ГОРОД ДЛЯ СЕЛЬВЫ. Рассказы

willstor Авторская проза 27 марта 2012 Рейтинг: +1 Голосов: 1 2615 просмотров

 

4. ГИТАРИСТ ПАНФИЛОВ


Сельва увидела большое дерево. Это была бузина. Смелая, красивая, независимая. Осень только тронула ее своими прощальными красками, и этот золотой оттенок придавал бузине еще более величественный вид.
Дерево росло на высоком холме, окруженном желтыми и красными тюльпанами. Цветы были необычно длинными и тяжелыми. Сельва удивленно вскрикнула.
— Никто не знает почему, — объяснял Денис, — но именно эти тюльпаны цветут круглый год и никогда не вянут.
— Потрясно!
— И именно в этом месте. Кстати, видишь вон ту шелковицу. – Денис указал вправо, где холм резко уходил в высокую траву и там терялся.
— Ага.
— Она тоже плодоносит круглый год.
— Я хочу ее попробовать. – Сельва направилась к дереву, но Денис ее остановил.
— Давай попозже. Сначала я хочу познакомить тебя с одним интересным человеком. Пойдем. – Он взял ее за руку и подвел поближе к бузине.
— Привет, гитарист Панфилов, — выкрикнул Денис.
Дерево закачалось, зашумело, и среди густых ветвей Сельва разглядела человека.
— Привет, Денис! Как поживаешь?
— Отлично. Знакомься, — это Сельва.
Из ветвей вынырнула лохматая голова. Лицо Панфилова было детским и нежным. Оно излучало тепло и наивность.
— Привет, — отозвалась голова. – Отличное имя, — Сельва. Я напишу о тебе песню. В стиле акварельных красок и весны.
— Что за стиль такой? – Спросила Сельва.
— Мой собственный. – Голова совсем вынырнула из ветвей. Показалось и тело в длинной белой рубахе. Панфилов оказался среднего роста, вполне обычным парнем, но с детским лицом. – Стиль этот ни на что не похож, поэтому я знаменит.
— Какие мы скромные, — иронично и нараспев сказала Сельва.
— Я говорю правду, — Панфилов ничуть не смутился.
Сверху что–то прошуршало, упало в траву. Сельва обнаружила компакт – диск. На обложке была изображена большая бузина. Густую листву украшали разноцветные ленты, спускающиеся к самой земле. На вершине дерева сидел сам Панфилов в позе лотоса. Его гитара лежала рядом. Вокруг бузины стояли дети разных народов в национальных костюмах. Над Панфиловым красовалась надпись — “Человек на Дереве” Исполнена она была в древнеславянском стиле, но дизайнер явно перестарался и прочитать ее оказалось крайне сложно. С обратной стороны коробки дерево было поменьше. Бузина стояла вдали, располагалась в правой части фотоснимка. Слева находился список песен гитариста Панфилова:
Чаепитие на холмах
Ловля попугая
Город Флавиль
Воздушные люди
Фотографии города
Серебро и звук
Океан
Мой помощник
Бабочки
Дом, в котором живет небо
Разговор двух улиц
Бегущий пес

— Интересные названия, — сказала Сельва.
— Что?
— Названия, говорю, необычные, — уже выкрикнула девушка. – Можно взять послушать?
— Конечно! Это мой небольшой подарок для тебя.
— Спасибо. Давно ты живешь на дереве?
— Всегда.
— Это интересно?
— Это необходимо. Здесь ветер, свой запах, энергетика особая. Я живу и чувствую. Очень помогает в моем творчестве.
— А что ты будешь делать зимой?
— Зимой я уезжаю в теплые края. Там у меня тоже есть свои деревья.
— В дождь, наверное, неприятно вот так вот сидеть на дереве и мокнуть?
— Здесь не идет дождь. Но летом я спускаюсь и гуляю под дождем.
— Ты отшельник, гитарист Панфилов.
— Почему. В этом месте бывает очень весело. Сюда приезжают ди-джеи, музыканты, артисты. Мы вместе играем, и начинается самый необычный концерт. Денис не даст соврать.
— Панфилов у нас знаменитость, — Денис широко раскинул руки, тем самым, подчеркивая сказанное и подтверждая звездный статус своего знакомого. – Однажды на этом месте он играл с самим Джимми Пейджем.
— Да иди ты, — Сельва недоверчиво улыбнулась. Наступила пауза. Денис гордо скрестил руки на груди и величественно смотрел на девушку. Гитарист Панфилов спокойно покачивал головой и снисходительно улыбался. Сельва набрала полную грудь воздуха и шумно выдохнула.
— Нифига себе…Да, гитарист Панфилов, — ты реально крут! – И все вместе засмеялись.
— Может, спустишься к нам, — предложил Денис, — пойдем, погуляем.
— Давай, спускайся, — поддержала Сельва.
— Нет, сегодня не могу. Ко мне должна прийти идея. А идея приходит только в одиночестве. Буду ждать. Тем более, что мне нужно написать песню об этой девушке. Может быть завтра. Так что, заходите.
— Жаль, конечно. Но если ты напишешь песню обо мне, тогда ладно. Не скучай, гитарист Панфилов. А твой диск я обязательно прослушаю.
Они шли по небольшой улице, которая вела их вверх. Там, вверху, показался микрорайон. Солнце шло на закат. Последние лучи касались холодных однотипных пятиэтажек, и может быть, это делало их хоть немного похожими на живые дома.
— А вот скажи, Денис, — Сельва прятала руки в карманы курточки. Становилось немного прохладно. – У тебя много таких необычных друзей?
— Хватает.
— И, что, каждый обладает какими-то удивительными качествами?
— Я бы так не сказал. Просто все они по-своему счастливы. Это и делает их удивительными.
— Думаешь, этого достаточно?
— Вполне.
— А ты, счастлив?
— А ты?
— Я, между прочим, первая спросила.
Денис пристально посмотрел на Сельву, улыбнулся.
— Да, я очень счастлив. Сегодня замечательный день.
— Значит, в тебе тоже есть нечто удивительное?
— Не знаю. А это обязательно?
— Конечно! Раз, ты счастливый человек, ты должен быть удивительным!
— А каким я тебе кажусь?
Сельва слегка смутилась. Она медленно пожала плечами, направила взгляд в сторону от Дениса.
— Трудно сказать. Я здесь впервые. И мы знакомы всего несколько часов. И потом, не просто сразу привыкнуть к тому, что я видела. Но ты мне кажешься обычным парнем. В хорошем смысле.
— Я и есть обычный.
— А чем ты занимаешься, Денис?
— Я ловлю говорящего тигра.
— Ты это серьезно?
— Конечно. Он есть. Где-то в окрестностях. Очень хитрый.
— Ты профессиональный охотник?
— Можно и так сказать. Это у меня от деда. Отец не очень то увлекается подобными вещами, а мне жутко интересно его поймать. Тем, собственно, и занимаюсь.
— Это позволяет зарабатывать деньги?
— Нет, — Денис усмехнулся, — это позволяет их тратить. А зарабатываю я фотографией.
— Покажешь?
— Что?
— Фотографии.
— Обязательно.
Солнце совсем ослабло, первые сумерки потянулись по улице вдоль домов, вцепились в деревья, поползли по столбам. Они тихо входили в этот мир. Без тревоги. Без злобы. По-домашнему. В воздухе стоял тот замечательный вечерний запах, когда в сердце появляется легкая приятная радость, а в душе наступает покой. Сельва и Денис уже приблизились к микрорайону. Слышались детские голоса на площадке. Рядом проурчал старенький “Москвич” и скрылся за соседним домом. Женщина из окна четвертого этажа громко разговаривала, очевидно, с подругой; они обсуждали свои огромные планы, касательно ремонта собственных квартир. Чуть в стороне от детской площадки на небольшом белом коврике седой генерал занимался медитацией. В беседке пела гитара.
Микрорайон жил своей жизнью.
— Ну, хорошо. А зачем ты ловишь говорящего тигра?
Денис остановился, недоуменно посмотрел на Сельву. Вскинул вверх руки и с удивлением воскликнул:
— Как зачем! Просто поговорить!

 

 5. ВЕЧЕРНЕЕ


Сейчас они стояли на пирсе в маленьком порту Города. Рядом, на освещаемой площадке, рыбаки танцевали вальс. Звучала музыка, пахло морем. Воздушные шарики взмывали вверх, медленно садились на землю, грациозно подпрыгивали и сонно тянулись по осенней листве.
Денис держал ее руки. Нежно. Осторожно. Как самое близкое, самое дорогое, что есть в жизни. Он держал ее и не хотел отпускать. Сельва это чувствовала. Ей было грустно. Грустно оттого, что все это похоже и на первую встречу и на последнее расставание. А еще выбор. Выбор, которого нет, но который необходимо сделать. Вот только, какой и в пользу чего или кого, она не понимала. Сейчас это было слишком сложно, да и, наверное, ни к чему. Со стороны моря послышался гудок.
— Это самый первый теплоход, — прошептал Денис.
— Самый первый, — повторила Сельва. – Значит, будет и самый второй.
— Не будет.
— Он и последний?
— Ты начинаешь понимать Город.
— Правда?
— Правда.
— Почему мы говорим шепотом, Денис?
— Потому, что мы боимся спугнуть друг друга.
— Мы боимся?
— А разве ты не чувствуешь этого?
Снова прозвучал гудок. На этот раз он был гораздо ближе. Показались маленькие яркие огоньки. Похожие на звезды. Точно такие, как над головой Сельвы и Дениса. Девушка освободила руки, спрятала в карманы курточки. Сельва сразу поймала себя на том, что как только Денис отпустил ее руки, она потеряла уверенность. И пожалела. Пусть бы лучше держал.
Снова гудок.
— Он приближается.
— Да. Ты точно хочешь уехать?
— Я же ведь здесь проездом.
— Но ведь ты не знала, куда ты едешь.
— Не знала.
— Тогда оставайся. Посмотри: это твой Город, твоя осень, твоя музыка. Ветер, небо, звезды. Я…
Денис крепко обнял Сельву. Прижал к себе. Они смотрели друг на друга. Их губы едва касались. Но они не спешили. Не спешили и ощущали себя единым и неделимым. Одно дыхание, один запах. Одно сердце. Один ритм. А потом, когда внутри каждого вспыхнуло пламя и светлые лепестки солнца ворвались в сердце,- был поцелуй. Долгий и сильный. Как спасительный глоток воды в пустыне. Как новое знакомство с внешним миром. Как первое произнесенное слово.
Время остановилось рядом с ними. Время наблюдало и учащенно дышало от радости. Мир превратился в мираж и его существование уже никто не смог бы определить. Это место стало Особенным, потерянным для остальных людей, но обнаруженным для Сельвы и Дениса. Никто, даже самый проворный человек, не найдет это место. И не увидит. Здесь, — полное таинство. Здесь, — огромная морская глубина. Глубина бесконечная, свободная.
А потом время снова продолжило свой путь.
Вода, рядом с пирсом, зашумела, вспенилась. На поверхность выбросило воздушные пузыри, в следующую минуту из воды показался Эрудированный Аквалангист. Он сбросил маску и возбужденно прокричал:
— Я нашел ее! Представляете, я ее нашел! Здесь, в этом море!
Сельва нагнулась к аквалангисту и спросила:
— Что вы нашли?
— Альбулу!
— Простите?
— Помогите мне выбраться. Я так взволнован. Мне надо немного прийти в себя.
Денис и Сельва помогли Эрудированному Аквалангисту подняться на пирс. Мужчина шумно плюхнулся на доски. Стащил с себя снаряжение, вытер лицо полотенцем, шумно выдохнул.
— Альбула, — это такая рыба. Она имеет цилиндрическое тело с приостренной конической головой и вильчатым хвостовым плавником.
— Вильчатым, — повторила Сельва, с интересом рассматривая аквалангиста.
— Именно! – Мужчина говорил очень быстро, сглатывая слова. Видно было, что ему очень не терпится поделиться своей потрясающей новостью. – Вообще, Альбула распространена во всех тропических и субтропических морях. А также в Тихом, Атлантическом и Индийском океанах. Представляете, сегодня я видел ее в Нашем Море! Это невозможно! Но я действительно видел Альбулу!
— Невероятно.
— Да, да! Именно Альбулу. Спина темная, зеленоватая, бока и брюхо серебряно – белые, с продольными темными полосками.
— Простите, Эрудированный Аквалангист, — вмешался Денис. Я думаю, вам об этом стоит сообщить рыбакам. Если они поймают Альбулу, пусть отпустят, — редкий вид.
— Совершенно точно, молодой человек! Вы абсолютно правы! Я покидаю вас!
Они провели взглядом убегающего мужчину, посмотрели друг на друга и засмеялись.
— Пожалуй, я остаюсь, — Сельва подмигнула Денису. – Тем более, что мне еще нужно встретиться с гитаристом Панфиловым, пока он не сбежал в теплые края.
Гудок стал удаляться.


Она лежала на большой просторной кровати. В комнате было лето. Росли большие красивые цветы, летали бабочки, солнце играло на стенах и потолке. Воздух теплый и свежий. Еще запах кофе. Денис управляется на кухне, напевая, не знакомый ей, мотив.
Сельва потянулась к плееру, надела наушники, выключила диск гитариста Панфилова. Послышалась музыка, раздался мягкий приятный голос автора:
Я – великий Океан
Мои тайны под водой
Мои рыбы как хрусталь
Отражаются в глазах
В ваших человеческих глазах…
Сельва знала, что их лето продлится еще как минимум лет сто, не меньше. Времена года будут меняться, но не здесь, не в этой квартире. И каждый раз, когда они будут возвращаться сюда, их будет встречать солнце, цветы, пение птиц и большая кровать.
В нашем мире все иначе
Мы живем другим законом…
В это время, где-то в небе послышался гул самолета. В Городе летчики стали летать.

Август 2007.



 

Похожие статьи:

Авторская прозаПредназначенный судьбою (НАЧАЛО)
Авторская прозаБелый Город
Авторская прозаЧастная коллекция Леозора. Рассказ
Авторская прозаЛюбаша.
Авторская прозаНамерение любить - сильнее любых препятствий
Страницы: << < 1 2
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Свежее в блогах

Они кланялись тем кто выше
Они кланялись тем кто выше Они рвали себя на часть Услужить пытаясь начальству Но забыли совсем про нас Оторвали куски России Закидали эфир враньём А дороги стоят большие Обнесенные...
Говорим мы с тобой как ровня, так поставил ты дело сразу
У меня седина на висках, К 40 уж подходят годы, А ты вечно такой молодой, Веселый всегда и суровый Говорим мы с тобой как ровня, Так поставил ты дело сразу, Дядька мой говорил...
Когда друзья уходят, это плохо (памяти Димы друга)
Когда друзья уходят, это плохо Они на небо, мы же здесь стоим И солнце светит как то однобоко Ушел, куда же друг ты там один И в 40 лет, когда вокруг цветёт Когда все только начинает жить...
Степь кругом как скатерть росписная
Степь кругом как скатерть росписная Вся в траве пожухлой от дождя Я стою где молодость играла Где мальчонкой за судьбой гонялся я Читать далее.........
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет А я усмехнулся играя Словами, как ласковый зверь Ты думаешь молодость вечна Она лишь дает тепло Но жизнь товарищ бесконечна И молодость...