что пьем мы сегодня на халяву. И прошу вас, хоть это и не реально, но давайте постараемся его разорить.<o:p></o:p>

— Это мы могем, — довольно сказала Вера и принялась изучать меню.<o:p></o:p>

Я же налила вино в свой бокал и, сделав глоток, зажмурилась от удовольствия. Открыв глаза, я благодарно посмотрела на Тамаза и широко ему улыбнулась, что далось мне на удивление легко. Он поперхнулся, но справившись с собой, смущенно улыбнулся мне и кивнул. Я же почувствовала спокойствие. Присутствие Тамаза, еще совсем недавно вызывающее во мне разные эмоции вдруг принесло такое спокойствие. Как будто все встало на свои места. Или это все-таки количество выпитого вина, так действует? <o:p></o:p>

Я медленно продолжала наслаждаться вином и улыбалась, от того, что чувствовала на себе взгляд Тамаза. Теперь я не сжималась вся внутри от этого, а наоборот расслабилась и вполне счастливо улыбалась. Но тут он встал и пошел за ширму, где сидел ди-джей. И заиграло танго. Сразу же взбудоражив во мне эмоции от одного воспоминания. <o:p></o:p>

Тамаз как-то под утро решил научить танцевать меня танго. При этом мы были абсолютно голыми. Мы танцевали несколько часов и у меня вроде даже не плохо, получалось. Я улыбнулась от этого воспоминания и оглянулась, чтобы найти Тамаза взглядом и показать ему, что я помню тот момент и никогда его не забуду. Но он сам подошел ко мне со счастливой улыбкой на лице и протянул руку, приглашая танцевать. Я не могла не согласиться. Его улыбка была такой счастливой, что мне очень захотелось подарить ему это счастье хотя бы на несколько минут. И самой захотелось расслабиться и побыть хотя бы эти пару минут побыть тоже счастливой, как в те несколько дней проведенные с ним наедине. Музыка танго так будоражила чувства, а понимание того, что вот сейчас он будет крепко и страстно прижимать меня к себе, казалось, еще больше увеличили мою любовь к нему. Но куда уж больше то? Я и так любила его всем сердцем. И мне захотелось кричать об этом. От того, что я раскрылась навстречу этому чувству, мне стало так хорошо и легко. Мне было очень больно, когда я всячески пыталась вырвать Тамаза из своего сердца и, вот сейчас не тая это чувство от самой себя, мне, наконец-то, стало очень легко и свободно.  <o:p></o:p>

Мы танцевали с такой страстью, с такой бурей эмоций. Такого не было даже когда мы танцевали голыми только вдвоем. Мы, не отрываясь, смотрели друг другу в глаза и улыбались. Его руки скользящие по моему телу, моим ногам дарили мне неописуемое наслаждение. Я позволяла ему трогать себя всю. Да он и не позволил бы мне не давать ему этого, потому что именно этого он хотел сейчас больше всего. Так же как и я. Я же прижимала его к себе со всей силой, на которую была способна, иногда касалась языком его шеи и слышала, как он чуть слышно стонет от этого прикосновения. А когда он закидывал мою ногу себе на бедро, я старалась как можно теснее прижаться к нему своими бедрами, чтобы он сошел с ума от понимания, что я неудержимо хочу его. Его руки становились все настойчивее. А взгляд все откровеннее. Но тут музыка кончилась. Через минуту раздались оглушительные аплодисменты, но мы не обращали на это внимания. Мы просто смотрели друг другу в глаза и, каждый из нас понимал, чем это должно закончиться. И каждый из нас безумно хотел этого.  <o:p></o:p>

— Через пятнадцать минут я буду ждать тебя в своем кабинете. Поднимешься по лестнице на второй этаж и иди до конца коридора. Дверь я оставлю открытой. И еще. Я знаю, что ты точно придешь, поэтому не заставляй ни меня, ни себя долго мучится, — чуть слышно прошептал мне на ухо Тамаз. И отпустив меня, пошел за свой столик. Мне ничего не оставалось, как пройти к своему.<o:p></o:p>

— Мы вообще короче в шоке, от того что происходит. И боимся уже не понять всю сложность ваших отношений, даже когда ты нам будешь все рассказывать, — зло прошипела Юлька. – Поэтому спрашивать ни о чем сейчас не будет, но ты ох как нам должна теперь будешь. Тем более как мы понимаем, ты сейчас покинешь нас и врядли уже вернешься, я права?<o:p></o:p>

Я только кивнула.<o:p></o:p>

— Ну а мы тогда поедем домой, а то уж больно засиделись. А ты зайди сначала в туалет и замажь свои горящие щеки. Но прямо сейчас притуши как-нибудь свой через чур откровенный взгляд. А то всем точно станет понятно, зачем вот он уже прямо сейчас выходит из-за стола, а ты выйдешь минут через десять. <o:p></o:p>

Я оглянулась и увидела, что он и правда выходит из-за стола, но на меня даже не взглянул. Конспиратор хренов. Интересно для кого так старается, для себя или меня?<o:p></o:p>

— Какие же вы у меня догадливые то.<o:p></o:p>

— А то,  — отозвались они все вместе и мы засмеялись. <o:p></o:p>

– Такой танец может закончиться только сексом. Я бы на твоем месте прямо тут его трахнула, а ты вон гляди-ка, еще держишься, — громко рассмеялась Юлька.<o:p></o:p>

— Так, хватит, — зло сказала я. – А то разошлись блин. Хватит над нами ржать.<o:p></o:p>

— А мы не ржем, мы завидуем. Секс ведь у тебя сейчас будет просто потрясающий, — весело проговорила Вера.<o:p></o:p>

— Вот и завидуйте, но молча. Все, я пошла. Я позвоню вам как-нибудь.<o:p></o:p>

— Да уж, постарайся. Но если не позвонишь, мы без предупреждения нагрянем в гости, чтобы ты не смогла от нас скрыться и все нам выложила.<o:p></o:p>

— Напугали прям. Ладно, все пока. Я обязательно позвоню.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Господи, зачем я иду к нему? Думала я, лихорадочно поправляя макияж и волосы в туалете. Ведь я четко понимаю, что не должна этого делать и то, что я не должна  к нему возвращаться. И так же понимаю, что потом будет очень больно, когда я снова вернусь в свою квартиру и останусь одна. Ведь я точно знаю, что не буду возвращаться к Тамазу. Но что я могу сделать со своими эмоциями? Со своей любовью к нему? Со своим желанием владеть им? Боже, я безумно хочу его. Что же он делает со мной? Я же любила до него, но за все время ни разу не испытала даже чего-то отдаленно похожего на те чувства, что я испытываю к Тамазу. Макс был прав, когда говорил, что от нас просто заверсту несет сексом и любовью. Я так хочу принадлежать Тамазу, я так хочу показать ему, что я только его. Но нельзя этого делать, после этого он уже точно не отпустит меня, а я не смогу долго сопротивляться. И мне так хочется быть счастливой и быть таковой именно с ним. И я очень хочу сделать его счастливым. Так может послать к черту все свои глупые принципы и просто быть счастливой? Кому нужны эти мои принципы? Никому. Да от них вообще только одни неприятности. Но нет, я, наверное, все-таки не смогу так быстро от них отречься. Может быть спустя немного времени, у меня это получится………<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Я медленно поднялась по лестнице, так же медленно прошла по коридору и замерла у чуть приоткрытой двери.<o:p></o:p>

— Заходи скорее. Не сомневайся, — вкрадчиво произнес Тамаз, и я вздрогнула от неожиданности.<o:p></o:p>

— Раз я все-таки пришла, значит, я не сомневалась, — уверенно произнесла я.<o:p></o:p>

— Я рад это слышать, — сказал Тамаз, подавая мне бокал с вином и прикуренную сигарету. – Так, кажется, всегда делает Макс?<o:p></o:p>

— Именно. Но почему ты……<o:p></o:p>

— Решил перенять у него эту привычку, устоявшуюся между вами.<o:p></o:p>

— Зачем?<o:p></o:p>

— Мне приятно заботиться о тебе и угадывать хотя бы вот такие твои маленькие желания.<o:p></o:p>

— А чего же ты всего лишь на маленькие замахнулся? Давай сразу к большим что ли.<o:p></o:p>

— Это ты меня сейчас подначиваешь, да? А ты уверена? Не хочу, чтобы ты потом жалела.<o:p></o:p>

— Так, а ты сделай все так, чтобы я не пожалела.<o:p></o:p>

— Бля, ты меня даже словами заводишь. Что же ты сотворила то со мной, Деваль? – быстро поднимая меня, сбрасывая все со стола и усаживая меня на него, прошептал Тамаз.<o:p></o:p>

— То же, что и ты со мной.<o:p></o:p>

— Правда?<o:p></o:p>

— Определенно.<o:p></o:p>

— Ох, девочка моя, как же я ждал то от тебя таких вот слов. Я так соскучился по тебе.<o:p></o:p>

Я взяла его лицо в свои руки, заглянула прямо в глаза и прошептала, готовясь к наслаждению от его реакции:<o:p></o:p>

— Поцелуй меня и возьми со всей силой, на которую только способен. – И я не ошиблась в его реакции. Глаза его моментально стали ярко синими. Я так любила этот цвет. Но тут он со всей жадностью впился в мои губы и, я уже не смогла о чем-то связно думать. Тамаз не стал заниматься долгой прелюдией,  а сразу перешел к делу. Разорвал на мне тонкие колготки, быстро стянул платье, вместе с нижним бельем. Я же разорвала пуговицы на его рубашке, увидев при этом, как ему понравилось это и как он самодовольно улыбается, стянула с него штаны и стала жадно его разглядывать. Он занялся таким же делом. Просматривал каждый сантиметр моего тела, только что слюни не пускал. Господи, как мне нравился этот его взгляд. Я чувствовала себя под ним такой сексуальной, такой желанной. Я не могла долго его разглядывать. Мне хотелось большего. Я стала медленно покрывать все его тело поцелуями, и он начал стонать от этого.<o:p></o:p>

— Почему именно и только от твоих губ и твоих поцелуев я получаю такое удовольствие, — шептал он, крепко сжимая мою грудь и попу.<o:p></o:p>

Я не ответила, просто продолжила дальше делать с ним то, что хотела. <o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

— У тебя был кто-то после меня? – спросил Тамаз, протягивая мне прикуренную сигарету, после того как мы немного насладились друг другом и уже могли хоть о чем то думать, кроме секса.<o:p></o:p>

— А это разве имеет значение? – отозвалась я, выдыхая сигаретный дым.<o:p></o:p>

— Для меня имеет. Я не буду осуждать тебя или еще что-то, потому что не имею на это никакого права. Но для меня это действительно важно.<o:p></o:p>

— Нет, не было. <o:p></o:p>

— Правда?<o:p></o:p>

— Правда. Я не хочу никого, кроме тебя. Ты как будто загипнотизировал меня своими синими глазищами. Если тебя нет рядом, я о сексе даже и не вспоминаю. Но когда ты со мной, ни о чем другом я думать уже не могу. Да и зачем мне кто-то, ведь с ним я все равно не получу ни удовольствия, ни наслаждения. Только ты понимаешь меня и, знаешь чего и, как я хочу. Узнав тебя, я теперь только с тобой смогу получать настоящее наслаждение от секса.<o:p></o:p>

— Девочка моя…… Ты можешь мне не поверить, но у меня все это время тоже никого не было. Я, как только ушел от тебя сразу думал и, правда, вырвать тебя из сердца многочисленными бабами. Но представляешь, у меня не встал, ни на одну из них. Смотрю на них и вижу, что это не ты и все падает. Пытался не смотреть. Один хрен, они не пахнут тобой, кожа у них не такая гладкая как у тебя, грудь не такого размера, задница не такая упругая как у тебя, короче вообще все не то. Я даже не мог просто животным инстинктам отдаться. Вот тогда я по-настоящему струхнул, что теперь даже и не мужик вроде, раз не встает ни на кого. Ну, потом успокоился, думал, может время надо, но прошло 2 месяца. Уж за это-то время мне должно уже хотеться просто секса и не важно, с кем и как. А нет, не встает и все. И вот сегодня только тебя увидел, еле удержал его, чтобы из штанов не выпрыгнул. <o:p></o:p>

— Нда, интересно. <o:p></o:p>

— Ты…. Ты останешься со мной?<o:p></o:p>

— Еще на пару часов.<o:p></o:p>

— Я не об этом. Возвращайся ко мне? Я же вижу, что ты хочешь этого, что тебе тоже плохо без меня.<o:p></o:p>

— Я не могу, Тамаз. Пока не могу. Может, дай мне время что ли.<o:p></o:p>

— Хорошо, я не буду на тебя давить. Буду ждать столько, сколько нужно. Но ты только не отталкивай меня опять. Позволь мне иногда видеть тебя. Большего я не попрошу.<o:p></o:p>

— Нда, Тамаз. Твои враги, наверное, все бы отдали, чтобы увидеть тебя сейчас вот таким беспомощным и умоляющем бабу остаться с тобой.<o:p></o:p>

— Ты права. И я ненавижу тебя за это. За то, что сломала меня вот так. За то, что без тебя не смогу уже. Но так как ты сейчас сама в моей власти, я тебя накажу. Так, что держись, Деваль. Будешь сейчас выполнять все, что я захочу. Сама уйти отсюда не сможешь. Становись на колени, — прорычал Тамаз, переворачивая меня. И я, конечно же, подчинилась.<o:p></o:p>

 

Я даже встать не могла, не то, что одеться и уйди домой. Тамаз сидя в своем кожаном кресле абсолютно голый, пил коньяк, курил и смотрел на меня самодовольным взглядом. Он видел, что я не в состоянии даже подняться.<o:p></o:p>

— Меня бесит твоя самодовольная улыбка, — проворчала я, закуривая. – Я и представить не могла, что ты способен вот так меня затрахать до изнеможения.<o:p></o:p>

— Это тебе за то, что не подпускала меня к себе так долго. Ты самодовольно унижаешь меня на публике, так что только в спальне я могу делать с тобой все, что захочу. Только в кровати ты вся моя, вся в моей власти. Только в сексе ты полностью подчиняешься мне. Так что я не позволю тебе лишить меня этого.<o:p></o:p>

— Я еще все-таки подумаю, подпускать ли тебя к себе.<o:p></o:p>

— Еще скажи, что тебе не понравилось.<o:p></o:p>

— Очень понравилось. Ты самый лучший любовник в мире.<o:p></o:p>

— Вот так то. Но теперь запомни одно. Я даю тебе время решить что-то для себя. Хотя мы оба уже знаем итог. Я дам тебе это время, чтобы ты еще немного повыпендривалась, тебе ведь именно для этого оно нужно. И мне, по сути, неважно, сколько тебе нужно времени. Но учти одно. Если я захочу тебя, то приеду и возьму тогда и так, как мне именно в тот момент этого захочется. Во всех позах и с полным твоим подчинением. Я вытащу тебя из любого места, если тебя не окажется дома. Или оттрахаю прямо на улице, если мне вдруг именно так захочется. Понятно?<o:p></o:p>

— Я подумаю.<o:p></o:p>

— Эээ, нет. Я не приехал к тебе раньше потому, что твердо знал, что ты никогда и ни за что не простишь мне того, что я сделал, но даже если и простишь то, только из принципа не вернешься ко мне, как бы я не умолял тебя. И боялся сделать тебе просто морально больно своим присутствием. Сейчас же я понял, что ты даже и не злилась на меня. И давно все мне простила. И теперь я знаю, что ты уже точно вернешься ко мне, просто повыпендриваешься пару дней, чтобы набить себе цену. Так что теперь у меня нет причин щадить твои чувства. Я привык получать то, что хочу. И если я захочу трахнуть тебя на площади, то сделаю это и ты, не посмеешь мне сопротивляться. <o:p></o:p>

— Тамаз, сам-то не выпендривайся. Если я решила к тебе вернуться, то это не значит, что ты смог меня сломать. Не забывай, что это ты будешь за мной бегать на четвереньках абсолютно голый по этой же самой площади, если я прикажу тебе. <o:p></o:p>

— Я-то побегаю, но потом трахну тебя там же. Так что, дорогая мы стоим друг друга. <o:p></o:p>

— Черт, ты прав, — засмеялась я.<o:p></o:p>

— Я всегда прав, пора тебе уже запомнить это. И еще, если я делаю вид, что подчиняюсь тебе, то это еще не значит, что это действительно является правдой. Возможно, мне просто выгодно иногда так поступать.<o:p></o:p>

— Вот это я знаю как никто.<o:p></o:p>

— Вот и умница. Я позволю тебе поиграть в свою госпожу, но помни о моем условии.<o:p></o:p>

— И когда же ты успел то переиграть меня? Ведь я точно была уверена, что все идет по моему плану. И что именно я управляю тобой, а не ты мной. И вот каким-то образом получилось так, что я все-таки попалась.<o:p></o:p>

— Дорогая моя, еще не нашелся тот человек, который переиграет самого Тамаза Танаева, а уж бабе, даже такой сильной как ты, это тем более не по зубам.<o:p></o:p>

-Тогда я скажу тебе кое-что. Если ты вдруг уже полностью уверен, что я подчиняюсь тебе во всем. Оглянись, может это всего лишь моя игра, и я хочу извлечь из нее определенную выгоду. Ведь помни, как тебе было хреново без меня и что именно ты не смог без меня. Я же без тебя смогла жить вполне пристойно. И именно ты пришел ко мне, а не я к тебе. Ты первым сломался и не выдержал.<o:p></o:p>

— Сука ты, Деваль. Какая же ты сука, — зло бросил мне Тамаз. Его глаза были полны злобы. Он понял, что он проиграл.<o:p></o:p>

— Ладно, не сердись. Мы действительно стоим друг друга. Помоги мне лучше одеться, а то я встать до сих пор не могу.<o:p></o:p>

— Нет, уж, не так быстро. Ты меня взбесила. Так что теперь тебе придется задержаться на пару раз.<o:p></o:p>

— Ооо, нет, пожалуйста, я больше не могу.<o:p></o:p>

— А меня это не волнует. На колени, Деваль.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Спустя еще пару часов Тамаз сам одел меня, потому что я была не в состоянии даже пошевелиться. Взял на руки, отнес в машину и вместе со мной поехал  ко мне домой. В зеркало заднего вида во весь рот улыбался Макс, смотря на нас. Я же прижавшись к Тамазу, уснула. Он открыл дверь своим ключом, отнес меня в ванную, вымыл и уложил на кровать. Дождался, пока я усну и ушел. <o:p></o:p>

Я проснулась только глубоким вечером. Счастливая и довольная. Я знала, что вернусь к Тамазу, но не хотела делать этого так быстро. Надо все-таки подержать его в тонусе. Я понимала, что безумно люблю его и, что без него мне не жить, я просто задохнусь. Я любила в нем все. Особенно то, что он был таким грубым, неуправляемым. Мне до одури нравилось в нем именно это. Я всегда хотела видеть рядом с собой такого сильного мужчину. Который сломает меня, прогнет под себя. И вот именно у него это и получилось. Все мои попытки сопротивляться ему выглядели жалкими. И это бесило меня. Я действительно хотела сломаться под ним, но меня все равно бесило то, что у него это получилось так мастерски и то, что я не смогла оказать даже малейшего сопротивления ему, хотя бы для вида. Но может все-таки прекратить мне пытаться противостоять ему? А просто отдаться ему и стать наконец-то счастливой. Я теперь была уверенна, что он тоже любит меня и что без меня он тоже уже не сможет. Мы нужны друг другу. Тогда к чему вот эти мои жалкие сопротивления? Он же тоже понимает, что я пытаюсь ему сопротивляться только из упрямства. И он уже уверен на все сто, что я его, что я принадлежу ему вся, без остатка. Черт, но не могу я, не могу вот так быстро сдаться. Ладно, решено, продержусь еще столько сколько смогу, а потом буду белой и пушистой с ним. Ведь его бесит, что я на людях вот так с ним обращаюсь. Он хочет показать всем, что это он, управляет мной, а я не им. И я доставлю ему это удовольствие, ведь я тоже хочу сделать его счастливым.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Тамаз не приезжал и не звонил мне весь следующий день. Я тихо бесилась от этого. Не знала чем себя занять, а когда легла спать проклинала его всеми словами. Мне было одиноко в пустой квартире, одиноко в холодной постели без него. Промучившись часов до 2 я, все-таки уснула. Меня разбудил телефонный звонок. На часах было 3 ночи. И кому я могла понадобиться в такое время? <o:p></o:p>

— Тамаз, — выдохнула я и побежала к телефону. – Алло, — дрожащим голосом ответила я. Но на том коне молчали. – Алло, — повторила я. Но ответа не последовало. – Тамаз это ты? – чуть слышно прошептала я.<o:p></o:p>

— Маленькая моя, конечно это я, — хриплым голосом прошептал он. И мне сразу стало так легко и спокойно. Как будто вот от этого его звонка все встало на свои места. Теперь он со мной и все тревоги отпустили меня.<o:p></o:p>

— Почему ты так долго не звонил мне?<o:p></o:p>

— А ты уже соскучилась? – засмеялся он все еще хриплым голосом.<o:p></o:p>

— Конечно.<o:p></o:p>

— Мне приятно это слышать. Чем ты занималась?<o:p></o:p>

— Ничем. Просто сидела, курила и ждала тебя.<o:p></o:p>

— Что весь день?<o:p></o:p>

— Да, весь.<o:p></o:p>

— Я так нужен тебе, что ты уже день не в состоянии прожить без меня?<o:p></o:p>

— Ты знаешь ответ.<o:p></o:p>

— Я хочу его от тебя услышать.<o:p></o:p>

— Да, ты очень нужен мне. Я и минуты не могу уже прожить без тебя.<o:p></o:p>

— Малышка моя, я так долго ждал этого от тебя. Ты уже спала?<o:p></o:p>

— Да, совсем недавно уснула.<o:p></o:p>

— Что на тебе одето?<o:p></o:p>

— Моя черная шелковая сорочка.<o:p></o:p>

— Это та, которая вся прозрачная?<o:p></o:p>

— Она самая.<o:p></o:p>

— Дорогая, я только представил тебя в ней и у меня уже встал. Что делать?<o:p></o:p>

— Ты меня спрашиваешь? У тебя вроде какие-то там условия были, которые я не вправе обсуждать и не подчиняться им.<o:p></o:p>

— Ты хочешь, чтобы я приехал?<o:p></o:p>

— Это твое условие, забыл?<o:p></o:p>

— Нет, я не хочу так. Я хочу, чтобы ты сама меня позвала.<o:p></o:p>

— Зачем ты тогда ставил это дурацкое условие?<o:p></o:p>

— Ну, я думаю, что оно мне все-таки еще пригодиться. Но ты не увиливай от темы. Ты хочешь, чтобы я приехал?<o:p></o:p>

— А что ты будешь со мной делать?<o:p></o:p>

— Это ты сможешь узнать и почувствовать, только если я приеду.<o:p></o:p>

— Я хочу, чтобы ты приехал.<o:p></o:p>

— Громче скажи это.<o:p></o:p>

— Я хочу, чтобы ты сейчас же оказался рядом со мной.<o:p></o:p>

— Почему ты хочешь этого?<o:p></o:p>

— Потому, что мне одиноко без тебя. Я очень скучаю по тебе. Я очень хочу тебя. Хочу, чтобы ты полностью завладел мной.<o:p></o:p>

Только я успела договорить это, как услышала, что входная дверь открывается. Я очень испугалась.<o:p></o:p>

— Ну что же ты замолчала, девочка моя, — спросил Тамаз, медленно подходя ко мне.<o:p></o:p>

— Ну и кто же все-таки сегодня первым сдался? – отбрасывая телефон, я подошла к Тамазу и повисла у нег на шее.<o:p></o:p>

— Разве это важно?<o:p></o:p>

— Для тебя, скорее всего да, а мне уже все равно, — сказала я, раздевая его и начиная целовать. <o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Я растянулась на диванчике в кухне абсолютно голая, положив ноги на Тамаза и, закурила. Сегодня он был очень нежным и ласковым. Было очень приятно заниматься с ним сексом медленно, не спеша. Тамаз знал меня всю, знал, как доставить мне удовольствие. При этом сам получал не меньшее от такого неспешного процесса. <o:p></o:p>

— Какая же ты у меня красивая, — сказал Тамаз, поглаживая мои бедра. – Только похудела очень.<o:p></o:p>

— Тебе не нравиться?<o:p></o:p>

— Ты мне любая будешь нравиться. Просто раньше я хоть за попу тебя мог посильнее ухватить, а теперь она совсем маленькая, что чуть ли не в руке у меня помещается.<o:p></o:p>

— Это не попа маленькая, а руки у тебя просто огромные, — засмеялась я.<o:p></o:p>

-Вот поэтому мне и нравилось, когда она у тебя больше была.<o:p></o:p>

— Зато смотри теперь какая талия.<o:p></o:p>

— Ага, все ребра видать. Мне нравилось целовать твой маленький животик. Не люблю я тощих.<o:p></o:p>

— Да где же я тощая, — спросила я, вся вгибаясь и демонстрируя фигуру.<o:p></o:p>

— Ну, не тощая, но пара кило, не помешали бы.<o:p></o:p>

— Да ну тебя, мне нравиться.<o:p></o:p>

— Ну, раз ты довольна, значит и я тоже.<o:p></o:p>

— Какой ты сегодня покладистый. Интересно это просто так или ты чего-то задумал.<o:p></o:p>

— Ты теперь во всем будешь искать подвох?<o:p></o:p>

— Нет, но я чувствую, что тебе от меня что-то нужно и мне это не понравиться.<o:p></o:p>

— Какая ты догадливая.<o:p></o:p>

— Значит я права? Ну, выкладывай тогда, что тебе нужно.<o:p></o:p>

— Переезжай ко мне?<o:p></o:p>

— Чего? Я не хочу переезжать к тебе.<o:p></o:p>

— Чего-чего. Что слышала. Я хочу, чтобы ты переехала ко мне. Меня бесят вот такие перебежки. Я хочу приходить домой, а ты ждала бы меня там. Я хочу засыпать с тобой и просыпаться. Что в этом такого? Если не хочешь вот так просто жить, давай поженимся. Я бы хоть завтра отвел тебя в ЗАГС, но сомневаюсь, что ты согласишься. Но я семью хочу, в конце-то концов. Хочу, чтобы ты женой мне стала. Чтобы все узаконено было. А не вот так. Бегать туда-сюда. <o:p></o:p>

— Это ты мне сейчас типа предложение делаешь?<o:p></o:p>

— Что ты разговариваешь то как все время. Язвишь все время. Да, я делаю тебе предложение. Если захочешь, прямо сейчас можем поехать и выбрать тебе кольцо, чтобы все по правилам было.<o:p></o:p>

— Тамаз, я пока не готова к свадьбе с тобой. Мы только сошлись. И ты сам понимаешь, что надо пожить сначала и притереться. Мне надо ко многому привыкнуть. И вдруг у нас ничего не получится.<o:p></o:p>

— Все у нас получится. Не захочешь — заставлю, не сумеешь — научу. <o:p></o:p>

— Вот почему ты такой все время. Как чуть что, так сразу заставлю.<o:p></o:p>

— Потому что с тобой так и надо. И потому что тебе самой именно так и нравиться. Еще скажи что нет, — довольно ухмыльнулся он. Я только поморщилась. Как он так хорошо меня узнал? – Значит, переехать ты согласна? Ты уже сама согласилась, так что не отнекивайся.<o:p></o:p>

— Не согласилась, а ляпнула, не подумав.<o:p></o:p>

— Ну, значит решено, сегодня переезжаешь ко мне.<o:p></o:p>

— Черт, ну как я вот так все время попадаюсь то? Не подскажешь, чтобы впредь следить за языком своим.<o:p></o:p>

— Ну, ладно тебе причитать. Неужели ты не рада?<o:p></o:p>

— Да рада я, рада.<o:p></o:p>

— Вот так-то лучше. Ну, давай закрепим, потом поспишь, и будем собирать тебя.<o:p></o:p>

— Маньяк блин, — пробормотала я, садясь на него.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

— Да, малыш, я в шоке, — пробормотал Тамаз, осматривая весь мой багаж в виде одного чемодана. – Даже у меня шмоток больше.<o:p></o:p>

— Прекрати, мне это неприятно, — обиделась я. Ушла в кухню и закурила.<o:p></o:p>

— Малыш, ну, прости, — подхалимски начал Тамаз. – Моя будущая жена не должна ни в чем нуждаться. Мне нравиться, как ты одеваешься. Ты очень стильно это делаешь. Но ведь, согласись, вещей у тебя очень мало. А  я хочу, чтобы у тебя было абсолютно все. <o:p></o:p>

— Тамаз, это все что я могу себе позволить и мне этого достаточно. Я не привыкла к большому гардеробу, его не было у меня никогда. И мне, правда, этого достаточно.<o:p></o:p>

— Ты пойми, что мне этого не достаточно. Я хочу, чтобы ты утопала в этих тряпках. Чтобы выбрать не могла, что одеть не потому, что не из чего, а, наоборот, из-за переизбытка этого шмотья. И поэтому я тебя прошу, нет, приказываю, поехали, скупим нахрен все магазины.<o:p></o:p>

— Я не могу так, Тамаз. Мне, правда, не нужно все это и я не хочу быть тебе обязанной в этом.<o:p></o:p>

— Какие нахер обязательства. Ты моя жена будущая. Пусть ты еще не согласилась. Но ты сама вчера сказала, если у нас получиться жить вместе, то ты сразу, же выйдешь за меня.<o:p></o:p>

— Ты шантажировал меня вчера. Довел до экстаза и в этом состоянии уговорил. Да я в тот момент на все была согласна. Так что это  не честно.<o:p></o:p>

— С тобой по-честному и нельзя. Постоянно приходиться изворачиваться и придумывать, как же обмануть тебя.<o:p></o:p>

— Благо фантазии у тебя на это всегда хватает.<o:p></o:p>

— Да, пока хватает, но так как мы будем жить всю жизнь вместе, то боюсь, меня не хватит надолго.<o:p></o:p>

— Ну, это ты замахнулся, конечно. Но если я все-таки выйду за тебя замуж, ты, же сам знаешь, что все это тебе не понадобиться. Ты  сможешь просто заставить меня, потому, что я твоя жена и не буду иметь права ослушаться.<o:p></o:p>

— Так, тему не меняй. Сейчас едем по магазинам. И не возражай. Иначе мне придется самому все это тебе притащить и тебе придется носить это, даже если тебе будет не нравиться то, что я куплю. Так что давай прекращай тут принципами меня своими наиглупейшими мучить и поехали. <o:p></o:p>

— Тамаз, …..<o:p></o:p>

— Все, ты достала меня, Деваль. Как же ты бесишь то меня иногда. Убить просто готов. Да любая баба на твоем месте от такого счастья умерла бы просто. А ты мне тут принципы свои глупые тычешь, — говоря все это, Тамаз одевал на меня, приготовленные джинсы, водолазку, затем обул и одел, на меня, пальто. Сопротивляться я не могла, потому что он крепко держал меня. Потом он оделся сам, взял чемодан, запрокинул меня к себе на плечо, вышел, закрыл дверь и вызвал лифт.<o:p></o:p>

— Я сама в состоянии идти и не надо меня как мешок нести, — прорычала я. – Это унизительно, между прочим.<o:p></o:p>

— Ты сама напросилась. И я теперь боюсь тебя отпустить, ты ведь и сбежать можешь. Это на тебя очень похоже.<o:p></o:p>

— Я обещаю, что не сбегу, поставь меня, — уже визжала я.<o:p></o:p>

— Мне так спокойнее, потерпи, осталось то всего лишь до машины дойти.<o:p></o:p>

— Я ненавижу тебя, Танаев.<o:p></o:p>

— Ты такая смешная, когда злишься, — весело проговорил он, открывая подъездную дверь. <o:p></o:p>

— Ты невыносим и неисправим. Все, я отказываюсь жить с тобой, верни меня домой.<o:p></o:p>

Тамаз проигнорировал мои слова, подошел к машине, отдал чемодан Максу.<o:p></o:p>

— У вас теперь такие игры? — заржал Макс, убирая чемодан в багажник.<o:p></o:p>

— Поговори мне еще, — рыкнула я на него, и он решил замолчать, поняв, что мы не смеемся, а, значит, и не играемся. Тамаз тем временем поставил меня на ноги, вставил мне в губы прикуренную сигарету, закурил сам и, уставившись мне в глаза, тихо проговорил:<o:p></o:p>

— Я многое тебе могу простить. Но никогда не кидайся словами. Не люблю я этого. Если ты что-то решила не отнекивайся от этого в порыве злости. Сама ведь потом жалеть будешь. Да и я тоже могу фыркнуть и уже не принять тебя обратно. Так, что думай прежде, чем что-то говорить.<o:p></o:p>

— Прости, — прошептала я через какое-то время. Потому что поняла, что он действительно прав.<o:p></o:p>

— Вот такая ты мне нравишься, — улыбнулся он, помогая мне сесть в машину.<o:p></o:p>

— Такая покорная?<o:p></o:p>

— Такая благоразумная. Ты правильно поступила, извинившись, потому что поняла, что не права.<o:p></o:p>

— Я редко в этом признаюсь.<o:p></o:p>

— И я ценю каждый такой момент, — целуя меня, проговорил Тамаз.<o:p></o:p>

— Как же ты меня терпишь то такую?<o:p></o:p>

Тамаз взял мое лицо в свои руки, заглянул мне в глаза и серьезно проговорил:<o:p></o:p>

— Я люблю тебя.<o:p></o:p>

Он впервые сказал мне это. Я знала об этом, но услышала из его уст впервые. И внутри растеклось такое тепло и блаженство. Я тоже любила его, любила безумно. Но сказать об этом не осмелилась. Не знаю почему. Мне стало как-то неловко. Ну почему, почему я молчу? Я видела, как в его глазах появилась грусть из-за моего молчания.<o:p></o:p>

— Тамаз, ….., — тихо начала я. Но он закрыл мои губы руками и прошептал:<o:p></o:p>

— Я все знаю и понимаю, дорогая. И не сержусь на тебя. Я понимаю, что ты еще не готова. Но я, же знаю, что ты чувствуешь, то, же самое, поэтому мне не сложно подождать пока ты будешь готова вот так открыться мне.<o:p></o:p>

— Спасибо, — проговорила я, уткнувшись ему в шею и легонько целуя ее.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

— Тамаз, я больше не могу. Поехали, пожалуйста, домой. Я уже и так за всю жизнь не успею все это одеть. Я очень устала. Ну, поехали. Если захочешь, съездим еще раз как-нибудь. Раз уж тебе так нравится меня как куклу наряжать. А я еще думала, что мужчины не любят по магазинам ходить. Ты перевернул все мое мировоззрение, — жаловалась я, выходя из очередного магазина.<o:p></o:p>

— Ладно, уговорила, поехали домой. А то я уже есть захотел.<o:p></o:p>

— Спасибо, спасибо. Ура.<o:p></o:p>

— Я думал для девчонок это радость ходить по магазинам. Думал, что вы сутками можете так бродить без еды и воды.<o:p></o:p>

— Ну, вот видишь какая я ненормальная. Мне это не нравиться.<o:p></o:p>

— А мне нравиться одевать тебя.<o:p></o:p>

— Ты разоришься так. <o:p></o:p>

— Дорогая, моих денег хватит еще правнукам. Да так, что они смогут каждый день по такой сумме тратить.<o:p></o:p>

— Ты ненормальный. <o:p></o:p>

— Согласен. Куда поедем, поедим?<o:p></o:p>

— Поехали в твой ресторан, хоть тут сэкономишь.<o:p></o:p>

— Ахахахаха. Признайся тебе, просто понравилась японская кухня в моем ресторане.<o:p></o:p>

— И это тоже.<o:p></o:p>

— Ну, тогда, Макс, вези нас в «Токио».<o:p></o:p>

— Ага. Как вы можете эту фигню есть. С нее же не наешься. Тем более вы так замотали меня сегодня, что мне кабана мало будет, чтобы я наелся. А они маленькие кусочки рыбы с рисом есть собрались. Извращенцы. <o:p></o:p>

Мы с Тамазом смеялись всю дорогу до ресторана, потому что Макс так и не перестал ворчать. Все знали о том, что  Макс любит много и вкусно поесть и всегда потешались над ним из-за этого. Но при этом у Макса была потрясающая фигура. Кубики на животе никогда не исчезали. Макс был фанатом спорта.<o:p></o:p>

Мы плотно покушали в ресторане, выпили вина, и меня это так разморило, что по дороге домой я уснула. Тамаз внес меня в свой дом на руках, уложил на кровать, раздел и укрыл одеялом. Я даже не проснулась при этом. <o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Когда я проснулась, то не сразу поняла, где нахожусь. Но, увидев рядом спящего Тамаза, вспомнила, что теперь живу у него. Ведь я вчера даже не осмотрела дом, уснув еще в машине.<o:p></o:p>

Какой же он милый, когда спит. Я погладила его светлые волосы, провела пальчиком по щеке, и он улыбнулся во сне. Я поняла, что из-за вот таких моментов, не зря переехала к нему. Я еще немного полюбовалась им и пошла в душ. В него вела дверь прямо из спальни. Окончательно проснувшись после водных процедур, я решила осмотреть дом, а потом приготовить Тамазу кофе. <o:p></o:p>

Спальня находилась на втором этаже. Здесь были еще 2 комнаты, видимо гостевые, и еще одна комната, но совершенно пустая. Надо будет потом спросить, почему она такая. На первом этаже была кухня, большая гостиная с камином, кабинет. Так же в доме был цокольный этаж. В нем была сауна и огромный бассейн. Я не удержалась и нырнула в него голышом. Я плескалась, визжа как ребенок. И не сразу увидела, что Тамаз наблюдает за мной. Я подплыла к нему и веселым голосом предложила:<o:p></o:p>

— Не хочешь ко мне присоединиться? – Он не ответил, просто разделся и нырнул с разбегу. Проплыл пару кругов и только после этого подплыл ко мне.<o:p></o:p>

— Доброе утро, родная.<o:p></o:p>

— Доброе утро, — сказала я и, крепко обняв его, начала целовать. Он сразу понял, чего я хочу. Я громко кричала от наслаждения, когда он двигался во мне. Это было прекрасное утро.<o:p></o:p>

— Дорогая моя, ты просто чудо, — прохрипел он мне  в ухо, когда все закончилось.<o:p></o:p>

— Как тебе такое утро?<o:p></o:p>

— Это самое лучшее утро в моей жизни. И надеюсь, что остальные будут такими же.<o:p></o:p>

— Я буду стараться. Все давай вылазить, я хочу кофе. <o:p></o:p>

— Как скажешь, любимая.<o:p></o:p>

Он помог мне выбраться из бассейна и на руках отнес в душ, расположенный тут  же цоколе. Потом так же на руках отнес меня на кухню и стал варить кофе. <o:p></o:p>

— Ну, вот. Я хотела принести тебе кофе в постель, — надув губы, сказала я.<o:p></o:p>

— Родная моя, у нас с тобой еще будет куча утр и поверь, ты еще замучаешься носить мне кофе в постель. Потому что это только вот сейчас я за тобой ухаживаю, потом я расслаблюсь и начну от тебя требовать много чего. У меня, конечно, есть домработница, она убирает и готовит. Но мне было бы приятно, если бы ты иногда что-то такое делала для меня.<o:p></o:p>

Тамаз поставил передо мной чашку кофе, прикурил мне сигарету и в ожидании ответа уставился на меня.  <o:p></o:p>

— Ты подожди немного. Я сейчас освоюсь тут, привыкну и все такое. Мне же надо почувствовать, что это и мой дом теперь. И вот тогда начну тут хозяйничать. Гляди еще и ремонт заставлю тебя делать. Вдруг мне что-то не понравится.<o:p></o:p>

— Мне нравиться ход твоих мыслей. Мне приятно, что ты уже хочешь, чтобы это был и твой дом. А насчет ремонта, я ради тебя готов снести нахрен этот дом и построить такой, какой тебе бы захотелось.<o:p></o:p>

— Ну, нет, такого не надо. Я уже тут прошлась и мне все очень понравилось. Стильно и уютно. Особенно камин. Я давно очень о нем мечтала.<o:p></o:p>

— Знаешь, сколько ночей я провел у этого камина, после того, как мы тогда разошлись. Просто сидел, смотрел на огонь и думал о тебе.<o:p></o:p>

— Я исправлю это. Теперь с этим камином тебя будут связывать только приятные воспоминания о наших с тобой вечерах около него, — легонько погладив его по щеке, произнесла я. Тамаз взял мою руку и нежно ее поцеловал.<o:p></o:p>

— Я бы очень хотел этого.<o:p></o:p>

— Хотела спросить тебя. Почему на втором этаже есть совершенно пустая комната? Почему ты ее никак не обставил? <o:p></o:p>

Тамаз смущенно отвернулся и молчал. Я удивилась такой его реакции. Может, в этой комнате что-то случилось, и мне не нужно было об этом спрашивать.<o:p></o:p>

— Прости, если я что-то не то спросила.<o:p></o:p>

— Нет, все нормально. Я оставил ее такой специально. Я хочу, чтобы когда-нибудь там была детская. Поэтому сейчас не делаю в ней ничего.<o:p></o:p>

— Ооо. А я уже подумала, что там что-то страшное произошло.<o:p></o:p>

— Надеюсь, что мы с тобой ее когда-нибудь переоборудуем. <o:p></o:p>

— Посмотрим, Тамаз. Давай пока не будем загадывать.<o:p></o:p>

— Как скажешь. Как скажешь. Чем займемся? Дом ты уже сама осмотрела, давай я тогда тебе двор хоть покажу что ли.<o:p></o:p>

— Давай.<o:p></o:p>

— Тогда одевайся, и пойдем, осмотримся и я познакомлю тебя со всеми.<o:p></o:p>

— Со всеми это с кем?<o:p></o:p>

— Ну, тут еще стоит маленький домик, там живет охрана. Их много. И домработница.<o:p></o:p>

— Я должна как-то нарядиться или можно по-простому? Вдруг ты не хочешь, чтобы меня видели такую сонную.<o:p></o:p>

— Дуреха. Ты очень красивая. И мне если честно вообще нравиться больше, когда ты не красишься. Ты такая милая без этой краски, такая домашняя и уютная.<o:p></o:p>

— Спасибо конечно, но я все-таки придам себе пристойный вид. А то вдруг твоя охрана не одобрит твой выбор.<o:p></o:p>

— Моя охрана будет восхищаться тобой и называть тебя королевой, если я прикажу. И они никогда не посмеют высказаться плохо о моем выборе.<o:p></o:p>

— Ну, все завелся. Я же не знаю тут ваших порядков. Поэтому извини, если сморозила глупость. Покури еще и успокойся, а я пойду, оденусь.<o:p></o:p>

Я чмокнула его в губы и пошла наверх. Решив и, правда, не мудрить я, надела узкие джинсы, водолазку в обтяжку с короткими рукавами и совсем чуть, чуть подкрасилась. Выпрямила волосы и  уложила челку. Подушилась и оглядела себя в зеркало. Мне понравилось.<o:p></o:p>

Когда я спустилась в низ, Тамаз курил у камина. Увидев меня, он подошел, осмотрел меня со всех сторон и фыркнул:<o:p></o:p>

— Иди, переодевайся.<o:p></o:p>

— Почему? – возмутилась я.<o:p></o:p>

— Потому что нельзя выглядеть так сексуально. Вся моя охрана будет теперь облизываться на тебя.<o:p></o:p>

— Мне что какой-нибудь мешок надо одеть на себя? Погоди-ка, а они все такие же накаченные и большие, как Макс?<o:p></o:p>

— Ну, да.<o:p></o:p>

— Тогда пойдем скорее знакомиться. Мне как раз нравятся такие.<o:p></o:p>

— Я убью любого из них, на кого ты хоть раз посмотришь не как на охранника.<o:p></o:p>

— Тихо, не заводись. Я просто неудачно пошутила. Мне нахрен не нужны они. Ни один из них не пойдет ни в какое сравнение с тобой. Да и врядли на планете найдется хоть кто-то, кто сможет составить тебе достойную конкуренцию. Так что, успокойся, поцелуй меня и не думай больше об этом.<o:p></o:p>

Тамаз выдохнул, поцеловал меня и прошептал на ухо:<o:p></o:p>

— Я верю тебе, но если что, то будь уверена, я выполню свое слово в отношении любого из них.<o:p></o:p>

Я вздрогнула. Ну, зачем он так. Ведь знает, что мне и так не нравиться что он бандит, а он еще и постоянно напоминает мне об этом. Я скривилась, но промолчала. Нда, мне понадобиться больше времени, чем я думала, чтобы привыкнуть к его образу жизни.<o:p></o:p>

— Тогда и ты будь уверен, если я увижу, хоть одну бабу рядом с тобой, я заставлю тебя лично убить ее на моих глазах.<o:p></o:p>

Тамаз вздрогнул. А я, победно улыбнувшись, пошла обуваться. Я одела, кожаную куртку и обула коротенькие замшевые сапожки, заправив в них джинсы. Тамаз молча, оделся и подошел ко мне. Он хотел что-то сказать, но я, закрыв ему рот рукой, сказала:<o:p></o:p>

— Не говори ничего. Давай закроем эту тему. Я поняла тебя и надеюсь, ты тоже меня понял. Я поверила тебе, но и ты не думай, что я пошутила. Все, выдохни, и пойдем,  погуляем. Я видела, что прямо за домом лес.<o:p></o:p>

Тамаз поцеловал меня и широко улыбнулся. И я ответила ему улыбкой. <o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Выйдя на крыльцо, я вдохнула чистый воздух и сладко потянулась. Тамаз, наблюдал за мной и улыбался. Я огляделась. Слева стоял небольшой домик, видимо там и живет охрана. Впереди была крытая беседка, и оттуда доносились звуки телевизора. А справа была открытая беседка и качели. Я улыбнулась. Это было так мило. Но тут к нам бросились огромные собаки. Я даже не могла определенно сказать какой они породы. Они были просто огромными и бежали прямо на меня, грозно лая. Тамаз сразу же закрыл меня собой и закричал:<o:p></o:p>

— А ну пошли вон отсюда. Вон я сказал. – И они, опустив морды, уселись на землю. – Гоша, — еще громче заорал Тамаз и из крытой беседки выбежал парень. – Какого хрена собаки спущены?<o:p></o:p>

— Так они всегда гуляют. Все же свои, — пожал плечами Игорь.<o:p></o:p>

— Ты, что не слышал, что у нас в доме моя будущая жена теперь живет? И они ее пока не знают, значит, опасны для нее.<o:p></o:p>

— Ну, не подумал.<o:p></o:p>

— А впредь старайся думать, — уже спокойно сказал Тамаз и, повернувшись ко мне, спросил: — Ты как? Не очень испугалась?<o:p></o:p>

— Нет, конечно, — отозвалась я, уверенным голосом. – Я же не из пугливых, забыл разве?<o:p></o:p>

— Забыл вот.<o:p></o:p>

— Они конечно жуткие монстры, но довольно милые, — сказала я, потихоньку подходя к собакам. Тамаз попытался меня остановить, но я только рукой махнула. Я смотрела им прямо в глаза, не отрываясь и уверенно, подходила к ним. Собаки зарычали, и Тамаз хотел оттолкнуть меня от них, но я тихо сказала:<o:p></o:p>

— Подожди, не дергайся. – При этом, не сводя взгляда с собак. Я остановилась прямо пред ними и уставилась твердым взглядом им в глаза. Они зарычали еще больше, но не сдвинулись с места. И тогда я приказала им жестким голосом:<o:p></o:p>

— Сидеть! – И они, посмотрев на меня еще пару секунд, подчинились, опустив морды и признавая меня. Я расслабилась и, опустившись на корточки, погладила их по мордам. Они остались довольны. Собакам нужно сразу показать кто главный, ни в коем случае не показывать страха и тогда они примут тебя. Уже не боясь, я повернулась к ним спиной и подошла к Тамазу.<o:p></o:p>

— Ну, вот мы и подружились.<o:p></o:p>

— Ты ненормальная. Ты хоть понимаешь, что они могли разорвать тебя в считанные секунды, и я бы даже не успел ничего сделать?<o:p></o:p>

— Я знала, что они меня не тронут. Видишь, я умею убеждать не только тебя.<o:p></o:p>

— Ты чокнутая.<o:p></o:p>

Я только засмеялась.<o:p></o:p>

— Меня зовут Лиза, — отсмеявшись, я повернулась к Гоше и протяну ему руку. Он посмотрел на меня, моргнул, посмотрел на мою руку, потом перевел взгляд на Тамаза, затем еще раз посмотрел на меня и, заикаясь, произнес, пожимая неуверенно мне руку:<o:p></o:p>

— Ггоша.<o:p></o:p>

— Очень приятно, Игорь. Надеюсь, мы с тобой тоже подружимся, как и с собачками. <o:p></o:p>

— Не дай Бог, чтобы так же как с ними. Ой. Я не это имел в виду. Извините.<o:p></o:p>

— Не переживай, я все поняла. И никаких вы. Я вроде еще молоденькая, чтобы мне выкать. Так что на ты и просто Лиза, договорились?<o:p></o:p>

— Хорошо.<o:p></o:p>

— Ну и что ты мне с парнем сделала? – смеясь, сказал Тамаз.<o:p></o:p>

— В смысле?<o:p></o:p>

— Он запал на тебя, но при этом до одури теперь тебя боится. Этих собак каждый из нас долго к себе приучал, а ты за минуту это сделала. Они на меня-то до сих пор рычат, а перед тобой опустились на задние лапы и чуть не урчали. Вот и со мной ты тоже самое проделала. Я, наверное, до сих пор таким же щенячьим взглядом, как и они на тебя смотрю. А Гоша, вон до сих пор от тебя глаз не отрывает. Игорь очнись. Иначе мне придется тебя уволить, если ты таким взглядом будешь на нее смотреть.<o:p></o:p>

— Извини, Тамаз. Просто я охренел от того, что она с собаками сделала. Взгляд-то у нее, какой, аж мурашки по коже. <o:p></o:p>

— Да уж, есть в ней такое неприятное качество.<o:p></o:p>

— Что это неприятное то? Видишь, какое полезное,  — сказала я, целуя его.<o:p></o:p>

— Ладно, пошли с остальными знакомиться. Макс, — заорал Тамаз.<o:p></o:p>

— Да что же ты орешь-то так? Я ведь и оглохну таким образом. <o:p></o:p>

— Ну, надо же до него докричаться, не ходить же за ним.<o:p></o:p>

— Ну, так-то да, конечно,  — хмыкнула я. Тут и Макс подбежал:<o:p></o:p>

— Доброе утро. Лизка, как спалось на новом месте? А чего собаки спущены? Тамаз ты бы убрал их, они ведь ее не знают. Сам ведь помнишь, как к себе-то приучали. А она вообще девчонка.<o:p></o:p>

— Доброе утро, Макс. С собачками я уже подружилась и, они меня приняли. Спалось мне хорошо, спасибо.<o:p></o:p>

— Как это подружилась? – недоуменно спросил Макс.<o:p></o:p>

— Давай потом. Позови ребят. Знакомиться будем, — проворчал Тамаз.<o:p></o:p>

— Ну, ладно. Потом так потом.<o:p></o:p>

Я, обняв Тамаза, вся прижалась к нему и, целуя, спросила:<o:p></o:p>

— Ты чего не в духе то?<o:p></o:p>

— Да не, нормально все.<o:p></o:p>

— Ну, я же вижу. Говори, давай. Это из-за Гоши?<o:p></o:p>

— Да хрен с ним, с Гошей. Я просто, правда, понял, что выгляжу, как мои же собаки. Рычу на тебя иногда, а сам щенячьим взглядом смотрю на тебя. Вот ты и не слушаешься меня.<o:p></o:p>

— Это я-то тебя не слушаюсь? Ну, не всегда, да. Но в последние-то дни я полностью тебе, подчиняясь во всем. Так что у тебя нет повода для таких мыслей. И взгляд у тебя самого такой, что когда ты смотришь на меня, внутри все сжимается от страха, но при этом он мне так нравиться, что я просто плавлюсь под ним. Так что выкинь эти глупые мысли из головы. Я сейчас с тобой и это главное.<o:p></o:p>

— Да, это точно сейчас для меня главнее всего.<o:p></o:p>

— Тамаз, сейчас все выйдут, — прокричал Макс, подбегая к нам.<o:p></o:p>

— Отлично. <o:p></o:p>

Все собрались рядом с нами и удивленно смотрели на меня. <o:p></o:p>

— Так, парни. Хочу вас познакомить с моей будущей женой. Теперь она будет здесь жить, и вы должны ее охранять даже лучше, чем меня. Макс будет ее личным охранником. Вместо него в паре с Данилой будет работать Иван. Лиза, значит знакомься. Это Олег, Димон, Артем, а Серегу и Гошу ты уже знаешь. Они живут тут постоянно. А это, парни, моя любимая Лиза.<o:p></o:p>

— А она красивая, — сказал Олег.<o:p></o:p>

— Так теперь другое. Не дай Бог кто из вас хотя бы в мыслях будет думать о ней, не как об объекте охраны, минимум будет уволен. Если увижу, что слюни на нее пускаете, выбью челюсть, и слюни будут течь постоянно. Если кто хоть пальцем ее тронет, будет закопан, сами знаете где. Все понятно?<o:p></o:p>

— Конечно, Тамаз. Какие вопросы? Это твоя женщина и мы не посмеем никогда на нее заглядываться. Просто одобряем твой выбор. Она шикарна, — отозвался Артем.<o:p></o:p>

— А мне не нужно ваше одобрение.<o:p></o:p>

— Так, теперь мне слово, пожалуйста,  — строго попросила я. – Доброе утро, мальчики.  Это, во-первых. Во-вторых, Тамаза поддерживаю и смотреть в мою сторону не советую. Выбить челюсть могу и сама. Но так как жить будем тут все рядышком, надеюсь все-таки с вами подружиться. Характер у меня тяжелый, но думаю, вы выдержите. Обращайтесь ко мне, пожалуйста, на ты. Никаких выканий. Девушка я простая, без закидонов, так что думаю, уживемся. Если есть какие вопросы обращайтесь ко мне на прямую. Разговоров и обсуждений за спиной не потерплю. Я не знаю ваших тут порядков, так, что если мне вдруг станет тут одной скучно, могу без разрешения придти к вам и просто поболтать о чем-нибудь. Надеюсь, вы мне не откажите не, потому что я хозяйская женщина, а потому что вам просто будет интересно со мной пообщаться. Так же прошу и ко мне на чаек, кофеек, если вам захочется просто поболтать. Ну, или на чего покрепче, если Тамаз разрешит. Вроде все.<o:p></o:p>

— А ты с характером, — сказал Димон.<o:p></o:p>

— Есть такое. Характер вы мой еще увидите во всей красе, так что готовьтесь.<o:p></o:p>

— Да, парни. Сам лично подтверждаю, она не подарок. Если разозлиться может просто подойти и ударить ни с того ни с сего. В этом случае либо сдавать мне ее на руки, либо стоять и терпеть, что бы она ни делала. Если кто хоть пальцем тронет, не выдержав, убью, вы меня знаете. Мы с вами работаем давно, отношения уже дружеские и доверительные. Так что со всеми вопросами и разговорами прошу тоже ко мне. Ну а сегодня вечером предлагаю замутить шашлык, выпить, расслабиться и подружиться.<o:p></o:p>

— Ооо, мы тока за, — заржал Олег.<o:p></o:p>

— Ну, значит готовьтесь, вечерком приступим. А сейчас мы прогуляемся. Макс и Данила с нами, но на расстоянии. Лиза, пойдем по лесу прогуляемся, ты же хотела вроде.<o:p></o:p>

— Да пойдем. Мальчики до встречи.<o:p></o:p>

— Ууууууууууу, — отозвались они хором.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Лес был очень красивым и погода сегодня хороша. Падает снег и солнышко светит. Мне понравилось это место, мне нравился дом Тамаза. И мне приятно было осознавать, что это теперь и мой дом. Наш дом. Тамаз шел, обнимая меня и, иногда наклонялся, чтобы поцеловать. И в этой прогулке и в этих объятиях была такая идиллия. Я чувствовала себя абсолютно счастливой. <o:p></o:p>

— Мне так интересно о чем ты думаешь, вот так загадочно улыбаясь, — спросил Тамаз с легкой улыбкой.<o:p></o:p>

— О тебе.<o:p></o:p>

— Хм, приятно.<o:p></o:p>

— Я думала о тебе, о нас. О том, что мне нравиться дом, и я уже очень хочу, чтобы он стал не твоим, а нашем. Вот сейчас я очень счастлива и не хочу, чтобы это закончилось.<o:p></o:p>

— А это и не кончится. Я сделаю тебя самой счастливой. И дом уже не мой, а наш. И меня прямо распирает такое странное чувство. Мне было сегодня так приятно видеть, как ты ходишь по дому. Я не знаю, как выразить свои чувства словами, никогда не умел красиво говорить. Но мне так приятно осознавать, что вот теперь возвращаясь, ты будешь ждать меня в нашем доме. Мне уже так хочется проводить с тобой в нем как можно больше времени, чтобы это было наше место. Черт, не знаю, как все это передать.<o:p></o:p>

— И не надо. Я понимаю тебя. И чувствую тоже самое. <o:p></o:p>

— Я очень тебя люблю и теперь уже никуда не отпущу, даже если ты будешь вырываться.<o:p></o:p>

— Да я вроде пока никуда и не собираюсь.<o:p></o:p>

— Вот именно, что пока. Я так хочу, чтобы ты была рядом и так боюсь тебя потерять. Я ведь знаю твой характер, чуть, что ты сразу будешь сбегать. А мне придется силой тебя возвращать. Потому что я не смогу быть ласковым и нежным в таких ситуациях.<o:p></o:p>

— Давай решать проблемы по мере их поступления. Сегодня я с тобой и давай не будем омрачать этот чудесно начавшийся день глупыми страхами.<o:p></o:p>

— Ладно, как скажешь. Просто вот теперь, когда я получил почти все, что хотел я, стал еще больше бояться потерять это. <o:p></o:p>

— Прекрати хандрить, Тамаз. Где мой сильный и волевой мужчина? Ты что стареешь? Кстати я даже не знаю, сколько тебе лет.<o:p></o:p>

— А это важно?<o:p></o:p>

— Нет, но просто интересно.<o:p></o:p>

— 31. Женат никогда не был, детей нет.<o:p></o:p>

— Зачем я тебе, Тамаз? Ведь я для тебя еще маленькая и несмышленая?<o:p></o:p>

— Глупышка. Я никогда не встречал такой умной, проницательной девушки. И, в конце концов, возраст разве действительно паспортом меряется? Мне не нужны глупые куклы. Мне нужна ты. Вот такая строптивая, такая ершистая, такая властная, упрямая, но такая милая и добрая, красивая и нежная. Ты единственная кто смотрит на меня самого, а не на мои деньги, власть и положение. И я это очень ценю. Тем более, это я должен задаваться вопросом, почему ты терпишь рядом с собой такого старикана?<o:p></o:p>

— Потому, что этот старикан даст фору любому молодому. Но  ты не прав в одном. Я смотрю не только на тебя самого, но и на твою власть. Но власть не в твоем круге общения, а на ту власть, которая обрушивается на меня. Я упрямлюсь, конечно, но именно это меня в тебе очень привлекает.<o:p></o:p>

— Ты как кошка. Вроде и сама по себе, но в тоже время хочешь к кому-то приходить, хочешь уюта, тепла и чтобы за ушком почесали.<o:p></o:p>

— Да, наверное, ты прав.<o:p></o:p>

— Я всегда прав, привыкни уже к этому. Ладно, пойдем домой, поедим, а потом съездим в одно место.<o:p></o:p>

— Только не говори, что опять по магазинам. Я не выдержу этого.<o:p></o:p>

— Нет, это не магазины. И не смотри на меня таким мученическим взглядом. На этот раз тебе точно понравиться сюрприз.<o:p></o:p>

— Ты когда-нибудь прекратишь мне их делать? Давай поживем спокойно без них какое-то время?<o:p></o:p>

— Все, сегодня последний и больше ничего не получишь.<o:p></o:p>

— Ну, на такое я, пожалуй, соглашусь. Тем более что ты меня заинтриговал. <o:p></o:p>

— Ну, неужели. Я смог наконец-таки выдавить из тебя интерес подарком.<o:p></o:p>

— Да потому что ты уверен, что мне это понравиться. И теперь мне жутко интересно. Потому что насчет магазинов ты сразу знал, что я не буду в восторге.<o:p></o:p>

— Потерпи, сейчас поедим и поедем.<o:p></o:p>

— Хорошо, помучаюсь немного.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Зайдя в дом, мы почувствовали, как пахнет чем-то восхитительно вкусным. Чуть слюне не потекли. Быстренько раздевшись, мы побежали в кухню. Там невысокая женщина, лет тридцати суетилась около плиты. Когда она посмотрела на меня удивительно добрым и нежным взглядом, я поняла, что ей чуть больше лет.<o:p></o:p>

— Здравствуйте, — неловко пробормотала я.<o:p></o:p>

— Здравствуй. Ты, наверное, и есть Лиза? Ну, наконец-то ты к нам переехала. Тамаз мне уже все уши про тебя прожужжал. Я так рада с тобой познакомиться. Зовут меня Татьяна, и давай без отчества. Мы тут все люди простые и привыкли только так, — все это женщина проговорила за считанные секунды. Я еле успевала уловить смысл.<o:p></o:p>

— Да, я и есть Лиза. И мне очень приятно с вами познакомиться. Тамаз мне рассказывал, как вы вкусно готовите и сейчас нас прям чуть с ног не сбил этот чудесный запах.<o:p></o:p>

— Ой, ну что вы. Мойте руки, и прошу за стол. Я видела, что вы гуляли, наверное, очень проголодались.<o:p></o:p>

— Да уж, я-то точно проголодался. Вы покинули нас на полдня и мы чуть не умерли от голода. Я больше такого не перенесу, — грустно сказал Макс, входя на кухню.<o:p></o:p>

— А я и смотрю, кто съел все печенье.<o:p></o:p>

— Ты уж извини, Татьяна, но что мне было желать? Остался один голодный. Пришлось добывать еду.<o:p></o:p>

— Добытчик блин, мой руки и за стол. <o:p></o:p>

— Так я уже, — сказал Макс, усаживаясь на высокий стул за широкой барной стойкой.<o:p></o:p>

— Да, видать, ты действительно сильно проголодался, что даже руки сразу помыл. А то обычно не допросишься. <o:p></o:p>

Мы все вместе засмеялись. Вымыв руки, мы тоже уселись за стойкой и принялись за еду. Готовила Татьяна и правда замечательно. <o:p></o:p>

— Спасибо, очень вкусно, — сказала я, протягивая руку за чашкой кофе.<o:p></o:p>

— Ой, да не за что, — смущенно, проговорила Татьяна.<o:p></o:p>

— Танюш, правда, все очень вкусно, — сказал Тамаз, закуривая.<o:p></o:p>

— Угу, — отозвался Макс, расправляясь уже с добавкой.<o:p></o:p>

— Макс, давай скорее, ехать уже надо, ждут ведь, — недовольно пробурчал Тамаз.<o:p></o:p>

— А что, я уже все.<o:p></o:p>

— Лиза, ты все?<o:p></o:p>

— Сейчас, переоденусь и поедем.<o:p></o:p>

— Давай, мы на улице будем.<o:p></o:p>

— Хорошо, — целуя Тамаза и выбегая из кухни, сказала я.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Я не знала, куда мы едем, и не знала, как должна одеться. Решила обойтись классикой. Одела узкие, черные брюки, жемчужную шелковую блузку с черным бантом на груди. Собрала волосы в хвост, выпрямила челку, чтобы она чуть закрывала глаза, чуть ярче подкрасила глаза, брызнула духами и обула черные замшевые сапожки на шпильке. Спустилась вниз, одела, черное пальто и вышла на улицу.<o:p></o:p>

— Черт, ну что ты делаешь то со мной. Ну, нельзя так выглядеть понимаешь? Я скоро и так начну отстреливать тех, кто посмеет посмотреть на тебя, а ты будто нарочно выглядишь еще соблазнительнее, чтобы мне трупов еще больше пришлось положить, — грустно сказал Тамаз.<o:p></o:p>

— Ну, я же не специально. И дорогой, прекрати ревновать. Я только с тобой.<o:p></o:p>

— Вот за это право мне и придется бороться.<o:p></o:p>

— Не преувеличивай. Сегодня ночью я докажу тебе, что я только твоя, — крепко прижавшись к Тамазу, проговорила я ему на ухо томным голосом.<o:p></o:p>

— Нет, ну и зачем ты это сказала? Я готов прямо сейчас унести тебя в спальню.<o:p></o:p>

— Нет уж, сначала, мой подарок, а потом, если мне действительно понравиться, я замучаю тебя своей благодарностью во всех позах, — и медленно провела языком по его губам.<o:p></o:p>

— Сучка, ты Деваль. На мне штаны сейчас лопнут.<o:p></o:p>

— Мне так нравиться заводить тебя, дорогой. <o:p></o:p>

— Ага, нравиться чувствовать, что я хочу тебя всегда и везде?<o:p></o:p>

— Конечно. Ты себе даже и представляешь, как это увеличивает мое самолюбие. Ведь раньше ты нагибал девок, а теперь сам нагибаешься так, как скажу я тебе. Мне нравиться, что ты вот такой огромный и сильный мужик моментально готов сделать все, что я скажу.<o:p></o:p>

— А меня бесит, что я вот такую пигалицу, как ты, которая мне даже до плеча не достает, не могу так же прогнуть под себя.<o:p></o:p>

— Но ты, же не будешь спорить о том, что именно это тебе, и нравиться во мне.<o:p></o:p>

— Не буду.<o:p></o:p>

— Вот так то. Слушай, ну ты хоть  намекни мне, что ли куда мы едем.<o:p></o:p>

— Нет, это сюрприз. И скоро тебе придется закрыть глаза. Я отнесу тебя и потом, сможешь  оглядеться.<o:p></o:p>

— Мне уже страшно.<o:p></o:p>

— Не бойся, тебе и, правда, понравиться. Так все, мы скоро будем подъезжать, поэтому закрой глаза и, пожалуйста, не подглядывай.<o:p></o:p>

— Ладно, так и быть.<o:p></o:p>

Тамаз внес меня в какое-то помещение и поставил на ноги. Я честно держала глаза закрытыми, хотя было жутко интересно и хотелось их уже скорее открыть. Тамаз тихо что-то кому-то сказал и разрешил открыть мне глаза. Я, осторожно открыла их и ахнула. Мы были в автосалоне и, передо мной стояла моя мечта. Машина Митцубиши Паджеро. Я посмотрела на Тамаза удивленным и вопросительным взглядом, а он, увидев мой восторг, рассмеялся и произнес:<o:p></o:p>

— Если ты все еще хочешь именно ее – она твоя. Но если увидишь здесь что-то другое и тебе понравиться, мы возьмем ту, другую.<o:p></o:p>

— Нет, я хочу эту. Но мне надо на ней прокатиться.<o:p></o:p>

— Для тебя все что угодно.<o:p></o:p>

Машину выгнали на улицу, и я быстро забралась на водительское сиденье. Права у меня были и водила я очень даже хорошо. Только быструю езду любила. Тамаз сел со мной впереди на пассажирское место. Назад забрались Макс и Данила.<o:p></o:p>

— Как далеко я могу уехать?<o:p></o:p>

— Хоть в другую страну.<o:p></o:p>

— Ну, тогда пристегнитесь, мальчики.<o:p></o:p>

Они все вместе фыркнули и просьбу мою проигнорировали. А я же решила наказать их за такое неверие. Благо, что впереди была трасса, которая позволяла мне это сделать. Я не спеша выехала и со скоростью 60 км/ч и стала приближаться к трассе. Макс с Данилой начинали все громче потешаться над моей неспешной ездой, хотя тут уже можно было разогнаться до 80, но я внутри злорадно улыбалась и хотела усыпить их бдительность. Тамаз тоже старался не засмеяться. Он со своей свитой всегда ездили по городу не меньше 150 км/ч. Гаишники не останавливали, потому, что Тамаз платил им свою зарплату, а водитель Серега выделывал поистине каскадерские трюки, да и сам Тамаз любил погонять за рулем своего хаммера.<o:p></o:p>

Но тут я больше не смогла сдерживаться. Машину я чувствовала прекрасно. Тут я была, как рыба в воде. И вдавив педаль газа в пол, полетела по трассе. Я выжимала из машины 200 км/ч. Смеялась и радостно визжала от восторга. Я обожала скорость. Я могла сутками вот так гонять.<o:p></o:p>

Немного наликовавшись я решила попросить Тамаза прикурить мне сигарету. Но увидела интересную картину. Он сжимал ручку двери со всей силой и в его глазах плескался испуг, когда он смотрел, как я обгоняю машину за машиной. Посмотрев в зеркало заднего вида, я увидела, как Данила судорожно пытается пристегнуться, но руки дрожат и это у него не выходит. Макс же был белее мела, одной рукой он, как и Тамаз вцепился в ручку двери, а второй сжимал сиденье. Я громко засмеялась. Вот такие двухметровые шкафы бояться быстрой езды. Я вообще не думала, что их хоть чем-то можно напугать.<o:p></o:p>

— Мальчики, а я предупреждала. Но вы только весело посмеивались надо мной. Теперь вот я смеюсь уже над вами.<o:p></o:p>

— Машину останови, — жестко сказал Тамаз. – Быстро.<o:p></o:p>

Ну, я и решила поскорее прижаться к обочине, потому что его тон не сулил мне ничего хорошего. Я остановилась. Тамаз быстро выпрыгнул из машины и, оббежав машину, рывком открыл мою дверь, вытащил меня на обочину и наотмашь ударил по лицу. Я медленно повернула к нему лицо и зло посмотрела ему в глаза. Они горели, ярко синим цветом. Тамаз нервно пытался прикурить сигарету и с четвертого раза ему это удалось. Он выкурил ее в три затяжки и закурил новую. Я забрала из его пальцев сигарету и жадно затянулась. Как он посмел опять поднять на меня руку. Знает же, что я не прощу этого. Тем более за то, что он вот так унизительно это сделал, вытащив меня как тряпичную куклу и за то, что снова ударил меня при охране.<o:p></o:p>

— А теперь быстро попробуй мне все объяснить иначе я сейчас же ухожу от тебя. Ты знаешь, что по лицу меня быть не имеешь права и унижать меня вот так тоже.<o:p></o:p>

— Ты идиотка. Ты понимаешь что творишь? Зачем ты так погнала? Захотела нам доказать какая ты крутая? Да мне похеру на твою крутость. Ты понимаешь, что если с тобой что-то случиться я не переживу этого? А ты как будто нарочно дразнишь меня. Что жить надоело тебе что ли? Я не думал, что в тебе столько глупости и детского  ребячества. Ты просто дура глупая, Деваль и я прямо сейчас сам готов убить тебя за то, что ты сделала. Я чуть инфаркт не подхватил. Пойми, мне насрать на свою жизнь и на их тоже. Ты для меня все. И я не хочу, чтобы ты однажды погибла снова пытаясь доказать как ты круто умеешь водить машину.<o:p></o:p>

Я молчала. Я понимала, что он прав, но зачем, же так бурно реагировать? Неужели нельзя спокойно сказать? Нет, он не может говорить спокойно ни о чем, что касается моей безопасности. Я видела этот дикий страх от возможности потерять меня так глупо. Он действительно очень боялся, что со мной может что-то случиться.<o:p></o:p>

— Прости, — тихо сказала я. – Я не подумала о том, что ты так это воспримешь.<o:p></o:p>

— А как я должен это воспринять? Даже каскадеры иногда разбиваются, а что уж говорить о тебе. Если ты не думаешь о себе, то подумай, хотя бы обо мне, если я все-таки что-то значу для тебя. <o:p></o:p>

— Ты очень много для меня значишь. И я обещаю, что ради тебя не буду больше так делать. Прости. – Я медленно подошла к нему, обняла и нежно поцеловала в шею. – Прости. Я, правда, больше не буду так делать.<o:p></o:p>

— Обещаешь?<o:p></o:p>

— Я пообещала уже. Но прошу тебя больше никогда не бей меня по лицу. Для меня это очень унизительно. Ударь лучше в другое место, но не по лицу.<o:p></o:p>

Он взял мое лицо в свои огромные ручищи и стал целовать мои щеки, нос, глаза, приговаривая:<o:p></o:p>

— Любимая моя, прости меня за это. Я обещаю, что такого больше не повториться. Прости меня, пожалуйста. И прости за то, что так вспылил, но и  ты пойми, что ты для меня сейчас самое важное, что есть в моей жизни. И я очень боюсь тебя потерять. Тем более таким способом.<o:p></o:p>

— Все, поехали тогда домой.<o:p></o:p>

— Нет, сначала в сервис, оформим на тебя все бумаги, а потом поедем номера получать. Выберешь, какой понравиться.<o:p></o:p>

— Тамаз, может не надо тогда мне дарить эту машину? Тебе спокойнее будет.<o:p></o:p>

— Нет, не говори так. Это мой тебе подарок. Я знаю, как ты давно ее хотела. И это, наверное, единственный подарок, который тебе может понравиться. Ко всему остальному ты, к сожалению равнодушна.<o:p></o:p>

— Ладно, давай закончим с этим и поедем домой, посидим вдвоем у камина.<o:p></o:p>

— От этого я не смогу отказаться.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Домой мы ехали вместе с Тамазом на его хаммере. За нами ехал Макс, теперь уже на моей машине. Номера получили, и все документы были в порядке. Но тут Тамазу кто-то позвонил на мобильный. Мы остановились, и он вышел из машины. Разговаривал долго. Вернувшись, сказал, что ему нужно срочно уехать по делам, но вернуться обещал поскорее. Я же решила не возвращаться домой одна, а заехать в торговый центр и накупить себе косметики, которую уже давно хотела обновить. Но Тамаз вчера отказался со мной ее покупать. Так что я решила поехать прямо сейчас. Все равно, что мне делать одной в огромном доме, к которому я все-таки еще не успела привыкнуть. Макс, конечно же, поехал со мной. Я решила сесть за руль и начать приучаться ездить нормально. Макс по дороге что-то рассказывал мне, но я не слушала его. Я думала о том, что теперь, чтобы, не обещал Тамаз, если я накосячу, то всегда буду получать кулаком куда-нибудь и не факт, что это будет не лицо. Ну и нахрена мне такая жизнь? Но я, же люблю Тамаза и не смогу уже уйти от него, потому что, переехав к нему, поняла, что только с ним смогу быть по-настоящему счастлива. Ну и что это за мазохистская любовь такая? Почему я одновременно и хочу и не хочу быть с ним? Разве такое возможно? Я думала, что если любишь человека, то в любом случае будешь уверена, что хочешь, чтобы он был рядом. Но вот оказывается, что и по-другому может быть. Вот и что мне делать? Быть с ним столько сколько смогу? А дальше? Если забьет уйти? Не думаю, что он теперь меня отпустит, как бы я не просила. Всю землю перероет, но найдет, если я сбегу. Нда, вот так и будем, значит жить. Любить друг друга и ненавидеть одновременно. При этом он будет это тоже чувствовать, не только я. <o:p></o:p>

Я так глубоко ушла в свои мысли, что чуть не врезалась в машину, едущую впереди меня. Соответственно сзади в меня тоже чуть не въехали. И тут понеслось. На светофоре, водитель, который ехал сзади меня начал сигналить и, открыв, окно стал орать:<o:p></o:p>

— Курица, тупая, смотри, как едешь. Если тебе твой любовник купил права, то это еще не значит, что ты можешь ездить по дорогам. Дома сиди, идиотка. Чуть машину из-за тебя не разбил, овца.<o:p></o:p>

Зря он так. Я и так была злая,  вся на взводе и именно вот такой толчок мне требовался, чтобы выплеснуть эмоции. Я вышла из машины и направилась к водителю, который теперь открыв окно полностью, улыбаясь, орал:<o:p></o:p>

— Что, курица, извиняться вышла? Ба, какая краля то красивая. А давай с тобой в сауну, а? И там сможешь извиниться. – После этих слов он заржал еще громче, откинув голову назад. <o:p></o:p>

Я не спеша подошла к нему и, схватив за волосы, со всей силы ткнула его лицом в руль. Один раз, второй, третий. У него потекла кровь. Но мне этого было мало. Я со всего размаху ударила ему кулаком в нос, который и так уже был разбит. И снова взяв за волосы, вкрадчиво сказала:<o:p></o:p>

— Ты, тварь жирная, что о себе возомнил? Ты ничтожество, какое право имеешь со мной так разговаривать? Ты совсем тупой? Номера видишь? Номера я спрашиваю, видишь?<o:p></o:p>

— Вввижу.<o:p></o:p>

— Знаешь, кто ездит с такими номерами?<o:p></o:p>

— Ззаю.<o:p></o:p>

— Тогда какого хрена ты орешь тут? Скажи спасибо, что я своих ребят к тебе не послала, иначе они убили бы тебя здесь и сейчас. И не посмотрели бы на толпу народа. А знаешь почему?<o:p></o:p>

— Ззаю. Ннномера.<o:p></o:p>

— Вот, молодец, правильно мыслишь. Еще раз увижу твою машину в досягаемой близости от моей, убью. Можешь поверить мне на слово. Просто выстрелю тебе в лоб и прощай. Понял?<o:p></o:p>

— Ппонял.<o:p></o:p>

— Умница, ну а это тебе на память, — с этими словами я, выхватила у Макса, стоявшего все это время рядом со мной и наблюдавшего эту картину, из куртки пистолет и выстрелила в лобовое стекло. Оно посыпалось в салон. Но водитель успел закрыть лицо руками и оно не пострадало. После этого я вернула, обалдевшему Максу пистолет и пошла к машине. Села за руль, завела машину и, как только Макс запрыгнул в салон, тронулась с места.<o:p></o:p>

За то время, что я разговаривала с наглым водителем, за нами образовалась приличная пробка. Но на удивление никто даже не посигналил и не стал кричать. Видимо, поняли, что лучше не связываться с явно сбежавшей из психушки девки. <o:p></o:p>

Пока мы ехали до магазина Макс напряженно молчал. Только поглядывал на меня иногда недовольно. Припарковавшись, я откинулась на спинку сиденья и закурила. Взгляды Макса уже надоели и я сказала:<o:p></o:p>

— Если есть что сказать, то говори. Если нет, то кончай пялиться. Надоело уже и раздражает немного.<o:p></o:p>

— Ты чокнутая. – Сказал он через какое-то время.<o:p></o:p>

— Спасибо, я знаю.<o:p></o:p>

— Нет, ты реально ненормальная. Что мне вот теперь делать? Звонить Тамазу или сама вечером расскажешь? Хотя, мне сказано,  обо всем докладывать, а тут получается, утаил. Короче один хрен по головке не погладит. Особенно за пистолет. Ты чего за него схватилась то? Я уж думал, все убьешь сейчас этого придурка. Я и не прятал от тебя пистолет-то, потому что и подумать не мог, что ты на такое способна.<o:p></o:p>

— Макс, ты еще многого обо мне не знаешь.<o:p></o:p>

— А нельзя сделать так, что бы и не узнал?<o:p></o:p>

— Неа, я не могу контролировать свои эмоции.<o:p></o:p>

— Это я уже заметил. Бедный мужик. В штаны по любому от страха наложил.<o:p></o:p>

— Макс, что я надела то?<o:p></o:p>

— Эээ, ты давай не кисни. Все решим. Ну, а если по честному, ты правильно все сделала. С пистолетом конечно переборщила. Но это ничего. Нехер всяким козлам тебе такие вещи говорить. Даже если бы он въехал тебе в зад.<o:p></o:p>

— Спасибо Макс.<o:p></o:p>

— Да ну, прекрати. Не за что. Ну, что пойдем по магазинам? Хоть отвлечешься. А с Тамазом решим. Не переживай. Я тебя в обиду не дам.<o:p></o:p>

— Спасибо тебе еще раз, Макс. Я тебя только об одном попрошу. Ты не дай ему меня ударить еще раз. А то я точно от него уйду уже навсегда. Не хочу этого, но и не прощу. А если силой вернет, все равно уйду. Только хуже так сделает.<o:p></o:p>

— Лизка, все решим, не дрейф. Пойдем в магазин уже. А то Тамаз, наверное уже вернется скоро, а тебя нет. Переживать будет, названивать и тебя нервировать. Пойдем, хватит киснуть.<o:p></o:p>

— Да, правда, надо идти.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

В магазине мы пробыли недолго. Настроения не было выбирать что-то. Так что я похватала все только самое нужное. И с Максом мы еще зашли в игрушки. Его племяннику выбрали огромного медведя.<o:p></o:p>

Я уже залезла в салон, а Макс отставал и был в паре метров от машины. И когда я хотела повернуться назад, чтобы сложить покупки на заднее сиденье, мне в бок уперся пистолет, а вкрадчивый мужской голос произнес:<o:p></o:p>

— Не дергайся иначе, застрелю.<o:p></o:p>

— Что вы хотите?<o:p></o:p>

— Разговариваю здесь я, а ты молчишь. Открой окно и подзови Макса.<o:p></o:p>

Я открыла окно и крикнула Макса, но это, по сути, не требовалось, он уже подошел к машине.<o:p></o:p>

— Щас я медведя засуну на заднее сиденье и поедем, чего орешь то, — отозвался он.<o:p></o:p>

— Нет, Макс. Быстро подойди к моей двери, молча. – И он с недоуменным лицом подчинился, но тут встал как вкопанный и когда уже собирался достать пистолет, я крикнула: — Нет, Макс, не делай этого. Они уже здесь и убьют меня. Просто подойди к моей двери. – На его лице отразилась такая неописуемая мука. Потом я увидела, как он сосредоточился и стал что-то продумывать, медленно подходя к машине с моей стороны. И когда достиг цели, мужской голос произнес:<o:p></o:p>

— Так, парень, не дергайся, иначе мы ее пристрелим. Сейчас аккуратно садишься в машину, мы пристегнем тебя наручниками и вместе поедем, куда я скажу. Но сначала медленно отдай пушку. Имей в виду, мой пистолет уперт ей в бок. Одно неловкое движение и я могу выстрелить просто по инерции. Пушку давай мне. Медленно.<o:p></o:p>

Макс аккуратно достал пистолет и просунул его в окно.<o:p></o:p>

— Отлично теперь, так же медленно обходи машину и садись. Нас здесь двое, второй возьмет тебя на мушку.<o:p></o:p>

Макс обошел машину и сел. Второй мужчина застегнул на его руках наручники за спиной и так же, как и мне ткнул в бок пистолет.<o:p></o:p>

— Теперь с тобой, красавица. Поедешь, куда я тебе скажу, и давай без вопросов.<o:p></o:p>

Мы очень долго плутали по неизвестным мне улицам. И если я хотя бы в начале пути представляла, где мы, то сейчас вообще ничего не понимала.  Мы подъехали к какой то ветхой избушке. Причем домов вокруг больше не было. Один сплошной лес. Меня заставили посигналить четыре раза. И после этого из дома вышли еще трое парней. Без разговоров нас вытащили из машины, и повели в дом. Там мы спустились в какой-то подвал. Нас швырнули на пол и пристегнули наручниками к трубам. После этого заговорил мужчина с бородкой:<o:p></o:p>

— Можете орать, но я думаю, вы заметили, что это будет бесполезно. Вокруг только лес. Макс, будешь рыпаться пристрелю. Ты нам без надобности. Ну а ты девочка, останешься целой, и никто тебя не тронет, если выполнишь пару просьбу. Но не сейчас, позже. А сейчас отдыхайте. За условия, конечно, извиняюсь, но ничего потерпите. – С этими словами из подвала все вышли, оставив нас вдвоем. Освещения почти не было, но видеть мы друг друга могли. Я достала из кармана сигареты и закурила. Странно конечно, но страшно мне, почему-то не было. Может, потому что не били. Разговаривали даже вполне прилично. Так, что думаю, все мирно закончится. Зачем я им, интересно? Макс, как сказали им без надобности.<o:p></o:p>

— Макс, курить будешь? – спросила я.<o:p></o:p>

— Давай. Ты как себя чувствуешь?<o:p></o:p>

— Я нормально. Даже  не боюсь, так что не переживай, — ответила я, протягивая ему прикуренную сигарету. – Как думаешь, зачем нас похитили?<o:p></o:p>

— Тамаза тобой шантажировать будут. Я даже знаю кто. <o:p></o:p>

— И кто же? А главное, зачем и почему?<o:p></o:p>

— Это Карен. Они с Тамазом под смотрящим ходят, их только двое и все. Дальше цепочка только от них идет. Только Тамаз его правая рука и Карен вроде как Тамаза слушаться должен. Но он решил, что одна территория должна принадлежать ему, а не Тамазу. Но Тамаз просто так свою территорию не отдаст. Они уже давно трут эту тему. Но все пока мирно шло. Тамаз просто его игнорирует. Раз сказал, что не отдаст, разговаривать бесполезно. А Карен боится предпринимать военные действия, потому что знает, что у Тамаза народу больше, и он его просто с лица земли сотрет, если захочет. И вот решил, таким образом, все решить. Но он, видимо, совсем идиот, раз думает, что Тамаз это все просто так оставит. Как только ты будешь в безопасности, он просто убьет его и никого не спросит. Ты главное сама сиди тихо и не показывай тут свой характер, а то мало ли чего. Сейчас пообещали, что не тронут, но тут, же могут передумать.<o:p></o:p>

— Я попробую.<o:p></o:p>

Ну, вот и началось то, чего я боялась. Я не хотела, чтобы меня впутывали в эти бандитские разборки. Но у Тамаза появилось слабое место и теперь все кому не лень, чувствуется, будут этим пользоваться. Ну, а страдать, конечно, придется мне. Даже если сейчас все решиться миром, то не факт, что потом все будет также. И я уверена, что такое точно еще повториться. Вот и надо мне оно, спрашивается? Уйти от Тамаза я не могу, но и жить в постоянном страхе мне тоже не улыбается.  Что теперь дома что ли сидеть и вообще нигде не показываться? Это тем более не по мне. Ладно, выберемся отсюда и решим. Ну, вот не сволочи ли, а? Вообще ничего святого нет у людей. Женщиной шантажировать. А Тамаз еще детей хочет. Да нельзя их ему. Это ладно меня еще вот так похищать постоянно будут. А если ребенка? Это, уже точно ни в какие ворота не лезет. А эти отморозки явно и с ребенком такое проделать смогут. Это эффективнее будет. Черт, ну как же я вот так вляпалась-то? Сама бы их нахрен перестреляла бы всех. Стоп, что-то я часто об этом думать стала. Неужели так сказывается на мне жизнь с бандитом? И к чему же все это приведет? Что я сама с автоматом ходить буду и, если кто не понравиться расстреливать стану? С моими-то нервами, да еще и в такой обстановке, когда крыша у любого съедет, и такое возможно будет. <o:p></o:p>

Занятая такими невеселыми мыслями, я задремала. Проснулась от неудобной позы и потому что холодно стало. Ну, еще бы. Сижу в тоненьких штанишках на бетонном полу. <o:p></o:p>

— Макс, ты не спишь? – закуривая, спросила я.<o:p></o:p>

— Нет, конечно. Мне нельзя. И так тебя вон подставил. И если уж спать завалюсь, то это вообще конец будет. Дай тоже закурить.<o:p></o:p>

— Я долго спала?<o:p></o:p>

— Да нет, час от силы. Поспи еще, все равно делать нечего.<o:p></o:p>

— Я замерзла. Так что уснуть не смогу.<o:p></o:p>

— На куртку мою. Сядешь на нее, все лучше будет.<o:p></o:p>

— Ты замерзнешь.<o:p></o:p>

— Прекрати еще. Я вообще-то тренированный и приученный в любых условиях не замерзать. Бля, а как я ее сниму-то через наручник? Вот черт. <o:p></o:p>

— А ведь точно. Ну ладно, щас попробую кое-что. <o:p></o:p>

— Что ты опять задумала?<o:p></o:p>

— Да не боись ты. – И громко закричала: — Эй, есть тут кто рядом? Слышит меня кто-нибудь? Эй, церберы отзовитесь. – Через пару минут дверь открылась, и к нам заглянул мужчина:<o:p></o:p>

— Че разоралась то? Если в туалет, то вон в углу ведро стоит. Больших удобств не положено, сама слышала.<o:p></o:p>

— Я, конечно, понимаю, что ты мужик и не знаешь неких особенностей женского организма, поэтому просвещаю. На бетоне сидеть мне нельзя. Поэтому очень прошу, принеси нам по стулу что ли, ну или на пол чего нить кинь. А то, если я себе все застужу, то я потом тебя лично найду, когда отсюда выберусь и отстрелю тебе яйца, чтобы ты понял, что это  такое. Ты на меня не обижайся за эти слова. Я просто, чтобы ты наглядно понял.<o:p></o:p>

— Сука, ты за базаром следи. А то я тебя сейчас по кругу пущу, и никто тебе не поможет. И любовнику ты своему потом такая потасканная не нужна будешь. Так что базар фильтруй.<o:p></o:p>

— Так если ты так сделаешь, то я, конечно, не нужна ему буду, но и территорию, которую так хотите, точно уже не получите. Поэтому просто как человека прошу. Принеси нам обоим, что не жалко вот и все. Разве это проблема?<o:p></o:p>

Он не ответил, просто закрыл дверь и вышел. Минут через пять вернулся с какими-то одеялами  и бросил их нам. Когда он уже разворачивался, чтобы уйти, я решительно попросила:<o:p></o:p>

— А не мог бы ты еще нам сигарет принести. А то неизвестно скока нам тут сидеть, а курить охота. И водички бы, если не трудно.<o:p></o:p>

— А ты наглая.<o:p></o:p>

— Нет, просто прошу элементарных вещей. <o:p></o:p>

Не ответив, он ушел. И больше не вернулся.<o:p></o:p>

— Ну, я же попросил тебя сидеть тихо. Чего ты выпендриваешься-то? – Недовольно проговорил Макс.<o:p></o:p>

— Макс, тебе курить охота? Мне вот очень. Мои уже кончились. Да и попить бы я не отказалась. Что тут такого? А насчет одеял, все нормально вышло. Видишь, принесли же. <o:p></o:p>

— Мне Тамаз и так башку оторвет за то, что случилось. А если они еще и тут с тобой что-нибудь сотворят, он меня вообще убьет. Я, конечно, понимаю, что тебе в принципе на это все равно, но мне бы еще пожить хотелось. Поэтому очень прошу, сиди тихо.<o:p></o:p>

— Макс, не говори так. Ты мне очень дорог и я не позволю Тамазу убить тебя. А насчет этих, так если бы они хотели со мной что-то сделать, то уже сделали бы. Я им нужна. И они понимают, что если с моей головы, хоть волос упадет, Тамаз их точно порешит тогда. Поэтому все их угрозы просто пустой звук. <o:p></o:p>

— Это конечно так, но не провоцируй их все равно. Они же отмороженные и могут просто взорваться и  наплевать на приказы. <o:p></o:p>

— Макс, ну, не дрейф ты. Все нормально разрешиться. <o:p></o:p>

— Хорошо бы.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

В этом подвале мы провели два дня. Нас иногда кормили, но я отказывалась. Таких помоев я никогда в своей жизни не ела. Даже, всегда голодный Макс, тоже отказывался от этой гадости. Мы пили только чай, который нам приносили 2 раза в день. Сигареты приходилось выпрашивать. Видели мы только 2 парней. Они менялись. Утром  к нам приходил один, а вечером уже другой.  Вот второй положил на меня глаз и приносил нам по моей просьбе сигареты. <o:p></o:p>

Вечером мы услышали, как приехали несколько машин. И тут же дверь нашего подвала открылась. К нам зашел тот мужчина, с бородкой, который разговаривал с нами в первый день.<o:p></o:p>

— Добрый вечер. Лиза, у меня к тебе просьба. Сейчас ты наберешь номер Тамаза и поговоришь с ним минуту. Скажешь, что тебя похитили. О месте нахождения ни слова. И попроси его выполнить все наши требования. И если тебе не трудно постарайся разговаривать пожалостливее. Если у тебя  не получится, то придется заставить. Вот тебе телефон, звони.<o:p></o:p>

Я набрала номер Тамаза, и он тут же ответил, как будто не выпускал трубку  из рук.<o:p></o:p>

— Слушаю.<o:p></o:p>

— Тамаз, это я Лиза.<o:p></o:p>

— Лиза, Лизонька, где ты? Что с тобой? Ты в порядке? – тут же запричитал он.<o:p></o:p>

— Тамаз, меня и Макса похитили. Где мы находимся, мы не знаем. Меня попросили тебе позвонить и сказать, чтобы ты выполнил все их требования.<o:p></o:p>

— Конечно, дорогая. Ты не переживай, я все сделаю и скоро тебя выпустят. Ты только не бойся. Я все сделаю, чтобы тебя вытащить. Тебя не трогали?<o:p></o:p>

— Нет, со мной все в порядке и тут не так уж и страшно. – Как только я это проговорила, у меня из рук выхватили мобильник и тут же ударили кулаком в лицо. Я стерпела и даже не пискнула, чтобы Тамаз ничего не услышал. Они видимо поняли, что визжать я не собираюсь, и начали бить меня уже основательно. Мужик с бородкой тем временем старательно держал трубку около меня. Чтобы были слышны удары и, чтобы я наконец-то закричала в трубку. Меня пинали тяжелыми ботинками по ребрам и, когда я почувствовала, что мне сломали то самое ребро, которое когда-то сломал Тамаз, я взвыла. Они заржали и перестали меня пинать. Мужик с бородкой сразу приложил телефон к моему уху. В нем орал Тамаз. Я мало, что слышала. Только угрозы различала. Мне было не до этого, я, согнувшись, лежала на полу и хватала ртом воздух. Тут бородач устал ждать и ударил меня в живот, я заорала еще громче.<o:p></o:p>

— Ну, же попроси своего любовника хорошенько как я говорил.<o:p></o:p>

— Тамаз, они сломали мне ребро. Забери меня отсюда, а потом я лично их перестреляю. Целую, дорогой.<o:p></o:p>

И за это схлопотала по лицу, но это было не так больно, как ноющая рана в боку, поэтому я ее почти не почувствовала.<o:p></o:p>

Бородач, убрав телефон, взял бутылку воды и плеснул мне в лицо.<o:p></o:p>

— Умойся, дура. Что сложно было сделать сразу, как я просил? Чего ты храбришься то? Ты же всего лишь баба. Попросила бы сразу, и никто бы тебя не тронул. А теперь вот загибайся тут от боли, на врача можешь не рассчитывать. Но искренне надеюсь, что ты все-таки не сдохнешь. Хотя мне это уже не важно. Скоро Тамаз подпишет все бумаги, и ты мне уже будешь не нужна.<o:p></o:p>

— Неужели ты не понимаешь, что он убьет тебя и твоего хозяина? Он же по любому поймет кто вы.<o:p></o:p>

— А это тебя уже волновать не должно. Ты отсюда все равно не выйдешь и остальное наша забота.<o:p></o:p>

— Ну, тогда я теперь искренне надеюсь, что ты все-таки сдохнешь, козел. <o:p></o:p>

Он ничего  не ответил, просто заржал во весь голос и вышел.<o:p></o:p>

— Макс, прикури мне сигарету срочно.<o:p></o:p>

— Дура ты Лизка, я же просил тебя. Идиотка, блин. Что чувствуешь, сломали ребро?<o:p></o:p>

— Ага, причем, то же самое.<o:p></o:p>

— Черт, теперь дольше срастаться будет.<o:p></o:p>

— Макс, очнись. Ты слышал, что он сказал? Нас вообще отсюда не выпустят.<o:p></o:p>

— Да не может быть такого. Он же не такой идиот. Тамаз до конца жизни будет его искать, даже если тот спрячется. И найдет. Он должен это понимать.<o:p></o:p>

— Может за ним кто стоит серьезный, раз он не боится.<o:p></o:p>

— А ведь, наверное, так и есть. С чего бы тогда ему так наглеть. Подвинься ко мне поближе. Я перетяну тебя потуже. <o:p></o:p>

Я даже не понимала, что Макс делает, постоянно проваливаясь в обморок. Он перетянул меня своей рубашкой. Спустя пару часов либо боль стала меньше, либо  я просто уже привыкла к ней, что смогла ее терпеть. <o:p></o:p>

— Макс, нам ведь скоро должны принести еду?<o:p></o:p>

— Неужели проголодалась?<o:p></o:p>

— Нет, конечно. Просто кое-что придумала. Нас ведь не выпустят отсюда. Так что надо как то самим выбираться. Я тебя попросить хочу. Когда придут, сделай вид, что спишь. И не реагируй ни что на, что бы ни происходило. Хорошо?<o:p></o:p>

— Что ты задумала? Ты ведь даже пошевелиться не можешь.<o:p></o:p>

— Макс, я тебя очень прошу. Пожалуйста, сделай, так как я прошу. Я не уверена, конечно, что получится. Но, пожалуйста, «поспи» и ничего не предпринимай.<o:p></o:p>

— Я подумаю. <o:p></o:p>

— Макс, черт возьми. Послушай меня сейчас. Я приказываю тебе, если ты по-другому не понимаешь. Сделай так, как я сказала.<o:p></o:p>

— Дура ты, Лизка. Но я постараюсь.<o:p></o:p>

— Спасибо.<o:p></o:p>

Еще через пару часов дверь открылась, и к нам зашел тот самый парень, что приносил мне сигареты. Его-то я и ждала. Макс покорно сделал вид, что спит. Парень увидел кровь на моем лице и вздрогнул. <o:p></o:p>

— Что красивая я, да? – Усмехнулась я. <o:p></o:p>

— Допрыгалась? Все-таки получила за свой характер, — отозвался он, ставя передо мной чашку с чаем.<o:p></o:p>

— Получила. Я, конечно, понимаю, что тебе нельзя тут сидеть. Но можно тебя попросить?<o:p></o:p>

— Смотря о чем. Сигарет я тебе принес.<o:p></o:p>

— Спасибо огромное. Но я не об этом. Не мог бы ты воды принести и смыть мне кровь с лица?<o:p></o:p>

— А, ну, это можно я думаю. Подожди немного. – С этими словами он вышел из подвала.<o:p></o:p>

— Что ты задумала, — сразу же зашипел Макс.<o:p></o:p>

— Макс, молчи, пожалуйста. Вдруг он услышит. Помни, ни на что не реагируй.<o:p></o:p>

Ответить он не успел. Пришел парень, сел передо мной на корточки и стал меня умывать.<o:p></o:p>

— Как тебя зовут-то хоть? – спросила я.<o:p></o:p>

— Саша.<o:p></o:p>

— Ну, а меня Лиза.<o:p></o:p>

— Можно подумать я не знаю.<o:p></o:p>

— Ну, да, извини, глупость сказала. Как я, очень скверно выгляжу?<o:p></o:p>

— Твою красоту ничего не портит. Кровь я смыл. Ссадины заживут и синяки пройдут. Но даже в таком виде ты очень хороша.<o:p></o:p>

— Хм, спасибо. Хоть напоследок послушаю приятные слова от такого мужчины как ты.<o:p></o:p>

— Какого такого? И в смысле на последок?<o:p></o:p>

— Ладно, не придуривайся. Знаешь ведь, что нас отсюда живыми не выпустят. Мне сегодня об этом так и сказали. А такого, это значит, что ты приятный мужчина во всех смыслах. Ты очень привлекательный. От девок у тебя,  наверное, отбоя нет. И добрый. Вон мне как помогаешь.<o:p></o:p>

— Да разве это помощь, — смутился Саша. – А насчет того, что вас убьют я, правда, не знал. Извини. <o:p></o:p>

— Чего ты извиняешься? Я же все понимаю. От тебя ничего не зависит. Так же как и от меня. Слушай, Саш, мне очень сильно ребро повредили. Оно и так недавно сломано было. И болит очень. Поэтому, спросить хотела, нет ли у вас там, выпить чего покрепче? Хоть немного боль унять, да и  напоследок расслабиться. <o:p></o:p>

— Ты полежи, я сейчас придумаю чего-нибудь.<o:p></o:p>

— Хорошо. Спасибо тебе, Саш, большое.<o:p></o:p>

— Да не за что. Ты чего. Я постараюсь скоро вернуться.<o:p></o:p>

Он посмотрел на меня с какой-то нежностью и быстро вышел.<o:p></o:p>

— Какого хрена ты задумала? – снова набросился на меня Макс. – Напиться перед смертью захотелось? Точно дура.<o:p></o:p>

— Макс, отстань, а? Не лезь. Я тебя об одном попросила и будь добор выполни, не спрашивая ни о чем.<o:p></o:p>

— Да хрен с тобой. Делай что хочешь. А я и, правда, посплю, чтобы не видеть тебя в таком состоянии и не слушать твой бред.<o:p></o:p>

— Вот и правильно.<o:p></o:p>

Саша вернулся минут через 20. Принес коньяк и какую-то закуску.<o:p></o:p>

— Саш, спасибо.<o:p></o:p>

— Да прекрати ты. Ничего такого я не сделал. Ты поешь сначала, а то я ведь знаю, что ты вообще ничего не ела, с тех пор, как тебя сюда привезли. Ты уж извини. Нам сказали специально вам такую дрянь давать.<o:p></o:p>

— Да ладно. Какая тут еда. И не хочется, есть то совсем. Налей мне, пожалуйста. А может, ты со мной немного выпьешь? А то одной как то не очень. А Макс спит. Да и не хочу я с ним. С тобой лучше.<o:p></o:p>

— Мне вообще-то не положено. Но мы тут вдвоем только. И сегодня уже не приедет никто. Так что давай, составлю тебе компанию.<o:p></o:p>

— Сашенька, спасибо огромное.<o:p></o:p>

— Прекрати мне спасибо все время говорить. У тебя это так выходит, как будто я какой-то прям героический поступок сделал.<o:p></o:p>

— Для меня ты сейчас и, правда, герой.<o:p></o:p>

— Ну, сказанула блин. Ладно, давай накатим.<o:p></o:p>

— Ты побольше мне налей, чтобы сразу взяло. Да и себе тоже. Ты вон, какой большой, сильный. Мышцы-то, какие у тебя. Ты прям, волнуешь меня. Так что тебе вообще, наверное, много надо, чтобы хоть чуть-чуть захмелеть?<o:p></o:p>

— Да нет. У меня организм плохо алкоголь воспринимает, так что мне вообще мало надо.<o:p></o:p>

— Ну, а мы много и не будем. Давай за тебя.<o:p></o:p>

— Нет уж, за тебя.<o:p></o:p>

— За нас тогда.<o:p></o:p>

Я выпила. Закусывать не стала. Саша потянулся было за закуской, но увидев, что я не закусила и сам не стал. Так-то лучше. Быстрее спьянеет. Скорее бы уже. Хотя нет, надо все естественно сделать. Чтобы он сам к этому пришел. Я закурила и стала его разглядывать слишком откровенно. Он смущался, но я видела, что ему это нравиться. <o:p></o:p>

— Саш, а у тебя девушка есть?<o:p></o:p>

— Нет. Откуда ей взяться. Я же постоянно на работе. Времени нет.<o:p></o:p>

— Понятно. Налей еще, пожалуйста.<o:p></o:p>

Мы выпили еще, потом еще. И Саша наконец-то стал пьянеть. Он почувствовал себя раскованнее и стал уже сам меня откровенно разглядывать. Я отвечала на его взгляд. Но пожалела, что я в таком виде. Красотка, блин. Ну ладно, будем работать с тем, что есть. Саша почти уже совсем спьянел. И тут он осмелился положить мне руку на колено. Я ее не убрала и только посмотрела на него с желанием. Он, почувствовав силу, стал поглаживать мою ногу все выше. Я томно закатывала глаза. Потом взяла его руку и положила себе на грудь. Он охнул и стал ее тискать. Я начала негромко постанывать. В этот момент заметила, как Макс дернулся и скривился, но остался, не подвижен. Саша же ничего, кажется, не заметил. Он сидел все еще далеко от меня, а мне нужно было дотянуться до его спины, чтобы вытащить пистолет. Но тут Саша совсем отодвинулся от меня и стал смотреть на меня печальным взглядом. Я чертыхнулась про себя, а ему сказала:<o:p></o:p>

— Почему ты остановился?<o:p></o:p>

— А чего ты хочешь?<o:p></o:p>

— Тебя, разве не понятно.<o:p></o:p>

— Я не могу тебя отстегнуть.<o:p></o:p>

— Дурачок, я разве просила об этом? Я думаю, мы и так справимся и, это даже придаст еще больше пикантности. Ты разве не хочешь меня?<o:p></o:p>

— Хочу, очень хочу. А как же этот? – кивнул он в сторону Макса.<o:p></o:p>

— Так он спит. И тем более, Саша меня завтра или послезавтра убьют, так какое мне нахрен дело до него? Я хочу получить удовольствие напоследок. И хочу получить его именно cтобой.<o:p></o:p>

Саша посмотрел на меня пристально пару минут, потом налил себе коньяк, залпом выпил и потянулся ко мне. Я крепко обняла его и поцеловала в губы. Он сначала нерешительно отвечал, но потом, отбросив видимо все сомнения, жадно впился мне в губы и притянул к себе. Я стала шарить руками по его телу. Руки тряслись. Но тут я решила, что время пришло, потому что Саша уже  ничего не понимал, и вырвала пистолет из-за его спины. Он даже ничего не понял. Я же со всей силой оттолкнула его и, когда он упал на пол, посмотрел на меня, потом пистолет в моей руке и все, поняв, усмехнулся:<o:p></o:p>

— А я ведь чувствовал подвох. Ну, не может такая девка, как ты запасть на такого, как я, даже в такой ситуации. Но, желание овладеть тобой затмило все сомнения. Молодец. Ну, давай стреляй. Я даже сопротивляться не буду. Лучше умереть от твоей руки.<o:p></o:p>

— Дай мне ключи от наручников. Моих и Макса. Только медленно.<o:p></o:p>

Он, не ответив, достал ключи и перекинул их мне. <o:p></o:p>

— Прости. – С этим простым словом я выстрелила ему в грудь, а потом в голову.<o:p></o:p>

Я понимала, что оставлять его в живых нельзя. Он сразу доложит о нашем побеге, а нам нужна была фора, чтобы преодолеть лес и выйти на дорогу, чтобы хоть как-то добраться до города. Мне было жаль его, но ничего другого я не чувствовала. Я только что убила человека, но никаких эмоций не почувствовала. <o:p></o:p>

Отбросив такие мысли на потом, я расстегнула наручники себе и подошла к Максу, чтобы помочь и ему выпутаться.<o:p></o:p>

— Я в шоке. Молодец, Лизка, — прошептал Макс.<o:p></o:p>

— Пистолет с глушителем, так что второй ничего не должен услышать, но давай поторопимся все-таки уйти отсюда.<o:p></o:p>

— Конечно, конечно. Ты посиди тут, я все сделаю и вернусь за тобой.<o:p></o:p>

— Нет уж. Я с тобой пойду.<o:p></o:p>

— Ну, давай. Только тихо и осторожно.<o:p></o:p>

Мы вышли из подвала и стали как можно тише подниматься по лестнице. Где-то в доме орал телевизор и Макс поманил меня туда, откуда шел звук. Парень сидел около двери спиной к нам и смотрел какое-то шоу. Макс не стал медлить и, выстрелив ему в голову, потащил меня к выходу. Я уговорила себя не смотреть в лицо, убитому парню. Макс осторожно приоткрыл дверь и пару минут вглядывался в темноту. Видимо не заметив ничего подозрительного, прошептал:<o:p></o:p>

— Сейчас быстро выбегаем на улицу и бежим к лесу. Голову пригни только на всякий случай.<o:p></o:p>

Я, ничего не ответив, крепко взяла его за руку и мы побежали. Бежали мы, где-то час,  не останавливаясь. Хотя может меньше, а может и больше.  Сапоги пришлось снять, потому что бежать по лесу на шпильках это извращение. Я даже не понимала, в каком направлении мы бежим. Макс же упорно тянул меня за собой. Но я больше не могла, сил вообще больше не было. И я рухнула прямо на землю. Даже сказать ничего не могла, потому что дыхание перехватило. Макс все понял и без слов и опустился рядом со мной. Немного отдышавшись, я спросила у него:<o:p></o:p>

— Макс, ты хотя бы представляешь в каком направлении нам нужно двигаться?<o:p></o:p>

— Примерно. Здесь недалеко должна быть турбаза. Нам надо ее найти и позвонить Тамазу, чтобы он нас забрал.<o:p></o:p>

— А долго до нее? Не известно ведь когда нас хватятся.<o:p></o:p>

— Еще примерно пару часов, но это если бегом.<o:p></o:p>

— Нет, бегом я не смогу. Давай просто пешком.<o:p></o:p>

— Ну, тогда поднимайся. Надо как можно скорее найти ее. А ночью в лесу не так уж просто ориентироваться. Хотя луна сегодня очень хорошо все освещает.<o:p></o:p>

— Ладно, пойдем. <o:p></o:p>

— Лизка, а как ты решилась то на такое? – Через какое-то время спросил Макс.<o:p></o:p>

-А были другие варианты? С реакцией у меня плохо, так что просто так забрать у него пистолет я бы не смогла. А он ведь все-таки тренированный. Да и видишь, не доверял он мне до конца. Так что все другие попытки провалились бы. Хотя может, конечно, можно было бы, что-то другое придумать, но моих мозгов хватило только на то, чтобы напоить его, усыпить бдительность и приблизить его ко мне на такое расстояние, чтобы я с легкостью смогла бы забрать у него пистолет.<o:p></o:p>

— Я когда услышал, что ты хочешь переспать с ним, почувствовал к тебе такое отвращение. Как так ты смогла бы даже перед смертью изменить Тамазу, да еще и с ним.  Уж и не знал что думать. То ли ты, правда, такой сукой оказалась, то ли они тебя по голове так сильно ударили, что ты до такого додумалась. <o:p></o:p>

— Я знала, что ты так отреагируешь, поэтому и попросила тебя сидеть тихо и не реагировать никак, что бы ты не услышал.<o:p></o:p>

— Ты сейчас-то как себя чувствуешь? Все-таки человека первый раз убить сложно. Это потом привыкаешь.<o:p></o:p>

— Знаешь, сама удивлена, что на такое решилась. И в принципе ничего сверхъестественного не чувствую. Может, конечно, еще не осознала, но это врядли. Мне только жаль этого Сашу, ведь мне-то он ничего плохого не сделал. <o:p></o:p>

— Железная ты девка, Лизка. Убить человека вот так хладнокровно, все заранее продумав и после этого даже ничего не чувствовать, не каждый сможет. Даже я, впервые убив, чувствовал себя довольно таки скверно. <o:p></o:p>

— Я не знаю, почему так, Макс. Может я и правда беспринципная сука. <o:p></o:p>

 -Ты меня постоянно удивляешь, Лизка. Что же дальше то будет? Ведь, по-моему, убийство уже ничего не переплюнет. <o:p></o:p>

— Хватит, Макс. Давай не будем сейчас об этом разговаривать. Ты хочешь пробудить мою совесть. Но у тебя ничего не выйдет. Если уж я сразу ничего не почувствовала, то потом уж точно ничего не будет. И, вообще, с какой стати ты меня обвиняешь? Если бы я не сделала этого, нас бы завтра убили. А я еще хочу пожить, да и ты я думаю, не откажешься.<o:p></o:p>

— Я не обвиняю тебя ни в чем. Ты спасла мне жизнь, и я благодарен тебе за это. Просто я не могу понять тебя. Ведь любая другая девчонка на твоем месте уже давно билась бы в истерике, да и врядли смогла бы нажать на курок, даже страстно желая этого. <o:p></o:p>

— Значит я вот такая сука, Макс. И меня уже не переделаешь. Я не меньше тебя удивлена, что вот так реагирую на это. Но специально судить себя и мучиться я не буду. Я спасала себя. Так что не думаю, что меня надо осуждать за это.<o:p></o:p>

— Да никто тебя не осуждает и никогда не осудит, просто …… Хотя ладно, давай забудем. Не принимай в серьез все, что я тебе наговорил. Ты жива и относительно цела. Так что остальное уже не важно. Как ребро кстати?<o:p></o:p>

— Удивительно, но почти не болит. Ноет так противно. Но сильной боли я не чувствую.<o:p></o:p>

— Доберемся и сделаем тебе рентген. Надеюсь, что ничего серьезного, раз и правда сильно не болит. <o:p></o:p>

Остаток пути мы шли молча. Не знаю, о чем думал Макс, а я думал о том, что я и вправду такая сволочь, что человека убить мне оказывается ничего не стоит. Почему так? Может это просто стрессовая ситуация и мозг еще не осознал что произошло. Да чего я себя утешаю. Какая нахрен стрессовая ситуация. Убила я совершенно сознательно и убила человека, который мне ничего не сделал и даже помогал, как мог. Но мне на это абсолютно плевать. Я жива и мне все равно, что пришлось для этого сделать. Я бы и двадцать человек убила, если бы это понадобилось. Хм, и убью ведь. Не знаю скольких, но убью. Нужно узнать, кто нас запихнул в этот подвал. Я знаю, что Тамаз сам их убьет, но я не позволю. Я сама хочу это сделать. Я хочу убить того мужика с бородкой, тех парней что били меня и главное хочу найти и убить их хозяина который приказал все это сделать. Я докажу им, что со мной так обращаться нельзя. Если хотят шантажировать Тамаза, то пусть чем-то другим воспользуются. Но со мной так обращаться я не позвоню. Найду и убью всех, чтобы остальным было неповадно. Чтобы боялись меня и  не посмели даже подумать о чем-то подобном. Надеюсь, Тамаз мне в этом поможет и не откажет в таком маленьком капризе. Нда, ничего себе капризик.<o:p></o:p>

За этими мыслями я и не заметила, как сквозь деревьев, начал проступать свет фонарей.<o:p></o:p>

— Макс, это она?<o:p></o:p>

— Да. Надо только осторожно пробраться на ее территорию и не наделать шуму. Мы ведь не знаем, хватились нас или нет. Может, они должны были отзваниваться. И не получив очередного звонка и обнаружив наш побег нас могли начать уже искать. И эта турбаза может стать ловушкой. Больше ведь идти нам некуда. Поэтому ты сейчас спрячешься вот в этих кустах, а я пойду туда и попробую найти телефон и позвонить Тамазу.<o:p></o:p>

— Я пойду с тобой. Мне тут одной страшно.<o:p></o:p>

— Убивать ей значит не страшно, а посидеть одной в лесу, она боится. Извини. Не хотел. Неудачная шутка.<o:p></o:p>

— Ладно, иди уже. Я тут побуду. Тем более и, правда, лазить с тобой по заборам я не смогу. Ребро хоть и не сильно болит, но такой нагрузки точно не выдержит.<o:p></o:p>

— Хорошо, оставайся тут. И не шуми. Если я не появлюсь через 15-20 минут, уходи отсюда как можно дальше. <o:p></o:p>

— Ладно.<o:p></o:p>

Макс ушел, а я разлеглась на земле, холодной и сырой. Не заболеть бы. Но ребро очень сильно болело, хоть я и не признавалась Максу. Надо терпеть и не быть ему обузой. Нужно выбраться отсюда как можно скорее. И на нытье нет времени. <o:p></o:p>

И еще нужно решить, что делать с Тамазом. Уйти от него или остаться и жить в постоянном страхе за свою жизнь? Я люблю его и, безусловно, хочу остаться с ним. Но я не хочу жить в постоянном напряжении, бояться каждого шороха и нервно оглядываться все время. Потому что знаю, что такое обязательно повториться. Ведь у Тамаза много врагов и они точно захотят поквитаться с ним за мой счет. Таким как Тамаз нельзя иметь слабости. Но он решился на такое и теперь, все время будет расплачиваться за это. А мне оно надо? Стоит ли Тамаз и мое счастье рядом с ним моей собственной жизни? Я буду его все время обвинять в том, что случилось. Но, по сути, он не виноват. Это его жизнь и выйти из нее он уже не сможет. Такие, как Тамаз смогут оборвать всю связь с этим миром только свой смертью. Но я не хочу, чтобы  он умирал  и сама не хочу погибнуть от рук какого-нибудь отморозка, пожелавшего насолить Тамазу. Вот и что делать? Я хочу быть с ним, я люблю его, но и жизнь моя мне дорога. Да и Тамаз врядли меня теперь отпустит. Хотя, может тоже побоится за мою жизнь и сам меня выставит за дверь? Ладно, доберемся до дома и решим.<o:p></o:p>

Тут я услышала осторожные шаги. Это Макс или нет? Он бы дал знать, что это он, чтобы не напугать меня. Значит не он? И что делать? Решить я не успела. В поле моего зрения возник Макс, прижимающий палец к губам, чтобы я молчала и не издавала никаких звуков. Он взял меня за руку и куда-то потащил, прошептав в самое ухо, чтобы я шла осторожно и без шума. Я не понимала, почему он так таится? Неужели нас уже спохватились и, на турбазе была засада? Черт, как же они успели так быстро?<o:p></o:p>

Тем временем мы быстро, но абсолютно тихо, как мне показалось, достигли дороги. Макс огляделся и потащил меня обратно в кусты. Далеко мы не стали уходить, устроились на пеньке в паре метров от дороги. Я хотела закурить, но становилась и вопросительно взглянула на Макса.<o:p></o:p>

— Кури, — тихо ответил он.<o:p></o:p>

— Макс, что случилось, — так же тихо спросила я у него, выпуская дым.<o:p></o:p>

— На турбазе засада. Я заметил ее только, когда уже позвонил Тамазу и возвращался к тебе. Они же видимо меня вообще не заметили. В кустах, недалеко от тебя я чуть не наткнулся на парня. И уже подумал, что тебя, наверное, схватили и ждут меня. Поэтому так осторожно пробирался к тебе. Тамаз буде здесь минут через тридцать. Надо дождаться его, но не обнаружить себя. Потому что, скорее всего они и около дороги кого-то оставили. Да и светает уже.<o:p></o:p>

— Черт, нашла я приключений с вами на свою задницу. Что вот мне теперь делать?<o:p></o:p>

— Ээээ, Лизка. Успокойся. Не думай только бросать Тамаза. Он же не переживет. И в том, что произошло только моя вина, не него. Это я лоханулся. Я должен был относиться к своим обязанностям серьезно. А не  так легкомысленно полагать, что тебя-то уж точно никто не тронет. <o:p></o:p>

— Тихо, Макс. Я же еще ничего не предприняла. Успокойся.<o:p></o:p>

Макс пристально посмотрел на меня, благо, что мы теперь совершенно отчетливо могли видеть друг друга, потому что уже достаточно светло стало. Лицо его стало меняться. Оно было решительным, а сейчас в его глазах был страх.<o:p></o:p>

— Макс, ну хватит. Я же сказала, что ни куда пока не денусь. Прекрати смотреть на меня с таким испугом.<o:p></o:p>

— Лизка, не в этом дело. Твои глаза…… они…..<o:p></o:p>

— Что с моими глазами? Красные что ли? Так это от недосыпа, от усталости, голода, да  от коньяка, наверное. Немало все-таки выпила.<o:p></o:p>

— Лизка, они не красные, они черные стали.<o:p></o:p>

— В смысле?<o:p></o:p>

— Я не знаю, как тебе это описать. Но они черные. Я никогда таких не видел.<o:p></o:p>

— Макс, ты устал и тебе уже что-то чудится. Иногда при плохом освещении они просто кажутся темно серыми, ну и бывает, что иногда меняют цвет. Я отосплюсь, успокоюсь, и вернется мой обычный цвет. Это нормально. <o:p></o:p>

— Лизка, я не знаю что это такое. Но я тебе клянусь в том, что вижу. Они черные. <o:p></o:p>

— Макс, все прекрати. Приедем домой, я отосплюсь, и ты увидишь, что все нормально с моими глазами.<o:p></o:p>

— Если бы, если бы. <o:p></o:p>

Я не придала значение словам Макса. Я знала о том, что глаза у меня часто меняют цвет от освещения, настроения. От одежды, которую я одеваю, от макияжа они меняют оттенок. И после испытанного мной стресса они наверняка тоже поменялись. Но стоит мне отдохнуть и стать спокойной, они сразу, же станут нормальными. Обычного зеленого цвета.<o:p></o:p>

Мы услышали шум машин, приближающихся с невероятной скоростью. И вот они остановились почти напротив нас. Их было три. Хаммер Тамаза и еще 2 джипа. Из машин стали выпрыгивать парни с автоматами, а из хаммера вышел Тамаз с Данилой и Иваном.<o:p></o:p>

— Пойдем? – Спросила я Макса, и он утвердительно кивнул. Я стала выбираться из кустов, а Макс следовал за мной, как будто прикрывая собой. Выбежав на дорогу, я остановилась и посмотрела на Тамаза. Он уставился на меня, но быстро справился с собой и, подбежав ко мне, взял меня на руки и побежал к машине. Усадив на сиденье, он стал пристально меня разглядывать, потом крепко обнял меня, а я ойкнула. Тамаз быстро отстранился и, посмотрев мне в глаза, спросил:<o:p></o:p>

— Где болит? Что болит? Они тебя били?<o:p></o:p>

— Не кипишуй. Все нормально. Ребро просто болит. Не пойму сломали или нет.<o:p></o:p>

— Так, Серега, быстро едем в больницу к Гришину.<o:p></o:p>

— Тамаз не надо. Давай потом. Я очень хочу в ванную и спать.<o:p></o:p>

— Хорошо, поехали домой. Вызовем его к себе. Серега, в Лесное. Лиза, а что у тебя с глазами?<o:p></o:p>

— В смысле? Нет, и ты туда же. Макс говорил, что  они кажутся черными, но ты, же знаешь, что у меня они часто меняют цвет. Я отлежусь, и все пройдет. Просто устала, да и пережила достаточно.<o:p></o:p>

— Ну, если ты так думаешь. Но они и, правда, у тебя черные. Я и не видел никогда таких. Смотрится если честно жутковато. Но если все исправиться, это будет хорошо. Надеюсь, ты права. <o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Тамаз внес меня в дом на руках. Я сразу же отправилась в душ. Смыть с себя всю грязь этого жуткого подвала. Но Тамаз отнес меня в джакузи, сам снял с меня всю одежду и опустил в воду.<o:p></o:p>

— Я сейчас вернусь, — сказал он, целуя меня.<o:p></o:p>

Вода расслабляла. Я добавила ароматического масла, пену и соль. Закрыв глаза, я чувствовала, как каждая клеточка моего тела расслабляется. Тамаз вернулся с бутылкой коньяка, бокалом, коробкой конфет, лимоном и сигаретами. Налил коньяк в большую рюмку и заставил меня выпить. Я повиновалась и выпила. Горячая жидкость быстро разлилась внутри согревая. Закусив лимоном, я закурила. <o:p></o:p>

— Господи, как хорошо, — блаженно проговорила я.<o:p></o:p>

— Девочка, моя как же тебе досталось то. Ты прости меня, пожалуйста, если сможешь. Я так виноват перед тобой за это.<o:p></o:p>

— Тамаз, прекрати. Ты тут ни в чем не виноват. Это твоя жизнь, твой мир. И я знала о том, что такое может произойти, когда переезжала к тебе. Тут другой вопрос, готова ли я постоянно это терпеть. Ведь и ты сам понимаешь, что раз у тебя появилось слабое место, этим непременно захотят все воспользоваться. А врагов у тебя сколько? Ты, наверное, и сам сбился со счета.  Так что вот я теперь думаю оставаться с тобой, но находиться при этом всегда дома под охраной и не сметь никуда выйти или все-таки обезопасить свою жизнь и разойтись с тобой. Ведь в следующий раз все может обойтись хуже. И я уже буду отлеживаться не здесь с тобой, а на городском кладбище. <o:p></o:p>

— Не говори так. Я смогу тебя защитить. Просто я не ожидал, что все вот так скоро и неожиданно может случиться. Макс уже получил за свою халатность.<o:p></o:p>

— Нет, не ругай его. Он молодец. Просто ты же ведь сам сказал, что не ожидал этого вот так и он тоже. <o:p></o:p>

— Это его работа и он всегда должен быть готов к этому.<o:p></o:p>

— Все, Тамаз, прекрати. Уже ничего не исправишь. Что было, то было.<o:p></o:p>

— Ты теперь уйдешь от меня?<o:p></o:p>

— Я не знаю, Тамаз. Ты нужен мне и я уже не смогу без тебя. Но мне нужно решить смогу ли я жить вот в таком напряжении и постоянно всего бояться. <o:p></o:p>

— Я не смогу тебя отпустить.<o:p></o:p>

— Я знаю это. Но прошу тебя, дай мне перерыв небольшой.  Мне нужно подумать и пережить все. Я прошу тебя, отпусти меня ненадолго. После этого мы встретимся и все обсудим.<o:p></o:p>

— Ты хочешь вернуться в свою квартиру?<o:p></o:p>

— Да, ненадолго. Как только я буду готова, мы встретимся и все обсудим.<o:p></o:p>

— То есть ты не знаешь еще, вернешься ли ты после этого перерыва?<o:p></o:p>

— Пока нет. Но ты ж знаешь, что ты нужен мне и мне будет очень непросто без тебя?<o:p></o:p>

— Знаю, но однажды ты уже смогла. А вот я не смог.<o:p></o:p>

— Давай не будем сейчас об этом. Я же не прямо сейчас ухожу. Я хочу еще побыть с тобой. Я так соскучилась по тебе.<o:p></o:p>

— Ты так говоришь, как будто точно прощаешься.<o:p></o:p>

— Прекрати, Тамаз. Не хандри. Налей мне еще лучше и себе. Тебе сейчас тоже не помешает.<o:p></o:p>

Я пила коньяк и курила. Тамаз сидел рядом со мной на полу и неотрывно смотрел на меня. Как будто мы видимся последний раз, и он старается запомнить меня. Правильно ли я сделала, что сказала ему сейчас  об этом? У него в глазах столько боли и вины. Он и так очень переживает из-за того, что случилось, а я еще и добила его своим решением. Он, правда, не верит, что я смогу вернуться. Да и я сама, не знаю смогу ли снова быть с ним. Этот мир не для меня. Я либо и вовсе не смогу в нем либо настолько увязну, что стану полноценной его частью. А этого я уж точно не хочу. Но если я останусь с Тамазом, то  он будет тем связующим звеном, который и введет меня в этот так мне ненавистный мир. Черт и как же быть?<o:p></o:p>

Тамаз вымыл меня, закутал в полотенце и уложил в кровать. <o:p></o:p>

— Не уходи. Побудь со мной. Я так хочу чувствовать, что ты рядом, — сонно пробормотала я, обняв Тамаза.<o:p></o:p>

— Конечно, любимая моя. Я всегда буду с тобой. Хочешь ты этого или нет. – Прозвучало как угроза. <o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Я проснулась и не поняла, где нахожусь. Голова болела и кружилась. Но я заставила себя встать. Прошла в душ и там поняла, что именно это и было нужно. Вода заставила окончательно проснуться и сняла головокружение. Я вышла и закуталась в теплый халат, даже не заглянув в зеркало. Мне было все равно, как я выгляжу.  Потом решила выпить кофе, о котором так долго мечтала.<o:p></o:p>

На кухне сидел Тамаз и Макс. Они пили кофе и о чем-то тихо разговаривали. При моем появлении замолчали. Я никак это не прокомментировала, только хмыкнула. Макс повернулся ко мне и вздрогнул. Нда, похоже, зря я не посмотрела в зеркало. Выгляжу видимо ужасно. <o:p></o:p>

— Доброе утро, мальчики.<o:p></o:p>

— Доброе утро, любимая, — сказал Тамаз, целуя меня.<o:p></o:p>

— Доброе утро, Лиза, — отозвался Макс.<o:p></o:p>

— Что ужасно выгляжу? Ну, уж извините. Мне не до этого.<o:p></o:p>

— Нет, все нормально, но, Лиза, твои глаза…… — смущенно сказал Тамаз.<o:p></o:p>

— Что с ними? – Удивилась я, отпивая кофе и закуривая. – Красные? Опухшие? Я же сказала, хватит. Мне сейчас все равно, как я выгляжу.<o:p></o:p>

— Я не об этом. Милая, они до сих пор черные.<o:p></o:p>

Я посмотрела на него внимательно и поняла, что он не шутит. Я сорвалась с места и побежала к зеркалу. Увиденное, меня поразило. Они не были черными, но если освещение плохое, то они таковыми и казались. Сейчас же при ярком свете они были просто серыми. Но не светлыми, а темными. Иногда мои глаза раньше менялись от зеленого к серому. Но это не было так кардинально и происходило очень редко. Да и цвет не был таким темным и насыщенным. Такое происходило не только редко, но и ненадолго. И то, что они почти за сутки так и не вернулись к обычному оттенку, меня испугало. Неужели они такими и останутся? Я бы не хотела, потому что вместе с моими темно-русыми волосами это смотрелось действительно жутко. <o:p></o:p>

Я вернулась в кухню и, как ни в чем не бывало, налила в чашку новый кофе и закурила. Тамаз и Макс смотрели на меня недоверчиво и настороженно. <o:p></o:p>

— Ну и чего пялитесь? Ну, поменяли глаза цвет, что в этом такого? Ничего страшного. Даже прикольно и необычно. <o:p></o:p>

— Да, конечно, все нормально. Мне тоже нравиться, — обнимая меня, сказал Тамаз и выразительно посмотрел на Макса. Макс же посмотрел на меня и выдал:<o:p></o:p>

— Нет, ну с одной стороны действительно необычно и здорово смотрится, но с другой все-таки жутковато. Ты стала похожа на ведьму.<o:p></o:p>

— Макс, — начал Тамаз грозно. <o:p></o:p>

— Тамаз, не надо. Ты ведь и сам видишь, что он прав. Ладно, все, забыли. Мне надоели эти разговоры.<o:p></o:p>

— Да, конечно, дорогая. <o:p></o:p>

— Тамаз, прекрати так со мной разговаривать. Я не маленький ребенок. Все нормально. Только вызови, пожалуйста, врача. Ребро все еще ноет. Я все-таки сомневаюсь, что это перелом, но пусть он все равно посмотрит.<o:p></o:p>

— Хорошо. Макс вызови Гришина.<o:p></o:p>

Максим ушел. Мы остались вдвоем. Я видел, что Тамаз хочет о чем-то меня спросить, но не решается.<o:p></o:p>

— Спрашивай, Тамаз. Я же вижу, что ты мучаешься.<o:p></o:p>

— Я хотел спросить, когда ты хочешь уехать? Может быть, мы сначала съездим куда-нибудь к морю, ты отдохнешь, расслабишься. И возможно там примешь верное решение.<o:p></o:p>

— Тамаз, какой же ты все-таки хитрый. Нет, сейчас мы никуда не поедем. А уеду я, наверное, завтра. Хочу еще побыть с тобой, особенно мне важна ночь, — проговорила я, нежно целуя его шею и гладя спину и грудь. <o:p></o:p>

— Маленькая моя, пойдем сейчас скорее наверх. Я уже не могу.<o:p></o:p>

— Нет, сейчас я соберусь, и мы поедем к тебе в ресторан. Я хочу суши. Я три дня вообще ничего не ела и хочу себя побаловать.<o:p></o:p>

— Дорогая, ты совсем исхудала, так что тебе надо есть не суши, а мясо и побольше.<o:p></o:p>

— Я хочу суши и точка. Все я пошла наверх, собираться.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Поднявшись наверх, я снова уставилась на свое отражение в зеркале. Глаза были удивительными.  Они одновременно завораживали и пугали. Линзы что ли купить? Хотя…… Ну-ка я развлекусь.<o:p></o:p>

Я надела черное короткое платье с рукавом ¾ и внушительным вырезом на груди. Глаза накрасила очень ярко. Серые тени, густо накрашенные ресницы и стрелки делали глаза откровенно пугающими. И, правда, теперь точно на ведьму похожа. Черные чулки и замшевые сапоги на шпильке идеально дополняли образ. В целом мне нравилось. От любования себя в зеркале меня оторвал стук в дверь.<o:p></o:p>

— Лиза, пришел врач, можно нам войти? – спросил Тамаз.<o:p></o:p>

— Конечно, — отозвалась я.<o:p></o:p>

Они вошли и оба чуть не рухнули на пол, когда увидели меня. Гришин смотрел на меня испуганными глазами, но в них читалась и откровенная симпатия. Мне это понравилось. Тамаз же был в шоке. Ему не нравилось то, что он видел. Но поняв, что я правильно расценила его взгляд, быстро улыбнулся.<o:p></o:p>

— Здравствуй, Лиза. Что болит? – осмелился подойти, наконец, ко мне Гришин.<o:p></o:p>

— Здравствуйте, э…… — вот тут я поняла, что даже не знаю, как его зовут, хотя он уже лечил меня.<o:p></o:p>

— Михаил Борисович. Но давай просто Миша, а, то мне не очень удобно, что такая красивая девушка будет звать меня по отчеству, как дедушку. <o:p></o:p>

— Хорошо, — проговорила я.<o:p></o:p>

— Гришин, не забывайся, — пригрозил Тамаз.<o:p></o:p>

— Тамаз, прекрати. Она и, правда сногсшибательно красива и нет ничего в том, что все ей об этом говорят. Наоборот гордись, что такая красотка выбрала именно тебя. Тем более я врач и ко мне ревновать глупо. И оставь нас, пожалуйста.<o:p></o:p>

— Ладно, — пробухтел Тамаз, выходя за дверь.<o:p></o:p>

— Ну, что, Лиза, опять тоже ребро?<o:p></o:p>

— Да, но не пойму что с ним. Врядли перелом. Не болит так сильно. <o:p></o:p>

— Сейчас я осмотрю тебя, и все поймем, но лучше бы рентген сделать.<o:p></o:p>

— Вы сейчас посмотрите, а завтра я к вам заеду и сделаем.<o:p></o:p>

Михаил осмотрел мой бок и выдал:<o:p></o:p>

— Это точно не перелом, просто сильный ушиб. Но возможно небольшое смещение, ведь оно совсем недавно срослось. Так что жду тебя завтра на рентген и там все точно осмотрим. Вот тебе обезболивающее хорошее. Оно должно унять боль.<o:p></o:p>

— Спасибо, Миша.<o:p></o:p>

— Да не за что. До завтра.<o:p></o:p>

— До завтра.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

— Ну, что с ней док?<o:p></o:p>

— Тамаз, не волнуйся ты так. Она крепкая девочка. Перелома нет, но отправь ее завтра ко мне на рентген обязательно. Надо посмотреть хорошенько.<o:p></o:p>

— Отправлю. Еще хотел спросить. Ты видел ее глаза?<o:p></o:p>

— Да уж. Жутко смотрятся. Зачем она носит эти линзы?<o:p></o:p>

— Вот в том то и дело. Это не линзы. Она тут пережила кое-что очень серьезное и после этого  они сами поменяли цвет. Такое возможно? И это не опасно?<o:p></o:p>

— Хм, я встречал такое в практике  только однажды, но слышал еще о нескольких таких случаях. Это очень редкий случай. Если человек переживает сильный стресс, то это возможно. <o:p></o:p>

— А они теперь навсегда такими останутся? Или все-таки вернуть первоначальный цвет?<o:p></o:p>

— Скорее всего, останутся. Но могут и вернуться. Это необъяснимо и тут ничего не скажешь наверняка.<o:p></o:p>

— Нда, ладно иди. Макс расплатиться с тобой. Пока.<o:p></o:p>

— Пока.<o:p></o:p>

 

Что же мне с тобой делать то, девочка моя? Как же сделать так, чтобы ты забыла о том, что случилось, и стала прежней. Не такой холодной и перестала быть похожей на ведьму. Черт, что же я наделал? Как я мог допустить такое. Я не могу ее потерять, но видимо уже потерял. Она прощается со мной. Сегодня прощальная ночь будет, я это чувствую. Как же быть? Отпустить ее и дать время подумать или запереть и никуда от себя не отпускать уже никогда? Или все-таки дать ей время, но если она все-таки не вернется силой ее вернуть? Да, пожалуй, это самый лучший вариант. Я жить без нее не смогу. Так что если она не согласиться быть со мной добровольно, то мне придется ее заставить. Хватит потакать ее характеру. Мне это уже надоело. Она должна меня слушаться. Я заставлю ее делать все что захочу. Она моя и я не позволю ей уйти от меня. Свое я никогда не упускал. Любой ценой.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

— Лиза, ну, что ты готова? – крикнул Тамаз.<o:p></o:p>

— Да, сейчас спущусь. <o:p></o:p>

Я спустилась по лестнице и тут же оказалась в объятьях Тамаза. Он крепко прижал меня к себе и стал жадно целовать. Он целовал все открытые места, распаляя во мне желание. Я откину голову назад и тихонько застонала, когда его сильные руки проникли под платье. Тамаз тут же отстранился и посмотрел мне в глаза. Я улыбнулась, потому что поняла причину его удивления. На мне не было белья. <o:p></o:p>

— Сучка, что ты делаешь со мной? – прохрипел он.<o:p></o:p>

— А в чем дело? – невинно поинтересовалась я.<o:p></o:p>

— Ты наглая сучка, собираешься ехать в ресторан без белья, чтобы я с ума сошел? Я же изнасилую тебя прямо в зале за столиком. Я не смогу сидеть с тобой рядом с невинным лицом, понимая, что ты без белья, и я в любое время могу проникнуть куда захочу.<o:p></o:p>

— Мне нравиться вот так издеваться над тобой. Тебе полезно иногда помучиться. <o:p></o:p>

— Сука ты, Деваль.<o:p></o:p>

— Да я такая и мне это нравиться. Поехали.<o:p></o:p>

Мы сели в машину. Я улыбалась во всю, а Тамаз был мрачнее тучи. Макс увидев все это, удивился, потом испугался, но в итоге ухмыльнулся. Поняв, что я в настроении, что опять достала чем-то Тамаза и что все как обычно хорошо и в равновесии.<o:p></o:p>

В хаммере я воспользовалась тем, что охрана нас не видит за ширмой, и продолжила издеваться над Тамазом. Я села на него, крепко обхватив ногами, расстегнула на нем рубашку и стала покрывать поцелуями его грудь, поднимаясь к шее и страстно целуя его губы. Тамаз же шарил руками по моему телу, сжимал грудь и целовал ее. Его руки, сильно прижимающие меня к нему, были горячими и распаляли мою кожу. Я уже жалела, что задумала это, потому что это уже не было игрой. Я  ничего не могла с собой поделать, когда он начинал прикасаться ко мне. Одно его легкое прикосновение будило во мне море желания. Под его руками я не могла сопротивляться. И он это знал. Поэтому нагло воспользовался этим. Прижимаясь к нему все теснее, я чувствовала, как сильно он меня хочет. Его плоть просто вырывалась наружу. И пока я пыталась сохранить хотя бы какие-нибудь остатки разума, Тамаз быстро спустил штаны и со всей силой вошел в меня. Я вскрикнула от сладкой боли. И поняла, что бесполезно уже сопротивляться, тем более я сама хочу этого едва ли не больше, чем он сам.  <o:p></o:p>

Заниматься сексом в машине на полном ходу со скоростью 150 км/ч просто неописуемо. Это вызывает бурный адреналин и еще больше распаляет желание. Такого я, наверное, еще никогда в жизни не испытывала. <o:p></o:p>

Когда все кончилось, я никак не могла отдышаться. Столько эмоций во мне сейчас было. Сердце стучало быстро, быстро и грозило вырваться. Немного придя в себя, я поняла, что машина уже не едет, и мы стоим около ресторана Тамаза «Токио». Тамаз наблюдал за мной с усмешкой и жутким самодовольством на лице. Конечно, он снова получил то, что хотел. Он победитель. Я-то думала, что это я с ним играю, как кошка с мышкой. А оказывается все совсем наоборот. Ладно, пускай немного порадуется, все равно недолго осталось.<o:p></o:p>

— Хватит улыбаться так ехидно, пойдем, кормить меня будешь, — сказала я.<o:p></o:p>

— А чего тон такой недовольный? Судя по тому, как ты стонала, тебе должно было понравиться, — еще больше улыбаясь, ответил Тамаз. <o:p></o:p>

— Мне очень понравилось и ты это и так знаешь. Зачем тебе лишний раз слышать об этом?<o:p></o:p>

— Затем, что ты очень редко мне об этом говоришь.<o:p></o:p>

— А тебе нужно постоянно говорить о том, какой ты классный любовник?<o:p></o:p>

— Я хочу слышать это от тебя постоянно. Я хочу хотя бы так знать, что тебе хорошо со мной. <o:p></o:p>

— А то, как я изгибаюсь и прогибаюсь под твоими руками и под тобой, не служит для тебя достаточным доказательством этого?<o:p></o:p>

— Повторяю еще раз, я хочу слышать это от тебя. Потому что я знаю как тебе сложно говорить об этом, как ты не любишь показывать свои чувства. И если ты начнешь говорить хотя бы об этом, мне будет очень приятно, что ты ради меня переступаешь через себя, потому что со мной ты испытываешь то чего не испытывала ни с кем. <o:p></o:p>

— Тамаз, ты безумно хорош в сексе. Я никого и никогда так не хотела и уже, наверное, не захочу так, как тебя. Одно твое прикосновение уже чуть ли не доводит меня до оргазма. Ты не первый мой мужчина, но уж точно последний, даже если мы не будем вместе. Секс ни с кем другим мне не нужен, потому что я знаю, что они не доставят мне и тысячной части того, что я получаю от тебя. – Я глубоко вздохнула, взяла лицо Тамаза в свои руки и, глядя ему в глаза, тихо проговорила:<o:p></o:p>

— Тамаз, я люблю тебя.<o:p></o:p>

Его глаза широко распахнулись, он бегло просматривал ими мое лицо. Пытался понять вру ли я или шучу? Не знаю. В его ярко синих глазах было очень много эмоций, и они быстро сменяли друг друга, что я не успевала их разглядеть и понять.<o:p></o:p>

— Скажи еще раз, — попросил Тамаз хриплым голосом.<o:p></o:p>

— Я люблю тебя. Люблю. Люблю только тебя. Только ты мне нужен. Я твоя.<o:p></o:p>

— Господи, Лиза, милая моя, я так сильно люблю тебя. Я так долго ждал этого от тебя. Я очень  тебя люблю.<o:p></o:p>

— Все, хватит нежностей. Пойдем есть. А то я и так была голодна, так ты заставил меня еще больше проголодаться, отняв последние силы на свои утехи. <o:p></o:p>

— Вот что ты за человек то такой, Деваль. Моментально умеешь испортить момент. И даже твои слова о любви ничего не меняют. Ты говоришь, что любишь, но тут, же ускользаешь от меня, становясь той холодной Деваль, которую я в первый раз увидел. <o:p></o:p>

— Тамаз, а тебе не кажется, что ты стал слишком сентиментальным со мной? – спросила я, закуривая. Охрана вышла из машины, оставив нас только вдвоем. – Тот сильный, уверенный в себе Тамаз, которого я впервые увидела, сейчас изменился до неузнаваемости. В чем дело? Мне были обещаны сражения. Но на них даже намека нет. Ты стал мягким и податливым. Твои враги просто будут в шоке, увидев тебя таким. <o:p></o:p>

— Но ты, же хотела видеть меня таким?<o:p></o:p>

— Так же как и ты хочешь видеть меня мягкую и податливую, но только иногда. В основном тебе нравиться, и нужна рядом с собой, та стерва Деваль. От, которой у тебя зубы сводит. <o:p></o:p>

— Сражения говоришь, тебе нужны? Ну, давай. Только потом не реви. <o:p></o:p>

— Самому-то не смешно? Когда это я ревела-то?<o:p></o:p>

— Все, хватит лирики. Меня начинает раздражать твое победное лицо. Что злишься, что я отымел тебя вот так в машине? Можешь не отвечать. Я вижу, что злишься. И именно поэтому и решила ткнуть меня лицом в то, что я изменился вот так рядом с тобой. Что ты меня вот так изменила. Все, пошли есть. Умеешь же ты меня вывести из себя.<o:p></o:p>

— Ты вот такой еще больше меня возбуждаешь. И секс тобой таким становиться еще лучше. <o:p></o:p>

— Хватит меня разводить, Деваль. Я получил от тебя то, что хотел. Спасибо, что открыла мне глаза на происходящее. Теперь держись.<o:p></o:p>

— Ой, напугал прям.<o:p></o:p>

— Не ерничай, — сказал мне Тамаз, схватив меня за волосы на затылке, притянув к себе и смотря прямо в глаза.<o:p></o:p>

— Решил еще больше вот так распалить во мне желание? – сказала я, нагло, улыбаясь.<o:p></o:p>

— Какая же ты сука, Деваль. Ну, зачем ты меня провоцируешь? Хочешь, чтобы я тебя ударил по лицу и дал тебе повод сбежать? Не будет этого, не старайся. Ты моя и я никогда не позволю тебе уйти от меня.<o:p></o:p>

— Ага, только сам вышвырнешь меня, когда я надоем тебе.<o:p></o:p>

— Ты до сих пор так думаешь? Я слишком завяз в тебе и уже никогда не смогу выпутаться. Так что ты обречена, быть со мной до самой смерти.<o:p></o:p>

— Ну, да. Тем более  что моя уже скоро настанет, если я останусь с тобой.<o:p></o:p>

— Прекрати. Не говори так никогда больше. Я никогда и никому не позволю причинить тебе вред. Знай это и помни. За свое я порву любого. Все, поцелуй меня и прекрати злиться. Мне это уже надоело. Ну, же давай. Ты все равно это сделаешь так зачем терять время.<o:p></o:p>

И я покорно поцеловала его в губы, улыбнулась  и стала выходить из машины. Ну, ну, посмотрим еще кто кого. Я только из принципа теперь уйду.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Я сижу на кухне и курю, забившись в самый угол и не включая свет. За окном темнота. Часы показывают четыре утра. Сумка собрана была еще накануне. Я взяла только самое необходимое. Мне не нужен большой гардероб. Обойдусь, да и не привыкла я к этому. <o:p></o:p>

Правильно ли я делаю, собираясь убежать от него вот так? Что это, глупые принципы или острая необходимость? Не знаю. Почему я мучаю и его и себя? Почему бы не остаться с ним навсегда, ну, или пока он сам не захочет от меня избавиться. Неужели я так боюсь за собственную жизнь, что готова предать любимого человека? Нет, не боюсь. Дело просто в том, что я не хочу жить в постоянном нервозе. Я так не смогу. Так я отравлю жизнь и ему и себе. Я просто слечу с катушек. А вот этого мне точно не хочется. Или все-таки во мне говорят глупые принципы? Может, я просто не хочу раствориться в нем? И это тоже. С ним нужно либо быть, полностью отдаваясь, либо вообще не подпускать к себе. Я не смогу отдаться ему полностью. Не смогу отдать ему мою душу. Я тогда уже не буду собой. Буду жить просто по инерции. Я не смогу быть зависимой от него. Зависимой морально. Не смогу не дышать когда его не будет рядом. А когда он придет смотреть ему в глаза со щенячьей преданностью. Я не могу позволить ему завладеть моими мыслями, чувствами, ощущеньями. Умирать когда он будет уходить, а потом снова воскресать, когда он будет возвращаться, теряя каждый раз при этом частичку себя. Да и ему это однажды надоест. Он полюбил меня именно вот за эту независимость. За мой стойкий характер. За то, что я не растворяюсь в нем. Он живет в постоянном тонусе от того, что я в любой момент смогу уйти от него. И именно это ему нравиться и именно это нужно ему. Это постоянно поддерживает в нем интерес ко мне. Если я все-таки отдамся ему полностью, интерес угаснет, чтобы он не говорил, и я уже не буду ему нужна. И что же я потом буду делать без него? Просто постепенно умирать заживо. Но смогу ли я, если все-таки решу остаться с ним, постоянно поддерживать в нем этот интерес? Я не хочу постоянно бегать от него. А живя с ним, у меня просто не хватит сил надолго для этого. И что в итоге будет все-таки один конец? Я как преданная собака буду ждать его у порога? Это верный конец. <o:p></o:p>

Но смогу ли я вот сейчас уйти навсегда и не быть с  ним вовсе? Однажды пробовала. Ну, не то, чтобы не получилось. Но это не было жизнью. Сплошной запой, без мыслей, без чувств. Что же будет сейчас? Я попросила у него время на раздумья, но нужно ли мне это? Если я сейчас не могу решить что-то для себя, то, наверное, и за это время врядли я смогу принять окончательное решение. Хотя вдали от него, возможно, мне будет легче принимать это решение? Или наоборот, еще тяжелее. Черт, ну что же это за любовь то такая? Когда и до смерти хочешь быть с человеком и одновременно не желаешь этого. И никак не можешь понять, почему же все-таки не хочешь. Из-за глупых предрассудков и страха того, что как же это я такая гордая полностью отдам себя мужчине. Любимого мужчине. И в итоге все равно потеряю его. Или из-за своего страха не сойти с ума от боязни, что меня все-таки однажды убьют. Да и пусть убьют, просто я не хочу жить в этом постоянном страхе. Постоянно оглядываться. Вот и как быть? Просто бред какой-то подумают люди, если я все это выскажу. Но для меня это не бред. Для меня это вполне реальные страхи и вполне реальная любовь. Черт, черт, черт.<o:p></o:p>

Да и надо ведь как-то еще отсюда сбежать. Врядли меня выпустит охрана. А почему я собственно решила вот так сбежать? Да потому что не смогу я посмотреть ему в глаза, в который буду видеть боль. Мне своей достаточно, не смогу я вынести еще и его. Да и не отпустит он меня, хоть и обещал. Я уже неплохо узнала Тамаза и уверена, что никуда он меня не выпустит. Если надо будет, то даже пристегнет наручниками.<o:p></o:p>

Закурив новую сигарету, я подхватила небольшую сумку и направилась в гараж. Села в свою машину. На своих двоих мне не выбраться отсюда, поэтому все-таки придется поступиться гордостью и взять подаренную мне им машину. Потом сможет ее забрать. Врядли она будет нужна мне там, без него. Подъехав к воротам, я посигналила, чтобы Гоша их открыл. Он выбежал и, увидев мою машину, удивился. Открыв пассажирскую дверь, он спросил:<o:p></o:p>

— Куда ты направилась? Время то видела.<o:p></o:p>

-  Гош, ворота открой, пожалуйста.<o:p></o:p>

— Да ты еще и без Макса? Нет, извини, одну я тебя точно не выпущу. Это приказ, а его ослушаться я не могу.<o:p></o:p>

— Игорь, последний раз прошу, открой ворота. Мне надо срочно уехать. Мы с Тамазом расстались, понимаешь? И услуги Макса мне больше не нужны.<o:p></o:p>

— Тогда пускай Тамаз сам спуститься и скажет мне об этом. Раз он дал приказ, то только он и сможет его отменить. <o:p></o:p>

— Я просила по-хорошему, но раз ты не понимаешь, придется по-плохому.<o:p></o:p>

Я вышла из машины и подошла к Гоше, на ходу вытащив пистолет, который позаимствовала на такой случай у Тамаза. Он всегда лежал в тумбочке в нашей спальне. В его спальне, теперь уже. <o:p></o:p>

— Гоша, теперь ты откроешь мне ворота?<o:p></o:p>

— Я, конечно, слышал что ты безбашенная. Но не думал, что настолько. Ну, что выстрелишь в меня, если я не открою?<o:p></o:p>

— А ты в этом сомневаешься?<o:p></o:p>

— Нет. Но Тамаз меня сам убьет, если я тебя выпущу. Так что, какая мне разница, кто нажмет на курок ты или он. <o:p></o:p>

— Он может, пощадит, а я врядли. Мне нужно уехать и если для этого придется тебя убить, то я это сделаю. Мне нужен пульт от ворот по любому. <o:p></o:p>

— Тамаз меня точно убьет, так что терять мне нечего. Хочешь – стреляй.<o:p></o:p>

— Придурок, — выругалась я, набирая номер Макса. Трубку он долго не брал. Еще бы, спит как убитый. Но вот он, наконец, ответил. – Макс, быстро одевайся и выходи к воротам. Со мной поедешь.<o:p></o:p>

— Куда? – спросил он.<o:p></o:p>

— С каких это пор ты имеешь право задавать вопросы? Быстро к воротам, я сказала. И не вздумай предпринять какие-то действия.<o:p></o:p>

Он не ответил, просто положил трубку.<o:p></o:p>

— Ты ведь выпустишь меня с Максом? – обратилась я к Гоше.<o:p></o:p>

— Уже, наверное, нет. Тамаз мне потом голову оторвет, если я выпущу тебя без его ведома.<o:p></o:p>

— Ну, ты и сволочь. Хорошо.<o:p></o:p>

Я выстрелила ему в руку, подбежала, выхватила пульт от ворот, нажала на кнопку и быстро запрыгнула в машину. Краем глаза увидела, как он достает рацию, но быстро открыв окно, успела выстрелить в нее. И рванула с места.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Я неслась с немыслимой скоростью. Хотела скорее оказаться в собственной квартире. За мной даже никто не гнался. Они не доложили еще ему или он все-таки отпустил меня? Не знаю. Да и важно ли это. Все равно он придет. Я не смогу спрятаться от  него. А уж он своего точно не отпустит. <o:p></o:p>

Бросив машину около дома, я ворвалась в квартиру, заперла дверь на все замки. Понимая, что смысла в этом нет. Он все равно выбьет ее, если потребуется и никакие замки его не остановят. Бросив сумку в угол, я достала из бара коньяк и стала пить его прямо из горлышка и курила одну, за одной сигарету. Я хотела напиться до беспамятства и просто уснуть, чтобы не думать ни о чем. Устала я от этих раздумий. Хочу забыться. Хотя бы на время.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

— Тамаз,  — кто-то звал меня. Но просыпаться так не хотелось. Ночь была восхитительной. Никогда еще Лиза не была такой в постели. Он отдавалась мне полностью, но при этом и овладевала мной в равной мере. Секс с ней и так был всегда сказочным, но эта ночь переплюнула все вместе взятые. Может, потому что она прощалась? Скорее всего, именно поэтому. Но я-то знал, что все равно не отпущу ее. Пускай потешиться мыслью, что она все решает. Тем более  что она дарит мне при этом небывалое наслаждение. <o:p></o:p>

— Тамаз, — в дверь спальни настойчиво стучали. Ну, что за напасть. Кому что понадобилось от меня? Да и Лизу сейчас разбудят. А она этого жуть как не любит и сейчас точно будет скандал. Но, стоп, почему она до сих пор не проснулась? <o:p></o:p>

Я открыл глаза и в свете фонаря увидел, что постель пуста. Что  она уже вышла разбираться? Тогда почему до сих пор выкрикивают мое имя, и стук в дверь не прекращается?<o:p></o:p>

Быстро сбросив сонную одурь, я вскочил и подбежал к двери. Дернул ее на себя, но она оказалась закрыта. <o:p></o:p>

— Макс, это ты орешь?<o:p></o:p>

— Да я, я. Открывай скорее.<o:p></o:p>

— Черт, ключа в двери нет. Что случилось?<o:p></o:p>

— Лиза сбежала.<o:p></o:p>

— Как это?<o:p></o:p>

— Да вот так. Проснись уже, хватит тупить.<o:p></o:p>

Так вот почему ее не оказалось рядом. Вот почему дверь заперта, а ключа в двери нет. Эта сука сбежала от меня. Вот таким ужасным способом. Я же сказал ей что отпущу, зачем стоило бежать вот так по-свински? Потому что она умная девочка и знала, что я ее не отпущу. Она поняла это и решила уйти от меня таким способом. Сука.<o:p></o:p>

— Макс, отойди от двери. Я ее вышибу сейчас нахрен.<o:p></o:p>

Пару толчков и дверь сошла с петель.<o:p></o:p>

— Ты бы хоть трусы что ли одел. Или вот так в чем мать родила, поедешь за ней?<o:p></o:p>

И, правда, белья на мне не было. С Лизой мы всегда спали абсолютно голыми. Быстро одеваясь, а потом, выбегая на улицу, я думал, а стоит ли за ней ехать? Пусть побудет пару дней одна. Подумает, соскучится по мне и тогда можно будет съездить  к ней и поговорить. Смысл сейчас отправляться за ней в погоню? Мы сейчас поругаемся обязательно. И тогда уже я из принципа не приду к ней первым, и она будет скрипеть зубами, но из-за этих, же самых принципов не придет ко мне сама. Хорошо сейчас дам ей выиграть, но главная победа останется за мной. Я приеду в итоге и заберу ее силой, если она не согласиться, сама вернуться ко мне. Никогда я не терял своего, всегда добивался того, чего хотел. А уж того, чтобы какая-то сопливая девчонка сама ушла от меня, я никогда не допущу. Все бабы всегда вешались на меня. Кто-то из-за денег, кто-то просто мечтал обладать мной как мужчиной, кто-то из-за того и другого вместе. И уж ей-то я тем более не позволю вот так поступить со мной. Да и жить без нее я не смогу. Она нужна мне как воздух. Только с ней моя жизнь обрела смысл. Я живу только потому, что она есть, только для того, чтобы быть с ней. И ее уход будет означать только смерть для меня. Поэтому я сделаю все, чтобы вернуть ее, но при этом надо постараться не потерять себя. Не упасть к ней в ноги и не стать умолять вернуться. Тогда она уж точно не вернется. Такой мужчина ей не нужен. Ей нужен сильный и властный. Который всегда будет подминать ее под себя. Она говорит, что ей это не нравиться, но я-то вижу и знаю, что именно этого она хочет. Только никак не пойму, почему до сих пор сопротивляется, если уже признала победу за мной?<o:p></o:p>

— Сука ершистая, — зло выругался я, закуривая очередную сигарету. И тут увидел, что уже стою перед распахнутой для меня дверцей машины, и вся охрана смотрит на меня, но никто не осмеливается что-то сказать. И вот тут Макс, увидев, что я вышел из раздумий, сказал:<o:p></o:p>

— Тамаз, поехали скорее. Надо поймать ее по дороге. Так будет лучше, нежели чем ты станешь штурмом брать ее квартиру.<o:p></o:p>

— Мы не поедем за ней.<o:p></o:p>

— Как это?<o:p></o:p>

— А вот так. Не хочу.<o:p></o:p>

— Ты отпускаешь ее? Насовсем?<o:p></o:p>

— Нет, не насовсем. На время. Все, не хочу больше ничего слушать. Быстро все разошлись. А как она вообще вырвалась? Кто ворота ей открыл? Ведь я ясно сказал не выпускать ее без Макса, да и вообще не отпускать без моего ведома.<o:p></o:p>

— Хм, она прострелила Гоше руку и отобрала пульт от ворот. Потом прострелила рацию и унеслась. Перед этим она звонила мне, велела собираться, но когда Гоша сказал ей, что даже со мной без твоего ведома не выпустит, сделала то, что сделала. <o:p></o:p>

Я, выслушав все это, залился громким смехом. Смеялся долго, и охрана смотрела на меня, недоумевая. Они не знали засмеяться вместе со мной или уже начинать бояться этого смеха потому,  что он может означать жуткий гнев.<o:p></o:p>

— Вот это моя девочка, — проговорил я, кое-как, отсмеявшись. – Гоше вызвали Гришина?<o:p></o:p>

— Да, уже едет. А она молодец. Навылет пуля прошла. Где она научилась стрелять? Еще тогда хотел у нее спросить, когда она убила парня Карена.<o:p></o:p>

— Не знаю, но обязательно выясню. Все, Макс иди спать дальше. Через пару дней поедем к ней. И ничего не спрашивай. Я так решил.<o:p></o:p>

— Да какое уж тут спать. <o:p></o:p>

— Ну, как хочешь. Я пошел кофе пить. Ну, вот не сука ли она. Маленькая строптивая сучка. Я научу ее, меня слушаться.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Я проснулась от неудобной позы. Ну, конечно, уснула ведь за столом. Надо перебраться на кровать. Кое-как стянув с себя одежду, я рухнула на кровать. Но сна больше не было. Промучившись полчаса, я встала и пошла в душ. Вода смыла всю сонную одурь, и я начала нормально думать. Что же я наделала? И почему он до сих пор не пришел? Даже если я не слышала звонков, он бы просто выбил дверь. Но она на месте. Почему же он не поехал за мной? Решил все же дать мне время подумать или ему уже надоело все это, и решил отпустить меня насовсем? Это конечно был бы выход для меня. Но я не смогу смириться с мыслью, что он отказался от меня. Даже если это я ушла от него. Ладно, пускай пройдет немного времени и тогда я пойму, почему он так поступил. <o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Прошло уже два дня, а он так и не приехал и ни разу не позвонил. Неужели это значит, что он отпустил меня, решив, что я все-таки ему не нужна? И почему меня мучает этот вопрос. Он дал мне то, чего я хотела, облегчив мне жизнь, чтобы я не мучилась и не стояла перед выбором.  Но, черт, мне все-таки не дает покоя этот вопрос. <o:p></o:p>

Я курила в кухне. Время было час ночи. Свет я не включала. Мне хотелось отвлечься от мыслей о нем. Но я не знала, как это сделать. Все эти два дня я сидела дома, не выходя даже в магазин. Есть не хотелось, а сигареты и вино были. Да и боялась я просто выйти на улицу. Здесь в пустой квартире, я могла не скрывать своих чувств. А там, на улице я не смогла бы вынести взгляды прохожих. На меня смотрели бы с ужасом. Выглядела  не лучшим образом. Спутанные волосы, кое-как закрученные в хвост. Лицо осунулось, и было абсолютно белым. Выделялись на нем только огромные синяки под глазами и сами глаза. Они были чернее ночи. За эти пару дней они совсем почернели, хотя недавно были просто серыми. Я выглядела как призрак. От меня бы шарахались на улице. А этого я не вынесла бы. Просто перестреляла бы всех нахрен. Пистолет я взяла у него. Стрелять умела хорошо. Научилась еще до встречи с  ним.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Однажды одиночество совсем захватило меня. Стены в пустой квартире давили и заставляли задыхаться. И я выбежала на улицу, чтобы отдышаться. Бродила по улицам, не разбирая дороги и наткнулась на тир. Не знаю почему, но мне вдруг захотелось туда зайти, взять пистолет в руки и пострелять. Оружие в руках держать было привычно. В детстве стреляла часто с отцом по всяким банкам и пачкам. Взяв пистолет в тире, я поняла, что вот это именно то, что мне нужно было сейчас, чтобы выплеснуть все свои эмоции. Но стреляла я откровенно плохо. Этот пистолет был мне не привычен. Ведь стреляла я только из старенького папиного ружья. Хозяин тира, мужчина лет 45 и его немногочисленные посетители смеялись надо мной. Я не выдержала этого натиска и ушла оттуда. Но следующим вечером пришла опять и попросила хозяина научить меня стрелять. Он сначала долго смеялся надо мной. А потом совершенно серьезно сказал, что учить девчонку не будет. Не привык он к такому. Всю жизнь воевал и никогда не доверит оружие соплячке. Я предложила ему любые деньги, но он отказался. С тех пор я ходила в его тир каждый вечер. За две недели я научилась более менее прилично стрелять. Я не радовалась своим успехам. Мне было важно не это. Для меня имело значение только то, что в этом тире я выплескивала все свои эмоции. Выходила я оттуда совершенно опустошенная. И мне именно это нравилось, и было нужно. Я чувствовала себя свободной. Свободной от каких либо чувств и эмоций. <o:p></o:p>

Спустя еще две недели, тогда я уже собиралась уходить домой, хозяин неожиданно подошел ко мне и спросил:<o:p></o:p>

— Зачем ты приходишь сюда?<o:p></o:p>

-  Я не смогу вам этого объяснить.<o:p></o:p>

— Ты готовишься кого-то убить?<o:p></o:p>

— Нет, конечно. Зачем мне это. Я никогда не смогу выстрелить в человека, чтобы  он мне не сделал.<o:p></o:p>

— Тогда зачем тебе это?<o:p></o:p>

— Я не могу этого объяснить. Да и вы не поймете. Я выплескиваю здесь все и чувствую себя свободной. Только после этого я могу идти в пустую квартиру и находиться там. Да много из-за чего, но вам это не надо  знать.<o:p></o:p>

— Хочешь, я научу тебя стрелять хорошо и из настоящего пистолета?<o:p></o:p>

— Хочу, но вы уже однажды отказали мне.<o:p></o:p>

— Ты поразила меня своим упорством.  Завтра приходи сюда к закрытию. Я отвезу тебя в одно место. Ты только не бойся. Это законный полигон для учений. Я проведу тебя туда, благо, что имею достаточно для этого полномочий. Дам тебе почувствовать в руках настоящее оружие и научу отлично стрелять.<o:p></o:p>

— Спасибо. Я приду завтра.<o:p></o:p>

В течение года я раз в неделю стала ездить туда. Сначала с хозяином тира Михаилом, а потом он договорился, чтобы я смогла и одна туда ездить. Этот год был просто отличным. Я чувствовала себя прекрасно. Стрельба делала меня свободной и невесомой. Но ровно через год с моего первого приезда на этот полигон Михаил умер. Оказалось, что у него была неизлечимая болезнь. После этого я перестала стрелять и больше никогда не брала в руки оружия. Не знаю, почему на меня так повлияла его смерть. Сначала было плохо, потому что я снова окунулась в мир эмоций и чувств. Но не делала даже попытки снова взять в руки пистолет. А потом свыклась.<o:p></o:p>

И вот я снова взялась за него. И руки не забыли прикосновения к холодной стали. Да и мастерство осталось при мне.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Надо врачу показаться. А то видимо психика уже конкретно страдает. Раз я всякий раз начинаю хвататься за пистолет.<o:p></o:p>

Спрятав его подальше от глаз, я наскоро оделась и, схватив ключи от машины, выбежала на улицу. Вот что мне поможет отвлечься,  и не надо будет хвататься за пистолет. Скорость. Да это то, что сейчас нужно.<o:p></o:p>

Я вылетела со двора, включив на полную громкость музыку и прикурив сигарету. Неслась я по улицам с огромной скоростью. Дороги были почти пустыми. И чем дальше я удалялась от своего дома, тем свободнее себя чувствовала. Я громко пела песни и утопляла педаль газа в пол. Давненько я так не расслаблялась.<o:p></o:p>

Прокатавшись по городу несколько часов, я почувствовала, что этого на сегодня хватит. Можно возвращаться домой. <o:p></o:p>

Оставив машину возле подъезда, я вошла в квартиру. И мне очень захотелось полежать в ванной. <o:p></o:p>

— Пять утра для этого как раз подходит, — усмехнулась я. Только я наполнила ванну теплой водой, как зазвонил мой мобильный. Я испугалась. Кто мог звонить мне в такое время? Ответ пришел сам собой. Тамаз. Ну, зачем он так? Я только расслабилась и перестала думать о нем. Отвечать не буду. Пусть хоть зазвонится. Под любимую мелодию, поставленную на звонок, я добавила пену и ароматное масло. И с блаженством опустилась в воду. <o:p></o:p>

Телефон звонил не переставая. Спустя час, я не выдержала. И налив вина, и закурив сигарету, все-таки решалась ответить на звонок.<o:p></o:p>

— Да, — сказала я, стараясь, чтобы голос не дрогнул и был уверенным. На том конце молчали. Я слышала только прерывистое дыхание. Как будто человек долго бежал. – Алло, — повторила я, но ответа так и не последовало. Я со злостью откинула телефон и залпом выпила бокал вина. Через 10 минут телефон зазвонил снова. Стоит отвечать или нет? Решила все-таки ответить. Просто нажала на кнопку приема звонка, ничего не сказав. Через минуту услышала до боли знакомый хриплый голос.<o:p></o:p>

— Лиза, что ты творишь. Я чуть с ума не сошел. Ты обещала мне никогда больше не гонять. Почему ты нарушила свое обещание? Я, конечно, понимаю, что тебе теперь плевать на то, что будет со мной, раз ты ушла от меня. Но зачем пытаться угробить свою жизнь?<o:p></o:p>

— Я не пыталась этого сделать. Просто решила прокатиться. Если не нравиться, забери машину и спи спокойно.<o:p></o:p>

— Я не могу ее забрать. Она твоя.<o:p></o:p>

— Ну, тогда не доставай мен этими глупыми разговорами.<o:p></o:p>

— А то, что ты делаешь, конечно, бесспорно умно?<o:p></o:p>

— Я делаю то, что хочу. Ни тебе меня упрекать в этом. Сам всегда делаешь то, что нужно только тебе.<o:p></o:p>

— Сука ты строптивая.<o:p></o:p>

— Это все? Я могу положить трубку?<o:p></o:p>

— А ты не хочешь поговорить со мной? Я очень соскучился по тебе.<o:p></o:p>

— Зачем, если ты сам отказался от меня?<o:p></o:p>

— Что?<o:p></o:p>

— А разве не так?<o:p></o:p>

— Это ты ушла от меня. Я не выгонял тебя.<o:p></o:p>

— Если бы я тебе была нужна, ты бы сделал все, чтобы вернуть меня.<o:p></o:p>

— Ты сама просила у меня время подумать. Я дал его тебе. Тогда почему ты опять обвиняешь меня в том, о чем просила сама?<o:p></o:p>

— А ты даже не соизволил узнать, что я ушла ради того, чтобы подумать или все-таки насовсем тебя покинула.<o:p></o:p>

— Ты достала меня. Ты сама знаешь, чего хочешь? Ты, то убегаешь, сделав все для того, чтобы я не шел за тобой, то начинаешь меня обвинять в том, что я сделал так, как ты хотела. Я не маленький мальчик, постоянно бегать за тобой. Я взрослый мужик. И не надо со мной играть в догонялки. Решай, либо ты возвращаешься ко мне и уже никогда не посмеешь уйти, либо ты хочешь уже больше никогда меня не видеть и не слышать. <o:p></o:p>

Я молчала. Что я могла на это сказать. Я хотела одновременно и того и другого. И выбрать не могла. Я любила его безумно и очень хотела быть рядом с ним и только с ним. Но и обречь себя на постоянный страх и риск, не только за свою жизнь, но и за то, что я не смогу быть с ним такой, какую он хочет видеть меня рядом с собой и в итоге уйдет от меня сам уже навсегда. <o:p></o:p>

— Что ты молчишь? Не можешь выбрать? Тогда только скажи и я сам сделаю этот выбор за тебя.<o:p></o:p>

— И каким он будет?<o:p></o:p>

— Я приеду и заберу тебя к себе.<o:p></o:p>

— Ну, конечно. Неужели ты свое отдашь, даже если не особо в этом нуждаешься.<o:p></o:p>

— Идиотка, — заорал он. – Сколько  еще времени и как мне доказать тебе, что только ты мне нужна. Я люблю тебя больше жизни. Мне уже никогда  никто не будет нужен кроме тебя. Когда ты уже это поймешь. Я устал тебе это доказывать. Как ты не поймешь, что это никогда не измениться? Я никогда не захочу избавиться от тебя. Да я просто сдохну без тебя.<o:p></o:p>

— Ты не можешь знать наперед, что будет завтра.<o:p></o:p>

— Ты разве еще не поняла, что я всегда знаю, что будет? Я знаю, чего я хочу. И это никогда не измениться. Никогда такого не было и уже не будет. Я взрослый мужик и уже не изменюсь в этом. <o:p></o:p>

— Тамаз, помнишь, ты сказал мне, что чувствуешь себя преданной собакой рядом со мной.  А что будет, если я всю жизнь буду смотреть на тебя таким же щенячьим взглядом?<o:p></o:p>

— Дура, я тогда буду самым счастливым человеком на свете. Я же знаю, ты думаешь, что я люблю тебя только за то, что ты такая ершистая. Да этим ты обратила мое внимание на себя. Но мне это надоело. Я хочу видеть тебя домашней и покорной. И поверь, это никогда не надоест мне. Я больше всего на свете хочу, чтобы ты стала такой. Когда ты уже это поймешь и перестанешь мучить себя этим. Да и меня заодно. <o:p></o:p>

— Не знаю. Я люблю тебя, Тамаз. Но прости, мне нужно время.<o:p></o:p>

Сказав это, я положила трубку и заплакала. Я ревела во весь голос, задыхаясь. Потом кое-как дошла до кровати и рухнула на нее, заснув от бессилия. <o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Открывать глаза не хотелось. Я не хотела снова думать о чем то, погружаться в воспоминания. Лучше было бы вот так уснуть на несколько суток. Но это, к сожалению невозможно. Но нужно все-таки подниматься. Время то вечер.<o:p></o:p>

Кое-как добравшись до ванной, я увидела свое отражение и отшатнулась. Ну и что я натворила с собой. Выгляжу как приведение. Надо срочно все исправить. Так может и настроение поднимется. <o:p></o:p>

Полежав в ванной и расслабившись, я начала приводить себя в порядок. Уложила волосы, сделала макияж, умело закрасив все синяки и круги под глазами. Времени это конечно заняло многовато, да и косметики пришлось потратить изрядно. И вот я стою перед большим зеркалом и рассматриваю себя. Все портят глаза. При плохом освещении  они кажутся черными. Это плохо. Ладно, зато выглядит необычно.<o:p></o:p>

— Хм, ну и куда я собралась в таком виде? – хмыкнула я. – Идти мне абсолютно некуда. Разве что до магазина прогуляться и приготовить себе что-нибудь вкусненькое. Или, может в ресторан сходить? Одной конечно неохота, но видеть, кого-то сейчас из подруг или друзей мне совершенно не хочется. Да и странно я буду смотреться одна в ресторане. Ну и пусть. Зато проветрюсь и наконец-то поем. А то готовить самой не очень хочется. Все решено. Иду в ресторан. Надо только придумать, что одеть.<o:p></o:p>

Одеть, как оказалось мне нечего. Убегая от Тамаза, я взяла только самое необходимое. И выходные платья не предусматривались. Хотя одно платье я все-таки прихватила. Оно было моим любимым. Простое и элегантное, маленькое черное платьице. Одевшись и подкрасив губы, я вышла на улицу. И уже подходив к машине, услышала как меня окликнули. Я стала оглядываться, но никого не заметила. Что за черт? Может уже галлюцинации развиваются. Закурив, я решила еще раз оглянуться, но лучше бы я этого не делала. Я увидела машину Тамаза. Его БМВ. Решил, видимо, что хаммер будет слишком заметен. Она стояла очень аккуратно. Если не вглядываться, то и не заметишь ее. Но при этом из машины хорошо просматривался двор и мой подъезд. Вот гад ведь. Ну и зачем ему это? Следить за мной вздумал. <o:p></o:p>

— Лиза, привет. – Так вот кто меня кричал. Антон, мой давний любовник. – Решил вот заглянуть к тебе в гости. Номер твой не отвечает и сама ты, не звонишь. Как у тебя дела?<o:p></o:p>

— Привет, Антош. Все хорошо. Номер я сменила просто. – Безжизненным голосом отозвалась я, не отрывая взгляда от машины.<o:p></o:p>

— И даже не позвонила сообщить новый. Обидно вообще то. <o:p></o:p>

— Антон, это не к чему. Все очень круто поменялось.<o:p></o:p>

— Ну, да, я слышал, что ты теперь с одним уголовником связалась, хоть и с очень крутым.<o:p></o:p>

— Он не уголовник. И мы разбежались.<o:p></o:p>

— Что так?<o:p></o:p>

— Долгая история.<o:p></o:p>

— Понятно. Сейчас ты куда? Может, прогуляемся? Я соскучился.<o:p></o:p>

— Антон, между нами больше ничего не будет. Так что давай не будем все усложнять и разводить сопли.<o:p></o:p>

— Что же изменилось? Ты же рассталась со своим уголовником и теперь свободна, как я понимаю. Так что нам мешает посидеть где-нибудь и выпить кофе.<o:p></o:p>

— Еще раз повторяю он не уголовник.<o:p></o:p>

— Ну, да, конечно. Это же Тамаз Танаев. Нельзя о нем так говорить.<o:p></o:p>

— Откуда ты знаешь, что я именно с ним была?<o:p></o:p>

— Птичка на хвосте принесла. Весь город шушукался, что Тамаз, наконец-то себе постоянную бабу нашел. Ладно, пусть не весь город, но ты разве  забыла, что я иногда вращаюсь в таких кругах и много чего  знаю?<o:p></o:p>

— Я как то не думала об этом.<o:p></o:p>

— Ну, так мы долго будем тут стоять? Пойдем, посидим где-нибудь. Или может, в гости пригласишь?<o:p></o:p>

— Гости точно отменяются. Я собиралась в ресторан. Поужинать. Если хочешь, можешь составить мне компанию.<o:p></o:p>

— Конечно, хочу. Только я сегодня без машины, давай тачку поймаем. Такси неохота ждать.<o:p></o:p>

— Я за рулем. <o:p></o:p>

— Машину приобрела? Или он подарил?<o:p></o:p>

— Тамаз подарил. Поехали, хватит болтать. – Я последний раз взглянула на машину Тамаза и пошла в машину.<o:p></o:p>

— Вот это тачка, — завистливо протянул Андрей, садясь в машину. – Классно за ней смотришься.<o:p></o:p>

— Спасибо. <o:p></o:p>

— Куда едем? В суши?<o:p></o:p>

— Даже не знаю. Я теперь предпочитаю только один ресторан суши, но туда мне теперь нельзя. Так что придется что-то другое выбрать. <o:p></o:p>

— Ты про Токио что ли? Ну да, это же ресторан Танаева. А почему тебе нельзя туда? Вы что плохо расстались?<o:p></o:p>

— Антон, во-первых, тебя это не касается. А во-вторых, тебе не кажется, что ты сегодня слишком много болтаешь?<o:p></o:p>

— Это от волнения. Я думал, что больше  никогда тебя не увижу. Врядли он позволил бы мне приблизиться к тебе. Я очень по тебе соскучился. Я понял, что ты нужна мне.<o:p></o:p>

— Так, я уже начинаю жалеть, что позвала тебя с собой. Либо ты прекращаешь себя так вести либо я тебя сейчас высажу. Еще раз повторяю. Между нами больше никогда ничего не будет. И неважно буду ли я одна или нет. Мне твои услуги больше не нужны. И честно говоря, друзьями я бы тоже не хотела с тобой оставаться. Мне неприятно будет видеть тебя, и вспоминать о своей слабости. Так что давай мы сегодня тихо, мирно поужинаем и разойдемся навсегда. Хорошо?<o:p></o:p>

— Хм, Деваль ты как была стервой, так и осталась. Тамаз из-за этого с тобой расстался? Не захотел постоянно терпеть твой противный характер?<o:p></o:p>

Я остановила машину и грозно сказала:<o:p></o:p>

— Все, выходи. Ты мне надоел. Я старалась по-хорошему, но ты не понимаешь. И уже видимо не поймешь. Давай прощаться. Надеюсь, что больше не увижу тебя никогда. Удачи.<o:p></o:p>

— Извини, я больше не буду. Правда, обещаю держать язык за зубами.<o:p></o:p>

— Антон, мне уже все равно. Я решила и ты знаешь, что переубеждать меня бесполезно. Выходи.<o:p></o:p>

— Лиза…..<o:p></o:p>

— Вон, я сказал, из машины. Ты что тупой? Ни хрена не понимаешь. Выходи или мне выпинывать тебя?<o:p></o:p>

— Хорошо, я уйду. Но мы еще встретимся.<o:p></o:p>

— Не дай бог. А если будешь преследовать меня, останешься без ног. Прощай.<o:p></o:p>

Я захлопнула пассажирскую дверь и рванула с места.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Черт, ну что за напасть. Что он возомнил о себе. Когда все начиналось, мы обговорили условия. Мне нужен был от него только секс. И ничего большего. Он был полностью согласен. Ему тоже не нужны были отношения. Просто иногда развлечься. Так какого черта он возомнил, что нас связывает, что-то большее. И решил, что имеет какие-то права на меня. Вот урод. Все настроение испортил. Не хочется теперь никуда ехать. И аппетит пропал. Но я понимала, что не ела несколько дней и поэтому надо заставить себя съесть хоть что-нибудь.<o:p></o:p>

Я поехала в один небольшой ресторанчик на окраине. Туда ходят только свои. Посторонних никогда не пускают. Это идеальное место, ведь сейчас мне нужно уединение. А в нем были только закрытые кабинеты. Можно спокойно поужинать и не ловить на себе взгляды. И кормили там отменно.<o:p></o:p>

Оставив машину на стоянке перед рестораном, я зашла внутрь. Ко мне бросился администратор. Всех гостей он знал лично и поэтому безошибочно определял, свой пришел или с улицы.<o:p></o:p>

— Здравствуйте, Елизавета. Желаете поужинать у нас? – спросил меня администратор, высокий, подтянутый и вполне симпатичный брюнет. <o:p></o:p>

— Здравствуй, Рома. Да, есть свободный кабинет?<o:p></o:p>

— Для вас всегда есть, пройдемте. <o:p></o:p>

Он проводил меня в самый дальний кабинет и подал меню.<o:p></o:p>

— Как только выберете, нажмите на звонок, я приду и приму заказ. <o:p></o:p>

Он вышел и плотно закрыл дверь. Я разделась и опустилась на мягкий диван. Звучала приятная расслабляющая музыка. И я, углубившись в меню, забыла обо всех своих неприятностях. Но тут дверь распахнулась, и ко мне зашел хозяин этого ресторана, Илья. Высоченный в 2 метра ростом, блондин с карими глазами и отличной фигурой. При взгляде на него сразу начинаешь лихорадочно вспоминать, как выглядишь, все ли в порядке, вперемешку с мыслями, как же такого красавчика охмурить. На меня его внешность уже довольно давно не действовала. <o:p></o:p>

Познакомились мы, как, наверное, многим покажется в очень романтической обстановке. Я, опять сбежав из своей квартиры, чтобы хоть как то спрятаться от одиночества, пришла на свой любимый пруд. Там плавали утки. Я любила иногда вот так приходить сюда, кормить их и немного отвлекаться или наоборот подумать в приятной обстановке, а не в квартире, где стены ужасно давили на меня. Я просидела там до самого вечера, замерзла, но уходить не хотелось. И вот тогда появился Илья. Он спросил можно ли присесть рядом со мной на скамейку. Я согласно кивнула,  даже не посмотрев на него. Через некоторое время, когда я даже забыла что он рядом, Илья заговорил со мной. Началось с банального знакомства, а потом я сама не заметила, как рассказала ему всю свою жизнь. Не знаю, как это получилось. Он просто спрашивал, а я отвечала. Поняв, что поступила глупо, я разозлилась. А потом он, сам, не дожидаясь моих вопросов, рассказал все о себе. В итоге мы оказались в одной постели у него дома. Ночь была прекрасной. Но на утро я, не дождавшись, когда Илья проснется, уехала к себе домой.  Вечером Илья приехал ко мне, даже не позвонив. Просто приехал ко мне домой. Открыв дверь, я была шокирована. Я думала, что он все понял. Что после этой ночи ничего не последует. Мне он был не нужен, даже со всей своей прекрасной внешностью и вполне хорошим характером. Я не любила никогда хороших мальчиков. Правда, Илья уже давно не был мальчишкой, ему было тогда 30 лет. А мне 19. <o:p></o:p>

— Что ты тут делаешь? – спросила я.<o:p></o:p>

— Можно войти? – отозвался он.<o:p></o:p>

— Проходи на кухню. Кофе будешь?<o:p></o:p>

— Да, давай.<o:p></o:p>

Я заперла дверь и никак не решалась пойти за ним. Илья вызывал во мне много эмоций. Мне очень нравился этот человек. Мне было просто приятно с ним находиться, было интересно с ним разговаривать и даже очень приятно просто сидеть, рядом не разговаривая. Но это были всего лишь дружеские чувства. Я не хотела его терять, но только потому, что я видела в нем человека, который может стать для меня очень хорошим другом. И я этого очень хотела. И вот сейчас я не знала, как все это сказать ему, чтобы он понял. Нам было хорошо в постели, но это был просто выброс эмоций, которые мы пережили, рассказывая друг другу историю нашей жизни. Мы как будто пережили все, что с нами случилось, заново и нам было необходимо выплеснуть эти эмоции. Каким образом еще это могут сделать мужчина и женщина? Конечно при помощи бурного секса. <o:p></o:p>

Я пару раз глубоко вздохнула и пошла на кухню. Илья уже варил кофе, себе и мне. Я запрыгнула на подоконник и закурила. Илья поставил передо мной кофе и заговорил:<o:p></o:p>

— Лиза, я все прекрасно понимаю. Но я вижу в тебе родного человечка и мне просто хотелось бы остаться с тобой хорошими и близкими друзьями. <o:p></o:p>

Я обомлела. Надо же, как все просто.<o:p></o:p>

— Конечно, Илюш. Мне бы тоже очень этого хотелось.<o:p></o:p>

И вот с тех пор мы дружим. Видимся очень редко, но из виду никогда друг друга не теряем. И всегда спешим друг другу на помощь в экстренной ситуации. <o:p></o:p>

Этот ресторан Илья открыл очень давно и мне нравилось приезжать сюда.<o:p></o:p>

— Привет, Лиза. Почему не позвонила, что сюда едешь? – спросил Илья, усаживаясь напротив меня.<o:p></o:p>

— Привет, Илюш. Честно говоря, даже не думала, что приеду. Просто ехала и сама не знаю, как оказалась здесь.<o:p></o:p>

— Понятно. Можно посидеть с тобой или ты сегодня в раздумьях?<o:p></o:p>

— Конечно можно. Ты же знаешь я тебе всегда рада.<o:p></o:p>

— Ну, тогда заказывай, а я отлучусь, но скоро вернусь и поболтаем. <o:p></o:p>

Я сделала заказ и блаженно откинусь на спинку дивана и закурила. Не знаю почему, но это место всегда действовало на меня успокаивающе. Все глобальные проблемы начинали казаться пустяками. Вот то, что мне было нужно. Почему я раньше не додумалась сюда приехать. <o:p></o:p>

Заказ принес сам Илья. Расставил все передо мной и, закурив, спросил:<o:p></o:p>

— Ну, рассказывай как у тебя дела. Давно не виделись. Но сначала ответь, зачем ты такие линзы носишь? Выглядит странно и пугающе. <o:p></o:p>

— Это не линзы.<o:p></o:p>

— Как это? Я помню глаза у тебя меняли цвет, но от зеленого к серому. А сейчас что это?<o:p></o:p>

— Произошел один неприятный случай недавно и глаза у меня поменяли цвет. Я сама в шоке. Они вообще-то серые, но при вот таком полумраке они кажутся черными.<o:p></o:p>

— Никогда о таком не слышал и никогда не видел таких глаз. Ты меня не обманываешь?<o:p></o:p>

— Зачем мне тебе врать? Они уже давно такие и первоначальный цвет не возвращают. Так что я уже не надеюсь. Не обращай внимания. Привыкнешь. <o:p></o:p>

— Что же тогда у тебя произошло такого? Ведь глаза зеркало души, как говорят. И теперь они окрасились в черный. Должно было произойти что-то очень серьезное.<o:p></o:p>

— Илюш, не спрашивай. Я не хочу и никогда не буду об этом разговаривать.<o:p></o:p>

— Тогда просто скажи мне, Тамаз Танаев как то связан, с этим?<o:p></o:p>

— И откуда у тебя такие сведения?<o:p></o:p>

— Вообще-то мы с ним очень давно знакомы. Он мне сам конечно ничего  не говорил. Он не знает, что мы знакомы. Но сведения о его личной жизни очень быстро получают огласку. Вот  я и спрашиваю, правда ли все то, что я слышал?<o:p></o:p>

— Ну, смотря, что ты слышал.<o:p></o:p>

— Ясно. Значит все-таки правда. И что у вас с  ним?<o:p></o:p>

— Уже походу ничего.<o:p></o:p>

— Рассказывай. Я должен это знать. И ты, и он мне не чужие. Мне важно знать, что между вами происходит. <o:p></o:p>

— Илья, я приехала сюда расслабиться и хоть немного забыться. Зачем ты начинаешь давить на меня?<o:p></o:p>

— Я объяснил почему. И жду ответ. Вполне конкретный и все объясняющий.<o:p></o:p>

— Можно мне сначала поесть?<o:p></o:p>

— Можно. Ешь и выкладывай все.<o:p></o:p>

Я старалась отложить, на сколько, возможно этот неприятный разговор. Я понимала, что выложу Илье даже то, что не хотела бы рассказывать. Он всегда как будто гипнотизирует и я сама, нехотя рассказываю ему абсолютно все. Меня это жутко бесит. Но отделаться от него нереально. <o:p></o:p>

И что я могу сказать ему? Я боюсь, что он может не понять, осудить меня или вообще ему все бредом покажется. С чего правильнее начать? Черт, ну зачем я сюда приехала. Надо брать себя в руки. Хватит сопли распускать. Надо начинать думать прежде, чем что-то делать.<o:p></o:p>

Я поела, закурила и, подвинув к себе чашку кофе, произнесла:<o:p></o:p>

— Я люблю его. Но все очень сложно.<o:p></o:p>

Илья долго испытующе смотрел на меня. Но, видимо поняв, что я говорю серьезно, вздохнул, закурил и сказал:<o:p></o:p>

— Расскажи мне все по порядку. Что между вами случилось. Что тебя мучает. Я слышал, что ты ушла от него и уже не в первый раз. И сейчас он просто места себе не находит. Боится сделать что-то  неправильно и этим окончательно отдалить тебя от себя. Рассказывай что произошло. <o:p></o:p>

И я рассказала ему обо всем, что случилось. И про наше знакомство,  и про то, как в первый раз мы разошлись, про мой сломанный нос и ребро, про то, как существовала без него, как мы потом снова сошлись и про похищение и про то, как убила человека. Про все, в общем.<o:p></o:p>

Илья не перебивал меня. Слушал внимательно. Я рассказала ему все на одном дыхании и расслабленно закурила. Было чувство, что я просто сняла, как плащ с себя все это и переложила ему на плечи. Он долго молчал, видимо обдумывал все. Я курила и ждала, когда он заговорит.<o:p></o:p>

— Спустя столько лет ты все-таки влюбилась. Я уж думал, что это уже никогда с тобой не произойдет. И что ты думаешь делать дальше?<o:p></o:p>

— Я не знаю. Я люблю его. Без него мне не жить. Но жить так, как я хочу с ним не получиться. Я не смогу расслабиться рядом с ним ни на секунду. Долго я так не выдержу. Ты меня знаешь. Я просто с катушек съеду. Я не боюсь за свою жизнь. Я не боюсь умереть. Я боюсь, что с ним может что-то случиться. Этого я точно не переживу. Я не смогу жить в постоянном напряжении и под присмотром. Когда нельзя одной выйди на пару минут просто воздухом подышать. Когда все время нужно оглядываться по сторонам. Не смогу держать себя в руках, зная, что вот он ушел и может уже никогда не вернуться. Я хочу тихой семейной жизни. Я хочу детей, но знаю, что не смогу родить ему. Ребенок при его образе жизни непозволительная роскошь. Пусть случится что-то со мной или с ним, но, если вдруг кто-то станет покушаться на ребенка? Я чокнусь от этого. И я ему нужна в образе стервы и суки, чтобы он не говорил о том, что это не так. А я хочу расслабляться со своим мужчиной рядом. Наоборот переставать быть рядом с ним сукой. Но если я растворюсь в нем, он бросит меня. Таких преданных ему вокруг кругом полно. Ему нужно постоянное сопротивление. Ему нужно завоевывать постоянно. Иначе ему не интересно. Он же охотник до мозга костей. И по-другому уже не будет. Вот так все закручено. И что делать я не знаю.<o:p></o:p>

— То есть, если ты останешься с ним ты по любому чокнешься от этого нервоза.  А если будешь без него, сойдешь с ума от тоски.<o:p></o:p>

— Именно так.<o:p></o:p>

— А ты не думала о том, чтобы действительно просто расслабиться? Тамаз сможет защитить тебя. А уж ради ребенка он точно пойдет на все. И мне действительно кажется, что ты просто себя накручиваешь. Ты сама не сможешь стать абсолютно домашней. Ты сука до мозга костей и тебе не надо будет стараться постоянно изображать ее из себя. Тебе не нужно, чтобы все было спокойно и ровно. Так что я думаю, что об этом даже и не стоит гонять. Тамаз никогда не потеряет к тебе интереса. <o:p></o:p>

— Это проще сказать, чем действительно понять и принять. <o:p></o:p>

— Ты сама накручиваешь себя о том, что будешь жить как в оккупации. Ты можешь смело ходить по улицам и ничего не бояться. Насколько я знаю, к тебе приставлен Макс и пусть он тогда оплошал, то теперь такого точно не случиться. Он станет вдвойне серьезнее рядом с тобой. Я знаю его много лет. У него не бывает осечек. Он лучший. И все эти страхи, опасения по поводу безопасности и по поводу того, что Тамаз откажется от тебя просто глупость. Ты влюбилась. И очень испугалась этого. Первый твой опыт в этом причинил тебе очень много страданий. Но нельзя постоянно бояться этого. Ты сильная и сможешь построить свою жизнь так, как захочешь и никто, не сможет тебе помешать. <o:p></o:p>

— А я смотрю, ты очень хорошо обо всем осведомлен. Но пойми дело в том, что мне надоело быть сильной. Я хочу расслабиться и быть просто любимой. Мне надоело постоянно защищать себя и свои интересы. Я хочу, чтобы рядом был сильный мужчина, который сам обо всем этом позаботиться.<o:p></o:p>

— Вот тогда именно Тамаз это твой вариант. Ты слишком много думаешь и обо всем гоняешь. Расслабься и получай удовольствие. И я уверен, что Тамаз именно этого и хочет. Он уже не мальчик, чтобы постоянно завоевывать тебя. Он тоже хочет спокойной семейной жизни. Хочет этого именно с тобой. А стервы ему порядком поднадоели уже. Это я знаю не понаслышке. Так что не заморачивайся. Возвращайся к нему. Расслабься, не думай ни о чем и просто будь счастлива. А он в лепешку расшибется, но сделает все, чтобы ты такой и была. Я знаю его очень хорошо, так что поверь мне. <o:p></o:p>

— Ты расскажешь, откуда так хорошо его знаешь?<o:p></o:p>

— Нет, это очень давняя история. Она останется между мной и ним. Так что даже не проси.<o:p></o:p>

— Как скажешь. Ну, теперь рассказывай, как твои дела?<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Я просидела с Ильей еще пару часов. С ним время бежало незаметно. Но вот расцеловавшись и пообещав, что больше не пропаду так надолго, я поехала домой. <o:p></o:p>

Я не гнала. Сегодня мне не хотелось скорости. Я ехала с разрешимой скоростью и думала про сказанное Ильей. Может, и, правда, я просто слишком накручиваю себя? И, может, действительно я просто испугалась своей любви и боюсь, как бы она снова не принесла мне страданий. Тамаз сможет защитить и себя и меня. Насчет этого мне, правда, можно не волноваться. Но если что я смогу не дать себя в обиду. А Тамаз вообще сильный мужик и сможет постоять за себя. Конечно, если будет нанят киллер он врядли сможет что-то сделать. Но об этом точно лучше не думать. Про ограничение свободы можно не париться. Выходить я точно смогу куда угодно. А то, что рядом Макс, это не страшно. Мы с ним подружились. И мне иногда приятно, что он рядом, но если надо он может становиться незаметным. Дальше, моя боязнь, что Тамаз меня разлюбит. Ну, от этого никто не застрахован и что теперь постоянно этого боятся, вместо того, чтобы попытаться стать счастливой. Иногда поддерживать его в тонусе мне труда не составит. Ведь и, правда, я не люблю когда постоянно все спокойно и гладко. Мне самой нужна встряска. Так что это не проблема. А насчет детей, ну, я думаю, Тамаз сделает все, чтобы ребенок был в безопасности. Да и я не размазня, смогу защитить. Так что я все-таки приняла решение, от которого уже не откажусь? Точно, так и есть. Я люблю Тамаза и буду с ним. Тем более без него я бы все равно долго не протянула.  И, правда, теперь все мои страхи кажутся настолько  глупыми. Главное, что если вдруг что-то непредвиденное опять случиться, не впадать в панику и не убегать снова. Нет, этого точно не будет. Тамаз мне нужен и из-за таких вот ситуаций я не готова его потерять. <o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Остановившись перед домом, я думала позвонить Тамазу сейчас или стоит подождать до завтра? Оглянувшись, я увидела, что его машина стоит на том же самом месте. Нет, пускай еще помучается, да и я за ночь окончательно остановлюсь на своем решении. Я знала, что уже не передумаю, но все-таки переспать ночь с этим решением нужно. <o:p></o:p>

Выйдя из машины, я довольная, побрела к своему подъезду. И тут меня окликнули. Голос я узнала. Сегодня только слышала его. Это Антон. Ну что ему опять надо. Я решила не останавливаться и, прибавив шагу, двигала к подъезду. Я не дошла до него всего метр, Антон схватил меня за руку и резко повернул.<o:p></o:p>

— Деваль, не делай вид, что ты не слышишь. – Сказал он. И я поняла, что он абсолютно пьян.<o:p></o:p>

— Антон, нам не о чем разговаривать. Я тебе все сказала. И надеялась, что ты все поймешь.<o:p></o:p>

— А я вот не понял. И не хочу понимать. Ты нужна мне. И я не могу вот так просто отказаться от тебя. Тебе ведь было хорошо со мной. Почему тогда ты прогоняешь меня?<o:p></o:p>

— Нам было хорошо только в постели. Я тебе сразу сказала, что чувств к тебе у меня никогда не было и не будет. Ты говорил, что понял и со всем согласен.<o:p></o:p>

— Я сделал вид, что согласен лишь потому, что думал, что ты привыкнешь ко мне и, со временем чувства появятся. Если бы я тогда не согласился на это, я вообще потерял бы возможность быть с тобой. <o:p></o:p>

— Но твой план не сработал, как ты не понимаешь этого. Я не могу заставить себя полюбить тебя и быть с тобой. Тем более я люблю другого человека. И не смогу уже убить в себе эту любовь. Пойми, пожалуйста, и не мучай меня и себя.<o:p></o:p>

— Кого ты любишь? Ты не способна любить. Ты сука, Деваль и робот без чувств. Ты никогда ничего не чувствуешь. Ни любви, ни жалости, вообще ничего.<o:p></o:p>

— К тебе, что ли я должна испытывать жалость? А оно тебе надо? Ты мужик и не должен заставлять девушку испытывать к себе это. От жалости уже точно нет перехода к другим чувствам.<o:p></o:p>

— А я и не пытаюсь вызвать ее в тебе. Мне нужно чтобы ты просто была со мной.<o:p></o:p>

— Этого не будет. Пойми, наконец. Я другого люблю. <o:p></o:p>

— Уголовника своего что ли? Так почему же ты не с ним, раз так мне доказываешь свою любовь к нему.<o:p></o:p>

— А я с ним. Люди иногда ссорятся, но если  любят друг друга, то всегда смогут преодолеть это.<o:p></o:p>

— А ты уверена, что он любит то тебя? Если бы любил, не позволил бы уйти. Я знаю его. Тамаз свое не упустит.<o:p></o:p>

— Да что ты можешь знать? – произнес Тамаз. Я чуть в обморок не упала, когда услышала этот до боли любимый голос. Как же я по  нему соскучилась. А его глаза…. Я так скучала по его взгляду, по ярко синему оттенку. Но почему он подошел? И почему он пьян? Это видно сразу, как бы он не старался держать себя в руках. — Ты сосунок еще. Я люблю ее, но тебе это явно не буду доказывать. Мне нужно чтобы только она это знала, а она знает. И я уверен в том, что и она любит меня.<o:p></o:p>

— Ооо, сам Тамаз Танаев пожаловал. Значит, любишь ее все-таки. Пришел возвращать? А чего же раньше не сделал этого? Раздумывал надо ли тебе это? Она же сука с ужасным характером. Неужели решил, что тебе она все-таки нужна? Или думаешь, что сломаешь ее? Так знай у тебя не выйдет этого. Она ни перед кем не сломается. Даже, если любить будет.<o:p></o:p>

— Если она перед тобой не сломалась, то это только твоя вина. Ты не смог ее завоевать. И не вини в этом ее характер. Ты слаб, а ей не нужен такой мужик. Да тебя и мужиком то сложно назвать. <o:p></o:p>

— Зато ты у нас настоящий мужик. Крутой, ничего не скажешь. Имеешь власть среди уголовников, да и денег до хрена. А по сути то всего лишь бандит с большой дороги. Как же ты, Деваль, опустилась до такого? Как же поступилась своими принципами? Ты же никогда не признавала таких людей. Или все-таки решила пожить красиво на его деньги? А не стремно, что эти деньги кровью обмазаны?<o:p></o:p>

Я не удержалась после таких слов и со всей силы ударила его кулаком в челюсть. Антон пошатнулся, но на ногах удержался. Встряхнул головой, зло посмотрел и хотел схватить меня, но его с ног сбил удар Тамаза. Тамаз принялся пинать его ногами, но я кое-как оттащила его, чтобы он ненароком не убил Антона. Я обняла Тамаза, прижавшись к нему всем телом, и чувствовала, как он успокаивается, потом прикурила сигарету себе и ему. Антон лежал на земле и кряхтел. Потом слабо засмеялся. Мы удивились и посмотрели на него, чтобы понять, что его так насмешило. А он, отсмеявшись и сплюнув кровь, сказал:<o:p></o:p>

— Что влюбился в нее, да? И наверняка даже не понимаешь, что в ней держит тебя. Чем она завлекла тебя и чем до сих пор притягивает к себе. Со мной так же. Полюбил ее не знаю за что. И теперь жизни своей без нее не вижу. И иногда думаю, что же в ней есть такого, чего нет в других бабах, что никак не дает мне разлюбить ее. Хотя уже стал ненавидеть ее всем сердцем. А, Деваль, не откроешь свой секрет? Чем ты так мужиков цепляешь, что они у твоих ног валяются, как я сейчас? Или сама не знаешь, чем их цепляешь? Да, нет, знаешь ты все. Может ведьма ты, а? И глаза вон какие стали. Наверняка это все от твоих приворотов.<o:p></o:p>

— Что ты мелешь? Какие нахрен привороты? Ты пьян. Иди, проспись и забудь дорогу ко мне. И меня забудь навсегда. Я никогда не буду твоей, — зло  бросила я. <o:p></o:p>

— А чьей ты будешь, Деваль? Его? Врядли. Он тебе интересен пока еще не совсем завяз в тебе. А как только завязнет, ты еще немного поиграешь с ним и выбросишь. Такой он тебе точно не нужен будет. Слышь, Тамаз, неужели не чувствуешь что теряешь себя рядом с ней? Вон как глазами зыркаешь, значит чувствуешь. И понимаешь, что не сможешь долго сопротивляться рядом с ней. Не сможешь долго поддерживать в ней интерес к себе. И кончишь ты как я. Будешь умолять ее побыть с тобой хоть минуту. Будешь на все готов, чтобы она хоть немного времени позволяла побыть рядом с собой. А она не позволит. Она не будет тратить свое время на шавку вроде тебя и меня, рядом с собой. <o:p></o:p>

Тамаз не выдержал, достал пистолет и навел его на Антона.<o:p></o:p>

— Тамаз, не надо. Не делай этого. Не пачкай себя его кровью. Ты же понимаешь, что он специально все это говорит. Ты же знаешь, что все это не так. Я люблю тебя. Я не смогу жить без тебя. Это я уже завязла в тебе. Я люблю тебя безумно. Только ты нужен мне. Только ты, — умоляла я. <o:p></o:p>

— Ооо, слышь, как рыдает. А ты прекрасная актриса, Деваль. Не знал бы тебя, поверил бы. Но я-то знаю, какая ты. Ты просто сука и шлюха, ищущая себе место потеплее. Тварь ты, зажравшаяся. Уже с жиру бесишься. Не знаешь перед кем еще ноги раздвинуть. Тамаз, готов ты иметь рядом с собой такую мразь и потаскуху?<o:p></o:p>

Тамаз не ответил. Он просто выстрелил ему в грудь, а потом в голову. Я пошатнулась от звука выстрела. Но быстро взяла себя  в руки. <o:p></o:p>

— Ну, и что ты наделал? Что ты этим изменил? Ничего. Только взял на себя еще одну смерть. Почему ты все портишь то всегда, Тамаз? Ты понимаешь, что я теперь не хочу быть с тобой? Я только приняла решение вернуться к тебе навсегда и  никогда уже не уходить. Но ты все изменил сейчас.<o:p></o:p>

— Что я изменил? Он был дорог тебе? Если так то я не жалею, что сделал это. Ты моя. И я никому не позволю даже в мыслях владеть тобою.<o:p></o:p>

— Он для меня ничего не значил. Ты для меня значишь все. Но пойми то, что ты на моих глазах убил невинного человека, меняет все. Я люблю другого Тамаза. А вот такой безжалостный убийца мне не нужен. <o:p></o:p>

— А можно подумать до этого ты не знала, что я убивал?<o:p></o:p>

— Знала. Но это было до меня. И без меня. Знать и видеть это своими глазами разные вещи. Он ни в чем не был виноват. И не нужно было применять вот такие кардинальные меры. Ты вот такими поступками отталкиваешь меня. Теперь когда я буду смотреть на тебя, я буду видеть не того любимого Тамаза, а убийцу, не знающего пощады и чувства меры. Такой ты мне не нужен, — зло выкрикивала я, давясь слезами. Тамаз попытался поймать меня и обнять, но меня уже несло. Я оттолкнула его и достала пистолет. – Отойди от меня и больше никогда не приближайся ко мне. Ты мне противен. Ты постоянно делаешь то, что отталкивает меня от тебя. Этим ты убиваешь мою любовь к тебе и часть меня. Я умираю каждый раз, когда ты отталкиваешь меня. Я не могу так, Тамаз. Я очень тебя люблю. Но я не могу так жить, пойми.<o:p></o:p>

— И я очень сильно люблю тебя, Лиза, — тихо проговорил Тамаз, приближаясь ко мне.<o:p></o:p>

— Не подходи. Я выстрелю, Тамаз. Не вынуждай меня делать это. Я же потом себе пулю в лоб пущу. Дай мне уйти. И никогда больше не появляйся в моей жизни.<o:p></o:p>

— Я не смогу. Ты нужна мне. Я не хочу жить без тебя. Так что лучше убей. Или я все  равно умру без тебя. Так хоть мучиться не буду.<o:p></o:p>

— Не говори так. Живи. Ты должен жить. Ради меня. Живи. Я не смогу жить, зная, что тебя нет. Живи, но без меня. Так будет лучше нам обоим.<o:p></o:p>

— Как же лучше, если я ничего не вижу кроме тебя перед глазами? Я смогу жить только с тобой либо я умру, просто вопрос времени когда. <o:p></o:p>

— Тамаз, просто живи. Но я уже не смогу быть с тобой. Дай мне уйти. Прошу. Не мучай меня. Я не могу больше испытывать эту боль. Просто живи, но без меня. Я буду рада знать, что ты жив и что у тебя все хорошо.<o:p></o:p>

— У меня не может быть все хорошо, если тебя нет рядом.<o:p></o:p>

— Тамаз, ну неужели ты не видишь, что нам плохо и вместе, и врозь?<o:p></o:p>

— Врозь мне не жить без тебя. Если ты будешь рядом, я горы сверну, но сделаю тебя счастливой.<o:p></o:p>

— Ты пойми, что мне плохо и с тобой, и без тебя. Я устала мучиться и бегать то от тебя, то обратно к тебе. Я просто хочу спокойно жить. Все, Тамаз. Хватит лирики. Я ухожу. Не иди за мной. Прошу. Если любишь, дай уйти.<o:p></o:p>

Я взглянула на него в последний раз, в его ярко синие глаза. В них было столько боли и нерешительности. Он не знал, как поступить. Я воспользовалась этой его нерешительностью и запрыгнула в машину, завела ее и рванула с места, утопив педаль газа почти в пол.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Я неслась на огромной скорости, не разбирая дороги. Стрелка спидометра все падала и падала вправо. В голове все мысли путались. Предательские слезы застилали глаза, и я почти не видела дороги. Еще и дождь пошел. Как будто небо плачет вместе со мной. Смывает мою  любовь. <o:p></o:p>

Ну, зачем он так поступил? Ну что ему дала смерть Антона? Я не могу видеть, как он убивает. Когда он спустил курок, у меня как будто откололся кусочек души. Говорят, когда убиваешь, душа раскалывается. Вот это и произошло, хоть и не я нажала на курок. <o:p></o:p>

Я не хочу видеть его таким жестоким. Когда Тамаз берет в руки оружие, он превращается в абсолютно другого человека. В его глазах мелькает чувство самодовольства, что он вот так решает, кому жить, а кому умереть. Но он не вправе этого делать. Тамаз привык убивать. Это его стихия, его жизнь. Но мне не нужна такая жизнь. Я не хочу жить с безжалостным убийцей. Господи, ну, почему все так сложно? Я же люблю его. Я жить без него не могу. <o:p></o:p>

Мои мысли прервал громкий звук сигнала. И я увидела фуру, несущуюся на меня. <o:p></o:p>

— Вот и все. Теперь все кончится. Все мои мучения прекратятся. Да это выход. Прощай Тамаз. Я люблю тебя. Ты только главное живи. Ты должен жить, — все это я произнесла вслух и через пару секунд на бешеной скорости столкнулась с фурой.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

— Она ушла. Ушла. Ушла, — твердил я, все еще стоя около трупа. <o:p></o:p>

— Тамаз, очнись. Надо уезжать. Я позвонил Семену. Он сейчас с группой приедет и все зачистит. Но нам нужно уезжать. Ментов только не хватало. Ну же, Тамаз, пошли, — голос Макса звучал как-то отдаленно. Как будто я под водой и слышу вот такой глухой звук. Он затащил меня в машину и рванул с места. <o:p></o:p>

Как же так то. Я снова все испортил. Зачем я достал пистолет. Это рефлекс. Никогда и никто не будет такое говорить про мою Лизу. Хотя уже не мою. Теперь она точно никогда ко мне не вернется. Она и так поступилась своими принципами, связавшись со мной. Этот урод был прав. Лиза не признавала таких как я. Ей было плевать на деньги и власть. Она считала, таких, как я просто отбросами общества.  И вот я снова доказал ей это. Какой же я дурак. Мне же не жить без нее. Смерть этого сосунка ничего не изменила, ничего не дала мне. Наоборот забрала. Забрала мое сердце, мою душу. Теперь все как во тьме. Я ничего не вижу и не слышу. Только Лиза сможет вернуть меня к жизни. Но этого уже никогда не будет. Я противен ей. А это ее чувство пересилит даже любовь. <o:p></o:p>

Мы подъехали к дому. Макс кое-как вытолкал меня из машины и повел в дом. Ничего не говоря при этом. Только смотрел на меня с жалостью. Только этого не хватало. <o:p></o:p>

— Все вон из дома. И чтобы я никого не видел тут, пока не позову. Но перед этим, Макс, достань всю выпивку, которая есть в доме, и принеси ее к камину. Это приказ и он не обсуждается. Быстро.<o:p></o:p>

Все засуетились. Я осмотрел запасы алкоголя. Малова то будет. Ничего потом еще подвезут.<o:p></o:p>

— Ну, что да здравствует беспамятство,  — выкрикнул я и стал пить коньяк прямо из горлышка, не чувствуя вкуса. Выпив полбутылки залпом, закурил и осмотрел гостиную. Все послушались и вышли. Но Макс все, же остался. Боится, что натворю чего-нибудь.<o:p></o:p>

— Макс, не ссы. Прорвемся. Будет сложно. Ой, как сложно. Сложнее, чем когда Щегловскую бригаду вырезали. Но мы выстоим. Выхода другого  нет. Но ты уж извини, но я на пару дней планирую отключиться. А может и больше. Так что ты за старшего, и ко мне ни с какими вопросами не приходи. Сам все решишь. <o:p></o:p>

— Тамаз, но это, же не выход. Ты сейчас только по пьяни еще больше ею бредить будешь. Забыл, что тогда учудил? Но если ты решил, то тебя конечно не переубедить. Но тогда не обижайся, если придется тебя, как нагадившего котенка шпынять.<o:p></o:p>

— А потом не боишься ответить?<o:p></o:p>

— Не боюсь. Ты, как брат мне. И твоя боль, моя боль. Так что давай я выпью с тобой сегодня. Но ребятам приказ отдам, чтобы следили за нами в оба. А то вырежем пол поселка, если башню снесет. Потом не отвертимся.<o:p></o:p>

— Да, брат. Выпей со мной. Не могу я один. Только тебе могу показать, как мне хреново. Как больно. И еще больнее становиться от того, что я сам, своими руками все убил. Давай напьемся, брат. Надо мне выплеснуть все. Не такой я железный оказался. Вот простая девчонка сломала меня.<o:p></o:p>

— Она не простая. Она посильнее нас вместе взятых будет. Не девка, кремень. Уважаю я ее. <o:p></o:p>

— Ты прав. Не простая она. Никогда не встречал таких.  Она одна такая. И вот поэтому люблю ее. Никого в жизни так не любил, как ее. <o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Пил я трое суток. Первые прошли бурно. Потом Макс запер меня и никуда не выпускал. В первый день, когда мы напились вдвоем, прогнозы Макса оказались верны. Дел мы натворили много. Я пристрелил одного своего охранника и двух ранил. Потом кое-как сев за руль, поехал в город. Решил, что обязательно нужно найти Лизу. Макс соответственно поехал со мной. При этом мало того что не остановил меня, но и всячески подбадривал. Двигались мы в неизвестном направлении. В итоге протаранил я три машины. Свою беху разбил в дребезги. Всех водителей из трех машин мы с Максом чуть не убили. За то, что они своими разбитыми тачками (по моей же вине разбитыми) преградили нам дорогу. Хотя машина моя двигаться после таких столкновений уже не могла. Но я был пьян в хлам и мало, что соображал. Приехали менты. Три наряда и кое-как нас растащили. Всех водителей увезли на скорой. Ментам конечно досталось от нас. Двоим, сломали пару ребер, ну там руку, ногу еще. Не считая синяков, ссадин и выбитых зубов. Одному я прострелил легкое. Всю ночь просидели мы в СИЗО. Наутро, поднял знакомого генерала, которому изрядно платил за вот такие инциденты. Нас, конечно, выпустили и даже дело не завели. Но пришлось отдать кучу бабок. И водителям и ментам. Приехав домой Макс, запер меня и никуда не выпускал, сам уже следя за мной. Охрана хоть и получила приказ держать нас и не выпускать любыми способами, все-таки побаивалась применять кардинальные меры. Макс же ничего не боялся. Мог и врезать мне, если я начинал буянить. И он, и я понимали, что никогда он за это не поплатиться, потому что делает все правильно. <o:p></o:p>

Допился я до чертиков. Мне мерещилась Лиза. При этом я разговаривал с ней. Убеждал не уходить от меня. Но она, почему-то все время молчала. Но я все равно разговаривал с ней часами. Рассказывал о том, как сильно ее люблю. Как бы хотел сделать ее счастливой.<o:p></o:p>

Однажды Макс увидел, как я с ней разговариваю. Всерьез испугался и вызвал врача. Тот поставил мне капельницу и всячески выхаживал меня. На четвертый день я оклемался. Чувствовал, конечно, себя ужасно. Но твердо решил больше  не пить. Это не выход. Становиться только хуже. По трезвому я хотя бы не теряю рассудок, могу себя контролировать и свои мысли. <o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

На пятый день я решил поехать в офис и разобраться с делами, которых накопилось уже не мало. Их я забросил уже давненько. Все мысли занимала только Лиза. <o:p></o:p>

Под конец дня ко мне в офис ворвался Макс. Я опешил от такого поведения. Макс рухнул на диван, выпил залпом графин воды, закурил и уставился на меня потерянным взглядом. Что могло случится, чтобы сдержанный Макс вот так необъяснимо вел себя. Я ждал пока он придет в себя и все мне выложит. Но он молчал.<o:p></o:p>

— Ну, все, Макс. Хватит потеть. В чем дело? <o:p></o:p>

Он молчал. Потом подошел ко мне, схватил за плечи и тихо прошептал:<o:p></o:p>

— Брат, ты только держись. Мне стремно тебе это говорить. Но лучше я, чем кто другой. И ты должен об этом знать.<o:p></o:p>

— Не тяни. <o:p></o:p>

— Тамаз, Лиза мертва.<o:p></o:p>

Сначала я не понял, что он сказал. Какая Лиза? Как мертва? Я сидел минут десять не шевелясь. Мысли были пусты. <o:p></o:p>

— Брат, очнись. Прости, но ты должен об этом знать. Я должен был тебе это сказать.<o:p></o:p>

— Еще раз повтори, что ты сказал.<o:p></o:p>

— Я не могу. <o:p></o:p>

— Повтори, — закричал я.<o:p></o:p>

— Лиза… Твоя Лиза…. Она мертва, — произнес Макс шепотом. <o:p></o:p>

Меня охватила волна боли. Я вскочил от этой волны, пытаясь удержаться и не провалиться в темноту. С размаху я перевернул стол, схватил стул и выбил им окно. Не понимая, что и зачем я делаю. Потом выхватил пистолет, повернулся к Максу и  упер дуло ему в лоб.<o:p></o:p>

— Что это за хрень? Она не могла умереть. Моя Лиза не может умереть. Зачем ты говоришь мне эту херню? Я убью тебя  за эти слова. <o:p></o:p>

— Тамаз, убери пистолет. Сядь. Успокойся. Я сам узнал об этом только что. Но это достоверная информация. <o:p></o:p>

Мне не хватало воздуха. Потребовалось несколько минут, чтобы восстановить дыхание. За это время Макс забрал у меня пистолет, достал коньяк, налил мне целый стакан и заставил выпить. Коньяк моментально разносил тепло внутри и заставлял расслабить кулаки и задышать ровнее.<o:p></o:p>

— Расскажи мне все что знаешь,  — сказал я, закуривая.<o:p></o:p>

— Знаю мало. Информация прошла не через одни руки. В тот вечер, когда Лиза уехала, она врезалась в фуру. Машина всмятку и она не выжила. Скорость была запредельная. Водитель ничего не смог сделать. Он увидел ее в последний момент. Там был крутой поворот, и она неслась по встречке. Было темно, хоть глаз выколи. Ни одного фонаря и дождь шел. <o:p></o:p>

— Ты уверен, что она мертва?<o:p></o:p>

— Да, брат. Это точно.<o:p></o:p>

— Где ее тело? Я должен забрать его.<o:p></o:p>

— Щас ребятам накажу все узнать. Сам не буду. Не могу тебя оставить. <o:p></o:p>

— Макс, только чтобы все точно было. Иначе ты головы лишишься. Не пощажу. <o:p></o:p>

— Все сделаем. Ты держись только. Просто, я не знаю, что говорить в такой ситуации.<o:p></o:p>

— А и не надо ничего. Выпей со мной. Сегодня день моей смерти. Отметим же вход в ад. <o:p></o:p>

Макс поморщился от моих слов, но разлил коньяк, выпил со мной и отошел, чтобы наказать ребятам, все узнать.<o:p></o:p>

— Через полчаса будем знать место. Пока известно, что это какая-то ветхая больничка в каком-то поселке. Быстро она успела из города выехать.<o:p></o:p>

Я не ответил. Слов больше не было. Про смерть я не шутил. С таким грузом я не смогу справиться. Это я ее убил. Пусть не своими руками, но ее смерть моя вина. Я бы мог жить, зная, что и она живет. Но если ее больше нет, то и мне нечего делать на этом свете. Она моя жизнь. Умерев она забрала и меня с собой. Я похороню ее. Не знаю, как смогу выдержать ее похороны, но я должен это сделать, а потом можно и себе пулю в лоб пустить. Рука не дрогнет. <o:p></o:p>

— Лиза, Лизанька моя, как же так случилось то. Это я во всем виноват. Я убил тебя. Я оттолкнул тебя в очередной раз, и это привело к твоей смерти, — обхватив голову руками, я раскачивался в кресле и проговаривал эти слова. Макс метался по кабинету, не зная, что делать. – Она не может умереть. Она все для меня. Я бы все сейчас отдал и жизнь свою, но только чтобы она жила. <o:p></o:p>

— Тамаз, не надо. Держись. Сейчас хреново, но потом ты смиришься, и боль немного утихнет. Ты сможешь с этим жить.<o:p></o:p>

— Как я смогу жить, зная, что я убил свою любимую? Убил смысл моей жизни. Но дело даже не в этом. Какие-то ублюдки, в том числе и мы с тобой топчем эту землю, а Лиза мертва, хотя достойна жизни больше чем мы все вместе взятые. Так не должно быть. <o:p></o:p>

Слов уже не было, было бессвязное мычание. Я никак не мог взять себя в руки. Никакая физическая боль не могла сравниться с той моральной, которую  я сейчас испытывал. <o:p></o:p>

Макс  заставил вернуться ко мне рассудок. Пару раз врезал мне, потом вылил мне на голову воду и внятно проговорил:<o:p></o:p>

— Возьми себя в руки. Пора ехать. Ребята нашли ее.<o:p></o:p>

Я как в тумане побрел к машине, сел в нее, опустил голову на колени и продолжил раскачиваться. Правда, без мычания. Все мысли кончились. Была сплошная пустота.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Машина остановилась перед каким-то зданием. Оглядев его, я подумал, что оно сейчас рухнет. Но нет, дом стоял. <o:p></o:p>

— Даже если бы ее привезли сюда живой, врядли смогли бы спасти. Это разве больница? Там, наверное, и врач ветеринар, — сказал я, выходя из машины и закуривая.<o:p></o:p>

— Здесь останешься? Я пойду все узнаю, — отозвался Макс.<o:p></o:p>

— Нет. Подожди. Сейчас отдышусь, и пойдем вместе. Я сам должен все узнать.<o:p></o:p>

— Как скажешь. <o:p></o:p>

Я боялся зайти внутрь. Боялся увидеть Лизу мертвой. Тогда это действительно оказалось бы правдой. Сейчас же я не мог в это поверить. Разум отказывался верить в это. Отказывался принимать такую информацию. Я выкурил две сигареты в пару затяжек. Глотнул побольше воздуха и двинулся к знанию, которое больницей язык не поворачивался назвать. Макс беззвучно двинулся за мной. <o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Без труда отыскав врача. Там был всего один кабинет и всего один врач. Открыв дверь, я чуть не снял ее с петель. Настолько она хлипко держалась. Врач оглянул нас с Максом взглядом и чуть не поперхнулся чаем. Это был молодой мужчина, слегка за 30. Он быстро взял себя в руки и произнес:<o:p></o:p>

— Чем могу помочь?<o:p></o:p>

— Здравствуй, док. К тебе на днях должны были привезти труп молодой девушки после автомобильной аварии. Я должен его забрать. Организуй все.<o:p></o:p>

— А вы кто ей будете?<o:p></o:p>

Я, недолго думая, ответил:<o:p></o:p>

— Муж.<o:p></o:p>

— А документы, подтверждающие это, есть?<o:p></o:p>

После этих слов я сорвался. И так-то еле сдерживался. Я схватил за грудки этого врача, поднял над полом и, уставившись в глаза, зло прорычал:<o:p></o:p>

— Ты паскуда, еще вопросы мне такие задавать будешь? Тебе какое дело до этого? Умерла моя жена, и я должен забрать ее тело и похоронить по всем правилам. Быстро метнулся и все организовал. Иначе я тебя пристрелю и сожгу всю твою больничку нахрен. <o:p></o:p>

К моему удивлению в его глазах не было ни капли страха. Это меня поразило. <o:p></o:p>

— А теперь отпусти меня и выслушай, — вкрадчиво произнес док.<o:p></o:p>

Я отпустил его и обессиленный от боли, разрывавшей меня изнутри, рухнул на стул. Тот под моим весом противно заскрипел.<o:p></o:p>

— Вот так-то лучше. Я не знаю, откуда у вас такая информация. Но скажу я вам только одно. Эта девушка не мертва. Она жива. Состояние тяжелое, но стабильное.<o:p></o:p>

Меня всего затрясло. Психика не выдерживала такого напряжения. Мысли путались. Мозг как будто отключился. Я не мог никак сообразить,  что из сказанного, правда. Что это за шутки такие? Как же собраться и попытаться все выяснить и понять. Но если кто-нибудь мне сейчас снова скажет, что моя Лиза мертва, я убью его сначала, а потом себя. Макс похоронит нас как надо. Хотя мне все равно. Главное чтобы Лизе были оказаны должные почести. А мне и отстойная яма сгодиться за то, что я сделал с ней.<o:p></o:p>

Пока я пытался собраться, Макс с доком куда-то вышли. Вернулся Макс уже один. Протянул мне стакан с какой-то жидкостью и влил ее в меня. Потом пару раз ударил по лицу, встряхнул, заставил сфокусировать мой взгляд на нем и медленно произнес:<o:p></o:p>

— Тамаз, слушай меня внимательно. Лиза жива. Я только что видел ее. Она, правда, жива. Вся переломана, в тяжелом состоянии, но жива. Слышишь? Она жива. Твоя Лиза жива. Док сказал, что при правильном лечении она поправиться. Не скоро конечно, но поправиться. Теперь надо организовать ей палату в лучшей клинике, найти самого лучшего врача и осторожно вывезти ее отсюда. Она без сознания, вся исколота обезболивающими. Здесь они самые плохие, поэтому док колет ей лошадиную дозу. Давай, Тамаз, очнись. Все хорошо. Твоя Лиза жива. И уже никуда от тебя не денется. Я сам лично, когда она поправиться пристегну ее наручниками в твоей спальне и никуда и никогда уже не отпущу.<o:p></o:p>

— Значит так. Я остаюсь здесь, с ней. Ты едешь в город, находишь там Гришина. Пусть он все по своим каналам организует. Клинику там хорошую, палату отдельную. Если у нас в городе нет подходящего врача, пусть скажет, где его найти, и ты лично привезешь его сюда. Предложи самые большие деньги, но если откажется, хватай его силой и тащи сюда. Но прямо сейчас позвони Гришину, пусть он организует подходящую машину и врача хорошего. Посадишь к ним пару ребят, и пусть едут сюда. Пока едем, Миха должен подготовить палату в лучшей клинике. Ты все контролируешь.<o:p></o:p>

— Тамаз, не переживай. Все сделаем в лучшем виде. Главное, что она жива и обязательно поправится. <o:p></o:p>

— И еще, найди мне человека, который тебе сказал, что она мертва. Если их несколько, всех найди и привези в Лесное. Закрой в подвале.<o:p></o:p>

— Тамаз, может…..<o:p></o:p>

— Никаких может. Я все сказал. Дважды повторять не буду. А сейчас отведи меня к ней.<o:p></o:p>

Макс ничего не сказал, просто молча, вышел из кабинета. Я отправился за ним. <o:p></o:p>

Когда я ее увидел, меня, будто парализовало. Я не мог пошевелиться. Мозг не мог так быстро признать, что вот она передо мной. Живая. Он уже почти принял информацию о том, что она мертва. Я заставил себя подойти к ней. Макс поставил стул около ее кровати, чтобы я мог сесть. Я хотел коснуться ее, но боялся взять загипсованную руку. Боялся причинить ей боль. Я решил просто легонько коснуться ее пальцев, чтобы почувствовать кожей, что она здесь со мной. Я ничего не знал о ее травмах. <o:p></o:p>

— Макс, позови врача. Пусть мне все расскажет о ее состоянии. <o:p></o:p>

— Ну, это я тебе и так скажу. А то побаиваюсь, честно говоря, за дока-то. Скажет чего не то, и ты его пристрелишь. Отдай-ка кстати пушку.<o:p></o:p>

— Отвали. Рассказывай быстрее и уезжай отсюда.<o:p></o:p>

— Значит так. Сломана рука и нога. К счастью левые. Она же все-таки правша. Но на руке переломаны все пальцы. Восстанавливаться будут долго. Пробита голова и там куча швов. Но врач хороший, все правильно наложил. Так что пришлось ей немного волос лишиться. Но это, же не страшно. В грудь вошел большой осколок и разломился там. Но врач опять, же грамотно все вынул. Сильно порезана шея. Потеряла она много крови. Но донора нашли, кровь перелили, так что все нормально. Сломано несколько ребер. Тут дело хуже обстоит. Ее многострадальное ребро, которое  никак нормально не может срастись, опять сломано. Док понарассказывал много на своем языке, и я не понял, что нужно делать, чтобы все, наконец-то срослось и правильно. Но врача найдем,  все сделаем. В общем, состояние тяжелое, но стабильное. Еще несколько дней она будет без сознания. Но очнется ненадолго. Нужно будет постоянно колоть ей сильные обезболивающие. Потому что такой боли ее организм не вынесет и… Ну, сам понимаешь. В целом вот так. <o:p></o:p>

— Ясно. Теперь езжай в город. Все понял?<o:p></o:p>

— Да, Тамаз, все сделаю, — ответил Макс и быстро вышел.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Я сидел около Лизы уже несколько часов. За это время я окончательно пришел в себя и стал соображать. Главное, что она жива. Остальное не проблема. Вылечу и на ноги поставлю. С теми же, кто посмел сказать, что она мертва, расправлюсь без пощады. Убью по любому. Не смогу просто оставить их в живых. Теперь другое. Лиза, когда поправиться, может снова попытаться уйти от меня. Я не могу ее отпустить. Теперь уже точно буду держать силой. Те, несколько часов, что я осознавал, что Лиза мертва, никогда не будут давать мне покоя. И теперь я сам умру, но сделаю все для того, чтобы она по любому жила. И план созрел. Останется только проверить согласиться ли на него Лиза. Но перед этим она должна полностью поправиться. Чтобы никакого намека не было на осложнения. <o:p></o:p>

— Лиза, я люблю тебя. Я очень сильно тебя люблю. Дорогая моя, я сделаю все, чтобы ты поправилась. Слышишь меня, родная моя? Я здесь с тобой. И теперь точно никогда тебя не оставлю. Ты моя. Ты только держись. Ты должна быть сильной. Я очень тебя прошу, борись, Лиза. Ты нужна мне живой. Я люблю тебя, девочка моя.<o:p></o:p>

 

***<o:p></o:p>

Почему так сложно открыть глаза? И шея не поворачивается. Да и боль во всем теле адская. В чем дело? Что случилось?<o:p></o:p>

Мои мысли прервало легкое касание моей руки. Так нежно и ласково ко мне прикасался только один человек. Тамаз. Осознав это, я резко открыла глаза и огляделась. Белые стены, металлическая кровать. Больница. Но как я здесь оказалась?<o:p></o:p>

И тут я вспомнила ослепительный свет фар фуры, несущейся на меня и легкость от осознания того, что я сейчас умру. Я даже практически ничего не почувствовала. Перед глазами было лицо Тамаза. Я старалась вспомнить каждую черточку его лица и произносила слова любви. Но почему тогда я оказалась тут? После такого столкновения невозможно выжить. Или водитель все-таки как-то смог избежать аварии? Не помню. Я просто отключилась в какой-то момент. <o:p></o:p>

Но вот я все-таки жива. И рядом сидит мой любимый. Господи, как же сильно я люблю его. И плевать, кто он и чем занимается. Я хочу прожить с ним столько времени, сколько нам отпущено. <o:p></o:p>

— Лиза, любимая, не плач. Я здесь, я рядом с тобой. Ты поправишься. И я никогда теперь не позволю, чтобы с тобой что-то случилось. Я очень сильно люблю тебя. Не плач, пожалуйста, — тихим и мягким голосом говорил Тамаз. <o:p></o:p>

Я хотела ответить, что я тоже люблю его. Что хочу быть только с ним. Я хотела извиниться за все свои ужасные слова, что наговорила ему. Он нужен мне. Но в горле пересохло. Очень хотелось пить. Тамаз понял, чего я хочу и с ложечки стал меня поить. Когда жажда была утолена, я прочистила горло и прохрипела:<o:p></o:p>

— Тамаз, я очень сильно люблю тебя. Не бросай меня. Ты нужен мне. Я  не выживу без тебя. Обещаю, что больше никогда не уйду от тебя, что бы ты не сделал. И прости меня за все, что я тебе тогда сказала. Мне плевать на это. Я люблю тебя. Со мной ты другой и мне этого более чем достаточно.  <o:p></o:p>

Тамаз не ответил, он просто легонько поцеловал меня в губы. Но потом прошептал:<o:p></o:p>

— А я и не отпущу тебя больше никогда. Если понадобиться наручниками пристегну к себе. Я люблю тебя, моя Лиза.<o:p></o:p>

Я блаженно закрыла глаза. Вот теперь все  наладиться. Теперь все будет по-другому. Я так хочу и сделаю все для этого. <o:p></o:p>

— Тамаз, что со мной случилось? Почему я выжила? И как ты меня нашел?<o:p></o:p>

— Давай потом, родная. Тебе сейчас нельзя волноваться. Тебе не больно? Давай я позову врача, он сделает укол, и ты еще поспишь.<o:p></o:p>

— Не надо врача. Я хочу знать, что произошло. Так что будь добор расскажи мне все.<o:p></o:p>

— Ну, почему ты такая упертая? Ладно, расскажу. Ты врезалась в фуру на огромной скорости. Машина твоя всмятку. То, что ты выжила просто невероятно. Врачи до сих пор в шоке. Ты была шесть дней без сознания. Я нашел тебя в таком захолустье. Это даже больницей нельзя назвать. Но врач там приличный оказался. Сделал тебе все как надо. Но колол тебе не очень хорошие препараты, поэтому увеличивал дозу. Травм у тебя не так уж и много. Сломаны рука, плюс на ней все пальцы, нога, пара ребер. На голове у тебя теперь много швов, но это не беда. А так же на шее и на груди. Ну и синяки там, ссадины и многочисленные ушибы.<o:p></o:p>

— Ну, в принципе, да. Не так уж я и пострадала. Сколько мне тут лежать?<o:p></o:p>

— Пока не знаю. Но как только будет можно, я заберу тебя домой. Там ты точно быстрее поправишься.<o:p></o:p>

— Поскорее бы. Ненавижу больницы, — и мы оба засмеялись. Но мой смех сменил кашель, и все тело сковала невыносимая боль. Н вскрикнула, но потом, подавив крик, закусила губу и почувствовала, что прокусила ее. Тамаз быстро метнулся к двери, и я услышала, как он заорал:<o:p></o:p>

— Врача быстро сюда.<o:p></o:p>

Через пару минут прибежал врач. Боль к тому времени уже почти утихла. Доктор был очень маленького роста. Метр шестьдесят, наверное, а может и меньше. При этом его комплекция никак не вязалась с ростом. Он был похож на колобка. Весь такой кругленький и румяный.<o:p></o:p>

— О, Лиза, вы очнулись. Это просто замечательно. — Он еще что-то бормотал, но я не вслушивалась. Я смотрела на Тамаза. На его лице было такое беспокойство. Мне стало приятно от того, что он так за меня переживает, беспокоится обо мне. При этом лицо его стало по-детски наивным. Этакий громила с невинными глазами и нервно переминавшийся с ноги на ногу. Меня это так позабавило, что я усмехнулась. На мой смех они оба повернулись, покачали головами и снова вернулись к разговору. <o:p></o:p>

Мне уже стало скучно. Ну что так долго можно обсуждать?<o:p></o:p>

— Тамаз, долго вы еще будете болтать?<o:p></o:p>

— Все, все, дорогая. Доктор сейчас сделает тебе укол.<o:p></o:p>

— Я не хочу уколов и не хочу спать.<o:p></o:p>

— Лиза, не надо храбриться. Твоему организму нужен отдых. Так ты быстрее поправишься.<o:p></o:p>

— Давайте ваш укол. Так и быть.<o:p></o:p>

Последнее что я почувствовала, было легкое касание Тамаза моих губ.<o:p></o:p>

 

*Спустя четыре месяца*<o:p></o:p>

— Ну, наконец-то меня признали здоровой. Так надоело, что все трясутся надо мной. Теперь можно делать все, что угодно. – Проговорила я, садясь в машину. Макс, за рулем, только хмыкнул.<o:p></o:p>

— Ты еще не совсем здорова.<o:p></o:p>

— Осталось только восстановить пальцы. Но они уже неплохо меня слушаются. Так что я здорова и не перечь.<o:p></o:p>

— Зря ты так. Тебе же приятно, когда один не безизвесный человек ухаживает за тобой и всячески печется о тебе.<o:p></o:p>

— Когда ухаживает нравиться. А вот когда трясется над каждым моим шагом, бесит. <o:p></o:p>

— Да ладно тебе. Он же переживает. Боится, как бы снова чего не случилось с тобой. Это ему простительно. После того, что он пережил твою смерть, можно ему простить такое.<o:p></o:p>

— Согласна, можно. Вот поэтому тихо скриплю зубами, но молчу.<o:p></o:p>

Когда Тамаз забрал меня из больницы домой, он рассказал мне о том, что изначально думал, что я мертва. Это были самые худшие часы в его жизни. Я даже слушать не могла о его эмоциях и переживаниях. А он все это пережил. Я не представляю как. Он собирался готовиться к моим похоронам. Я, наверное, умерла бы уже от одной мысли, что мне придется похоронить смысл моей жизни и самой остаться в живых. Тамаз признался, что хотел пустить себе пулю, как только похоронит меня. От его слов я чуть не задохнулась.<o:p></o:p>

— Никогда, слышишь, никогда, больше не смей думать о таком, чтобы со мной не случилось. Ты должен жить при любых обстоятельствах. Пообещай, что никогда больше не станешь принимать такое решение, — кричала я, захлебываясь слезами.<o:p></o:p>

— Я не могу тебе этого пообещать. Ты сама можешь представить, как ты будешь жить, если меня не станет?<o:p></o:p>

Я не могла ответить на такой вопрос. Ответ был очевиден, но я не хотела говорить его Тамазу, потому что это бы означало мое согласие на то, что если меня  не станет, он тоже не будет жить. А этого я позволить не могла. Если бы мне сказали, что Тамаз мертв, я бы постаралась собрать в себе все силы и увидеть его тело. Но после этого я не прожила бы и минуты. Я бы тут же выстрелила в себя. Мне не жить без него. И он все понял. Он понял, что я бы поступила точно так же и произнес:<o:p></o:p>

— Давай не будем больше об этом говорить? Никогда. Хорошо? Это больная тема для нас обоих, так что незачем ее затрагивать. Да и вообще нечего задумываться о том, что кто-то из нас в скором времени умрет. Согласна?<o:p></o:p>

Я не ответила, просто кивнула и обняла его со всей силой, на которую была способна в тот момент.<o:p></o:p>

Тамаз был самой лучшей сиделкой. Он даже не позволял мне есть самой, хотя правая рука была здорова и я вполне могла бы самостоятельно питаться. Тамаз вывозил меня в лес, и мы подолгу гуляли. Либо просто сажал меня на качели во дворе и мы, обнявшись, могли несколько часов вот так сидеть, даже не разговаривая, просто медленно раскачиваясь. Тамаз знал, как я не люблю инвалидное кресло. Оно меня пугало и вселяло страх, что я могу навсегда в нем остаться.  Поэтому  по дому он носил меня на руках. Никому не позволял этого делать. Сам мыл меня, не принимая помощи от нашей домработницы, которая каждый раз ее предлагала. При этом в его глазах было неописуемое желание. Он безумно хотел меня. Но я не могла себе представить, что буду лежать просто бревном. Тамаз и на это бы согласился, но я не смогла бы так. Не смогла бы не отвечать на его ласки, потому что принять какую-нибудь позу, кроме лежания на спине, было очень неудобно и причиняло боль. Поэтому у нас было уже, слишком затянувшееся ожидание. Я думала о том, что Тамаз возможно завел любовницу. Но, ни в коем случае не обвиняла его в этом. Я была уверена в нем. Это бы не считалось изменой. И однажды я постаралась ему намекнуть на это. Но Тамаз взорвался:<o:p></o:p>

— Лиза, никогда больше не смей о таком думать. Мне не нужны эти дешевые шлюхи. Я хочу только тебя. И пардон стоит у меня только на тебя. В конце концов, ты унижаешь меня такими разговорами. Я не бык осименитель. Мне не нужен секс просто ради секса. Я привык с тобой получать от него не только физическое, но и моральное удовольствие. А такое я могу получить только с тобой. И я не собираюсь растрачивать свой запал на кого-то. Я лучше на тебе потом оторвусь. <o:p></o:p>

С тех пор я больше не пыталась об этом заговаривать. В конце концов, я сказала ему, что не против, а дальше пусть сам поступает, как хочет. <o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

И вот сегодня возвращаясь от врача, я поняла, что готова. Да и терпеть, больше не выносимо. Я просто изнывала каждый раз, когда Тамаз заходя в нашу спальню, начинал медленно раздеваться. У него было безупречное тело. Широкие плечи, накаченные руки, божественный торс. А задница у него была просто волшебной. И когда этот совершенный мужчина ложился рядом со мной, я начинала метаться по постели, чуть не крича, как кошка. Иногда, было совсем не выносимо, и я сбегала из спальни. Тамаз только тихо надо мной посмеивался.<o:p></o:p>

И вот сегодня я решила устроить ему все по высшему разряду. Макс вез меня в лучший салон нижнего белья. Потом я собиралась поехать к моему парикмахеру и привести в нормальный вид свою  прическу. Из-за травмы головы мне пришлось лишиться приличного клока волос. И теперь я была вынуждена постоянно носить шапочки даже дома. <o:p></o:p>

В салоне я выбрала умопомрачающий наряд. Тамаз обожает такие. Особенно на мне.<o:p></o:p>

Мой парикмахер, Эдик, сделал все в лучшем виде. Нарастил, где было возможно волосы, немного изменил мне прическу, перекрасил волосы, и шрам на голове стал невиден. Затем сделал мне яркий макияж. Оглядев себя в зеркале, я, осталась очень довольна. Из отражения на меня смотрела жгучая брюнетка с ярко подведенными глазами черным цветом. В целом выглядела я устрашающе, но в хорошем смысле. Черные волосы с длинной прямой челкой идеально дополнял цвет глаз. С такой подводкой они выглядели абсолютно черными. <o:p></o:p>

С сияющей улыбкой я выпорхнула на улицу, где около машины меня ждал Макс. Взглянув на меня, он пошатнулся, а потом хотел перекреститься. Рука уже начала выводить крест, но Макс вовремя ее отдернул. Потом злобно сплюнул и сел за руль. Я засмеялась и тоже села в машину. Макс принципиально со мной не разговаривал.<o:p></o:p>

— Макс, ну в чем дело? Ты даже не сказал ничего о моем новом образе. Тебе не понравилось?<o:p></o:p>

— А мне и не должно нравиться. Пусть Тамаз тебя такую созерцает и любуется. А мне не зачем.<o:p></o:p>

— Значит, тебе не понравилось.<o:p></o:p>

— А что мне могло понравиться? Что ты окончательно превратила себя в ведьму? Одни глаза чего стоили, теперь еще и волосы черными сделала. Натуральная ведьма, — шипел Макс.<o:p></o:p>

— Да ладно тебе. Мне нравиться.<o:p></o:p>

— Ну, выглядишь ты теперь очень эффектно. Мимо тебя не пройдешь. <o:p></o:p>

— Вот видишь, ты уже привыкаешь, и тебе начинает нравиться. Ну, скажи, классно ведь.<o:p></o:p>

— Нормально, — буркнул он.<o:p></o:p>

Я засмеялась и закурила. <o:p></o:p>

Ехали мы с Максом теперь в ресторан Тамаза. Я хотела устроить романтический ужин. И помочь мне в этом мог только повар Тамаза. Он был волшебником в японской кухне. <o:p></o:p>

Обговорив с ним меню, я неожиданно решила подняться к Тамазу в кабинет. Его хаммер я видела на стоянке, так что он точно тут. Наверняка в своем кабинете. Поднявшись, я увидела, что секретарши нет на месте. За мной неотступно следовал Макс. Потом я услышала голоса и увидела, что дверь кабинета приоткрыта. Сделав знак Максу, чтобы он не производил шума, я на цыпочках подошла к двери так, чтобы меня не было видно. И услышала интересную речь. Говорил Тамаз.<o:p></o:p>

— И чтобы я никогда больше тебя здесь не видел. Кто тебе вообще сказал, что ко мне на работу можно устроиться подобным образом? У меня работают профессионалы, а не проститутки. Тем более я женат. Пошла вон отсюда. И если еще, хоть раз, даже мельком или случайно я тебя увижу, башку оторву. Все, вон отсюда.<o:p></o:p>

Я решила зайти в кабинет. Тамаз сидел на диване, вальяжно раскинувшись. Перед ним была рюмка коньяка. Сам он курил сигарету. Рубашка на нем была почти полностью расстегнута. А около его ног на коленях сидела абсолютно голая девица, сжимая в руках вещи.<o:p></o:p>

Тамаз увидев меня, побледнел. В глазах его плескался ужас. На лице застыло выражение паники. Сигарета из его рук выпала  и уже прожигала кожаный диван. Но он даже не шелохнулся. Просто сидел и смотрел на меня глазами, полными страха.<o:p></o:p>

Я подошла, подняла сигарету с дивана, затушила ее в пепельнице и залпом выпила коньяк из рюмки. Потом закурила, села на его рабочий стол и оглядела картину. Макс стоял в дверях и пытался не засмеяться. Он знал прекрасно, что я все слышала и сейчас просто играю. Глядя на него, мне тоже захотелось смеяться, но я подавила смех.  Тамаз смотрел на меня в упор и не отводил взгляд. Он уже почти справился с паникой. И я видела, что он подыскивает в уме правильные слова, чтобы мне все объяснить. Девушка же так и сидела на полу, стреляя глазами то на меня, то на Тамаза. В глазах ее было полно ненависти. Это меня взбесило.<o:p></o:p>

— Ты пошла вон отсюда. Быстро. – Но она даже не шелохнулась. – Детка, ты оглохла? Повторяю еще раз для особо тупых. Пошла вот отсюда, лахудра. <o:p></o:p>

— А ты кто такая чтобы мне указывать? Сама катись отсюда. Не видишь мы делом заняты? – отозвалась эта нахалка.<o:p></o:p>

После такого на меня напал приступ бешенства. Я соскочила со стола и, подбежав к ней, схватила ее за волосы, затушила сигарету на ее груди и с силой ткнула лицом в стол. Она протяжно завизжала, но я пинула ее носком ботинка в бок, перехватила покрепче волосы и еще раз ткнула в стол лицом. Затем запрокинула ее голову и уставилась ей в глаза. Теперь в них не было злости, только боль и страх. <o:p></o:p>

— Потаскуха,  запомни, если я приказываю, то нужно немедленно все исполнять. Дважды я не повторяю. Теперь ты в этом убедилась. И если вас таких шибко умных много, то передай им всем, что многоуважаемый Тамаз Танаев женат и никогда не посмотрит в вашу сторону, потому что врядли кто-то из вас со мной сравниться. Но если найдется, хоть одна дура и посмотрит на него как-то не так, я пристрелю ее. – Сказав это, я достала пистолет и уперла дуло ей в голову. – Показываю наглядно, иначе ты не понимаешь. Все поняла? – Она кивнула. – Теперь бегом беги отсюда. Если через десять секунд тебя не будет на улице, я тебя точно пристрелю. Если не хочешь убедиться в том, как хорошо я стреляю, то советую приказ исполнять немедленно. Вон отсюда.<o:p></o:p>

Девушка рывком вскочила и вылетела за дверь. Я налила в рюмку коньяк, выпила его залпом и, закурив, снова уселась на стол. Макс уже не смеялся. Он смотрел на меня с ужасом. По его мнению, я заигралась. Но что я еще могла сделать, если у этой девки на лбу было написано, что она претендует не только на постель Тамаза, но и на его  самого. У Тамаза же на лице не было вообще никаких эмоций. Я посмотрела на него и тихо сказала:<o:p></o:p>

— Твои враги отдали бы все, что у них есть, лишь только за то, чтобы увидеть в твоих глазах тот страх и панику, которые сейчас увидела я.<o:p></o:p>

Тамаз не ответил. Он подошел ко мне и крепко обнял.<o:p></o:p>

— Ничего не хочешь мне сказать?<o:p></o:p>

— Я, правда, безумно испугался, когда понял, что ты, увидев такую картину, ни за что не будешь слушать мои оправдания. Просто снова уйдешь. И как бы я тебя не держал, то сделал бы только хуже. И я стал паниковать, потому что не знал как же тебе все объяснить и не допустить, чтобы ты ушла. <o:p></o:p>

— Я слышала все, что ты ей сказал. Но решила тебя немного разыграть. Прости. Но эта девка взбесила меня. Ей нужна была не работа, а ты. А этого я не могу допустить. Я уверена в тебе, но не могу позволять какой-то шлюхе даже в мыслях владеть тобой. <o:p></o:p>

— Я тебе тоже самое говорю. Я так же поступил бы. А ты молодец. Ловко ты ее. <o:p></o:p>

— Я люблю тебя. И никому не позволю отобрать тебя у меня. Да и тебе рыпаться не позволю. Ты теперь ни за что и никогда уже не сможешь от меня отделаться. <o:p></o:p>

— Я только об этом и мечтаю. И я тебя люблю, девочка моя.<o:p></o:p>

Тамаз целовал меня жадно и настойчиво. Но я смогла найти в себе силы и оттолкнуть его.<o:p></o:p>

— Тамаз, потерпи еще немного. Дома вечером тебя ждет сюрприз. Потерпи. Кстати, ты не заметил, я прическу изменила.<o:p></o:p>

— Конечно, заметил. Тебе очень идет. Ты стала еще более сексуально выглядеть. Этакая черная пантера. Мне это безумно нравиться, но при этом мне теперь придется постоянно носить с собой кучу патронов. Я собираюсь отстреливать каждого, кто на тебя не так посмотрит.<o:p></o:p>

— Мне уже давно тогда надо было делать то же самое. Все девки на тебя прямо облизываются.<o:p></o:p>

— Мне будет безумно приятно, если ты так будешь поступать, — засмеялся Тамаз. Я, конечно, тоже улыбнулась, но мне не очень понравилось, какой характер  принял наш разговор, хоть и понятно было, что это шутка.<o:p></o:p>

— Ну, все, Тамаз, я поеду. Надо все подготовить. Ты во сколько приедешь?<o:p></o:p>

— В восемь. Ты хоть намекни мне, что задумала. А то я же умру от любопытства.<o:p></o:p>

— Ничего, тебе полезно. Все, целуй меня и я поеду. Но только не увлекайся.<o:p></o:p>

Тамаза не надо было простит об этом дважды. Он снова жадно впился в меня губами.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Скоро должен был приехать Тамаз, и я уже все подготовила. Выгнала всех из дома, чтобы нам никто не мешал и не видел меня сейчас в таком наряде. Это только для Тамаза. На мне были черные чулки, черные крохотные кружевные трусики и абсолютно прозрачная накидка с оборками из меха. Грудь в ней смотрелась очень сексуально. Дополняли наряд туфли на тринадцати сантиметровой шпильке. <o:p></o:p>

На низком столике, в гостиной возле камина, было множество японских блюд, доставленных из Токио. Ими я собиралась сама кормить Тамаза. <o:p></o:p>

На полу была белая шкура медведя. Тамазу ее давно кто-то подарил. Я лежала на ней вся в черном, курила и ждала своего любимого мужчину.<o:p></o:p>

И вот я слышу, как открывается дверь, Тамаз раздевается и просит зайти в дом своего телохранителя. Но тот отвечает, что ему не велено. Я заранее его предупредила, чтобы ни в коем случае не входил в дом.<o:p></o:p>

— Лиза, ты где? – удивленным голосом зовет меня Тамаз.<o:p></o:p>

— Любимый, в гостиной я. Подходи к камину.<o:p></o:p>

Тамаз зашел удивленный и с жутко любопытными глазами. Когда он увидел меня полулежавшую и почти голую на шкуре, глаза его расширились до невообразимого размера. Я облизнулась и поманила его пальцем. Тамаз подходил очень медленно, как будто боялся, что я вдруг исчезну. Я поднялась и продемонстрировала ему несколько откровенно пошлых поз. Тамаз шумно вздохнул и потянул ко мне руки, но я не позволила ему себя коснуться. Он удивился, но послушно опустил руки. Я стала его раздевать медленно, иногда касаясь губами его тела. Не могла удержаться. Он был так великолепно сложен. Я  раздела его, разбросав одежду по всей гостиной, и заставила опуститься на шкуру. Тамаз неотрывно смотрел на меня. Его глаза полыхали, ярко синим пламенем. Я видела, с каким трудом он сдерживает себя, чтобы не наброситься на меня. Меня это забавляло. Хотя сама я была не в лучшем состоянии. Я безумно хотела его и сдерживалась из последних сил. Тамаз же просто пожирал меня взглядом.<o:p></o:p>

— Лиза, ты так красива. Девочка моя, что же ты со мной делаешь,  — хриплым голосом, сказал Тамаз.<o:p></o:p>

Я налила вино в бокалы. Один подала ему, он залпом выпил его, тут же налил себе еще один трясущимися руками. Я взяла свой бокал и тихо сказала:<o:p></o:p>

— За нас. Чтобы мы до последнего вздоха были вместе.<o:p></o:p>

— За нас, — отозвался Тамаз и снова залпом осушил свой бокал. – Лиза, я понимаю, что ты очень старалась, чтобы все это подготовить, но прости, я так больше не могу. – С этими словами Тамаз повалил меня на шкуру, зубами разорвал трусики и резким движением сдернул с меня накидку. Я осталась в одних чулках и туфлях. Тамазу безумно нравилось, когда на мне было только это. Я тоже не стала медлить. Страстно поцеловала его в губы, потом уже целовала всюду, докуда только могла достать. Руками жадно прижимала его к себе. Тамаз стонал от каждого моего прикосновения и рук и губ. Сам же не в силах сдерживаться грубо вошел в меня. Я вскрикнула. Я долго не знала его. Но сладость от его движений растекалась по всему телу, и боль была уже приятна. Это напомнило наш первый с ним секс. Он был так же груб и жаден до моего тела. Эти воспоминания принесли еще больше наслаждения и бурю эмоций. Я кричала во весь голос и просила его не останавливаться. Крики, наверное, были слышны даже на улице. <o:p></o:p>

Тамаз откатился от меня с громким стоном. Я же не могла пошевелиться. Во всем теле была приятная усталость.<o:p></o:p>

— Лиза, ты себе даже не представляешь, как я люблю тебя. Ты просто чудо, — прохрипел Тамаз.<o:p></o:p>

— Почему же представляю. Я сама люблю тебя не меньше. <o:p></o:p>

— Все дело в сексе да? – прищурив глаза, поинтересовался Тамаз.<o:p></o:p>

— Я люблю тебя всего. Но то, что ты вытворяешь со мной в постели, безусловно, играет большую роль. Ты просто восхитителен. Я даже не могу словами передать, что испытываю. Мне очень хорошо с тобой. Ты лучший, — улыбнувшись, ответила я.<o:p></o:p>

— Это ты вдохновляешь меня на такие подвиги. Ты безумно сексуальна. <o:p></o:p>

— От тебя это очень приятно слышать. Ты же истинный ценитель женских тел.<o:p></o:p>

— Да, повидал я не мало. Но, ни одна из них даже рядом с тобой не стоит. И дело даже не в твоем теле, хотя оно, безусловно, выше всяких похвал. Особенно попка, — с этими словами он легонько хлопнул меня по заду. – А в том, как ты ведешь себя. Ты так великолепно стонешь. Я понимаю, что тебе очень нравиться то, что я делаю, и мне еще больше хочется доставлять тебе такое удовольствие. Но самое главное ты всегда знаешь, когда нужно подчиниться самой, а когда подчинить меня  своим желаниям. И ты, уж не знаю как, но изучила каждую клеточку моего тела и  понимаешь когда и куда надо прикоснуться. Но еще ты абсолютно ненасытная. Ни одна девушка меня не выдерживала. А с тобой иногда мне уже требуется передышка.<o:p></o:p>

— Я, почему то никак не могу утолить свою потребность в тебе.<o:p></o:p>

— Я надеюсь, что это никогда не пройдет.<o:p></o:p>

— Я в этом уверена, — ответила я, широко улыбнувшись, и стала снимать чулки, поставив ногу на стол, чтобы отправиться в душ. Как только я сняла второй чулок, Тамаз громко зарычал, подхватил меня и с бешеной скоростью стал подниматься наверх. Там он открыл душевую, включил воду, нагнул меня, больно ткнув лицом в стенку, и снова яростно вошел в меня. Все это случилось буквально за минуту. Я же только счастливо засмеялась, не обращая внимания на грубость и боль. Я любила, когда он так обращался со мной. И Тамазу нравилось, что я разделяю с ним это. <o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Ночь была замечательной. Мы с Тамазом никак не могли оторваться друг от друга. И только под утро, наконец, добрались до роллов. Немного перекусили и решили отдохнуть. Но этого конечно не получилось, в общем, уснули мы, когда солнце уже совсем взошло.<o:p></o:p>

Проснулась я только вечером. Сладко потянулась и хотела обнять Тамаза, но его не оказалось рядом. И тут меня охватила жуткая паника. Я не знаю, что это было. Я как будто даже физически почувствовала, что с ним должно что-то случиться. Быстро одевшись, я побежала в домик охраны. Там был только Макс. Вся охрана уехала.<o:p></o:p>

— Где Тамаз? – закричала я.<o:p></o:p>

— Уехал. А что случилось? Чего ты так кричишь то?<o:p></o:p>

— Куда он уехал? Когда? Ну, же отвечай, не тяни.<o:p></o:p>

— По делам он уехал минут двадцать назад. Да в чем дело то, объясни?<o:p></o:p>

— Что за дела такие, если он взял с собой всю охрану?<o:p></o:p>

— Лиза, я не могу тебе сказать. Не переживай. Все нормально. Он скоро вернется.<o:p></o:p>

Но я уже не слушала. Я отобрала у Макса мобильник и стала набирать номер Тамаза. После третьего гудка он ответил:<o:p></o:p>

— Да, Макс. Что-то случилось?<o:p></o:p>

— Тамаз, это Лиза. Ты где?<o:p></o:p>

— Лиза, что случилось, где Макс?<o:p></o:p>

— Макс рядом. Ответь мне, куда ты уехал, взяв всю охрану?<o:p></o:p>

— Лиза, тебе не надо об этом знать.<o:p></o:p>

— Я сама решаю, что мне нужно знать, а что нет. Быстро отвечай. – Я кричала во весь голос. Паника захватила меня всю. Я чувствовала, что вот-вот с ним что-то должно случиться.<o:p></o:p>

— Да не ори ты. Я же сказал все нормально. Я скоро вернусь. Сиди дома и слушайся Макса.<o:p></o:p>

— Тамаз, я умоляю тебя, вернись домой. Я не могу тебе объяснить, но я чувствую, что ты не вернешься. Умоляю, поверни назад.<o:p></o:p>

— Ты просишь о невозможном. Я еду на важную встречу. Я не могу не явиться на нее из-за твоих необоснованных страхов.<o:p></o:p>

— Хорошо, ты не оставил мне выбора. – Я отключила телефон и разбила его об стену. – Макс, выбирай либо ты едешь со мной, либо ты остаешься здесь.<o:p></o:p>

— Лиза, у меня приказ, я не могу тебя выпустить, — поморщившись, ответил Макс.<o:p></o:p>

— Макс, не вынуждай меня на крайние меры. Я прошу тебя, поедем. Макс, ну, пожалуйста.<o:p></o:p>

— Черт, черт, черт. Тамаз мне голову оторвет.<o:p></o:p>

— Не оторвет. Макс, это не объяснимо, но я чувствую, что с ним вот-вот что-то произойдет нехорошее.  Такое уже было. Ты можешь запереть меня, но потом сам на стену будешь бросаться от того, что не послушал меня.<o:p></o:p>

— Ааа, хорошо, поехали.<o:p></o:p>

— Спасибо, Макс. Только, это, верни мне пистолет. Без него никак. А лучше дай еще один. Я с левой уже вполне прилично стреляю. И патронов возьми побольше.<o:p></o:p>

— Ты на войну что ли собралась?<o:p></o:p>

— Макс, если ты уже согласился поехать, то и соглашайся до конца.<o:p></o:p>

— Ладно, хрен с тобой. Пошли, выберешь.<o:p></o:p>

Я наскоро оделась и мы сев в машину, понеслись на бешеной скорости. <o:p></o:p>

— Только бы успеть. Только бы успеть, — бормотала я.<o:p></o:p>

— Лиза, не нервируй.<o:p></o:p>

Как только Макс договорил, мы услышали, что где-то недалеко стреляют. <o:p></o:p>

— Надо объехать лесом, но по какой стороне не знаю. На какой из них наши?<o:p></o:p>

— Не успеем, Макс. Дай я сяду за руль. Я не могу стрелять на ходу, а у тебя получиться. Давай же, прошу тебя.<o:p></o:p>

— Нет, я отвечаю за тебя.<o:p></o:p>

— Макс, хватит. Послушай меня. Дай я сяду за руль.<o:p></o:p>

Макс тяжело вздохнул, но сбавил скорость, и мы поменялись местами. Я вжала педаль газа почти в пол.<o:p></o:p>

— Пригнись, — приказала я. И сама постаралась сделать то же самое, насколько могла. Метрах в тридцати от нас мы увидели как по краям дороги, друг напротив друга стоят машины. За ними расположились стрелки. Стреляли не прерываясь. Хаммер Тамаза и еще две его машины были по правой стороне и я, выжав из машины все, на что она была способна, выкрутила руль и поехала по лесной дороге. Остановившись в метре от хаммера, мы с Максом выпрыгнули из машины и подбежали к нему. Картина была ужасной. Четверо охранников Тамаза были мертвы, один ранен. Это был Иван, но он все, же пытался отстреливаться. В полном здравии был только Данила. Но тут я увидела то, чего больше всего боялась. Тамаз сидел на земле, привалившись к машине. Куртка на нем была расстегнута и я увидела, что его рубашка вся в крови, а также брюки. Я в бессознательном состоянии подбежала к нему и чуть тронула за плечо. Тамаз резко открыл глаза и впился в меня взглядом.<o:p></o:p>

— Ты что тут делаешь? Макс, какого хрена ты привез ее? Макс, ты понимаешь, что мы погибнем и теперь  она вместе с нами? Что ты наделал, ублюдок?<o:p></o:p>

— Тамаз ты как? Где тебя задело? – спрашивала я, не обращая внимания на его выкрики.<o:p></o:p>

— Лиза, уходи отсюда скорее. Ты погибнешь вместе со мной. А  ты должна жить. Уходи, прошу.<o:p></o:p>

— Тамаз заткнись. Я обещала, что буду с тобой до конца. И хватит ныть как баба. Куда подстрелили, я спрашиваю?<o:p></o:p>

— Бок, но пуля прошла на вылет. Еще в ноге и она там застряла. И рука, но тоже на вылет.<o:p></o:p>

— Макс быстро перетяни его чем-нибудь, иначе он умрет от потери крови. Быстро, Макс. Не стой столбом.<o:p></o:p>

Когда Макс приступил к делу, я достала оба пистолета и сняла их из предохранителя. Надо было автоматы брать. Ну, ладно. Будем этим спасаться.<o:p></o:p>

— Данила, обрисуй остановку. Только без лишних вопросов.<o:p></o:p>

— Их было человек двенадцать. Семерых мы подстрелили. Осталось пятеро. Один вроде ранен, — отозвался Данила, не прекращая стрелять.<o:p></o:p>

— Так, на подмогу не рассчитываем. Будем справляться своими силами. Автоматов у вас нет?<o:p></o:p>

— Откуда. Не думали же что так выйдет.<o:p></o:p>

Я стала всматриваться, откуда стреляют, чтобы попытаться прицелиться и убить столько, сколько смогу. Смысла стрелять в пустоту не было. Патронов не так много. И если они кончатся нам конец. Выжидала я минуты три и тут один из нападавших допустил оплошность. Он постарался немного выглянуть, чтобы осмотреться. Я не оставила ему шансов. Одним выстрелом снесла пол головы.<o:p></o:p>

— А ты меткая, — удивленно сказал Данил.<o:p></o:p>

— А по-другому сейчас нельзя.<o:p></o:p>

И тут стрельба стихла. <o:p></o:p>

— Даня, в чем дело?<o:p></o:p>

— У них патроны кончились. И у меня тоже. Что делать?<o:p></o:p>

— Черт и у нас мало. Так, Макс как там Тамаз?<o:p></o:p>

— Нормально я.  Лиза, уйди из под обстрела. Я умоляю тебя, — просил Тамаз.<o:p></o:p>

— Не ной. Я все сказала. Макс чуть дальше ведь дорога поворот делает?<o:p></o:p>

— Да, точно. <o:p></o:p>

— Значит, мы сможем приблизиться к ним незаметно?<o:p></o:p>

— В принципе это возможно. <o:p></o:p>

— Тогда оставь ребятам одну обойму и пойдем. <o:p></o:p>

— Да, — ответил он.<o:p></o:p>

— Чьи ребята кстати?<o:p></o:p>

— Карена походу.<o:p></o:p>

— Вы разве не пристрелили его тогда?<o:p></o:p>

— Не успели. Скрылся он.<o:p></o:p>

— Черт. <o:p></o:p>

— Дура, я не могу отсиживаться, пока ты лезешь под пули, — закричал Тамаз. <o:p></o:p>

— Так Тамаз, давай без лирики. Макс, шевелись, нам надо быстро действовать. <o:p></o:p>

Не обращая внимания на выкрики Тамаза, Макс схватил меня за руку и мы побежали к повороту. Быстро перебежали дорогу и легли на землю. Всматривались, не заметили ли нас.<o:p></o:p>

— Вроде все чисто, — прошептал Макс.<o:p></o:p>

Я тоже ничего не заметила. Мы поднялись и стали осторожно пробираться по лесу в обратном направлении. Через пару минут Макс сделал мне знак остановиться, и мы спрятались за большим деревом.<o:p></o:p>

— Слышишь, они переговариваются? – прошептал мне в  самое ухо Макс. Я кивнула. Нужно было решать, как действовать дальше.<o:p></o:p>

— Эффект неожиданности. Я выбегу и пристрелю сколько смогу. Если у них еще остались патроны, то увидев тебя, они откроют огонь по тебе. Увидеть девчонку они не ожидают. Так что я выбегу и пристрелю сколько смогу. Ты прикончишь остальных.<o:p></o:p>

Макс сморщился, но кивнул. Он понимал, что если его убьют мне точно не выжить, а так есть шанс.<o:p></o:p>

Больше не сговариваясь, я в обе руки взяла пистолеты и сняла с предохранителя. И рванула вперед. Я увидела их,  пригнулась и начала стрелять. Они меня даже не заметили. Очнулись только тогда, когда троих я уже убила. Макс, последовавший за мной сразу, убил оставшихся двух. <o:p></o:p>

— Ляг на землю. Я все проверю. – Я покорно легла, но пистолеты держала наготове. Макс проверил все машины, и пару раз выстрелив в двух человек, поднял меня одним рывком и потащил через дорогу. <o:p></o:p>

— Иван, быстро в беху. Макс, Данила, помогите Тамазу, — прокричала я, подбегая к машине, на которой мы с Максом приехали. Я села за руль и развернула машину к дороге. Ваня запрыгнул на заднее сиденье и отключился. Много крови потерял. Довезти бы. Я достала свой телефон и набрала номер врача Гришина.<o:p></o:p>

— Михаил, это Лиза. Быстро собирай все необходимое и пулей в Лесное. У нас два огнестрела. Тамаз ранен. <o:p></o:p>

— Понял, Лиза. Мчусь, — ответил Гришин и тут же отключился.<o:p></o:p>

Макс и Данила посадили Тамаза на заднее сиденье и тут он отключился. <o:p></o:p>

— Лиза, Тамаз, сознание потерял. Сказал  Макс, запрыгивая на переднее пассажирское и я рванула с места.<o:p></o:p>

— Черт, черт. Довезем, он крепкий. Вытерпит. Я знаю. Он сможет.<o:p></o:p>

В дом въехали буквально через пять минут. И тут очнулся Тамаз.<o:p></o:p>

— Ну, сучка ты моя любимая, я тебе припомню, — прошипел он.<o:p></o:p>

— Данила, отведи его наверх. Макс со мной останься. Как Иван?<o:p></o:p>

— Умер, — ответил Макс.<o:p></o:p>

— Черт.<o:p></o:p>

— Что ты задумала? – выкрикнул Тамаз.<o:p></o:p>

— Тамаз, любимый, я прошу тебя, поднимись наверх. Я позвонила Гришину, он сейчас приедет и осмотрит тебя. Прошу тебя, сделай так, как я говорю. Я не переживу, если с тобой что-то случиться.<o:p></o:p>

— А я, по-твоему, переживу, если ты погибнешь? Я должен отлеживаться, а ты будешь лезть под пули?<o:p></o:p>

— Засунь свою гордость в задницу. Ты ранен и потерял много крови. Ты не сможешь долго держаться. Тем более никто уже не стреляет, мы дома.<o:p></o:p>

— Пообещай мне, что ничего не будешь предпринимать больше, что останешься дома. Я сам все решу.<o:p></o:p>

— Черт, ладно, обещаю. А теперь иди наверх. Данил останься с ним. Мы тут Гришина встретим.<o:p></o:p>

Тамаз зыркнул на меня со всей злостью, но пошел в дом. Я дождалась когда, за ними закроется дверь и повернулась к Максу.<o:p></o:p>

— Макс, надо что-то делать. Мы можем не пережить эту ночь.<o:p></o:p>

— Да знаю я. Но что делать?<o:p></o:p>

— Я не знаю всех пацанов Тамаза. Так что ты должен мне помочь. Только обещай, что ничего не скажешь Тамазу.<o:p></o:p>

— Лиза, я не могу рисковать тобой.<o:p></o:p>

— Прекрати. Что вы все со мной нянчитесь, как с ребенком. Лучше скажи, ты знаешь, где сейчас может быть Карен?<o:p></o:p>

— Знаю.<o:p></o:p>

— Тогда так, вызывай сюда человек пятнадцать самых надежных. Они должны охранять Тамаза. Не известно ведь что эта сволочь задумала. Сколько может быть народу в месте, где прячется Карен?<o:p></o:p>

— Человек тридцать.<o:p></o:p>

— Есть в бригаде Тамаза столько же самых отмороженных?<o:p></o:p>

— Ха, есть такие.<o:p></o:p>

— Тогда вызывай их и назначь встречу, через полтора часа. Сам придумай, где лучшее ее организовать и потом поехать к Карену.<o:p></o:p>

— Объясни, что ты задумала.<o:p></o:p>

— Надо наказать, эту сволочь. Возьмем штурмом его дом. Всех перестреляем и взорвем на хрен. Но когда ребята войдут в дом, они должны отыскать Карена и привести мне его живым.<o:p></o:p>

— И что ты с ним будешь делать?<o:p></o:p>

— Убью, но перед этим покажу ему, от чьей руки он умрет.<o:p></o:p>

— А без показухи никак?<o:p></o:p>

— Никак, Макс, никак. Хочу взглянуть я в глаза этой паскуде, что чуть мужа моего не убил. <o:p></o:p>

— Ладно, как скажешь.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Подъехал Гришин, и мы вместе с ним поднялись к Тамазу. Но перед этим я попросила его:<o:p></o:p>

— Миша, у тебя есть с собой какое-нибудь снотворное?<o:p></o:p>

— Есть, а в чем дело?<o:p></o:p>

— Ты сейчас Тамазу сделай все необходимое, а потом введи ему снотворного побольше. Но только, чтобы он не знал ничего. Сделаешь?<o:p></o:p>

— Вопросы, как я понимаю задавать бесполезно. Но он мне потом голову за это не оторвет?<o:p></o:p>

— Не волнуйся, все будет нормально. Я тебя в обиду не дам, — с этими словами я подмигнула ему.<o:p></o:p>

— Ладно, сделаю.<o:p></o:p>

Гришин быстро приступил к делу. Тамаз смотрел на меня не по-доброму. Когда Михаил ушел, Тамаз попросил меня:<o:p></o:p>

— Лиза, позови мне Макса.<o:p></o:p>

— Нет, Тамаз. Тебе нужно отдохнуть. Ты очень слаб.<o:p></o:p>

— Черт, что мне ввел Гришин? Перед глазами все плывет, — тряся головой, пробормотал Тамаз. <o:p></o:p>

— Какие-то специальные лекарства, наверное. Я в медицине не разбираюсь.<o:p></o:p>

— Лиза, что ты задумала? Гришин ведь мне снотворное ввел. Только от него такие ощущения.<o:p></o:p>

— Тамаз, не волнуйся. Все хорошо. Макс вызвал сюда твоих ребят. Надежных. Чтобы дом охраняли. Я здесь рядом с тобой. Я люблю тебя и буду всегда рядом.<o:p></o:p>

— Ты мне зубы не заговаривай. Признавайся Лизка, что вы с Максом задумали?<o:p></o:p>

— Еще раз повторяю. Ничего мы не задумали. Просто вызвали ребят для охраны. Неизвестно ведь, что Карен еще может затеять. И нам нужна охрана. Ты поспи. Тебе полегче станет. И ни о чем не волнуйся, я рядом. Давай я с тобой полежу, — я разделась и легла на кровать, обняла Тамаза и легонько поцеловала его в губы.<o:p></o:p>

— Я прошу тебя, ничего не предпринимай. Я не могу допустить, чтобы с тобой что-то случилось. Будь рядом, — прошептал Тамаз и уснул.<o:p></o:p>

— Я всегда буду рядом. Без тебя мне не жить, — прошептала я и еще раз поцеловала его, но уже спящего.<o:p></o:p>

Полежав еще пару минут в кровати и приведя мысли в порядок, я пошла одеваться. Выбрала я все черное. Черные обтягивающие штаны и черную водолазку с коротким рукавом. Собрала волосы в высокий хвост и пошла на улицу. На крыльце сидели Макс и Данила.<o:p></o:p>

— Ну, что есть боевой настрой, — спросила я, присев рядом с ними и закурив.<o:p></o:p>

— Куда же без него то, — отозвался Макс. – Лиза, ты с нами собираешься ехать?<o:p></o:p>

— Конечно. Данила останется здесь. Он личный охранник Тамаза. А мы с тобой останемся в машине недалеко от места, где прячется Карен. Ребята все сделают и вручат нам с тобой этого ублюдка. Мы запрем его в подвале в нашем доме до пробуждения Тамаза.<o:p></o:p>

— Зачем тебе это?<o:p></o:p>

— Макс, я не могу тебе этого объяснить. Мы с Тамазом считаем себя мужем и женой, хотя даже не расписаны. Но важны ведь не штампы в паспорте. Я долго отрекалась от его дел и от того, кем он является. В тот момент, когда я почувствовала, что с ним что-то должно случиться, я поняла что мы стали единым целым. И я стала частью того мира, в котором он живет. Теперь это и моя жизнь и мои дела тоже. И я считаю, что этот урод не достоин просто умереть. Он чуть не отнял меня у Тамаза сначала, а сейчас его у меня. А это решается не так просто. И Тамаз должен понять, что теперь я тоже имею право и должна решать некоторые дела его способами.   И убить, эту сволочь мы должны вместе. Для меня это важно.  <o:p></o:p>

— Прям семейка дона Карлеоне, — хмыкнул Макс.<o:p></o:p>

— Считай, как хочешь, но я сделаю то, что должна. Тем более сама хочу этого. Теперь я одна из вас. Теперь оружие и смерть являются и моими спутниками. <o:p></o:p>

— Не думаю, что Тамаз это одобрит. Он не позволит тебе стать такой же, как он сам, — сказал Данила.<o:p></o:p>

— А это от него уже не зависит. Это уже произошло.<o:p></o:p>

— Ну, как знаешь. Но гнев его будет страшен, когда он узнает, что ты сделала. <o:p></o:p>

— А ты меня не пугай. Это уже мои дела. Я за своего мужа кому угодно голову оторву. И пусть другим будет примером. Нечего на нашу семью покушаться. Такого я не прощу и не забуду. Макс, когда все будут готовы?<o:p></o:p>

— Через минут двадцать сюда приедут ребята и мы поедем. Ехать долго только.<o:p></o:p>

— Главное, чтобы Каренчик не смылся снова у нас из под носа. <o:p></o:p>

— Некуда ему бежать. Так что не волнуйся, на этот раз не скроется. И ребята все в лучшем виде сделают.<o:p></o:p>

— Надеюсь.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Ехали мы не долго. Хотя может это мне так показалось, потому что я задремала.  Разбудил меня Макс, когда уже все решил и раздал приказы бойцам. Нам оставалось только ждать. <o:p></o:p>

— Макс, ты сказал им, что потом надо все здесь взорвать? – спросила я, закуривая.<o:p></o:p>

— Да. Я тоже считаю, что никаких следов не должно остаться. <o:p></o:p>

Ждать пришлось минут сорок. За это время я выкурила пол пачки сигарет, куря одну за одной. И вот, наконец, мы услышали взрыв. А еще через пару минут увидели, как двое парней волокут человека. Мы с Максом вышли из машины. Я подошла к парням и спросила:<o:p></o:p>

— Он?<o:p></o:p>

— Да. Мы маленько его, конечно, подпортили, но жить будет.<o:p></o:p>

— Ничего. Засуньте его в багажник.<o:p></o:p>

Парни уложили человека на предварительно разложенную клеенку в багажнике. И уже хотели закрыть его, но я их остановила. Подошла ближе и, запрокинув голову человека, взглянула ему в лицо. Я никогда до этого не видела Карена. И не могла, поэтому с уверенностью сказать, что это он. Но ребятам я доверяла, да и Макс подтвердил, что это он. Лицо его сейчас было все в крови и грязи, но было видно, что и до этого оно выглядело не лучшем образом. Все его лицо было в ожогах. И смесь всего этого выглядела ужасно. Я отбросила его голову и пошла в машину. Как только я села, Макс тут же рванул с места и понесся в Лесное. <o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Как только за нами закрылись ворота, я вышла из машины и пошла в дом, на ходу бросив:<o:p></o:p>

— Закройте его в подвале. А ребята пусть останутся до завтра. Завтра Тамаз сам решит, что дальше делать. <o:p></o:p>

Не дожидаясь ответа, я вошла в дом. Быстро поднялась наверх и, сбросив с себя вещи, ушла в душ. Там я долго терла себя мочалкой. Как будто можно было смыть водой и пеной грязь, покрывшую мою душу от всех убийств. Теперь я полноценно стала убийцей. Я сама лично убила несколько человек, и по моему приказу было убито еще множество. А завтра еще нужно будет убить Карена. Я чувствовала на себе грязь, мне было противно, но больше никаких эмоций у меня не было. Я не чувствовала никакой вины и совесть моя молчала. Как и в первый раз, когда я убила человека. Мне видимо суждено жить в такой среде и я рада, что не испытываю угрызений совести. Тогда было бы сложнее. Хм, а я еще обвиняла Тамаза в том, что он ведет себя хладнокровно, когда убивает. Оказывается, я такая же. Ну и пусть. Я буду бороться за то, чтобы быть с Тамазом. И раз для этого мне тоже нужно будет убивать, то я буду это делать. Я буду бороться за свою жизнь и за свою любовь. Пусть даже таким мерзким способом.<o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

Я проснулась от того, что меня кто-то гладил по плечу, опускаясь к спине и ниже. Это, конечно, же, был Тамаз. Он смотрел на меня с нежностью. Мне понравился этот взгляд. <o:p></o:p>

— Мне нравиться, когда ты на меня так смотришь, — сказала я и легла на живот, чтобы Тамаз гладил меня всю. <o:p></o:p>

— А как же я еще могу на тебя смотреть. Ты жизнь моя.<o:p></o:p>

— А ты моя. Пойдем кофе пить. Мне надо окончательно проснуться и рассказать тебе кое-что.<o:p></o:p>

— Кофе сейчас сюда принесет Татьяна, и рассказывать мне ничего не надо. Я уже все знаю. – Я только сейчас заметила, что он одет. Значит, уже успел поговорить с Максом и тот, конечно, все ему растрепал.<o:p></o:p>

— Макс да? – спросила я и спряталась под подушку. Боялась, что Тамаз сейчас взорвется и начнет меня отчитывать за самодеятельность. <o:p></o:p>

— Можешь не прятаться. Мне не за что на тебя кричать. Ты поступила так, как посчитала нужным. Ты конечно молодец, но впредь обсуждай такие моменты все-таки со мной. Хотя я бы не хотел, чтобы ты еще хоть раз провернула что-то подобное. Ты, безусловно, имеешь на это право, и я не могу тебе запрещать. Но пойми, я просто не хочу, чтобы ты стала такой же, как я. Тебе все это чуждо и я не хочу, чтобы та стала такой, же жестокой и беспощадной. Я не хочу, чтобы ты вот так испортилась. Я не хочу, чтобы ты убивала и омрачала свою душу этими убийствами. Как ты там говорила, душа раскалывается всякий раз, когда убиваешь? Так вот я не хочу, чтобы в один прекрасный момент твоя душа превратилась в прах. Ты тогда потеряешь себя совсем. И станешь уже не моей Лизой. А просто убийцей без чувств и эмоций. <o:p></o:p>

— Но ты, же не стал таким.<o:p></o:p>

— Я был таким до встречи с тобой. Любовь к тебе собрала все кусочки моей души в одно целое, и теперь она уже не сможет расколоться потому, что она твоя. <o:p></o:p>

— Так и моя душа принадлежит тебе, так же, как и сердце. Так что мне нечего бояться. <o:p></o:p>

— Ясно. Тебя, как обычно, ни в чем не переубедишь. Но у меня есть козырь.<o:p></o:p>

— Тогда вскрывайся.<o:p></o:p>

— Лиза, я задумал это тогда, когда увидел тебя в той больнице. Тогда я поклялся, что если ты выживешь, то я больше никогда не позволю, чтобы с тобой что-то случилось. И решил, что как только ты полностью поправишься, я увезу тебя из этой страны. Паспорта будут готовы через 3 дня на новые имена. Мы уедем с тобой вдвоем, и никто не будет знать, где мы. Но перед этим, нам нужно инсценировать нашу смерть. Об этом никто не будет знать. Даже Макс. Я сам все организую. Ты только должна дать мне свое согласие.<o:p></o:p>

Я была в шоке. У меня даже слов не было. Как уехать? Куда? Тамаз хочет все бросить ради меня? Но почему? Он же уверен, что сможет оградить меня от всего.<o:p></o:p>

— Тамаз, зачем это? – кое-как выговорила я.<o:p></o:p>

— Лиза, живя в этом мире со мной, ты постоянно будешь подвергаться опасности. А я не могу рисковать тобой.  Да, я смогу тебя защитить, но я хочу, чтобы ты жила так, как хочешь. Спокойно и больше никогда не оглядываясь. <o:p></o:p>

— И куда ты хочешь уехать?<o:p></o:p>

— В другую страну. Выбирай любую. Мы уедем туда, куда ты захочешь.<o:p></o:p>

— Тамаз, я не могу уехать из России. Это моя страна. К любой другой я не смогу привыкнуть. Это я знаю точно. Давай просто уедем в другой город? Какая разница, если у нас будут другие имена и все будут уверены, что мы мертвы? Тем более твои враги не имеют влияние в другом городе. Они не смогут нас найти.<o:p></o:p>

— И какой город ты выбираешь?<o:p></o:p>

— Я не знаю. Мне все равно. Лишь бы ты был рядом.<o:p></o:p>

— Тогда может быть Питер?<o:p></o:p>

— Хм, давай. Мне нравиться он.<o:p></o:p>

— Тогда решено. Ни о чем не волнуйся, я все сделаю.<o:p></o:p>

 

***<o:p></o:p>

Мы еще немного посидели вдвоем, а потом спустились в подвал. На полу лежал Карен и стонал. <o:p></o:p>

— Любимая, это будет твоя вендетта, — сказал Тамаз, подавая мне пистолет.<o:p></o:p>

— Наша, любимый. Наша. Так будет с каждым, кто захочет посягнуть на твою жизнь, — ответила я, снимая пистолет с предохранителя.<o:p></o:p>

— Или твою.<o:p></o:p>

Тамаз подошел к Карену, схватил его и заставил встать.<o:p></o:p>

— Не убивайте, прошу. Я уеду, и вы больше никогда меня не увидите и не услышите. Тамаз, пощади. Забирай все, что у меня есть, только не убивай.<o:p></o:p>

— Нет уж. Ты слышал, что сказала моя жена? Каждый будет убит, если только хотя бы подумает убить меня или мою жену. Прощай, Кареньчик. <o:p></o:p>

Тамаз встал рядом со мной. Я посмотрела на него и улыбнулась. Потом повернулась к Карену и выстрелила ему в грудь. Тамаз сразу после моего выстрела, пустил ему пулю в голову. Контрольный. <o:p></o:p>

 

***<o:p></o:p>

Через три дня мы поехали с Тамазом в аэропорт. Якобы решили слетать в Париж, отдохнуть. Вдвоем, не взяв никого из охраны. Макс, конечно, возмущался, но мы убедили его. Улететь мы должны были уже под другими именами. Человек, делавший нам паспорта, был уже мертв. Тамаз убил его, как только забрал паспорта, чтобы никто не знал наших новых имен. На выезде из города в лесу была спрятана машина с трупами, подходившими под наше описание. Убедившись, что слежки нет, мы свернули на проселочную дорогу. Подъехав к спрятанной машине, Тамаз переложил тела в нашу беху и поехал к дороге. Я же села за руль другой машины и поехала за ним. <o:p></o:p>

Тамаз остановился чуть дальше места, где мы свернули. Я же проехала еще дальше. Медлить было нельзя и Тамаз, пересадив труп мужчины на водительское сиденье и отбежав подальше, выстрелил в бензобак. Машина загорелась. Я пересела на пассажирское место и Тамаз, запрыгнув в машину, завел ее, и мы помчались в аэропорт. <o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

На удивление, проходя регистрацию, я не нервничала.  И только сев в самолет меня затрясло. Я очень боялась летать. Выпив для храбрости коньяка, я уснула. И проснулась, только когда Тамаз стал меня будить.<o:p></o:p>

— Дорогая, мы скоро будем приземляться.<o:p></o:p>

Приземлившись, мы сразу пошли ловить такси. Багажа у нас не было, все осталось в сгоревшей машине. Сев в машину, мы поехали в наш дом. <o:p></o:p>

Оказывается, Тамаз за несколько дней успел купить в Питере дом и перевести кучу денег, на которые еще смогут всю жизнь жить, ни в чем себе не отказывая, наши дети и внуки. Я спросила Тамаза, а не будет, ли выглядеть подозрительным, что перед смертью он перевел все свои деньги. Но Тамаз заверил меня, что соблюдал все меры предосторожности и никто и никогда об этом не узнает. Всю свою недвижимость он не продавал. Забрал только наличные деньги и снял все со счетов в банках из других стран, о которых точно никто не знал. Сума и без того была более, чем приличная. Так что беспокоиться не о чем. Нам хватит. <o:p></o:p>

Питер встретил нас ужасной погодой. Лил дождь. Было мокро и холодно. Но нас это не волновало. Тамазу, так же, как и мне нравился Питер, даже с его вечно плохой погодой.<o:p></o:p>

Дом был великолепен. Без всякого пафоса. Простенько, но со вкусом. Он был двухэтажным. И так же вмещал в себя сауну и бассейн. <o:p></o:p>

— Ну, что госпожа Шепелева Елена Александровна, добро пожаловать, — сказал Тамаз, как только показал мне весь дом.<o:p></o:p>

— Добро пожаловать в новую жизнь господин Шепелев Тимур Алексеевич, — ответила я, целуя его.<o:p></o:p>

 

 

 

 

 

*Эпилог*<o:p></o:p>

Прошло три года. Тамаз открыл в Питере новый бизнес. Построил самый лучший отель в городе. Не удержался и открыл казино. Я же открыла небольшой ресторанчик японской кухни. В общем, свои привычки мы перенесли и в эту новую жизнь. <o:p></o:p>

К городу мы привыкли. Первое время все равно боялись, что нас будут искать, но через год успокоились. <o:p></o:p>

Друзей не завели. Не зачем. Нам и вдвоем хорошо. Тем более что скоро нас станет трое. Я была на последнем месяце беременности. Мы ждали мальчика. Тамаз трясся надо мной, и все время переживал за меня и малыша. Я же только над ним посмеивалась. Беременность протекала хорошо. Тамаз нашел самую лучшую клинику в городе и самого лучшего врача. Так что к родам мы готовы. Спорили только насчет имени мальчика. Но я была уверена, что как только он родиться, Тамаз согласиться с моим вариантом.<o:p></o:p>

Свадьбу с Тамазом мы так и не организовали. Зачем? Штамп есть, а я и так считаю его своим мужем. И на все обычаи мне плевать. Говорят, каждая девушка мечтает о белом платье и о шикарной свадьбе. Я же мечтала иметь рядом любимого и любящего человека, которому я смогу доверить абсолютно все. Даже свою жизнь. Все это я получила и о большего мне не надо. Свадьба это просто показуха. Мы в ней не нуждаемся. В душе мы и так принадлежим друг другу. И скоро у нас будет сын. Тамаз так ждет этого момента. И я очень хочу этого малыша. Этот ребенок символ нашей любви и преданности. И самое главное, что он от самого дорого мне человека. <o:p></o:p>

***<o:p></o:p>

— У вас мальчик. Абсолютно здоровый и жена ваша хорошо себя чувствует. Можете зайти к ним ненадолго. – Сказал врач, широко, улыбаясь. Я чуть в обморок не упал. Теперь я отец. Я так долго ждал этого момента. И вот моя любимая жена, моя жизнь подарила мне сына. Я думал, что нельзя стать еще более счастливым, после того как мы с Лизой обустроились в Питере. Она была со мной, любила меня, и я чувствовал, что вот оно счастье. Но теперь видя моего сына, я понял, что вот оно полноценное счастье. Любимая и любящая жена и подаренный ею мне сын. Большего и желать нельзя.<o:p></o:p>

— Я безумно люблю тебя, родная моя. Спасибо тебе. Ты подарила мне сына, которого я так хотел, — сказал я Лизе, обнимая ее и целуя.<o:p></o:p>

— Ну, что как его все-таки назовем? Он твоя копия, — отозвалась она, улыбаясь.<o:p></o:p>

— Ты была права. Вот сейчас я вижу его и полностью согласен с тобой.<o:p></o:p>

— Ну, я же говорила.<o:p></o:p>

Сына мы, конечно, назвали Тамаз.<o:p></o:p>

Похожие статьи:

Авторская прозаРЕБЁНОК С НОРКОВЫХ ПЕЛЁНОК
Авторская прозаКорпорация Шелковые дети
Авторская прозаЧастная коллекция Леозора. Рассказ
Авторская прозадолюбить ...прошлое
Авторская прозаПредназначенный судьбою (НАЧАЛО)
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Свежее в блогах

Они кланялись тем кто выше
Они кланялись тем кто выше Они рвали себя на часть Услужить пытаясь начальству Но забыли совсем про нас Оторвали куски России Закидали эфир враньём А дороги стоят большие Обнесенные...
Говорим мы с тобой как ровня, так поставил ты дело сразу
У меня седина на висках, К 40 уж подходят годы, А ты вечно такой молодой, Веселый всегда и суровый Говорим мы с тобой как ровня, Так поставил ты дело сразу, Дядька мой говорил...
Когда друзья уходят, это плохо (памяти Димы друга)
Когда друзья уходят, это плохо Они на небо, мы же здесь стоим И солнце светит как то однобоко Ушел, куда же друг ты там один И в 40 лет, когда вокруг цветёт Когда все только начинает жить...
Степь кругом как скатерть росписная
Степь кругом как скатерть росписная Вся в траве пожухлой от дождя Я стою где молодость играла Где мальчонкой за судьбой гонялся я Читать далее.........
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет А я усмехнулся играя Словами, как ласковый зверь Ты думаешь молодость вечна Она лишь дает тепло Но жизнь товарищ бесконечна И молодость...