Василий Иванович Сальери и Вольфганг Амадеус Петька.

Esprit de L'Escalier Авторская проза 5 марта 2016 Рейтинг: 0 Голосов: 0 626 просмотров
Перечитывал многократно драму Пушкина и каждый раз восхищался точностью и выразительностью его мыслей, которые он вкладывал в уста Сальери и Моцарта. Но что-то «царапалось» в уме и сердце – понял: Клевета на Антонио Сальери. НЕ БЫЛ он убийцей — отравителем!!! И, вот, когда читал последний раз, подумал: Ведь мысли в этой драме глубоки и УНИВЕРСАЛЬНЫ!!! Передаются ощущение двух людей – талантливого и легкомысленно относящегося к своему творчеству Моцарта и серьёзного, одарённого, но не столь талантливого Сальери. И поскольку эти мысли универсальны, то есть могущие быть и у других людей со схожими способностями и характерами, то МОЖНО ведь переименовать героев! Например Сталин и Карл Радек.

Товарищ Радек, – спросили у него, – как вы относитесь к товарищу Сталину?

Хорошо отношусь, – ответил Радек, – только с ним спорить трудно:

Ты ему – цитату, а он тебе – ССЫЛКУ!




Вот я и решил: Назову-ка Сальери – Василием Ивановичем, который смертельно завидует талантливому Петьке. Роль скрипача в трактире, эпизодического героя драмы, отдадим Анке-пулемётчице! Сделал желаемую подстановку и в душе моей исчезло «царапание». Даже интерес и уважение проснулось и к Василию Ивановичу Чапаеву (в прошлом), а нынче Сальери, и к Петьке – Моцарту и таланту! Анку-тачанку тоже пристроил неплохо: Из пулемётчиц в скрипачки! Ну, конечно, дёргает она смычком, как будто одной рукой держит ручку пулемёта «Максим», а другой нажимает на гашетку. Так это как раз совпадает с содержанием драмы. Моцарт, то есть Петька хохочет, слушая её «исполнение», а Сальери – Василий Иванович, возмущён безобразной игрой скрипачки. Там, правда, слепой старик – скрипач, но это просто Анка переоделась, по привычке, как делала в отряде, чтобы не приставали...

А ведь всё очень близко к «истине».

Один эпизод из жизни обоих главных героев:

Видит Василий Иванович, что Петька целый день что-то пишет.

Петька, ты что пишешь?

Оперу, Василий Иванович (Ну, чем НЕ МОЦАРТ??? – Мой комментарий)

ОПЕРУ???? А про кого?

Да, про Вас, про Анку, про Фурманова...

Интересно! А когла закончишь?

Да, вот, завтреча чтоб всё было готово, ОПЕР приказал!

«О небо!
Где же правота, когда священный дар.
Когда бессмертный гений – не в награду
Любви горящей, самоотверженья,
Трудов, усердия, молений послан –
А озаряет голову безумца,
Гуляки праздного?.. О Петька, Петька!» – Восклицает Василий Иванович.

Его, талантливого военачальника и опытного бойца, справедливо возмущает что какой-то Петька, молодой воин, создаёт шедевры военного искусства, ему, Чапаеву, недоступные.

«Как, некий херувим
Он несколько занёс нам песен райских.

(Петька ещё придумал, усилив тем раздражение Чапаева, скакать – лететь в сабельную атаку под звуки каких-то ПЕСЕН, якобы поднимающих боевой дух красных конников, что Василию Ивановичу, не понимавшему психологии воина и воевавшему по-старинке, казалось ненужным и бесполезным! Он ограничивался обычно чаркой водки.)
Чтоб, возмутив бескрылое желанье
В нас, чадах праха,  после улететь!
Так, улетай же! Чем скорей, тем лучше.»

И Эдуард Багрицкий тоже добавил к неудовольствию Василия Ивановича, написав снова про Петьку:

«Нас водила МОЛОДОСТЬ в сабельный поход,,,»

«Написал бы хоть «Нас водила ОПЫТНОСТЬ» или, ещё лучше, «Нас водил Чапаев В. в сабельный поход!» – Сердито думал он.




Моя цель в подстановке была – устранить неприятное чувство, которое вызывала клевета на Сальери! Как это ни странно, но упомянутая подстановка действительно сняла с моей души этот камень и теперь я с удовольствием (без всяких «побочных эффектов») читаю драму и наслаждаюсь талантом, с которым она была написана.

Читатели, если и у вас возникало такое «царапание», сделайте тоже подстановку, и вовсе не обязательно Чапаева и Петьку!!! Можете подставить вместо Сальери кого угодно, хоть Эспри де Л'Эскалье, а вместо Моцарта какого-нибудь талантливого автора или СЕБЯ! Не бойтесь, яда у меня нет и талантами обычно восхищаюсь, не ревную и не травлю!

Написал последнюю строку и собрался было опубликовать заметку. Да призадумался, вдруг анекдот советских времён всплыл в памяти:

Негр собрался поехать в Советский Союз. Друзья его отговаривают:

Не езжай ты туда! Они там все расисты, про нас всякие анекдоты рассказывают.

Негр всё же поехал. Идёт по Москве, на плече сидит обезьянка.

Встречается ему старушка, которая вежливо спрашивает:

Простите, а кто вы такой?

Я, – отвечает негр, – тот, про кого у вас анекдоты рассказывают.

Старушка всплеснула руками:

Ой, как же вы изменились, Василий Иванович! А Петьку-то, Петьку вообще не узнать!




Ежели эта старушка прочитает мой опус, реакция будет схожей.

2 III 2016

Похожие статьи:

Авторская прозаСнова о Моцарте и Сальери.
Авторская прозаО силе слова.
Авторская прозаОДИН РАССКАЗ. НАЧАЛО
Авторская проза Василий Иванович, Эверест зас... и! (Писульки Эспри де Л'Эскалье)
Авторская проза Пушкин и Сальери (Писульки Эспри де Л'Эскалье)
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Свежее в блогах

Они кланялись тем кто выше
Они кланялись тем кто выше Они рвали себя на часть Услужить пытаясь начальству Но забыли совсем про нас Оторвали куски России Закидали эфир враньём А дороги стоят большие Обнесенные...
Говорим мы с тобой как ровня, так поставил ты дело сразу
У меня седина на висках, К 40 уж подходят годы, А ты вечно такой молодой, Веселый всегда и суровый Говорим мы с тобой как ровня, Так поставил ты дело сразу, Дядька мой говорил...
Когда друзья уходят, это плохо (памяти Димы друга)
Когда друзья уходят, это плохо Они на небо, мы же здесь стоим И солнце светит как то однобоко Ушел, куда же друг ты там один И в 40 лет, когда вокруг цветёт Когда все только начинает жить...
Степь кругом как скатерть росписная
Степь кругом как скатерть росписная Вся в траве пожухлой от дождя Я стою где молодость играла Где мальчонкой за судьбой гонялся я Читать далее.........
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет А я усмехнулся играя Словами, как ласковый зверь Ты думаешь молодость вечна Она лишь дает тепло Но жизнь товарищ бесконечна И молодость...