Беседы с Весельчаком. Часть 14 (Писульки Эспри де Л'Эскалье)

Esprit de L'Escalier Авторская проза 25 марта 2013 Рейтинг: 0 Голосов: 0 1392 просмотра
 Беседы с Весельчаком. Часть 14 (Писульки Эспри де Л'Эскалье)

Мученица Принцесса Ламбаль.

 



Мария-Тереза-Луиза де Ламбаль
(Marie Thérèse Louise de Savoie-Carignan, princesse de Lamballe)
Каждая медаль имеет, как известно, обратную сторону. Обратной стороной Великой Французской революции 1789 года был революционный террор — массовое истребление заговорщиков и контрреволюционеров, а заодно и всех, на кого падало подозрение в соучастии или сочувствии.Смерть принцессы де Ламбаль во время сентябрьской резни 1792 года была особенно ужасной. Чем объяснить то неистовое и почти патологическое ожесточение, с которым толпа расправлялась с телом несчастной?·

"Тайна мадам де Ламбаль"

Автор: Олег Коновалов
Статья даётся с сокращениями.

КРОВАВАЯ РАСПРАВА
В своей «Истории французской революции» известный историк Жюль Мишле описывает эти события следующим образом:«Это горемычное тело волокли через весь Париж. Изуродованные половые органы, отсеченные ударом сабли, были, как военный трофей, водружены на пику. Отрубленную голову с развевающимися волосами и вырванное сердце ликующая и опьяневшая от крови толпа несла, нацепив на пики, подобно войсковым штандартам. Шествие направлялось к Тамплю, тюрьме, где была заключена королева Мария-Антуанетта, дражайшая подруга растерзанной принцессы».Накануне, 2 сентября 1792 года, собранный второпях народный трибунал, заседавший в тюрьме Форс, вершил свой жестокий суд. Несколько палачей тут же, на улице, в окружении толпы, приканчивали приговоренных ударами сабель, пик и дубин. За четыре дня в Париже было казнено 1300 человек. Это были в основном аристократы, непокорные священники и прочие «преступники». Одной из казненных была принцесса де Ламбаль, важная фигура старого режима, дочь принца Савойского, невестка богатейшего герцога де Пантьевра, фрейлина Ее Величества, главный управляющий королевского дома. Трибунал, наспех просмотрев найденные при ней бумаги и письма, признал ее виновной в контрреволюционном заговоре. Бежавшая за границу 21 июня 1791 года мадам де Ламбаль, узнав об аресте и перевозе королевской семьи из Версаля в Тюильри, 4 ноября того же года вернулась в Париж. Роялисты расценивали этот шаг как высшее проявление мужества и душевного благородства, в то время как республиканцы усматривали в возвращении «интриганки» и «заклятого врага Революции» подготовку контрреволюционного заговора.Приводимое ниже описание ее казни, судя по стилю повествования, принадлежит перу человека из роялистских кругов.«Первый удар сабли сбил с ее головы чепец, и длинные белокурые волосы рассыпались по плечам. Второй удар рассек ей лоб до глаза, и хлынувшая кровь мгновенно залила ее платье и волосы. Теряя сознание, она стала оседать на землю. Но толпе хотелось продолжения зрелища. Ее заставили подняться и идти по трупам. Она снова упала. Вероятно, она была еще жива, и некто Шарла, решив ее прикончить, нанес ей удар дубиной. И, как бы дождавшись своего часа, толпа с остервенением набросилась на тело, полосуя его саблями, протыкая пиками, пока оно не превратилось в окровавленный и бесформенный обрубок. Насилие и кровь опьянили толпу, ее ненависти, казалось, нет предела. Подручный мясника, мальчишка по прозвищу Осел, нагнулся над трупом и отрезал голову огромным мясницким ножом».Описание этой жуткой сцены в одном из писем графа де Ферсана от 19 сентября 1792 года не слишком отличается от предыдущего:«Перо не в силах описать подробности казни мадам де Ламбаль. Ее терзали самым жутким образом в течение восьми часов. Вырвав ей грудь и зубы, ее около двух часов приводили в сознание, оказывая ей всяческую помощь, и все это для того, чтобы она могла «лучше почувствовать смерть».Потрясая жуткими трофеями, кортеж отправился в путь. К ногам трупа привязали веревки и поволокли его по мостовым, сначала к парижской резиденции принцессы, затем к Тамплю, где была заключена королевская семья. Один из очевидцев описывает этот кортеж следующим образом:«Какой-то негодяй нес на острие пики голову с белокурыми волосами, слипшимися от крови. У второго, следовавшего за ним, в одной руке было окровавленное сердце жертвы, в другой — ее внутренности, причем кишки он обмотал вокруг запястья. Монстр похвалялся, что сегодня за ужином он попотчует себя сердцем принцессы де Ламбаль!»Рассказы республиканцев повторяют описание этих сцен с теми же жуткими деталями. Один из членов муниципалитета оставил следующее описание кортежа:«Два типа волокли за ноги обнаженный и обезглавленный труп принцессы де Ламбаль со вспоротым до груди животом. Перед Тамплем шествие сделало остановку. Изуродованное тело водрузили на шаткий помост, стараясь придать ему достойный вид. Все это делалось с таким хладнокровием и деловитостью, что наводило на мысль: в своем ли уме эти люди? Справа от меня один из главарей размахивал пикой с насаженной на нее головой мадам де Ламбаль, и всякий раз ее длинные волосы касались моего лица. Слева другой, еще более ужасный, с огромным ножом в руке, прижимал к груди внутренности жертвы. За ними следовал огромного роста угольщик, несший на острие пики клочья пропитанной кровью и грязью рубахи».А вот отрывок из другого рассказа, как бы дополняющий предыдущий:«Быстро разыскали цирюльника, чтобы принцесса, как ей подобает, предстала перед королевой в пристойном виде. Он должен был отмыть слипшиеся от крови волосы, уложить их и припудрить, как того требовал придворный этикет. Щеки были нарумянены по моде того времени. «По крайней мере, теперь Антуанетта сможет ее узнать», — насмешничали в толпе».Подойдя к Тамплю, толпа потребовала, чтобы королевская семья появилась в окне. Ей не терпелось, чтобы Мария-Антуанетта взглянула на то, что осталось от ее любимой подруги. Молодой офицер муниципальной гвардии передал это требование королю. Услышав это, Мария-Антуанетта лишилась чувств. А толпа у Тампля неистовствовала, требуя выдачи головы королевы. Затем кортеж отправился в Пале-Рояль, чтобы показать труп принцессы герцогу Орлеанскому, ее деверю. К семи часом вечера утомившаяся и насытившаяся эмоциями толпа освободилась от тела, бросив его в котлован строящегося близ Шатле здания. На рассвете тело принцессы удалось, наконец, предать земле на Кладбище подкидышей.ФАНТАСМАГОРИЧЕСКАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ ТРУПАВсе эти многочисленные кровавые детали есть не что иное, как средства выражения той ожесточенной борьбы, которую вели между собой главные действующие лица революции и их противники. То, что мы читаем у Мишле и у других очевидцев событий того времени, это варианты одного и того же рассказа, передовавшегося из уст в уста в сентябре 1792 года и обраставшего все более ужасными подробностями. Наиболее близкими к истине следует считать протоколы допросов и постановления трибунала, в которых происходящее зафиксировалось бесстрастно, а следовательно, более объективно.И суд, и казнь были, безусловно, слишком поспешными. В протоколе секции санкюлотов, заседавших в Сент-Антуанском предместье, не упоминается о том, что труп был обнажен, расчленен и изуродован. Сообщается, что 3 сентября 1792 года отряд граждан доставил тело только что казненной в тюрьме Форс принцессы де Ламбаль и что в одеждах найдено (следует список предметов). Другой отряд понес голову принцессы к Тамлю, водрузив ее на пику для устрашения королевы. Голова была доставлена в секцию в 7 часов вечера, дабы ее смогли захоронить вместе с телом.Какой бы страшной не выглядела эта казнь, она ничем не отличалась от тысяч других, ибо суд и расправа вершились наспех собранными, ограниченными и политически незрелыми людьми, как правило, необразованными, сознание которых формировалось под воздействием революционной пропаганды, бульварной прессы, сплетен и слухов. Революционные газеты и брошюры представляли убийства в тюрьмах как ответ на контрреволюционный заговор, еще более опасный для нации, чем внешние враги.Таким образом, убийство принцессы символизировало раскрытие и пресечение заговора. В некоторых рассказах голова принцессы фигурировала на прилавке в кабаке в окружении стаканчиков. В других — убийцы пьют из ее черепа за здоровье нации.Многострадальный труп принцессы де Ламбаль обладал странной способностью улавливать и воссоздавать менталитет тех, кто возле него находился. В момент, когда множатся политические убийства, о состоянии общественной жизни красноречивее всего говорят трупы. И тело мадам де Ламбаль одним из первых испытало на себе эту символическую и фантасмагорическую трансформацию.
Marie-Louise, princesse de Lamballe
From Wikipedia, the free encyclopedia
(Redirected from Princesse de Lamballe)
Portrait of the Princesse de Lamballe
(September 8, 1749 – September 3, 1792) was a French courtier and aristocrat of the House of Savoy, and one of the best-known victims of the French Revolution.

Early life

The fourth daughter of Louis-Victor de Savoie-Carignan (died 1774; great-grandfather of Charles Albert of Sardinia) and of Christine Henriette of Hesse-Rheinfels-Rothenburg, she was born in Turin. In 1767, she married Louis Alexandre Stanislaus de Bourbon, prince of Lamballe, son of the duke of Penthièvre, a grandson of King Louis XIV's natural son, Louis Alexandre, comte de Toulouse. Her husband died the following year, and she went with her father-in-law to Rambouillet, where she lived until the marriage of the Dauphin, future king Louis XVI, when she returned to the court.
Marie Antoinette, charmed by her gentle manners, singled her out as companion and confidante, and the two became good friends. After her accession as Queen, Marie Antoinette, in spite of the king's opposition, had her appointed superintendent of the royal household. Between 1776 and 1785 the comtesse de Polignac supplanted the princesse de Lamballe as favourite — but when the queen tired of the Polignacs' intrigues, she turned. again to Madame de Lamballe. From 1785 until the Revolution, she was Marie Antoinette's closest friend


Revolution
Madame de Lamballe came with the queen to the Tuileries Palace after the outbreak of Revolutionary events. Her salon served as a meeting-place for the queen and the members of the National Assembly whom she wished to win over to the cause of the Bourbon Monarchy.
After a visit to the Kingdom of Great Britain in 1791 to appeal for help for the royal family, she wrote down her will and returned to the Tuileries, where she continued her services to the queen until August 10, when she shared her imprisonment in the Temple.

Killing
On August 19, she was transferred to La Force for refusing to take the French Revolution from the summer of 1790 to the establishment of the oath against the monarchy — however, she had agreed to preach the freedom and legality of the men. Since she refused the oath, on September 3 she was delivered over to the fury of the populace.
The mob allegedly beat her, gang raped and beheaded her, then dismembered her and cut off her breasts and mutilated her genitalia. After these acts, the body parts would have all placed on a pike and carried before the windows of the queen. This account of her death is disputed, as there is no evidence that any rape, dismemberment or mutilation occurred to her — her body was delivered to the authorities fully clothed.
Members of the Paris mob were certainly responsible for her death; however, it was also five citizens of the local Section in Paris who delivered her body to the authorities shortly after her death, contrary to Royalist propaganda which claimed her body was displayed on the street for a full day. Her father-in-law finally succeeded in gaining her body and it was interred in his crypt.
[edit]
References
· This article incorporates text from the Encyclopædia Britannica Eleventh Edition, a publication now in the public domain. In turn, it gives the following references:
o George Bertin, Madame de Lamballe (Paris, 1888).
o Austin Dobson, Four Frenchwomen (1890).
o B. C. Hardy, Princesse de Lamballe (1908).
o Comte de Lescure, La Princesse de Lamballe d'après des documents inédits (1864).
o Letters of the princess published by Ch. Schmidt in La Revolution française (vol. xxxix., 1900); L. Lambeau, Essais sur la mort de madame la princesse de Lamballe (1902).
o Sir Francis Montefiore, The Princesse de Lamballe (1896).
o The Secret Memoirs of the Royal Family of France… now first published from the Journal, Letters and Conversations of the Princesse de Lamballe (London, 2 vols., 1826) have since appeared in various editions in English and in French. They are apocryphal, attributed to Catherine Flyde, Marchioness Govion-Broglio-Solari.


Итак, — спросил Галакт, — Судить о народе по кому? По его единичным, «лучшим» представителям или по большинству? Белая ворона, значит, как и чёрная овца, должны характеризовать всю стаю и стадо? Значит, по этой логике – стая белая, а стадо чёрное? Судить о французском народе надо по Эмилю Золя, братьях Пуанкаре, полковнику Пикару, по Наполеону, или по вот такой кровожадной стае, миллионам двуногих тварей, исчадий ада? И не только о французском. Любой ВАШ «народ» — точное подобие такого стада! Встречаются, конечно, некоторые исключения в вашей многолюдной истории длиной в 2 миллиона лет! Да, были люди, и даже группы людей! Но сколько их среди восьмидесяти миллиардов человекоподобных тварей, населявших эту планету за последние пару миллионов лет?!

Кадаверин же не есть в полном смысле энзим, (пентаметилендиамин, гомолог путресцина, тетраметилендиамина), он проникает из кишечника в кровь и некоторое время накапливается в мозгу плотоядных. Как и все диамины – он яд, но в небольших дозах способствует раздражению сексуальных центров в мозгу, вызывает предрасположенность к мясу, к похоти, к жестокости и, аналогично наркотикам, способствует развитию кадаврофагии (трупоедства, то есть).
Земля: Но этого быть не может, ибо на пути всей крови, оттекающей от желудка и кишечника стоит фильтр – печень, не пропускающий яды дальше.
Галакт: Как и любые ваши фильтры, этот фильтр не абсолютен, и не только кадаверин, но и фенолы, и индолы ещё как проходят через печень. Кстати, они сами тоже «открывают» дырки в этом фильтре, воздействуя на печень и уменьшая её фильтрующие и нейтрализующие возможности. Это ещё раз демонстрирует, как эволюция ставит заплаты на своих же ошибках, вместо того, чтобы исправлять их.

О религиях и ритуалах.

Припадочная страсть к ритуалам. Вы – ритуаломаны.
Анекдот про верующего еврея:
Река разлилась и затопила местечко. Все жители, кто на телегах, кто уже на лодках уехали-уплыли, спасаясь от наводнения. Только один, очень верующий еврей, взобрался на крышу и начал истово молиться Богу о спасении.
И вдруг — чудо: появилась лодка с людьми и те кричат еврею: «Лезь в лодку!»
«Нет, — отвечает верующий, — Бог меня спасёт!» А вода всё прибывает!
И вдруг – чудо, появляется другая лодка и люди кричат еврею: «Поспеши, залезай в лодку!»
«Нет, — отвечает еврей, — Бог меня спасёт!» А вода всё поднимается!
И вдруг – чудо, появляется третья лодка и люди зовут его: «Плыви к нам, лезь в лодку!»
«Нет, — твёрдокаменно отвечает еврей, — Бог меня спасёт!»
Вода поднялась ещё выше, и еврей утонул.

Является он к Престолу Господа и с упрёком обращается к Богу:
«Боже, я так верил в тебя! Я так молился тебе о спасении! А ты меня не спас!
«Идиот! — отвечает ему Бог, — я же трижды посылал тебе лодки!»

Все религии – это упорное превращение всех антропоидов в одинаковых рабов. Это, разумеется, лишь один из множества приёмов по превращению людей в послушных стадных животных. У вас и здесь в головах обычная путаница. Вера и религия для большинства из вас – тождественны, хотя на самом деле, это совершенно разные понятия.
Для чего существует у вас пищевая промышленность, скажем?
Для удовлетворения ваших потребностей в пище, поскольку вы сами не можете её производить – нет времени, знания, сырья, оборудования?
Никоим образом! Она существует для того, чтобы нажить деньги на этой вашей неспособности, то есть обычное для людей явление – паразитируя на вашей потребности в пище и на неумении или неспособности вашей самим удовлетворять эту потребность.
В точно таком же соотношении находятся вера и религия.
Вера в бога (или богов, или чертей, или в тому подобные сверхъестественные явления) — это определённое состояние души, определённая потребность в некоем фантастическом существе, обычно всесильном, милосердном, всезнающим, которое олицетворяет в себе некоего вселенского отца (или мать) – защитника от бед окружающего мира. Но с оговоркой – это только мой индивидуальный отец, ни в коем случае ничей другой! Эта вера возникает из страха перед миром, в котором живёт человек и его, ещё в детстве, разочарования ограниченными возможностями Мамы и Папы защитить его от ужасов окружающих джунглей. Вначале ребёнок считает Маму источником всех благ. Чуть позже он замечает Папу, который тоже источник благ и ещё защитник. Но, по мере взросления, ребёнок с разочарованием видит, что ни Мама, ни Папа не всесильны, наоборот, что они очень слабы, что они не источник всех благ и не защитники, не потому, что не хотят, а потому, что не могут, они просто слабые человечки. И тогда, от страха, от внутреннего разочарования и отчаяния, приходит спасительная мысль, что такой всесильный Отец и такая всесильная Мать есть – это БОГ! Так появляется вера в бога, или, как вы иногда это называете «религиозное чувство», название, кстати, неверное.

Между прочим, — добавил Галакт, — недавно в Англии создали целый комитет для изучения этого, крайне трудного, почти неразрешимого вопроса: Откуда появляется у людей это самое «религиозное чувство», «вера в Бога»? Собрались видные специалисты по теологии, философии, психологии, биологии, физике, экономике и прочим многоумным наукам, выделили себе хорошую заработную плату – четыре миллиона фунтов — стерлингов на три года «работы» и будут «мыслить» над этим сложнейшим вопросом.
Лучше искали бы ответ на простейший вопрос: как устранить из сознания вашего это извечное рабство!
Но эта проблема для вас неразрешимая, рабами родились, рабами живёте и умрёте, тоже, рабами!.
Это о «вере»!

Религия же – это изобретённый хитрецами человеческий институт, паразитирующий на этой вашей слабости, на вашей потребности в вере в отца-заступника. Цель религии, как и всякого другого паразита – покормиться за ваш счёт, ловко эксплуатируя вашу глупую веру в бога.
Религия, как и многие другие паразитические институты, придуманные одними людьми (немногими) для обдуривания других (большинства), использует и другие встроенные в ваше сознание механизмы с той же целью – охмурить и на том нажиться! Один из них — это ваша неистовая страсть к ритуалам.
Что такое ритуал?
Скажем, перед кем-то стоит какая-то проблема, которую необходимо решить. Но решать – это означает: обдумать ход действий, затем проделать эти действия. Всё это часто достаточно трудно, требует напряжения сначала умственных сил (для большинства из вас — самое неприятное!), затем физических сил, денежных затрат, времени, связано с риском для своих интересов, включая риск для самой жизни, в общем – надо сделать немало, а результат ещё неизвестен, удастся ли вообще решить эту проблему или нет? Да и ваша лень-матушка, тоже нашёптывает что-то, де, мол, зачем стараться, зачем напрягаться...
И тогда человек прибегает к ритуалам, то есть действиям или словам, или пению, или телодвижениям, заменяющим слова, которые к решению реально стоящей перед ним проблемы никакого отношения не имеют. Они ничего не изменяют в окружающем мире, практически бесполезны, зато создают видимость для всех участников этого ритуала эффективного решения проблемы и при этом, весьма лёгким, дешёвым и безопасным способом.
«Не столь благотворна истина, сколь зловредна её видимость» — Это ещё ваш Ларошфуко сказал.
Построить дом – человеку нелегко, но воздевать руки к небу, прося о том, чтобы волей Божьей дом сам построился, куда легче. Победить врагов на поле боя – часто очень нелегко и связано со смертельным риском. Зато помолиться о победе – куда легче и безопасней. Засуха в стране. Можно решить проблему развитием водного хозяйства, использованием поливного земледелия, разработкой эффективных и экономных методов использования имеющихся резервов воды… Но можно «решить» проблему гораздо легче и проще! Помолиться Богу, и он-то уж ниспошлёт благодатный дождь на жаждущую воды страну!
Люди прямо-таки обожают заменять реальные дела всякими делозаменительными обрядами, эта генетическая страсть у вас от ваших рептильных предков. Они, перед боем, скажем, тоже совершают целый ряд ритуальных действий с целью устрашить врага и ослабить его решимость драться – раздувают шею, поднимают чешую, становятся на цыпочки, чтобы казаться выше и больше, машут хвостом, изображая силу и решимость. Вот эту вашу сердечную (бессознательную) привязанность к ритуалам, ваши ужимки и прыжки, и используют разные паразитические человеческие институты, в том числе и религия.

Взорвали многоэтажный дом. Люди гибнут под развалинами. Искать их, вытаскивать, спасать крайне трудно, часто опасно для самих спасателей, трудоёмко, дорого и – эффект небольшой! Ну, спасут несколько пострадавших, часть из которых затем умрёт в больнице от ран. Жизнь всяких человеков-муравьёв стоит немного, не то, что жизнь власть имущих!

Ночью упал в воду сбитый ракетой террористов или взорванный подложенной бомбой авиалайнер с сотнями людей. Спасать пассажиров в темноте трудно, мало шансов, горит керосин на воде, ветер и волны могут бросить и спасателей в такое горящее озерцо, никак не могут решить на высоком административном уровне, кто же должен этим спасением заниматься, спать хочется… А драгоценные минуты утекают со скоростью хода времени – шестьдесят секунд в минуту...

А вот затем, когда спасённых – ноль, когда дали «спокойно», (далеко не спокойно, а мучительнейшей смертью, по причинам вышеперечисленным) пострадавшим умереть под развалинами или утонуть в море, или сгореть в пламени луж керосина на воде, вот тогда наступает звёздный час любителей ритуалов – скорбные рожи, горестно поджатые губы. Президент Билл Клинтон был большим специалистом по этому «поджиманию» губ и прочей «скорбной» показухе, истинный ритуаломан, благо в Белом Доме немало поистратил рабочего времени на всякого вида поджимания, прижимания, зажимание и тисканье аппетитных молоденьких стажёрок. Далее свечки зажжённые у развалин, приспущенные флаги, разноцветные шарики, как души умерших поднимающиеся ввысь, к небу, речи траурные, песнопения, объятия родственников погибших с обязательным похлопыванием по спине (или, чаще, по заднице), цветы да венки в море бросаемые – это всегда пожалуйста! Ведь делать всё это и изображать НЕСРАВНЕННО ЛЕГЧЕ, чем в час беды предпринимать что-то, реально могущее помочь несчастным гибнущим людям!
Вот, люди, «глубоко верующие», толпами устремляются в церкви, мечети, синагоги и прочие культовые здания – «храмы», дабы помолиться богу! Бормочут слова молитв, становятся на колени, воздевают вверх руки или задницы. Просят бога простить им грехи. А чего же проще – не гадь ближнему своему, не подличай, не лги, не развратничай, не убивай, не воруй – всего-то, так немного, и не надо молиться о прощении грехов! Но не можете вы, исконно биологически, всем нутром своим не пакостить ближним, включая и животных, не грабить, не воровать, не обманывать, не предаваться разврату – своя шкура, своё брюхо, свои гениталии – они же ближе к телу! К МОЕМУ! Вот и гадите, отлично зная, ЧТО делаете, ЧТО творите! Вы, вообще, любители гадить, а отвечать, расплачиваться за ваши пакости, это всегда другим подсовываете. Я уже упоминал это ваше прелестное качество «леди и джентльменов» раньше, рассказывая о Рэте Батлере в качестве примера. И это вы же считаете «умом», «находчивостью», изворотливостью – качествами, вами весьма почитаемыми, хотя с настоящим умом или находчивостью эта подленькая особенность вашего характера ничего общего не имеет. Это заурядная животная хитрость, «ум спинного мозга», вновь – от рептилий!
А уж пойти помолиться потом — это же больших усилий не требует? И интересы свои брюхогенитальные удовлетворили и отпущение грехов от бога получили. Вон как ловко вы всё к своей животной выгоде устраиваете!
Один добрый человек кормил в палисаднике своего дома бездомных кошек. А, поскольку дело было в жаркой стране с весной и летом вообще без дождей, он врыл в землю, среди кустов несколько мисок и ежедневно доливал туда воду – чтобы животные могли утолять жажду. И вот пара мальчишек, из семей сугубо религиозных, то есть соблюдающих скрупулёзно заветы своей религии, обнаружили эти миски с водой. Они заметили, что кошки часто наведываются к ним и пьют воду из мисок. Что сделали эти благостные юные ревнители божьих заповедей? Сначала попытались вырыть из земли миски, что им не удалось. Тогда они, с радостным гоготанием, стали мочиться в них. Понятно, кошки уже не могли пить эту загаженную воду. И не думайте, стоило матери и отцу этих тварей позвать своих отпрысков идти молиться Богу, исправно бежали и истово молились…
Мало ли таких «верующих» среди вас? Большинство!
Хотите ещё пример вашей склонности к мелкому пакостничеству?
Извольте.
Это уже на «взрослом» уровне. В некоем царстве, некоем государстве, достаточно северном, много людей ездили и летом, и зимой в электропоездах, с работы – на работу. Снаружи – мороз, вагоны поезда должны отапливаться. «Машинист» в большей части вагонов отопление отключает! Люди мёрзнут, болеют. Машинист же получает премии на работе за «экономию электроэнергии»!
Люди жалуются, пишут гневные письма. «Сверху» поступает указание – «Отапливать!» В указании этом, между прочим, нет никакой необходимости! Это действо обязывается во всех инструкциях, и машинист отлично знает! Да только поиздеваться над пассажирами больно хочется! И он следует указу начальства!
Включает отопление на полную мощность, так, что зимой в вагоне температура поднимается до 35-40 градусов по Цельсию! Люди-пассажиры, снимают тёплые пальто, тёплую одежду – всё равно жарко! Переходят в другой вагон, а его-то машинист и не отапливает вообще! Ледяной холод! Опять, пассажиры страдают, заболевают, всё это вредит их работе и в масштабах даже одного города вредно влияет на производительность труда! Да кому до этого дело? Мелкому пакостнику — машинисту? Начальству? Оно в персональных машинах разъезжает, ему не жарко и не холодно!
И опять же, в день молитвы идёт этот пакостник в «храм» приносить Богу свои моленья! Он, видите ли, глубоко верующий, чтит Бога!

Ритуалы, конечно, ваши власть имущие паразиты придумывают, подменяя ими действия, по-настоящему необходимые, и наживаясь на них, но тяга к ритуалам – она исконно ваша, личная, в ваших генах с доисторических эпох заложенная, от рептилий идущая!

«Однажды вечером Зоя видела из окна, как на предпоследней ступени мраморной лестницы у воды сидел Роллинг и, пригорюнясь, глядел на океан, откуда сто миллионов лет тому назад вышел его предок в виде человекообразной ящерицы. Это было все, что осталось от великого химического короля».

Это не ошибка А. Толстого, допущенная им в повести «Гиперболоид инженера Гарина», как писали псевдоучёные дураки — критики в советской прессе!
Мол, человек произошёл не от рептилии!
Ложь! Ещё как произошёл!
Это великолепный правдивый образ Человека — Рептилии с небольшим мозговым довеском!

 

Похожие статьи:

Авторская прозаВеЛюр. Книга первая. Часть I. Глава 7, Глава 8, Глава 9
Авторская прозаВеЛюр. Книга первая. Часть II. Главы 1-2
Авторская прозаВеЛюр. Книга первая. Часть I. Глава 1
Авторская прозаВеЛюр. Книга первая. Часть I. Глава 4, Глава 5, Глава 6
Авторская прозаВеЛюр. Книга первая. Часть I. Глава 2 и Глава 3
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Свежее в блогах

Они кланялись тем кто выше
Они кланялись тем кто выше Они рвали себя на часть Услужить пытаясь начальству Но забыли совсем про нас Оторвали куски России Закидали эфир враньём А дороги стоят большие Обнесенные...
Говорим мы с тобой как ровня, так поставил ты дело сразу
У меня седина на висках, К 40 уж подходят годы, А ты вечно такой молодой, Веселый всегда и суровый Говорим мы с тобой как ровня, Так поставил ты дело сразу, Дядька мой говорил...
Когда друзья уходят, это плохо (памяти Димы друга)
Когда друзья уходят, это плохо Они на небо, мы же здесь стоим И солнце светит как то однобоко Ушел, куда же друг ты там один И в 40 лет, когда вокруг цветёт Когда все только начинает жить...
Степь кругом как скатерть росписная
Степь кругом как скатерть росписная Вся в траве пожухлой от дождя Я стою где молодость играла Где мальчонкой за судьбой гонялся я Читать далее.........
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет А я усмехнулся играя Словами, как ласковый зверь Ты думаешь молодость вечна Она лишь дает тепло Но жизнь товарищ бесконечна И молодость...