Нана и Лолита.

Esprit de L'Escalier Авторская проза 22 декабря 2016 Рейтинг: 0 Голосов: 0 967 просмотров
Параллели.




В 1937 году в Голливуде был снят фильм Вилльяма Дитерле «Жизнь Эмиля Золя». Один из лучших фильмов этого режиссёра с Полом Муни в главной роли. Правда, значительная часть фильма посвящена самоотверженной борьбе Золя в защиту невинно осуждённого Альфреда Дрейфуса.

Здесь интересно то, что во многих исторических и псевдоисторических монографиях, посвящённых этому периоду жизни Франции, часто употребляется некая стандартная фраза:

«Франция раскололась на два лагеря: Дрейфусары и антидрейфусары (то есть сторонники и противники офицера генерального штаба Франции Дрейфуса.)»

На самом деле никакого «раскола» страны не было и в помине. Французский народ почти абсолютным большинством принял официальную версию «предательства» Дрейфуса и жаждал его крови.

Среди дрейфусаров было всего несколько человек: Полковник Жорж Пикар, (моментально сосланный на тунисский фронт за свою честную позицию в надежде начальства, что арабы уж доделают требуемое. Затем, к вящему сожалению начальников неубитый Пикар был арестован «за клевету на Эстергази» – истинного германского шпиона!), редактор газеты «Орор» Жорж Клемансо и Эмиль Золя. Абсолютное большинство «интеллектуальной элиты Франции» (и не только её) встало на позиции антидрейфусаров: Жюль Верн, Ромен Роллан, лидеры социалистов Жюль Гед, в союзе с Карлом Либкнехтом, Жан Жорес (который сначала был среди антидрейфусаров. «Мол, это драка буржуев! Мы – вне её!» А затем понял ВЫГОДУ изображать из себя защитника «угнетённых») и все прочие «властители дум» человечества.




Но я сейчас об этой части жизни Золя говорить не буду, ибо она и так хорошо освещена.

В этом фильме лично мне бросилась в глаза другая деталь: Как Золя стал знаменитым во Франции писателем? Почитал я в Энциклопедии Британнике. Оказывается, Золя уже в 27 лет написал роман «Тереза Ракен», позже многие романы из его двадцатитомной серии «Ругон-Маккары» и много других серьёзных произведений. А беден был как церковная мышь (по фильму). По Энциклопедии – эти и другие романы Золя стали «бестселлерами». Я всё же думаю, что автор статьи в Британнике приврал в угоду обычному мифу о той или иной знаменитости. И правду сказал именно Вилльям Дитерле. В сорок лет Золя написал скандальную книгу о жизни проститутки «по имени Нана» (Кстати, имя шумерской богини!) И стал знаменит! И стал достаточно богат. И книга эта расходилась огромными тиражами. А уж ЗА НЕЙ читающая публика стала проявлять интерес и к другим работам скандального автора...




Владимир Набоков был в Америке мало кому известным «профессором русской литературы».

Частично описано его существование в повести «Пнин».

В 1955 году он написал совершенно скандальную (по тем ханжеским временам) книгу «Лолита» о любовном романе стареющего педофила и двенадцатилетней девочки, но уже достаточно развращённой, Долорес (Лолите). Книгу ОТКАЗАЛИСЬ печатать в Америке! ПОРНОГРАФИЯ!!!

Издательство в Париже издало её, а затем и во Франции она была запрещена!

Порнография!

Запретили её в Англии, и в Австралии и прочих весьма «демократических и весьма высокоморальных» странах – политических проститутках (по выражению Ленина).

Всё это лишь придало невероятную популярность книге и С НЕЁ началась всеамериканская и всемирная слава Набокова.




К чему вы, Эспри, клоните, – спросит читатель.

К тому, что вольно или невольно Набоков повторил приём Золя!

Конечно, никакой порнографии в романе нет. Есть несколько излишне натуралистических моментов, не более.

Лично я считаю, что настоящая художественная литература не должна заниматься ни анатомическими, ни физиологическими описаниями. Для это уже давно созданы учебники анатомии, физиологии и патфизиологии, равно сексологии и психиатрии. Не приключениям тела литература должна посвящать своё внимание, а приключениям мысли. Четырнадцать миллиардов нервных клеток нашего мозга и у каждой по сведениям нейрофизиологов до двадцати тысяч контактов (синапсов) с другими клетками, мне представляется, открывают куда больше «степеней свободы», то есть вероятных соединений и сочетаний, чем любые «словозаменительные телодвижения, без которых, воистину – иронически пишет Леонид Соловьёв, – сыны и дщери человеческие испытывали бы порой непреодолимые трудности в делах служебных, а наипаче супружеских».




Резюмируя: У мыслей и идей несравненно больше возможностей для всяких интересных, парадоксальных, забавных и часто поучительных комбинаций и соединений в ассоциативные цепочки, чем у тел самых изощрённых танцоров, акробатов и космонавтов в невесомости. И даже осьминог или десятирукий кальмар не могут сравниться в разнообразии с осьминогом, а фактически, ТЫСЯЧЕНОГОМ, нашего мышления. Если, конечно, оно не следует тупо по давным-давно протоптанных базарным дорожкам.




Странные мысли навеяло мне сопоставление двух «переломных» романов, написанных с интервалом в семьдесят пять лет...

21 XII 2016

Похожие статьи:

Авторская проза«Левизна» как венерическая болезнь.
Авторская прозаКукловод и его марионетка.
Авторская прозаЗакон Всемирного Отклонения.
Авторская прозаКак я придумывал Теорию Относительности Эйнштейна.
Авторская прозаПолучатель Безверхий.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Свежее в блогах