"Вижу нечто странное..." Часть 4. (Писульки Эспри де Л'Эскалье)

Esprit de L'Escalier Авторская проза 29 мая 2013 Рейтинг: +1 Голосов: 1 956 просмотров
 "Вижу нечто странное..." Часть 4. (Писульки Эспри де Л'Эскалье)

Роковые соседи, Часть 4

13. Постулаты Бора.

Пузончик, не шипи на меня и пропусти меня в гостиную!
Рамочка, он сидит на пороге, шипит на меня, как будто я враг ему и не пускает меня дальше коридора!
Федя, ты у Конюховых был?
Да, решали с ним одну проблемку.
У них ведь собака есть, тебя очень любит и всегда с тобой играет, верно?
Верно! Совершенно очаровательный собакевич! Они её Фима Сóбак зовут, по Ильфу и Петрову.
Она, собачка эта, прелесть! Но Пузон не терпит собак! У него с детства очень плохие воспоминания о собаках – одна его почти загрызла, когда он был месячным котёнком. Я его полуживым подобрала! Слава богу, выходила! Вот он и шипит на тебя, почуял нелюбимый запах! А Бубик и Микуха вообще от тебя спрятались у меня в постели! Тоже нюхом уловили, наверняка, что-то опасное!
Всё! Иду умываться, «отрекусь я от старого мира, отряхну его прах с моих ног»!
Федечка, откуда такие слова в твоём лексиконе?
Это, кажется, из «Рабочей Марсельезы» Кржижановского.
Ты посмотри, Федя, до чего в большевиках старой школы сидели заученные в гимназиях слова и обороты. Это же из Библии: «Отряхните прах с ног своих...», то есть навсегда расстаньтесь с этим местом… Так, примерно, говорится в Новом Завете. И слова из Библии они, незаметно для самих себя, втиснули в текст революционной песни!
Я слышал этот оборот, но думал, что он и придуман для этой песни…

Рамочка, опять ты лежишь и читаешь на диване! Ну, пожалей свои глаза (кстати, очень красивые, зелёные)!
Да, Федя, как зелёная болотная ряска в тихом омуте, где черти водятся...
Рамочка, что ты говоришь! Какая ряска? Какие черти? Ты, наверно, на комплимент напрашиваешься?!
Возможно! Соскучилась без оных.
Хорошо, потом!
Для тебя, Федя, как я погляжу, сказать девушке комплимент трудней, чем решить какую-нибудь научную проблему.
Да, верно… Идёт туговато… Но знаешь, Рамочка, иногда и у меня бывают просветления...
Да, Федя, бывают. Heinrich Heine сказал как-то про одного парижского знакомого, что «это сумасшедший, но со светлыми промежутками. В эти периоды он просто чрезвычайно глуп...»
Что ты смеёшься, Федя?
Понравилось. Наверно и у меня комплименты получаются неуклюжие...
Нееет. Бывают и «уклюжие»! Но это так, ассоциация… «с просветлениями»...
И за неё спасибо! Но всё равно, ты портишь глаза таким чтением! Села бы за письменный стол, там и лампа сильнее, и освещённость хорошая и правильная.

Федюша, за какой это стол мне садиться, если ты, говоря деликатно, вытеснил меня из моего рабочего кабинета, захватив его сам? В квартире, заметим, мне осталась только моя спальня-опочивальня, там письменного стола нет. И гостиная, стол и стулья в ней для чтения не подходят! Вот я и лежу на диванчике у торшера. А три кошки меня обложили со всех сторон и греют как грелки.

Если так, я ухожу из твоей рабочей комнаты, прости, в ней тихо и удобно работать, ну и я… Я ведь там и диванчик поставил, чтобы спать, если засижусь долго и вообще…

Ладно, Федя, ты же понимаешь, что я это не всерьёз!
Да, знаешь, что я читаю? Даниила Данина, «Бор» — биография его. Данин хорошо пишет, хоть иногда немного одностильно и монотонно..
И знаешь, Федя, а ведь Бор в молодости хотел быть испанцем!

Что за чушь! Откуда ты это взяла?

В книге написано.

Я её читал, но что-то не припоминаю такого!

Да вот же, Федя, Бор даже стих написал:

Я — испанец, я — в болеро,
Шпагой мой украшен бок.
Если б я вонзать кинжалы
В севильянок вечно мог!

Мой отец был инквизитор,
Жаждой крови я – в отца...
Вижу Солнце, Солнце, Солнце,
Солнце, Солнце! Нет конца!

В книге Данина значится: Перевод с датского – Вл. Рогова. Посмотри сам, если хочешь.

Бред какой-то, — возмутился Фёдор, — Бор был добрейшим человеком, он не мог написать такое!

А вот ещё один его стих, Федя, тоже в переводе этого Рогова, — невозмутимо продолжала Рамона, — и он называется: «Желание быть испанцем» — хочешь прочту:

Тихо над Альгамброй,
Дремлет вся натура,
Дремлет замок Памбра,
Спит Эстремадура.

Дайте мне мантилью,
Дайте мне гитару,
Дайте Инезилью,
Кастаньетов пару.

Дайте руку верную,
Два вершка булату,
Ревность непомерную,
Чашку шоколату.

Бросив на Рамону удивлённый взгляд, Фёдор увидел, что она читает стих, даже не глядя в книгу, а куда-то в пространство.

Закурю сигару я
Чуть взойдёт луна,
— декламировала Рамона, —
Пусть дуэнья старая
Смотрит из окна...

Подожди, Рамочка, извини. Ты что, эти стихотворения, вот только что прочла и сразу запомнила?

Конечно, Федя, ты же знаешь, у меня хорошая память на стихи.

Я ничего подобного не помню! Где это?

Вот, на странице 214! — Она помахала открытой книжкой, — и дальше Данин пишет, что Бор даже придумал себе испанское имя и титул: Нильс Бор Дель Рио Негро и Компостильос!
Представляешь, Федя, если бы Бор действительно был вот таким «испанцем», как бы назывались его знаменитые Постулаты?

Ну, Рамочка, как назывались бы? Да так же, «Боровские Постулаты»!

А вот и нет! Кратко, не перечисляя всех его имён: «Бор-Дельные Постулаты»!
И тогда тебя никто бы не обругивал, и «бордельным физиком» не обзывал!

Рамочка!!!
Ты всё это выдумала?! Ничего подобного в книге Данина нет?! Никаких испанцев!!!
...................................
А стихи откуда?

Валерий Брюсов, «Подражание Бальмонту» и Козьма Прутков, он же – граф Алексей Константинович Толстой и братья Жемчужниковы.

Рамочка, ты – гениальный импровизатор, тебе в театре или кино надо быть, актрисой! Или иллюзионистом-мистификатором, у тебя это как-то легко получается.

Спасибо, Феденька, подумаю ...
Кто идёт первым в душ – ты или я? Бросаем жребий, как всегда?

Рамочка, ты же последние одиннадцать дней подряд выигрывала идти первой!
Это нечестно! И с теорией вероятностей не согласуется!

Федя, бросал монетку, между прочим, всегда ты! Значит я обладаю способностью к телекинезу? А, может быть, я — просто очень яркая «сингулярность» и ко мне правила статистики неприменимы? Я тоже — тот особый случай, когда законы вероятности не соблюдаются!
Ну, что, бросаем монету?...


14. Об искателях истины.

Отыщи всему начало, и ты многое поймёшь.
Козьма Прутков

Федя, — спросила Рамона, когда они остались вдвоём в её квартире, — Ты помнишь фильм, который мы видели на днях? В кинолектории Дома Литератора?

Альфреда Хитчкока? «Vertigo» — «Головокружение»? Вообще-то надо было назвать фильм «Акрофобия» — высотобоязнь, а не «Говокружение». Конечно помню. Мне он кажется слабоватым, Рамочка, — сюжет надуманный, много искусственности, слабее других его фильмов, ну, вот, «Алиби», скажем, или «Frenzy — «Бешенство», «Заднее окно», «Поймать вора».
А тут, ну, какой это детектив, если он высотобоязнью страдает? Да все преступники от него, чуть что, в первую же подворотню и на верхние этажи
бегом, а он – не может!
И ещё: как муж-убийца втаскивает свою жену, от которой хочет избавиться, инсценировав самоубийство, на эту колокольню? И она не сопротивляется, не кричит?.. Очень много надуманного!

Кстати, ты не сердишься, что я зову тебя ласково, Рамочка?
Знаешь, иногда в музее видишь красивую картину, но в некрасивой раме, а иногда наоборот, рама — красивая, а картина – слаба. А вот ты – и красивая картина и в красивой Рамочке!

Ну, Федюша, спасибо, ты, вижу, уже комплименты научился говорить! Прямо прогресс. Кстати, если уж ты начал сравнивать меня с картиной, то добавь по-брежневски: Картина, товарыши, живописная, бохатая содержанием, картина, товарыши, дорохая! Не «Врубель»!..
Откуда эта манера у тебя вдруг, комплиментами изъясняться? Небось, тайком художественную литературу изучаешь и там красивые выражения подыскиваешь?

Изучаю – да, читаю взахлёб. Надо было это читать мне лет на пятнадцать раньше, не задавал бы себе и другим таких идиотских вопросов. А насчёт «Рамочки» – это я сам, честное слово, придумал!
Так что ты хотела сказать?

Хотела я сказать, что верно, Федя, как всегда, логика у тебя – безупречна, надуманно! Но ты, не знаю, может быть, не почувствовал, что в этом фильме есть ещё и подтекст, который, мне кажется, имеет гораздо более глубокий смысл, чем «внешнее», прямое впечатление о нём.

Мораль — не становись детективом, если боишься высоты???

Нет, Федя, Джеймс Стюарт играет человека, психически неустойчивого во второй части фильма, заметил?

Конечно, и неуравновешенность его всё время нарастает там!
Не понимаю только, зачем Хитчкок взял Ким Новак на женскую роль, она выглядит прямо вульгарно! У него, вообще -то, пристрастие к красивым блондинкам: Грейс Келли, Типпи Хедрен...

А Ким Новак в первой половине вовсе не вульгарна, а во второй, Федя, она должна быть такой, ведь раньше она играла роль благородной, несчастной женщины со склонностью к самоубийству! По словам её мужа...

Так, Рамочка, к чему ты всё это клонишь?

А клоню я к тому, что герой фильма во второй части буквально одержим идеей, на первый взгляд, вполне понятной и логичной — разобраться в трагедии, которая произошла, как он думает, по его вине, косвенно, из-за его высотобоязни!

Ну, так эта идея явно выражена, никакого подтекста, всё бросается в глаза. Рамочка! Где ты увидела этот скрытый смысл?

Подожди, не прыгай, Федя, не спеши! Что происходит в фильме? Он нападает на след! Он же детектив, что-то его мучит, что-то ему неясно, он ищет ответы на терзающие его вопросы? Правильно?

Пока, правильно, ну и что?

В конце концов – он добивается своего, Федя, он получает исчерпывающий ответ на ВСЕ вопросы, которые он сам себе задавал, верно?

Верно, он воспроизводит сцену убийства жены его друга, выдаваемого за самоубийство, а Ким Новак его подло разыгрывала, изображая жену его друга, ну и что, Рамочка, не тяни!

Я, Федя, не тяну, а подготавливаю тебя к одной мысли, которая мне пришла после фильма, сразу, в конце его.
Федя, герой добивается правды, он раскрывает все тайные механизмы и пружины, стоявшие за этим случаем! Он понял всё! Не так ли? Но вот главный и, мне кажется, скрытый смысл этого фильма – КАКОЙ ЦЕНОЙ??? Ведь в начале, мы видим, что эта загадочная женщина, за которой он должен просто следить, внушает ему чувство сострадания своим видимым одиночеством, своей склонностью к самоубийству, затем он просто влюбляется в неё. ( Всё, или почти всё это, было запланировано его «другом – убийцей» и успешно разыграно его, мужа, любовницей, Ким Новак) Но мы же видим, что он, герой, продолжает её любить и потом, когда встречает её в виде какой-то вульгарной девицы случайно на улице, ты согласен со мной, Федя?

Рамочка, я понял тебя! Ты хочешь сказать, что цена, которую герой заплатил за свою страсть к правде, непомерна высока?

Это даже не цена и не оплата, а расплата, Федя!
Как поёт Томский в «Пиковой Даме»:
Их смело поставив,
Одну за другой,
Вернула своё...
Но какою ценой?...
Его неумеренное желание добраться до самого дна, понять всё, узнать тайну механизма, в который он несчастно попал, привели его к краху! Он узнал тайну, он докопался до правды и потерял, теперь уже навечно, любимую женщину! Погубил её своими руками! А ведь если бы он не был в таком иступлении, если бы не тащил героиню снова на эту колокольню, если бы умерил своё желание стопроцентно точно, экспериментально, убедиться в своей правоте, они бы нашли, наверно, какой-то способ примириться, ведь и она тоже любила его!
Вот и вижу я, Федя, к чему приводит непомерная жажда во всём разобраться до конца, до последней капельки истины!
И Фердинанд Грау в «Трёх товарищах» говорит тоже нечто подобное:
«Знание делает человека свободным, но несчастным...»

Рамочка, я понял, какой скрытый смысл ты уловила в этом фильме, правда, я не уверен, что сам Хитчкок вкладывал его в своё произведение, да это и неважно, если искусство вызывает эмоции и мысли, даже исходно не запланированные автором, что ж, честь и слава автору, его подсознательной интуиции, что ли...

Федя, я подумала ещё об одной тривиальнейшей истине, которая у всех на устах, что, де, обманутый муж узнаёт об измене жены последним.

Ну, Рамочка, это как раз естественно, она же заинтересована скрыть это в первую очередь от него!

А вот я думаю, Федя, что это происходит не только поэтому! Муж сам не хочет об этом знать!
Но притворитесь! Этот взгляд
Всё может выразить так чудно!
Ах, обмануть меня нетрудно!..
Я сам обманываться рад!

Не выражай лицом тревогу, Федюша, к нам этот эпизод не относится!
Муж, который продолжает любить её, или хочет сохранить привычно налаженный быт, детей, сам будет избегать этого всеразрушающего знания! Он исходит из других приоритетов – лучше ложь, но стабильность в семье и, даже, в чувствах, чем яркая, ясная и испепеляющая всё дорогое ему правда!
Тьмы низких истин мне дороже,
Нас возвышающий обман...

Ладно, Рамочка, какое это имеет отношения ко мне, ведь, я знаю тебя, ты не просто так затеяла эту беседу?
Федя, ты и Франц мне напоминаете...

Понял, героя фильма, да? Рамочка, будь честна, я хоть раз поинтересовался чем-то, о чём ты не хочешь говорить? Я лез к тебе в душу с занудливыми вопросами? Что? Где? Как?

Нет, Феденька, иначе бы мы вообще не стали теми, кем мы стали… Я не говорю о тебе и о себе, а о тебе, Франце и вашем исследовании!

Понял! Великолепно! Закроем науку, закроем людям глаза, уши, зальём мозг бетоном, чтоб меньше думали! Верно? Средневековье! Маразм! Все всем довольны и не любопытны! Никаких вопросов! Ты знаешь, Рамочка, Жолио-Кюри, он был коммунистом, убеждения весьма просоветские, правда? А он как-то сказал, что если учёный и знает, что в результате его исследования даже всему человечеству будет причинён ущерб, он всё равно от него не откажется! Есть, наверно, такие мозги, — к счастью, может быть, их очень мало, — которые не могут не думать! Это их Modus Vivendi! Cogito — ergo sum! Мыслю — значит существую...
Рамочка, что с тобой?

Федя, прошу тебя, никогда больше не произноси эту мерзкую фразу! Не могу её слышать! Прошу, больше никогда!

Рамочка, что ты, чем это латинское выражение кажется мерзким тебе? Это же фраза Рене Декарта, великого французского философа, математика, физика, натуралиста..

Великого садиста и мрази, к тому же, добавь, Федя!

Не понимаю, о чём ты говоришь?

Федя, ты знаешь, что я – вегетарианка? Это то немногое, что у нас с Борярой общее. И Декарт мне омерзителен
Федя, ты всем своим студентам на лекциях и мне (не только на лекциях) твердишь, что надо ДУМАТЬ, а не ОБЪЯРЛЫЧИВАТЬ! То есть стараться мыслить самостоятельно, не подаваясь каким-то общепринятым доминантным идеям, догмам, господствующим в каком-то кругу (ты, конечно, имеешь в виду – в науке).
Так примени и к себе этот призыв.
Как это сказал Цицерон в своей заметке «О природе богов»? Федя, подай мне, пожалуйста, вон ту книжку с полки — «Речи Цицерона». Спасибо, где эта фраза, сейчас найду… Вот:
Non pudet physicum, id est speculatorem venatoremque naturae, ab animis consuetudine imbutis quaerere testimonium veritalis.
Не стыдно ли физику, то есть исследователю и испытателю природы, искать свидетельство истины в душах, порабощённых обычаем!
Не повторяй за другими глупости или заведомую ложь только потому, что она общепринята! ЧТО ты лично знаешь о Декарте, чтобы так высоко его ценить?

Ну, он создал целые разделы математики, философские принципы…
Ты права, Рамочка, я мало знаю о нём, но твоя бурная реакция — явно преувеличена! Прямо вагнеровская Валькирия!
Федя, я очень ценю твоё знание оперы Вагнера. На днях я слышала, как ты, сидя в кабинете, вдруг начал даже насвистывать знаменитый «Полёт Валькирий». У тебя хороший музыкальный слух.
А… я вспомнил, почему! У меня тогда мыслишка мелькнула, что сингулярность эта, может быть, пульсирует. Я эту идею через пол-часа отбросил – что-то не сходилось. Но тогда мне она показалась перспективной. Вот я и начал исполнять тоже, что-то «пульсирующее». Правда, Рамочка, этот полёт написан талантливо, какая-то периодичность звуков, взмахи крыльев, вибрации рассекаемого воздуха? А теперь мне кажется опять, что в этих пульсациях всё же есть что-то здравое...
Федюша, я о том, что вагнеровская Валькирия здесь непричём! В скандинавской мифологии, Валькирии – это воинственные богини-девы, помогающие героям в бою и уносящие души погибших в рай, Вальгаллу, и там их увеселяющие. Прослеживается явное сходство с мусульманскими семидесятью двумя гуриями...
Ты же хотел назвать меня, за мою бурную реакцию – фурией! Фурии или Эринии в греко-римской мифологии – богини мщения и кары.
Не знаю, Рамочка, мне кажется, что ты сейчас — именно Валькирия, и крылья у тебя из острых железных перьев, так и режешь ими наши привычные трафареты мышления...

Возвращаюсь к Декарту.
Федя, я читала его биографию, его труды, с омерзением, но читала. И интересовалась его жизнью. Занятие, скажу, мерзкое, но полезное для меня!
Декарт родился в 1596 году, через четыре года после смерти Мишеля Эйкема Монтеня, слышал о таком? Так вот, Мишель Монтень был, кроме, может, Франциска Ассизского, единственным человеком в те жестокие времена, который призывал к любви и состраданию к животным. Он об этом пишет в своих «Опытах». А Декарт уже после него провозгласил нечто иное: животные, это, де, вообще, машины, мёртвые механизмы, лишь имитирующие видимость жизни! Они не живые, так как они НЕ МЫСЛЯТ, а значит не существуют (по смыслу, как живые существа!). Интересно, конечно, как мёртвые машины ухитряются имитировать видимость жизни, не имея ни чувств, ни разума для этого имитирования. Но эта тварь, я имею в виду Декарта, о таком и не задумывается! Ему нужно декларативно объявить животных машинами, вот он придумал и псевдофилософию и этот поганый лозунг! Декарт, Федя, учился в иезуитской школе, бежал из Франции в Голландию, потом бежал из Голландии в Швецию, где и сдох! Он был патологическим садистом, Федя, (даже по тем временам) не очень вяжущимся со титулом аристократа. И, чтобы оправдать свою позорную и неодолимую страсть к мучительству, он и придумал целую философию о духе и машине. В человеке, де, есть дух, есть божественная искра и он мыслит, а значит живёт. А в животных её нет! Значит они машины и их можно резать, жечь, терзать любыми методами, а их крики ужаса и страданий, это, де, лишь имитация! От него пошёл подхваченный другими садистами метод вивисекции — знаешь, что это такое: операции и опыты на живых животных! От него! Ну, нравится тебе этот замечательный Рене Декарт?

Рамочка, я этого не знал! Нет, не нравится мне это, но он действительно многое сделал для науки...

Федя, какое мне дело до его математических способностей и прочих талантов...
Кроме того, Федя, примени здесь ты сам свою логику, без меня, «истеричной и чересчур чувствительной девицы», как ты, наверно, думаешь сейчас.

Рамочка, я ничего подобного не думаю!

Ладно, итак, примени свою безупречную логику. Принимаем изречение Декарта за истину, аксиому, и начинаем применять её на практике, для анализа, хорошо?
Чем руководствуются в своих повседневных делах, день за днём, год за годом, век за веком, тысячелетия за тысячелетиями, большинство людей, человечество, так сказать, пять с лишним миллиардов? Инстинктами и рефлексами чисто животного происхождения! Каковы наивысшие приоритеты у этого подавляющего большинство «мыслящих» существ – хорошо пожрать, хорошо выделить отходы обмена, хорошо переспать с партнёром или партнёршей, наплодить себе подобных, а как же, «продолжение рода», продолжение МОИХ генов! Что ешё входит в их высшие приоритеты? Или я клевещу на человечество, оно, всё как один, размышляло и продолжает это делать теперь — о проблемах мироздания, о вопросах философии и смысле бытия, об этике, о сохранении той среды, которую эти пять миллиардов, тупо и беспощадно гадя в неё, уничтожают? НЕТ! НЕТ! НЕТ!
Всё их «мышление» только и занято тем, как получше обслужить эти самые чисто животные потребности! Так могут ли они вслед за Декартом сказать: Cogito — ergo sum? Опять, нет! Non cogito-ergo sum, НЕ мыслю, значит существую! Вот, что может смело сказать о себе большинство! А в Советском Союзе времён Сталина, это, вообще, звучало бы так: Incognito-ergo sum! Неизвестен – значит существую! Следовательно, получается, мыслит один Декарт? Все остальные, большая часть человечества, под его определение не подходят?
Отлично! Давай возьмём и проверим это самое мышление у него, у Декарта. Скажи мне, ДОБРОТА, она запрограммированна в природе, в генах, она носит чисто животное происхождение или это какое-то отклонение от нормы? Если – да, запрограммирована, то неясно, как все хищники за сотни и сотни миллионов лет вообще не сдохли от истощения, ведь добрый хищник не будет есть и терзать другое животное? Или это, может быть, чисто человеческое качество, именно и выделившее людей из животного мира? Опять – чушь, все эти пред-прачеловеки тоже сдохли бы от голода и никаких «разумных» людишек, Homo Sapiens, не возникло бы! Так вот, доброта, сострадание – это явно не заложенная в генах наследственность от наших предков, рептилий и плотоядных хищников. Это качество целиком антиживотное! А вот свирепость, бессердечность, жажда набить желудок любой ценой, причём убийство другого существа – не только разрешено для этой цели, но прямо инстинктами указывается – делай так, вот эти качества – ясно древнейшие и сильнейшие, заложенные и в людях! Декарт — садист, жестокость – это его способ удовлетворить потребность в мучительстве и убийстве слабых – сильных боязно, сильные ведь и сами тебя, Декарта, на шницель могут пустить! Значит своим садизмом Декарт доказывает, что он — существо тоже, чисто животное, бездумное, немыслящее, мёртвая машина, запрограммированная на жестокость и бесчувственность – вот и давайте начнём с него его же уроки вивисекции! Он тоже не мыслит, а значит не существует!

Завтра создадут бездушных роботов, которые будут талантливей людей в той же математике, ну и что? Уже сейчас компьютеры совершают простейшие логические операции в миллионы раз быстрее человека. Ты их за одно это запишешь в ЛЮДИ? Он, Декарт, может и был способной в каких-то областях знания машиной, да вот человеком он никогда не был!

Возвращаюсь к нашей теме.
Я не предлагаю закрыть науку, хотя есть мне что сказать и об этой старой шлюхе!
Тихо! Не полыхай гневом и не мечи в меня молнии, как Зевс! Ты не Зевс!
И я не призываю тебя превратиться в тупое и нелюбопытное существо. Логически, опять, ты прав, но кроме логики должно быть ещё и чувство в науке, не знаю даже как это назвать… Чувство меры, что ли?

А у нас с Францем, Рамочка, как раз и есть вот это самое «чуйство».
Ты сама слышала, как мы говорим друг с другом: Франц мне говорит: « У меня чувство, Федия, такое-то и такое-то».
А я ему отвечаю, что я, вот, чувствую что-то иное или то же, как он, схожее!

Федюша, завершим беседу, она становится бесконечной. Ты делаешь вид, как будто не понимаешь, что я говорю. Я устала.
Помни только, что узнать правду и понять всё – не всегда есть благо...


15. Рóковые соседи.

Мир, должно быть, имеет форму пирамиды,
так как самая большая его часть – дно!
Станислав Ежи Лец

— Ухты! Какой роскошный букет роз, Армстронг или Суперстар? Коробка шоколада и ещё два ананаса!? Уж не Боряра ли тебя навещает в моё отсутствие?
— Хорошая идея, Федечка!… Армстронг!.. Намекну ему, что с нетерпением жду продолжения…
— Но откуда он в Москве зимой достал ананасы?
— Наверно соплеменники из Папуа прислали. Прослышали, видно, что

«На севере диком стоит одиноко Ein Fichtenbaum steht einsam
Боряра на голой скале. Im Norden auf kahler Höh’,
И дремлет, качаясь, и снами далёко, Ihn schläfert, mit wei;er Decke
И снега убор на челе. Umhüllen ihn Eis und Schnee.

И снится ему, что в пустыне горючей, Er träumt von einer Palme,
В том крае, где солнца восход, Die, fern im Morgenland,
Как он одинока, на дюне сыпучей Einsam und schweigend trauert
Прекрасная пальма растёт», Auf brennender Felsenwand.

В общем, по-простому, снится ему «Знойная женщина – мечта поэта...»
Оно и понятно, замерзает, один-одинёшенек, «среди торосов и айсбергов, вайсбергов, айзенбергов, всяких рабиновичей», без пальм, без кокосов, без глютаминов и витаминов!
Вот и решили собратья — аборигены подкормить бедного.

— Рамочка, бойся папуасов, приносящих ананасов!

— Если ты, Федя, твёрдо решил стать Лаокооном, предупреждавшим троянцев об опасности, то мне тогда остаётся лишь роль змеи… Пожалуй… даже двух!
Спасибо тебе, дорогой. Итак: «Цели — ясны, задачи — определены, за работу, товарищи!» Но, прежде, чем удушать, я должна и утешать: эти «дары» принёс не Боряра, увы, а соседи-химики с третьего этажа с глубокой благодарностью. Мне – цветы, уж не знаю за что, а тебе — всё остальное, видимо.
— А ты меня с ними как-то познакомила. Помнишь, мы вместе в лифте ехали?
— Да, очень интеллигентные, приличные люди…

— Между прочим, Федя, ты невзначай переиграл самого Шекспира. У нас с тобой роли теперь распределились, как в «Отелло», только наоборот: не он душит Дездемону, а она его! Интересная коллизия, гораздо необычней, чем в оригинале! Ну, что, скажи, может быть заурядней ситуации: дикарь-мавр душит сильными, грубыми руками беззащитную белую женщину. Nothing unusual! А вот нежная, хрупкая блондинка, эдак запросто своими тонкими ручками удушающая мускулистого военноначальника, это смотрелось бы с явным интересом! Мне этот сюжет нравится! Нечто явно атипичное…

— А, всё же, чем ты им помог?
Ерунда, Рамочка! Месяца два тому назад встретил её у лифта и она выглядела совершенно измученной. Я спросил, в чём дело? И она тогда рассказала мне, что их соседи сверху утром, днём и ночью пускают «рок» на полную мощность. Они и с ними пытались по-человечески договориться, и в домоуправление жаловались, и раз милицию вызывали даже, ничего не помогает, смолкают на пару дней и снова грохот. Куда идти? В суд? Они оба научные работники, химики, ни сна, ни покоя и видно, с этим хамьём бессильны справиться. Я подумал, вот бы Райкина сюда, с его «Волшебной силой искусства», а потом, сразу, пришла мне в голову идея, что я сам мог бы быть «Райкиным»! Он ведь там просто прекрасен!
Ты, Федечка?
Да! Я – «худой и красивый» по твоим словам, а также Эллочки Щукиной.
Да, Федя, тебя, на ВДНХ как образец непрерывно растущего благосостояния советских людей, не выставишь.
Но, кроме того, в тебе ничего хулиганско-бандитского нет, и артист ты тоже, не очень...
Нет, Рамочка, конечно, ты права, не в таком прямом смысле. Я подумал, что хамство надо выбивать хамством.
Зашёл к ним в квартиру – они по ту сторону лифта, до нас этот шум не доходит и этажи разделяют. Как раз эти подонки у них вверху опять грохот свой включили. Знаешь, я прямо взбесился! Тупые удары в одном ритме на протяжении получаса, сойти с ума можно, они ещё очень терпеливые люди, я бы схватил сковороду побольше и побежал бы их всех наверху крошить!
Как Самсон, ослиной челюстью тысячи филистимлян перебил, да?
Вот именно! И если бы королева английская, Елизавета Вторая, хоть день пожила бы в квартире химиков, она бы ни за что не дала бы «Битлзам» рыцарского звания, а прямёхонько отправила бы их в Тауэр!
Я, вообще, заметил, чем примитивней человечек, тем больше тянет его ко всяким шумовым эффектам. Как будто создавать вокруг себя оглушающий шум удовлетворяет его потребность в самоутверждении.

А ты, Федюша, что, не замечал это раньше? Примитивность и хамство почти всегда идут рядом. А шум вокруг себя, это из них, наверно, страх смерти прёт. Не переносят тишину (думать-то, не привыкли) – всё им подсознательно кажется, что тишина связана с могилой и кладбищем. Вот они себя и подхлёстывают (как водкой или наркотиками) грохотанием и шумом, для них – это признаки жизни! Их жизни, а чужие жизнь и покой – этих понятий для таких тварей просто не существуют! Недоступно их пониманию!

В общем, стал я тогда думать, что делать. Спросил у них, что они пока делают? Отвечают, мол ставим классическую музыку, но разве классика может заглушить эти тупые удары? Да и невозможно так громко ставить – мешают другим и сами не могут такую громкость выдержать.
Я — не акустик, но решил подумать и просчитать одну идейку. Задача ясна: создать максимальный уровень «контрмузыки» у сволочей-соседей, не страдая самим от избыточной силы звука. Начал считать – чистая теория ведь. Получилось, что надо взять мощные динамики, заключить их в две звукоизолирующие полусферы и плотно прижать к потолку. Потолок – бетонная плита толщиной 28 -32 см. Динамики у них были, усилитель тоже, осталось соорудить звукоизоляторы. Взяли большие пластмассовые миски, наполнили их поролоном, ватой и тряпками, бортик – обклеили поролоном тоже, разместили в гостиной и спальнях и прижали их к потолку. На каждый динамик по две миски, причём одна с динамиком, — входит свободно в другую – двойной акустический барьер. Обе с поролоном внутри для поглощения звука.
Федя, прости, что перебиваю, два вопроса:
Почему по две миски-звукоизолятора, а не больше, скажем, три-четыре, последовательно увеличивающиеся по размерам, – ведь тогда и изоляция лучше?
И как «прижали» их к потолку? Присосали? Приклеили? Примагнитили?

Две – я подсчитал, это оптимально! Больше мисок мало что даёт – часть излучаемого в потолок звука всё равно, отражаясь от верхней границы, «их» пола, попадает обратно и, кроме того, сам потолок тоже проводит звуки не только «поперёк», но и «вдоль», то есть работает как колеблющаяся мембрана. В общем, получилось, что процентов 90 – 95 звуковой энергии проходят в верхнюю квартиру, а 5-10 попадают обратно к нам в комнату. Так что ниже определённого уровня снизить возвращающийся звук нельзя.
А прижали просто: соединили твёрдой трубкой две палки щеток и они, как колонны, прижимали излучатели со звукоизоляцией к потолку. Они хотели на книжные полки поставить, но я отсоветовал. Потолок – мембрана лежит на стенах – опорах, максимум передачи будет не у точек опоры, а поближе к центру свободно провисающей мембраны и в местах, где могут возникать пучности стоячих волн.
Начали облучать верхних сволочей! Трудность-то, конечно, создать сильную помеху их работающим динамикам! Звук, ИХ раздражающий!
Когда у них тихо, Федя?
Нет, как раз тогда, когда у них «громко»!!! В том-то и вся идея!
Ну и что? Разве это реально?
Сработало! Те сначала не могли понять, что это за громкая классика (у наших химиков других лент нет) «вмешивается» в их рок??? Потом поняли. Сняли свою громкость. Наши тоже уменьшили. Они снова – грохот. Наши тоже – громкость максимальную! Так начали их «воспитывать». Мол, пока у вас – грохот, извольте вместе с нашей классикой! (Им, верхним, «Токката и фуга» Баха особенно не нравилась!) За пару недель, когда бы те ни включали, наши химики — им в ответ. Конечно, в их комнатах было несколько шумновато, я предупредил – потерпите немного! Через пару недель – наверху всё стихло! Через неделю – те опять попробовали, думали у нас что-то испортилось, ведь пока те не шумели, наши тоже соблюдали тишину! Наши тут же им опять врезали! Теперь – тишина! Ставят свой рок – но предельно тихо и с наушниками, наверно. Что и требовалось доказать!
Как сказал Остап Бендер: Фанера, как известно из физики, – лучший проводник звука!


Похожие статьи:

Авторская прозаВеЛюр. Книга первая. Часть I. Глава 1
Авторская прозаВеЛюр. Книга первая. Часть I. Глава 2 и Глава 3
Авторская прозаВеЛюр. Книга первая. Часть I. Глава 7, Глава 8, Глава 9
Авторская прозаВеЛюр. Книга первая. Часть I. Глава 4, Глава 5, Глава 6
Авторская прозаВеЛюр. Книга первая. Часть II. Главы 1-2
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Свежее в блогах

Они кланялись тем кто выше
Они кланялись тем кто выше Они рвали себя на часть Услужить пытаясь начальству Но забыли совсем про нас Оторвали куски России Закидали эфир враньём А дороги стоят большие Обнесенные...
Говорим мы с тобой как ровня, так поставил ты дело сразу
У меня седина на висках, К 40 уж подходят годы, А ты вечно такой молодой, Веселый всегда и суровый Говорим мы с тобой как ровня, Так поставил ты дело сразу, Дядька мой говорил...
Когда друзья уходят, это плохо (памяти Димы друга)
Когда друзья уходят, это плохо Они на небо, мы же здесь стоим И солнце светит как то однобоко Ушел, куда же друг ты там один И в 40 лет, когда вокруг цветёт Когда все только начинает жить...
Степь кругом как скатерть росписная
Степь кругом как скатерть росписная Вся в траве пожухлой от дождя Я стою где молодость играла Где мальчонкой за судьбой гонялся я Читать далее.........
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет А я усмехнулся играя Словами, как ласковый зверь Ты думаешь молодость вечна Она лишь дает тепло Но жизнь товарищ бесконечна И молодость...