ВеЛюр. Книга первая. Часть I. Глава 1

Vilenna Авторская проза 26 апреля 2012 Рейтинг: +1 Голосов: 1 1216 просмотров
ВеЛюр. Книга первая. Часть I. Глава 1

Предисловие:

 

Туман покрывал все вокруг — вырастая ниоткуда. Не стелился, а клубился -  надуваясь и множась. За ним что-то было -  нечто живое и загадочное. Оно приближалось к ней беззвучно, забирая свежесть утренней прохлады. И только его исключительно тяжелое дыхание, обдавало холодом…

Мурашки бежали по ее коже. Поднявшиеся волосинки на руках потрескивали электролизуясь и, как антенны,  ловили его движения. То, чужое и жуткое, было совсем рядом — за этим густым, живым клубом, в ее оконном проеме. Оно смотрело, оно изучало ее.

Вошла кошка. Прошла мягкими лапками через всю комнату и запрыгнула в большое кресло у самого окна. Насторожилась…и, мяукнула. Едва уловимый звук, нежный и ласковый, спугнул устрашающую неизвестность — туман замер на форточке, шевельнул штору и упал…

Вел задышала, провела рукой по лицу и вернулась в действительность. Перевернула лист книги, приготовленной для чтения, и лишь затем, опустила глаза от окна. Она увидела багетную раму картины и тонкий лик девушки, бледной, испуганной и так похожей на сестру. В глазах поплыло, но это были не слезы – смешивались краски, образуя разноцветную жижу. Резко встряхнула головой.

Черные буквы на белом листе призывали к познанию.

— Все! – отбросив томик «Сумерек» на прикроватный столик, проговорила Вел. — Пора отдохнуть! Пора. Люди! – крикнула она громко, вскочила с кровати: — Мы едем в отпуск! На море.  И прямо сейчас!

 

Часть первая.

Встреча.

 

Глава 1. <o:p></o:p>

Горизонт тонул в серых полутонах вечера. Ленно прятались последние краски заката. Уже совсем не было видно, где сливается даль. В эти моменты море становилось самым нежным и ласковым. Оно легко касалось, своим теплом, изящных пальчиков ног хрупкой фигурки, одиноко сидящей у самой кромки берега. Еле ощутимый ветерок играл ее черными, как ночь, волосами, ласкал загорелые плечи и, уносился, торопить ленивую волну.Ев смотрела вдаль, будто ожидая чего-то или кого-то за тонкой пеленой парующей воды.Стан ее был недвижим, и даже танец  волос был едва уловим.<o:p></o:p>

Появилась первая звезда и, найдя свое отражение в спокойной воде — заиграла, заблестела, любуясь собой. Просыпалась ночь, разбрасывая бриллианты по небу, купая их в теплой воде, играя отражениями.

Девушка пошевелилась, потянулась к воде и слегка, касаясь только кончиками пальцев поверхности, провела рукой по морскому шелку, наслаждаясь своим ощущением. Затем грациозно поднялась, легко и спокойно сделала несколько шагов вперед, ступая на пальчиках, боясь нарушить идиллию.

Она любила море. Любила его всегда – и оно любило ее. Их встречи были редки, впрочем, как и у большинства на этой планете. Но каждый год их свидания, в день приезда, являли собой особый ритуал — очищающий, оживляющий за год уставшую от мирской суеты душу…

— Привет! – проговорила, прямо на ухо, Вел.

— Что вы так долго? Скоро полночь! – укоризненно заметила Ев, повернув к ним только голову.

— Еще есть пару минут, успеем, – одна из двух пришедших сняла сарафан, бросила его на свои босоножки.

— Теперь поплыли? – Ев торопилась осуществить давно задуманное и не обращала внимания на девичьи маневры, пристально высматривая кого-то вдали.

— Да, пора! – Вел глянула на часы и отдала их в руки третьей. Вдвоем забежали в воду, прямо по лунной дорожке, и немного проплыли.

— Вне времени и вне пространства! – проговорила Ев.

— Это что, твое желание?! – спросила Вел, посылая волну брызг в ее сторону и дрожа, пока еще не привыкнув к воде.

— Да нет. Просто мы вошли в воду вне времени и вне пространства, в 00:00.

— Точно! – согласилась Вел и подняла глаза к звездам, словно ловя этот миг, или наоборот, прося его продлить. Вздохнула, поняла, что теряет секунды и промерзает без движения, поплыла  по кругу, водя за собою серебряную нить лунного света, сплетая в замысловатые узоры. Вода переливалась, тела девушек отливали блеском – и воображение рисовало их русалками, резвящимися в ночи. — Эдвард! Где же ты мой Эдд! – крикнула, громко,  не стесняясь.

— Совсем сбрендила… – поток воды облил ее, Ев приготовилась повторить, но передумала – опустилась в воду с головой и тут же вынырнула, сверкая в свете луны.

— Ты нашла себе кумира? – спросила, стоящая на берегу, Ан.

— А что? Все влюбляются! В певцов, в музыкантов,  в актеров. Я что, не могу влюбиться в маленького, хорошенького вампирчика?

— Вот маленьким, его никак не назовешь! – неожиданно кусая ее за плечо, прошептала Ев.

— Меняешь вкусы? – Ан опять подала голос с берега. Она всегда пыталась поддеть подругу за увлечение книгами и тщательный отбор окружающих друзей. Не злобно, а так, исподтишка, вставит колкость и замолчит, словно боясь задеть по-крупному и потерять ее.

— У девушки должен быть выбор! – ответила ей Вел, и, повернувшись к сестре, спросила: — А что мы по-настоящему будем загадывать?

— Давай любви – большой и вечной?!

— Большой и вечной? А давай!

Взявшись за руки, произнеся вслух желание, одновременно нырнули и проплыв еще немного в лунной дорожке, вернулись к берегу.

— Ан! Иди к нам, вода просто парная.

— Да нет. Спасибо! Это лето прохладное, не хочу болеть… – бурчала подруга.

— Ты просто трусиха! – поддразнивала ее Вел. — Жарче лета не было целый век!

— А тебе, откуда знать. – тихо проговорила Ан, от нечего делать, разгребая ногой песок. Девушки не услышали, или сделали вид, продолжая свое занятие:

— Суженый, ряженый, приди ко мне наряженный! – Ев, веселясь, вспомнила присказку, и вот они уже вдвоем причитали заклинание, перемешивая смехом, все громче и громче.

— Вот дурынды! Это у зеркала со свечой произносят. – крикнула им Ан.

— Интересно, чем это тебе не зеркало и свеча? – уже назло подруге, вторили: «суженый — ряженый, суженый — ряженый»…

Белые блики на воде колыхались и кружились в такт движений. Ев любовалась их игрой и меняющимся, сияющим рисунком, как вдруг, в морской черноте, проступил лик мужчины, чистый и добрый. Он отвернулся, но будто вспомнив нечто, вернул ей свой яркий взгляд. Ев вздрогнула. Его прекрасное лицо исказил ужас, а по мраморной коже потекли струйки крови.

Ев испуганно отогнала видение, ударив рукой по воде:

— Привидится же такое… — подумала она и, умыв лицо, подплыла к сестре.

— Сегодня Ивана Купала! — голос Вел, был спокоен, как у учительницы первоклассников, поясняющей трудное задание: — Сами древние боги велели искупаться в ночи. Иди, получи у природы свою часть красоты и вечной молодости. Смой с себя весь негатив, набравшийся за год. Скажи природе: «Здравствуй!» и она откроет тебе свои красоты.

— Мне моей хватит! – ответили с берега, и немного помолчав, продолжила: — Вообще-то на Ивана, через костер прыгали и венки плели.

— Венок, допустим, мы тебе сплести еще успеем. А вот над костром попрыгали бы, но после купания, – смеялись сестры.

— Девочки! Выходите уже, пляж совсем пустой. Поздно, холодно. Вы уже синие.

Девушки действительно отдавали синевой, а брызги воды, которые они поднимали, были бриллиантовыми.

— Синие? Как брюлики? – спросила Вел.

— Нет, как сосульки! А вы не думаете, что сегодняшней ночью вся нечисть идет купаться?

— Что?

— Разные, там, змейки…

— Ой!!! Смотри, Ан, возле тебя кто-то ползет. Осторожно!

— Где? – начала «танцевать» на месте девушка, оглядываться по сторонам, и истерически вопить.

— Нигде! — пока подруга прыгала и наигранно кричала, вертя головой во все стороны, Вел, незаметно, подбежала, взяла ее за плечи, реально напугав девушку.

— Я же говорю, Ан – ты трусиха! – продолжая плескаться, крикнула Ев. — А змейки спят, спят, спят!

— Зато в воде еще разные чудища плавают,  – парировала ей Ан, злясь на них и стараясь взять себя в руки, успокоиться.

— Сама ты — чудище! – ответила Ев и запела, вспомнив старую песенку:

«Эй! Моряк! Ты слишком долго плавал,

Я тебя успела позабыть.

Мне теперь другой по нраву дьявол,

Его хочу любить!»…

— А полотенце-то, мы забыли! – крикнула ей сестра.

— Выхожу! Бррр, холодно! Бежим!

****

«…Туман настигал ее, становясь все плотнее и колючей.  Она бежала и бежала, не видя вокруг себя ничего, кроме этого сбитого сгустка, все глубже запутываясь в нем, теряясь в направлениях. Страх начинал подбираться к горлу, сдавливая его настолько, что она, не только не могла позвать на помощь, но уже и дышать. Нежданно, сильная рука схватила ее за запястье, и вытянула на безлюдную площадь, старого, почти разрушенного города. Его бледное лицо тронула добрая улыбка:

— Все хорошо, солнышко, все хорошо! – Почти шепотом произнес он, обдавая щеку теплом, а жар руки его успокаивал. Захотелось прижаться, согреться. А он уже удалялся, унося с собой жаждущую ее мглу»…

Вел вскочила, тяжело дыша: — Сон, всего лишь глупый сон!

 

Похожие статьи:

Авторская прозаВеЛюр. Книга первая. Часть I. Глава 2 и Глава 3
Авторская прозаВеЛюр. Книга первая. Часть I. Глава 4, Глава 5, Глава 6
Авторская прозаВеЛюр. Книга первая. Часть I. Глава 7, Глава 8, Глава 9
Авторская прозаВеЛюр. Книга первая. Часть II. Главы 1-2
Авторская прозаПервая учительница
Комментарии (3)
Гуара #
26 апреля 2012 в 13:26 Рейтинг: +1
Это хорошо, с бодрым стартом)))
Vilenna #
26 апреля 2012 в 14:24 Рейтинг: +1
Спасибо!
Гуара #
26 апреля 2012 в 14:27 Рейтинг: 0
v

Свежее в блогах

Они кланялись тем кто выше
Они кланялись тем кто выше Они рвали себя на часть Услужить пытаясь начальству Но забыли совсем про нас Оторвали куски России Закидали эфир враньём А дороги стоят большие Обнесенные...
Говорим мы с тобой как ровня, так поставил ты дело сразу
У меня седина на висках, К 40 уж подходят годы, А ты вечно такой молодой, Веселый всегда и суровый Говорим мы с тобой как ровня, Так поставил ты дело сразу, Дядька мой говорил...
Когда друзья уходят, это плохо (памяти Димы друга)
Когда друзья уходят, это плохо Они на небо, мы же здесь стоим И солнце светит как то однобоко Ушел, куда же друг ты там один И в 40 лет, когда вокруг цветёт Когда все только начинает жить...
Степь кругом как скатерть росписная
Степь кругом как скатерть росписная Вся в траве пожухлой от дождя Я стою где молодость играла Где мальчонкой за судьбой гонялся я Читать далее.........
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет А я усмехнулся играя Словами, как ласковый зверь Ты думаешь молодость вечна Она лишь дает тепло Но жизнь товарищ бесконечна И молодость...