Двухчастная литература. Часть вторая.

Esprit de L'Escalier Авторская проза 20 августа 2016 Рейтинг: 0 Голосов: 0 683 просмотра

Эта, вторая часть представлена, не в пример первой, широко и обильно, ибо она не «КАК-описательная», а «ЧТО-описательная». Разумеется, деление это несколько условно, так как и в этой части есть немало образцов хорошей словесности, выразительности, яркости и точности языка. Но главную роль всё же играет не КАК, а ЧТО.

Внутри этой части тоже можно провести деление на подчасть «Событийную», количественно превалирующую, и «Идейную». Представленную достаточно скромно.

Событийная часть – это Что-описательная литература, рисующая нам всевозможные коллизии где-то происходящие, виды, где-то видимые и происшествия, где-то случающиеся. Можно их живописать более выразительным языком, менее выразительным, но главное здесь СОБЫТИЕ, а не КАК автор его описывает.

Дальше рассуждать на эту тему не представляется мне интересным, потому что примеров предостаточно, бОльшая по количеству часть всей литературы.




Вторая подчасть ЧТО-описательной литературы посвящена описанию идей, «Драме идей» по-Эйнштейну.

В ней талантов совсем мало, почти как в первой, КАК-описательной литературе.

Особенно блещут здесь Станислав Лем и Исаак Азимов. Причём первый доминирует количественно и качественно. Опять же, нельзя сказать, что в этом подразделе литературы язык, то есть КАК описывается нечто, не играет роли. Наоборот, играет и большую, но не первостепенную

Приведу пример красивого и выразительного языка Станислава Лема из его рассказа «Профессор Коркоран», который я не раз цитировал по разным поводам:

«… Однако даже в них тлеет этот огонь бескорыстного рвения, сжигающий жизнь, вынуждающий возобновлять заранее обречённые попытки. Жалки эти убогие гении, титаны карликового духа, от рождения искалеченные природой, которая в припадке мрачного юмора добавила к их бездарности творческое неистовство, достойное самого Леонардо; их удел в жизни – равнодушие или насмешки, и всё, что для них можно сделать, это побыть час или два терпеливым слушателем и соучастником их мономании.»

Это о бездарных творцах. «Непризнанных гениях». Станислав Лем здесь даёт не саркастическое или хотя бы ироническое описание. Более того, явно чувствуется даже сочувствие его героя, Ийона Тихого к этим «от рождения искалеченным прородой». И язык весьма выразительный и незаурядный. Но всё же основное здесь, вновь, не КАК, а ЧТО.

Станислав Лем, как и Азимов, блещут разнообразием и неожиданностью высказываемых идей, хотя я лично, всё же отдаю пальму первенства Лему. Здесь лишь следует добавить, что идеи не просто неожиданны, оригитнальны, необычны, а вполне АДЕКВАТНЫ реальности. Я уже упоминал не раз, и психически больные люди и маниакальные графоманы тоже способны «выдавать» неожиданные и неординарные идеи, но с первого же взгляда видно, что это идеи просто бредовые, а не оригинальные. «Записки сумасшедшего» – «Известно, что Луна делается в Гамбурге».

Утверждение весьма необычное, согласитесь, оригинальное до сумасшествия, чем и является. А, вот, идеи Лема, неожиданные и нетривиальные, тем не менее вполне «Нормальны», то есть адекватны реальности и не несут ни малейшего признака бреда умалишённого.




Таковы, на мой взгляд, две условных части мировой литературы.

Если у кого-то из читателй возникнут возражения или поправки к сказанному, или дополнения, всегда буду рад выслушать разумное мнение.

16 VIII 2016

Похожие статьи:

Авторская прозаВеЛюр. Книга первая. Часть I. Глава 1
Авторская прозаВеЛюр. Книга первая. Часть II. Главы 1-2
Авторская прозаВеЛюр. Книга первая. Часть I. Глава 4, Глава 5, Глава 6
Авторская прозаВеЛюр. Книга первая. Часть I. Глава 7, Глава 8, Глава 9
Авторская прозаВеЛюр. Книга первая. Часть I. Глава 2 и Глава 3
Комментарии (1)
Esprit de L'Escalier #
30 августа 2016 в 04:00 Рейтинг: 0
Это не саморецензия, а лишь ответ на заданный вопрос.
После прочтения моих опусов о «двухчастной литературе», один/одна мой/я читатель/ница-непочитатель/ница задал/а мне язвительный, по его/её мнению, вопрос:
«А вы, глубокоуважаемый вагоноуважатый Esprit de L'Escalier, к какой части относите вы себя?»
Допуская, что этот вопрос мог появиться и у других читателей-читательниц, считаю целесообразным ответить на него публично.

Мой ответ: Если предположить, что я тоже делаю что-то в литературе, то, исходя из этой гипотезы, с уверенностью заявляю, что отношусь целиком к «ЧТО-описательной литературе».
Поскольку, как сказал Василий Иванович в одном остроумном, но крайне неприличном анекдоте: «Языками не владею». Писать так, как писали Набоков, Ильф и Петров, Эвелин Во, Леонид Соловьёв, Солженицын ... просто неспособен. Это вершина «изящной словесности». Какое-то особенное, экстраординарное вИдение явлений и моментальное нахождение удивительно точных и в то же время неожиданных слов и фраз. Упоминавшееся замечание Ильфа писателю Борису Левину:
«Боря! У вас вид газели, которую изнасиловал беспартийный козёл!» Это же не «работа над словом». Он не сидел в Петровым, основательно обсуждая и оттачивая эту фразу! Он не переписывал её, как Толстой «Анну Каренину», шестнадцать раз! Увидел «опущенное» лицо чем-то страшно огорчённого писателя, чуть ли не на грани слёз, и ТУТ ЖЕ выстрелил потрясающе меткой и многосмысленной фразой-характеристикой! ТАЛАНТ!!!
А я – что Бог не дал, в аптеке не купишь.
Правда, по характеру моих написаний, полагаю, что могу отнести себя скорее к «Идее-описательной», а не «Событийно-описательной» литературе.
Но, вновь, допуская, что и я всё же занимаюсь литературой, а не пустопорожней графоманской болтовнёй.

Свежее в блогах

Они кланялись тем кто выше
Они кланялись тем кто выше Они рвали себя на часть Услужить пытаясь начальству Но забыли совсем про нас Оторвали куски России Закидали эфир враньём А дороги стоят большие Обнесенные...
Говорим мы с тобой как ровня, так поставил ты дело сразу
У меня седина на висках, К 40 уж подходят годы, А ты вечно такой молодой, Веселый всегда и суровый Говорим мы с тобой как ровня, Так поставил ты дело сразу, Дядька мой говорил...
Когда друзья уходят, это плохо (памяти Димы друга)
Когда друзья уходят, это плохо Они на небо, мы же здесь стоим И солнце светит как то однобоко Ушел, куда же друг ты там один И в 40 лет, когда вокруг цветёт Когда все только начинает жить...
Степь кругом как скатерть росписная
Степь кругом как скатерть росписная Вся в траве пожухлой от дождя Я стою где молодость играла Где мальчонкой за судьбой гонялся я Читать далее.........
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет А я усмехнулся играя Словами, как ласковый зверь Ты думаешь молодость вечна Она лишь дает тепло Но жизнь товарищ бесконечна И молодость...