Вся правда о воробьях

Лииса Авторская проза 6 августа 2015 Рейтинг: 0 Голосов: 0 775 просмотров
Вся правда о воробьях

 

 

Где-то на вершине известного в довольно узких кругах холма уютно расположился один маленький, забытый богом поселок, своим убогим и мрачным видом напоминающий знаменитую Припять, только менее атмосферный. По его опустевшим, как после зомби апокалипсиса, грязным улицам изредка проходило всякое быдло и проносились разваливающиеся на полном ходу машины, в которых играла дерьмовая музыка. Повсюду валялись тушки дохлых животных и дико воняло. Кроме того, этот поселок находился в России. Поэтому именно там разместили свою крупнейшую базу слуги Сатаны. Коварные воробьи. Их поселение было скрыто от человеческих глаз ветками, снегом и… практически полным отсутствием людей в поселке. Их предводитель Николай был странным воробьем. Поговаривали, что он получал указания непосредственно от самого Первого Падшего, поэтому он часто входил в трансы, летал вниз головой, судорожно дрыгал ногами, стрелял лазерами из глаз и ругался матом на иностранном для воробьев собачьем языке. Верные подданные Николая действовали исподтишка: они насылали болезни, инфляцию, войну на Украине, конец Наруто, очереди, пробки и злых преподов. Они питались страхом и отчаянием, но самые кровожадные из них выпивали всю кровь из несчастных животных. А  из-за ненасытного обжоры Ваньки по району побежали слухи, что в поселке объявилась чупакабра. <o:p></o:p>

  — Какая нахуй чупакабра, Иван?! — Не унимался Николай. — Не мог придумать прикрытие получше?! <o:p></o:p>

  — Но мой господин… — растеряно пробормотал Иван. — Эти жалкие людишки готовы поверить в любую чушь, нам ничто не угрожает… <o:p></o:p>

  — Ни что не угрожает?! — Возмущенно переспросил правитель. — Идиот! А если они узнают о нас и позовут священника? Нам придется искать новую базу. А более подходящее место сложно найти. Ты подверг риску исполнение нашей Великой Цели. Первый Падший будет недоволен. <o:p></o:p>

  — Но ваше величество! — Не унимался Ваня. — Священники сейчас сами потеряли истинную веру, они стали корыстными, их поглотили гордыня и осуждение..<o:p></o:p>

  — Заткнись, безмозглая птица — рявкнул Николай. — То, что мы пока побеждаем и перевыполняем план, не повод расслабляться! — Воробей взлетел над поселением и громко крикнул:<o:p></o:p>

  — СЛУШАЙТЕ ВСЕ, ЖАЛКИЕ СОЗДАНИЯ! ПУСТЬ ПРИМЕР ЭТОГО ВОРОБЬЯ ПОСЛУЖИТ ВПРЕТЬ ДЛЯ ВАС УРОКОМ! — Николай резко спикировал на Ивана..<o:p></o:p>

  — НЕТ! — Послышался крик из толпы: его жена Ульяна резко выскочила вперед и заслонила собой мужа, тут же почувствовав удар и невыносимую боль. Николай резко приземлился на нее и выклевал ей глаза. Иван взлетел, пытаясь спастись бегством, но правитель выстрелил в него лазерами из глаз и тот упал на снег, обратившись горсткой пепла. Воробьи застыли в ужасе. <o:p></o:p>

  — Как видите, господа, я не шучу! — Спокойным голосом проговорил Николай, приземлившись и аристократично сложив крылья за спиной. — Я не потерплю безответственность и нарушение порядка в своем поселении. Когда до достижения нашей цели осталось совсем немного, я не позволю никому мне помешать. Это ясно? — дрожащая от страха кучка воробьев не смела вымолвить ни слова <o:p></o:p>

— Не слышу! — Раздраженно крикнул Николай. — Я спрашиваю вас, жалкие отродья, это ясно?! <o:p></o:p>

— Да! <o:p></o:p>

— Ясно?!<o:p></o:p>

— Да, Повелитель! — Послышались робкие голоса из толпы. <o:p></o:p>

— Вот и отлично! — Улыбнулся Николай. — На сегодня собрание окончено. Ужасного всем дня. И помните, Первый Падший наблюдает за вами.<o:p></o:p>

  — Да как он может! — возмущался Денис, нервно перебирая когтистой лапкой. — Это не справедливо!<o:p></o:p>

— Тихо ты! — одернула его Оксана, тревожно оглядываясь по сторонам. — Он может услышать. <o:p></o:p>

— Да плевать… — ответил Денис, но уже тише и менее уверенно. <o:p></o:p>

— Я не хочу терять тебя вот так, Ден, пожалуйста, будь осторожнее… — взмолилась Оксана. <o:p></o:p>

— Осторожнее? С какой стати? Где мы все оказались из-за этой осторожности? Под гнетом наглеющего тирана! <o:p></o:p>

— Но он же получает приказы от самого Люцифера! <o:p></o:p>

— Да что ты? — усмехнулся Денис, запрыгивая на свою ветку. — Где доказательства, что это не обман и представления ради личной цели. С каких пор мы принимаем все на веру? Это глупо, тебе не кажется? <o:p></o:p>

— Не знаю… — пробормотала Оксана… — но… даже если так, что ты намерен делать?<o:p></o:p>

Клюв Дениса приоткрылся в безумной улыбке: <o:p></o:p>

— Я собираюсь свергнуть этого деспотичного маразматика. Я сам поведу нас к темному и ужасному будущему! <o:p></o:p>

— Денис! Да ты с ума сошел! <o:p></o:p>

— Может быть… — Задумчиво ответил он. — Но кто сейчас не безумен?               <o:p></o:p>

...<o:p></o:p>

Утро выдалось теплым и сопливым. Тонкий слой осеннего снега таял, превращаясь в грязные лужи. Невзрачные серые улочки окинул густой туман, полный тяжелого влажного воздуха. Он придавал забытому богом грязному поселку какой-то мрачный, почти сказочный шарм. Жуткое воробьиное логово виднелось лишь блеклым очертанием  из-за сгустка белой пелены. Денис тихо спрыгнул со своей ветки, стараясь не разбудить Оксану и собрался было взлетать.<o:p></o:p>

  — Ден, ты куда? — Сонным голосом спросила жена. <o:p></o:p>

"Твою мать!.." — мысленно выругался Денис, резко плюхнувшись на соседнюю ветку от неожиданности. — Я… я скоро вернусь.<o:p></o:p>

  — Ты опять за свое? — Недовольно проворчала Оксана, подлетая к нему, — говорю тебе, Ден, оставь эту затею! Николай узнает, и нам обоим несдобровать. — Она легонько коснулась крылом его спины — Пожалуйста…  <o:p></o:p>

Денис резко дернулся и отстранился:<o:p></o:p>

— Что б ты понимала, женщина! — Рявкнул воробей. — Грядет новая эра! Если ему не помешать сейчас, нас всех постигнет участь Ивана.<o:p></o:p>

— Вовсе не обязательно! — не унималась Оксана — Просто нужно вести себя осторожно и соблюдать приказы его Величества. <o:p></o:p>

— Пойми, это не поможет! Его приказы скоро загонят нас в такие рамки, что даже дышать будет запрещено! Я должен спасти нас всех! <o:p></o:p>

— Но Денис… <o:p></o:p>

— До встречи, любимая! Я не прощаюсь. Я обещаю вернуться и все исправить. Надеюсь ты поймешь… И поверишь в меня. — Он быстро обнял Оксану и взлетел. Жена еще долго смотрела ему вслед потерянным грустным взглядом. Куда же он направился?<o:p></o:p>

На другом конце поселка между сгоревшим домом, где коротал свой бессмысленный век бомж Вениамин, и заброшенной стройкой на проводах сидел попугай с оригинальным именем Кеша. Точнее, Кешей его называли люди, от которых он улетел при первой же возможности. На самом деле его звали Бузуран. Бузуран был эмигрантом из Южной Африки и знаменитым барыгой по прозвищу Сказочник. Он поставлял самую годную наркоту во все уголки страны. К его наркоте люди максимально быстро привыкали и максимально быстро дохли от нее. Или же становились подобием бомжа Вениамина, который был бывшим мажористым сынком, променявшим состояние на дозу. Сказочник спокойно сидел на проводах и наслаждался русским рэпом, громко игравшим из Лады Калины, стоявшей неподалеку. <o:p></o:p>

  — Здоров, Бузуран! — Услышав голос Дениса, попугай открыл глаза.<o:p></o:p>

  — Привет, старый друг! — Радостно ответил Сказочник. — Ты еще не помер? Слава Первому Падшему!<o:p></o:p>

  — Пока живой. — Напряженно улыбнулся Ден — Слушай… Я к тебе по делу.<o:p></o:p>

  — Чего у тебя? Выкладывай.<o:p></o:p>

  — Не здесь, Бузуран… — Ответил Денис, тревожно оглянувшись.<o:p></o:p>

...<o:p></o:p>

  — Да ты с ума сошел! — Воскликнул попугай, возмущенно взлетев над спинкой старого дивана, стоявшего в комнате Вениамина.<o:p></o:p>

  — Говорю тебе! Николай съехал с катушек! Его надо валить пока не поздно.<o:p></o:p>

  — Но он же...<o:p></o:p>

  — Да-да, — перебил его Денис, — получает приказы от самого Первого Падшего. И что с того? Думаешь он единственный достойный?<o:p></o:p>

  — А кто, если не он? — Удивленно спросил барыга. <o:p></o:p>

  — Ну-у… К примеру, я. — С наигранной скромностью ответил Денис.<o:p></o:p>

  — Ты сошел с ума!<o:p></o:p>

  — Ну да… — Задумчиво ответил воробей. — Но без этого жить скучно.<o:p></o:p>

  — Не знаю, брат… — После напряженной паузы произнес Бузуран. — Я бы, конечно, помог тебе, но что, если он узнает?..<o:p></o:p>

  — Никогда бы не подумал, что ты — трус, друг мой! — Прищурив глаза, ответил Денис. Он язвительно посмотрел на попугая. — А когда-то ты поддерживал любые авантюры… Да-а, время не щадит никого. — Грустно вздохнул Ден, медленно направляясь к выходу.<o:p></o:p>

  — Эй! Погоди! Это я-то трус? — возмутился Бузуран, преграждая ему дорогу. — Ладно, уговорил!.. Дам я тебе один чудо-порошок! Он отправит тебя прямо в ад, гарантирую! Там ты сможешь поговорить с руководством. Но..<o:p></o:p>

  — Вот! Узнаю старого доброго Сказочника! — Перебил его довольный Денис. — Спасибо, брат! Я знал, что ты не подведешь...<o:p></o:p>

  — Ты готов? — Неуверенно спросил барыга. — Это реально жесткая штука..<o:p></o:p>

  — Всегда готов! — бодро ответил Денис, вдохнул порошок и тут же отключился.<o:p></o:p>

  — Удачи, старый друг! Выживи… — Пробормотал Бузуран, с надеждой взглянув на синеющее тело Дениса.                      <o:p></o:p>

...<o:p></o:p>

  — Оксана!!! — по воробьиному поселению мчался Тимофей, неуклюже ударяясь крыльями о ветки. Она взволнованно подскочила, резко вырвавшись из беспокойного сна.<o:p></o:p>

  — А? Что? В чем дело, Тим?<o:p></o:p>

  — Тебя… — воробей запыхался и пытался отдышаться. — Тебя срочно вызывает к себе Николай. Он очень зол… В момент последнего транса он застрелил лазерами кота и трех голубей. — Сердце Оксаны упало. Она побледнела, смотря стеклянным взглядом вдаль.<o:p></o:p>

  — Оксана? Ты в порядке?<o:p></o:p>

  — Тимофей, чего ты там медлишь? Тебе жить надоело?! Быстро веди ко мне девчонку! — Послышался разъяренный крик Николая, и где-то рядом загорелась ветка...<o:p></o:p>

...<o:p></o:p>

"Где это я?.." — Денис удивленно озирался по сторонам. Вокруг было темно и жарко, в воздухе стоял запах гари. Он попытался взлететь и… Понял, что не может. Воробей  неуклюже заковылял вперед, беспомощно перебирая маленькими лапками и вдруг услышал звериное рычание слева от себя. Воробей резко обернулся и обомлел от ужаса… Прямо на него несся цербер.<o:p></o:p>

"Только не это.." — испуганно подумал Денис, несуразно пятясь назад. Ему захотелось слиться со стеной, лишь бы это жуткое создание его не заметило, но было уже слишком поздно...<o:p></o:p>

  — Привет, Ден! Давно не виделись! — Совсем рядом прозвучал звонкий женский голосок. И мягкий влажный язык нежно скользнул по телу Дениса. Перед ним стояла любимая дочурка знаменитого трехголового пса Орнелиестия. Но большинство знакомых звали ее Оля. Оля радостно смотрела на Дениса, кокетливо моргая всеми тремя парами глаз. Но Денис был не шибко рад видеть ее. Когда-то он часто баловался лучшей дурью Сказочника и оказывался в аду. Там он и встретил Олю впервые. Между ними закрутился бурный роман, но он плохо закончился. Неужели она не помнит?<o:p></o:p>

  — Привет… — неуверенно пробормотал Денис.<o:p></o:p>

  — Сто лет тебя здесь не видела! — Дружелюбно ответила третья голова Оли. — Какими судьбами? — поинтересовалась вторая.<o:p></o:p>

  — У меня очень важное дело к Первому Падшему. — Серьезно ответил Ден.<o:p></o:p>

  — Владыка сейчас очень занят. Придется подождать… — Денис грустно вздохнул. — А я могу скрасить твое одиночество, как в старые добрые времена… — Оля подмигнула ему, ласково проведя хвостом по брюху воробья. — Пойдем со мной.                        <o:p></o:p>

Через минуту они вошли в большой мрачный зал. В трещинах, черных от копоти, ярко светила оранжевая магма. Издали эхом доносились истошные крики мучеников. Посреди комнаты стояла большая круглая ванна с кипящим маслом. Оля радостно прыгнула туда. <o:p></o:p>

— Денис! Чего же ты стоишь? Залезай ко мне! Водичка отличная! — Она игриво брызнула в него маслом. Денис скорчился от боли. Горячие капли обжигали его тело. <o:p></o:p>

— Ты с ума сошла? Я… — Денис попытался изобразить невозмутимость. — Ну, во-первых, я не сумею залезть. Я же не могу здесь летать. — Оля звонко рассмеялась в ответ. <o:p></o:p>

— Чего смешного?! — Недоумевая, спросил Денис. <o:p></o:p>

— Ты можешь все! — уверенно ответила она и превратилась в трехголовую воробьиху, воспарив над ванной. Глаза Дениса округлились от удивления. <o:p></o:p>

— Что здесь происходит?! — Спросил он, по инерции пятясь назад. <o:p></o:p>

— Напомни, дорогой, как ты попал сюда? <o:p></o:p>

— Первый раз? — Денис задумался. — Ну… Я… <o:p></o:p>

— Да не в первый раз,  дурачок! — отмахнулась Оля. — Как ты сейчас попал сюда? <o:p></o:p>

— Я взял у Сказочника дури, и… <o:p></o:p>

— Вот именно! — Перебила дочь Цербера. — Твое тело сейчас валяется в отключке где-то на земле. А то, что происходит сейчас, это сон. И ты можешь делать в нем все, что захочешь! <o:p></o:p>

— И правда! — после небольшой паузы восхищено ответил Денис. Он стал фиолетовым лосем. Денис плескался в ванной из кипящего масла, и она была для него морем. Морем и грибным супом. Грибным супом и джакузи. Оля съезжала с его спины, как с горки, радостно смеясь, а когда он нырнул и задержал дыхание, он нашел Атлантиду. Точнее, своими глазами увидел, как она разрушилась и ушла под воду. Когда Денис вынырнул, он был собакой. А перед ним сидели… Три Оли! Только у каждой было по одной голове. Оля, которая сидела в середине, подошла к нему и шепнула на ушко:<o:p></o:p>

— Поиграем? Как раньше… <o:p></o:p>

— Оль… — дыхание Дениса сбилось. Нежные лапы ласкали его, зубы легонько покусывали шею и холку. — Я… Не могу… — хвост третьей Оли игриво скользнул по его брюху вниз. <o:p></o:p>

— Я… Я не могу. Я женат. <o:p></o:p>

— Ну и что? — игриво улыбнулась Оля. Это же просто сон. Здесь можно все. <o:p></o:p>

"И правда… Просто сон" — подумал Денис, сладко жмурясь и млея под ее нежными прикосновениями. "Во сне уж точно не измена".<o:p></o:p>

...<o:p></o:p>

Оксана подлетела к Николаю, покорно склонив перед ним голову.<o:p></o:p>

— П-простите за задержку, в-ваше Величество! — Она дрожала всем телом от страха, но всеми силами сталась этого не показать. Оксана впилась когтем в лапу, чтобы отвлечь себя болью. Николай заговорил подозрительно мягко:<o:p></o:p>

— Ничего, девочка моя. Присаживайся… — Оксана послушно порхнула на его ветку. — скажи-ка мне вот что, дорогая, я хороший правитель? <o:p></o:p>

— К… Конечно, Господин! Вы самый справедливый и злобный. <o:p></o:p>

— Это так… — самодовольно улыбнулся Николай. — Но все ли так считают? — Правитель задумчиво глядел вдаль.<o:p></o:p>

— Конечно! Все вами очень довольны. — Заверила Оксана. <o:p></o:p>

— Хорошо. — Чувствовалось, что Николай доволен. Воцарилось неловкое молчание <o:p></o:p>

— Я могу идти? — С надеждой спросила Оксана. <o:p></o:p>

— Подожди, милая… Еще один вопросик… <o:p></o:p>

— Д-да, Господин. <o:p></o:p>

— где твой муж? <o:p></o:p>

— Я не знаю, повелитель… <o:p></o:p>

— НЕ ЗНАЕШЬ?! — Николай разок сорвался на крик. — Врать не хорошо, девочка! <o:p></o:p>

— Я… Я не вру… Я правда не знаю, ваше Величество. — Оксана сжалась в комок. <o:p></o:p>

— Ты покрываешь изменника! Ты поплатишься! — Глаза Николая покраснели… Оксана зажмурилась, готовясь принять последний удар. И… Над ее головой раздался громкий лай. Правитель парил над поселением вниз головой и матерился на собачьем. Лазеры из его глаз хаотично палили вверх. "Очередной транс? Фух… Я спасена." — выдохнула Оксана. А в комнату с большой ванной, полной кипящего масла, степенно вошел Николай. <o:p></o:p>

— Какая встреча… — Усмехнулся он, увидев Дениса. — Не думал, что ты так далеко зайдешь. <o:p></o:p>

Вдруг одна стена поднялась и в комнату вошел инкуб в деловом костюме: <o:p></o:p>

— Первый Падший готов Вас принять.<o:p></o:p>

 Николай презрительно посмотрел на Дениса и направился к выходу. Денис обогнал его, оттолкнув в сторону. <o:p></o:p>

— Вас обоих. — Беспристрастно добавил инкуб.<o:p></o:p>

Толкаясь и матерясь, воробьи вошли в кабинет Первого Падшего — жуткое и мрачное место. На стенах были леденящие кровь жуткие изображения, вид которых выдерживал не каждый: слабонервные падали замертво, стойкие — просто в обморок. И только избранные могли выдержать вид этого кошмара. На стенах кабинета Люцифера красовалось современное искусство, бесхитростные и безвкусные картины разбавляли собой фотографии участников шоу "дом-2", ведущих шоу "давай поженимся", Елены Малышевой и прочих достойнейших посланников Первого Падшего. Денис невольно вздрогнул, Николай усмехнулся, презрительно взглянув на новоиспеченного конкурента, ведь он бывал здесь уже не раз. <o:p></o:p>

— Истинные слуги сатаны ничего не боятся. — как будто невзначай подметил правитель, с улыбкой разглядывая стены. Услышав это, Денис перестал брезгливо жмуриться, и принялся разглядывать многочисленные картины. <o:p></o:p>

— А что… Очень даже не плохою — Он пытался отвечать максимально уверенно и непринужденно, но голос его подвел. <o:p></o:p>

— Ты просто жалок. — Не глядя на Дениса, ответил Николай. Неожиданно раздался сильный взрыв и запахло серой. И прямо перед ними появился Он. Сам Первый Падший. Оба воробья тут же почтительно поклонились. <o:p></o:p>

— ЖАЛКИЕ ЧЕРВИ! — Его голос громогласно разнесся по кабинету. — Я вами крайне недоволен! Ты, — обратился он к Денису, — задумал свернуть своего правителя, избранного лично мной. Ты сомневаешься в моем выборе?  - Денис молчал, не поднимая головы. <o:p></o:p>

— Отвечай, ничтожество! — Потребовал Николай. <o:p></o:p>

— Заткнись! — Рявкнул Люцифер. — Ты тоже разочаровал меня, Николай. <o:p></o:p>

— Но чем, Господин? — Недоуменно спросил он. — При твоем правление появились мятежники, значит довольны не все.<o:p></o:p>

— Да он… — начал было Денис. <o:p></o:p>

— Мне противно на вас смотреть. Вы похожи на повздоривших детей в садике, пришли ко мне, как к воспитателю, чтобы я решил ваши проблемы. Испепелить бы вас обоих, да вы мне нравитесь, поэтому я дам вам еще один шанс. Достойнейший из вас будет править, а второй умрет. Начнем же ваши испытания!            <o:p></o:p>

...<o:p></o:p>

Когда-то давно в том самом поселке, который в последствии стал главной базой безжалостных слуг ада, жил был червь Афанасий. В школе Афоня учился на "отлично", много читал и подавал большие надежды, его ставили в пример менее успешным одноклассникам, за что те ненавидели его и часто пиздили за гаражами. Родители носились с любимым сыном, как с писаной торбой. Мама постоянно твердила ему, что он особенный и его ждет большое будущее, а отец решал любые его проблемы раньше, чем сам Афоня попытается их решить. Его детство проходило уныло и монотонно, как, впрочем детство всех, кому посчастливилось родиться в этом поселке. Афоня считал, что он не такой, как все, что он выше, лучше, умнее других, его не интересовало то, что так влекло большинство. "Наверное, я с другой планеты" — думал развитый не по годам Афанасий, но на самом деле он был обычным задротом и аутистом. Друзей у Афони почти не было. Васька, да Серега, которым родители Афони платили, чтобы те общались с их возлюбленным, но двинутым чадом. Они вместе играли в онлайн-игры и смотрели порнуху, а потом подросли, и начали бухать. Вскоре друзья Афони слились от него, променяв его на шлюх и наркоту. Афанасий считал, что они просто стали такими как все, а на деле им просто надоели его занудные бредни и жалкое существование. Им было с ним элементарно скучно. Поэтому Афоня начал бухать и принимать наркоту один. Когда-то он мечтал стать важной шишкой. Не важно, артистом, президентом или богом, лишь бы уважали, до такой степени Афанасия зачмырили во дворе. Серега пытался сделать его нормальным червем и вытащить в люди. Даже шлюх ему пытался подгонять. Но Афоня ни в какую на это не соглашался. Он был закоренелым романтиком, пылко влюбленным в одну воробьиху. Он мечтал о ней днями и ночами. Она являлась ему во снах, но он все не решался к ней подойти. Зашуганный, никем не принятый и дохуя особенный задрот — аутист, склонный к эскапизму и разного рода зависимостям задумывался: "а поймет ли она меня? А вдруг она такая же как все и не достойна моего внимания?".<o:p></o:p>

Афанасий был очень нерешительным червяком, и это проявлялось не только в отношении противоположенного пола. Он так и не пошел ни в театральный кружок, ни в качалку, ни работать — его всегда что-то останавливало. Он боялся перемен и искал отговорки. Реальность казалось ему кошмаром, зато сны его всегда были красочными и прекрасными.  Иногда он спал целыми днями, чтоб хотя бы во сне она была рядом. И вот однажды он, наконец-то, выполз вынести мусор, и увидел, что она плачет. Афанасий был под феном, который придал ему смелости и внушил непреодолимое желание общаться. Он подошел к ней и они разговорились. <o:p></o:p>

  — Что случилось? — Спросил Афанасий, заботливо глядя в глаза воробьихи.<o:p></o:p>

  — Моя жизнь такая жалкая… — Всхлипнула она. — Я ничего не могу… Мне кажется, я не создана для этого мира..<o:p></o:p>

Сердце Афони екнуло.<o:p></o:p>

  — Понимаю! — Оживленно ответил он. — Я чувствую то же самое! Этот мир говно, а мы ахуенные! Он обязательно будет у наших ног. — Воробьиха улыбнулась и кивнула. Они гуляли и болтали весь день. Оказалось, что им нравятся одни и те же игры и книги, и, конечно же, что они оба одинаково непоняты, круты и одиноки. А вечером Афоня сказал:<o:p></o:p>

— Ладно, мне пора домой, а то мама волнуется. <o:p></o:p>

— Мы же еще встретимся? — С надеждой спросила она. <o:p></o:p>

— Завтра в то же время! — Самым сексуальным и уверенным тоном, на который был способен, ответил Афанасий. Он робко чмокнул ее в щеку и пополз к дому. Этот червь никогда не был так счастлив, его сердце трепетало, а мысли путались в голове. Он был опьянен любовью, а глуповатая улыбка не покидала его прыщавого ебала. Мысли о ней грели его душу, как ничто и никогда. Но вдруг на него спикировал большой воробей и склевал его. <o:p></o:p>

— Днище… — Презрительно изрек воробей, сплюнул и полетел дальше. И никто не плакал по Афанасию и не скучал. Он и правда был днищем. Вскоре его все забыли… Точнее почти все...<o:p></o:p>

Оксана изредка вспоминала тот странный день, проведенный с червяком. Это было так давно… Словно в тумане. Сколько воды с тех пор утекло? Да и она стала совсем другой. Уже не такой загадочной и одинокой, и вроде бы даже была счастлива с мужем, но иногда недобитая ванильная девочка внутри нее задавала себе вопрос: "А не был ли он моей второй половинкой?"    .<o:p></o:p>

...<o:p></o:p>

В темном, мрачном лесу, окутанном густым и таинственным туманом, со всех сторон доносились леденящие кровь жуткие звуки. В беспроглядной зловещей тьме на путников были устремлены многочисленные неприветливые взгляды желтых и красных светящихся глаз. Резко пахнуло серой, вдалеке раздался протяжный волчий вой. <o:p></o:p>

— Откуда, блять, в аду лес? — недоуменно спросил Денис.<o:p></o:p>

— Хз… — задумчиво ответил Николай, настороженно озираясь по сторонам. Вдруг, откуда ни возьмись, на них налетела стая ворон. Николай расстреливал их лазерами на подлете, а Денис просто накидывался на них и клевал, пока не пробьет череп. Вдруг на Николая спикировала со спины одна из злобных птиц, прижав его лапами к земле. Жрец беспомощно дернулся под тяжестью вороны, но было поздно: вдавленный в землю, он не мог повернуть голову, чтобы атаковать врага. Денис быстро подлетел к вороне и резким движением когтя перерезал ей горло.<o:p></o:p>

  — Спасибо… — с трудом поднимаясь, удивленно ответил Николай.<o:p></o:p>

  — Не за что, — усмехнулся Ден, подавая ему лапу. — Так рано лишиться соперника было бы попросту скучно. <o:p></o:p>

И они пошли дальше вглубь мрачного леса навстречу опасности и испытаниям. Темнота сгущалась. Вскоре воробьи с трудом могли разглядеть друг друга. Звуки леса становились все более жуткими и зловещими. <o:p></o:p>

— Нужно сделать привал. Сейчас идти дальше опасно. И более того, бессмысленно. Нихрена не видно.                        <o:p></o:p>

— Испугался? — Презрительно усмехнулся Николай. — Того, кто хочет быть правителем легиона слуг Сатаны пугает темнота?<o:p></o:p>

— Вовсе нет. — Спокойно ответил Денис. — Просто нужно быть благоразумнее. К тому же, ты ранен. Глупо будет вот так погибнуть.<o:p></o:p>

— Ты прав… — Горько улыбнулся Николай. — Можно, пожалуй, немного отдохнуть.<o:p></o:p>

Они расположились в ветвях высокого размашистого дуба. Ночь выдалась холодной, поэтому, преодолев неприязнь, воробьи прижались друг к другу, чтобы согреться, как это принято у воробьев, и решили немного отдохнуть.<o:p></o:p>

  — Спишь?.. — неуверенно спросил Николай. Денис не ответил. Николай посмотрел на него и грустно вздохнул. — Хороший ты парень, Ден… Зачем ты в это ввязался?<o:p></o:p>

— Затем, что я хочу, чтобы мой народ был счастлив. Из меня получится правитель получше чем из тебя. — Высокомерно ответил Денис — А ты зачем?<o:p></o:p>

— Это был не мой выбор… — Грустно вздохнул Николай.<o:p></o:p>

— Что ты имеешь в виду? — удивился Денис.<o:p></o:p>

— Я всегда мечтал приносить пользу обществу. Учить детишек или строить гнезда. Быть нормальным, таким, как все. Затеряться в толпе добрых воробьев, незаметно поддерживающих изо дня в день исправную работу системы. Она казалась мне такой совершенной… А мир таким прекрасным. Я искренне любил все живое в этом мире. Даже недостатки каждого существа, казалось, лишь делали его уникальным, отчего более совершенным. Я в жизни не обидел и мухи. Клевал зерна. Я был настолько милым, что даже коты меня не трогали. И был счастлив. Но с детства я слышал голоса… Жуткие голоса. Они призывали меня делать ужасные вещи. У меня болела голова, мне было очень страшно. Какое-то время я боролся с ними, но мне становилось все хуже… Все мои сны превратились в кошмары. Знаешь, у меня была прекрасная семья. Добрые понимающие родители, которые души во мне не чаяли, милая младшая сестренка и собака. Собака у семьи воробьев! Большая и лохматая! Можешь себе представить? Я убил их всех. Когда я был уже не в силах бороться с голосами и кошмарами, я рассказал родителям. А они упекли меня в психушку. Я знаю, что они хотели как лучше… Но… — Голос Николая дрогнул. —  Эти жалкие ублюдки не придумали ничего лучше, чем сгноить меня в дурдоме! Там я окончательно сломался… Я пытался быть хорошим, но так было невозможно ни выжить, ни выбраться. Весь мир отвернулся от меня. Я стоял на распутье и не знал, что мне делать. И только жуткие голоса в моей голове давали мне советы. И когда я стал прислушиваться к ним, они поглотили меня полностью. Тогда я ощутил невероятную силу и могущество. Они переполняли и дурманили меня. Я стал убивать… Просто, потому что могу, просто, потому что другие слабее. Тогда я думал, что это делает меня счастливым, но на деле это просто опустошало. Но тогда я этого не понимал. Лишь недавно понял. А тогда я был опьянен могуществом и был несказанно рад, когда Первый Падший вызвал меня лично, и сказал, что я избран для важной миссии. Дальше ты знаешь… Ценой за силу и власть стала моя душа. Каждый раз, входя в транс, по пути в ад я вижу своих родных. Они тянут ко мне окровавленные лапки и говорят: "Коленька, как ты мог? ты же был таким хорошим мальчиком.." А я и правда был хорошим… Помогал другим всем, чем мог. И все меня любили. А сейчас ненавидят. Я стал жестоким и думаю только о высшей цели и порядке. А если отбросить это… Что от меня осталось? Лишь страх и сожаление. — Он горько усмехнулся. — Оно тебе надо, Ден? — Николай повернулся к своему спутнику, вопросительно глядя на него. Но тот уже вновь мирно спал, утомленный монологом жреца."Тем лучше." — подумал Николай — "негоже подданным видеть моменты слабости повелителя". Вскоре Николай тоже погрузился в глубокий и, на редкость, спокойный сон, пока его не разбудило противное шипение над ухом. <o:p></o:p>

— Какая встреча… — Прошептал холодный высокомерный голос. Николай открыл глаза и увидел жуткого змея, обвившего ветку, на которой они спали. — Помнишь меня? — спросил змей, подползая ближе. Ветка хрустнула от его тяжести. Это разбудило Дениса. Он резко вскочил, широко раскрыв глаза <o:p></o:p>

— Это еще что за херовина?! — С ужасом спросил он. <o:p></o:p>

— Да так, одно днище… — Спокойно ответил Николай. <o:p></o:p>

— Что?! — Возмутился змей. — Да я заместитель Первого Падшего в самой преисподней! <o:p></o:p>

— Ну и что? — Холодно переспросил Николай. — Ты все равно днище, Афоня, и все тот же жалкий прыщавый червяк. <o:p></o:p>

— Я не червяк! Я змей! Ты совсем страх потерял, птенчик? Мало тебе прошлого раза?<o:p></o:p>

— Нет, Афоня, ты ебучий червяк. Я тебя не боюсь. И я с радостью убил бы тебя снова.<o:p></o:p>

— Посмотрим еще, кто кого! — Яростно взвизгнул змей и резко бросился на Николая<o:p></o:p>

...<o:p></o:p>

"Всем известно, что смысл нашей быстротечной и суетливой жизни в удовольствии. Нельзя отказывать себе в маленьких повседневных радостях, даже если они противоречат всяким занудностям вроде морали, здравого смысла и общественного мнения. Это все ханжество. Мораль и здравый смысл придумали завистники, которые тоже хотят, но не решаются. Они сами загоняют себя в рамки, свято веря, что после смерти получат за это конфетку. Ту самую конфетку, которую попросту не решились взять при жизни. Они морят голодом своих внутренних демонов, а те, в свою очередь, злятся и пожирают их заживо. От этого они становятся злыми, нервными и депрессивными, списывая все на переутомление. Жалкое зрелище… Нынешней народ совсем не умеет наслаждаться." — Думала кошка Глашка, лениво переворачиваясь на другой бок. Она лежала на подоконнике, блаженно прикрыв глаза, и грелась на солнышке. Ее хозяйка — пенсионерка Эльвира Степановна — была заядлой кошатницей. Она тратила на своих возлюбленных зверюшек последние гроши, лишь бы они ни в чем не нуждались, а сама порой голодала неделями. Ее питомцы жили как в раю, но кое-кому из них и рая было мало… <o:p></o:p>

Всего пару лет назад у Эльвиры Степановны жили с десяток кошек. Но вот напасть: Дуська упала из окна и разбилась, Карл и Ника убежали, Ваську поймали и съели бомжи. Он был упитанным и медлительным, а старушка Клара попала под машину. Так кошек в доме становилось все меньше и меньше, пока не осталось двое: Глашка и ее муж Митя. Интересное совпадение, но до появления Глашки ни одно животное в доме не пропадало. А тут, вот ведь напасть, стали дохнуть, как мухи. "Быть может, черные кошки и правда приносят несчастья?" — Иногда задумывалась Эльвира Степановна, вспоминая слова соседок. Нет, скорее, это просто совпадение. Разве такое очаровательное создание может приносить несчастья? Старушка любила Глашку больше всего на свете. Глашка жила, как королева. Хотя почему как? Она действительно была королевой местной кошачьей мафии. Вот только пенсионерка, конечно, даже не подозревала об этом. <o:p></o:p>

Все началось, когда в подъезде окотилась кошка, которую подкармливали соседи. Котята росли диковатыми, и при виде людей они поджимали уши, шипели и убегали. И только один маленький черный котенок терся о ноги и строил глазки проходящим мимо людям. Конечно же, ласковому и бесстрашному созданию доставалось больше всего еды, отчего ее шерстка лоснилась, а глазки блестели. Вскоре самого красивого котеночка взяли домой. Это и научило Глашку смотреть свысока. Пока ее братья и сестры дрожали от холода на улице и искали еду на помойках, Глашка медленно смаковала парное молоко из блюдечка, лежа на мягкой подушке. "Глупцы и трусы." — С презрением думала она. — "У нас были равные шансы, но они ничего не добились. Каждый просто получает по заслугам". Вскоре, возомнив себя совсем домашней, она стала воротить нос от уличного сброда. А пообщавшись с домашними котами, поняла, что живет не так уж хорошо. Ей захотелось большего. Днями и ночами она грезила о собственном доме, где ни с кем не нужно делить еду, лоток и территорию, и вскоре перешла к действиям. Оценив ситуацию, она нашла союзника в крупном, сильном, но туповатом коте Мите. Запудрив его недалекий мозг вечной любовью, она получила надежного союзника, который не задумываясь помог возлюбленной убрать с дороги конкурентов. Некоторых удалось запугать и они ушли сами. Другим же пришлось помочь… И так продолжалось, пока они не остались вдвоем в своем райском любовном гнездышке. На самом деле Глашка никогда не любила Митю. Коты ее вообще не интересовали. У нее были совсем другие увлечения..<o:p></o:p>

— Это она? — Спросила Оксана, подлев к окну, за которым мирно спала на подоконнике черная лоснящаяся тушка.<o:p></o:p>

— Да. — Тимофей кивнул, глядя на открытую форточку. — Ну что, лети?<o:p></o:p>

— Не знаю… Это обязательно? Она же кошка..<o:p></o:p>

— Кошки, Оксана, лучшие проводники между мирами. Это всем известно… Ты хочешь помочь своему мужу или нет?<o:p></o:p>

— Хочу… — Неуверенно пробормотала воробьиха. — Но почему именно эта кошка? Она такая большая… и домашняя… и большая!<o:p></o:p>

— Потому что только с ней можно договориться… — вздохнул Тимофей.<o:p></o:p>

Оксана полетела было к форточке, но остановилась на полпути:<o:p></o:p>

— Тим… А она меня точно не убьет?<o:p></o:p>

— Точно… — Ответил воробей. Оксана подлетела к нему и обняла.<o:p></o:p>

— Спасибо, Тим! — радостно изрекла она и ринулась обратно к форточке. Тимофей смотрел ей вслед печальным и задумчивым взглядом<o:p></o:p>

— Не убьет… — тихо повторил он, когда Оксана влетела в квартиру. — Но еще не известно, что хуже...            <o:p></o:p>

...<o:p></o:p>

              Красное вечернее солнце быстро мелькало между тонкими ветками мрачных деревьев адского леса. Они убегали целый день, но снова и снова возвращались обратно и слышали злобный шипящий смех Афанасия. Вновь и вновь Николай стрелял в него лазерами из глаз, ловко повиснув на ветке вниз головой, подобно летучей мыши, огромное змеиное тело разлеталось на куски, голова падала к ногам Дениса, и тот торжествующе выклевывал ему глаза. Вновь и вновь они думали, что, наконец, одержали сладкую победу, но стоило им моргнуть, как они опять оказывались на ветке того дерева, где проснулись, а коварный змей был прямо перед ними. Ад — мир иллюзий, здесь правит фантазия. Афанасий был при жизни жутким задротом, и его фантазии хватило на то, чтобы нажать сохранение в этой части игры. Поэтому каждый раз, когда он погибал, он с полным  hp возвращался в это место. А вот его враги были вымотаны и измождены, они не знали, как выйти из этого порочного круга. <o:p></o:p>

— Лети быстрее! Не останавливайся! — Кричал Николай, тревожно оборачиваясь к уставшему товарищу.<o:p></o:p>

— Не могу! — Запыхавшись, отвечал Денис. — Я… пытаюсь… но… — Змей почти настиг беднягу. Николай из последних сил расстрелял его лазерным залпом и змей вновь разлетелся на куски. И тут случилось ужасное: из каждого куска появился новый Афанасий, и вот уже целая змеиная армия преследовала воробьев. <o:p></o:p>

— Бежи-и-им! — Крикнул Николай, помогая Денису подняться. Змеи ползли по земле и по веткам, окружив их со всех сторон. Воробьи устремились вверх, они поднимались все выше, минуя опасные ветви, и почти уже воспарили над лесом, как вдруг змей, сидевший на верхушке самого высокого дерева, ухватил зубами лапку летевшего позади Дениса. Несчастный воробей зажмурился, готовый проститься с жизнью, но вдруг зубы змея разжались. <o:p></o:p>

— Сссссука! — Озлобленно прошипел он, сползая вниз по стволу. Под деревом стояла Оля. Все три ее головы тянули змея за хвост. Она резко ударила его об землю и остальные змеи растворились, словно туман. <o:p></o:p>

— Быстрее! За мной! — Крикнула она и побежала вглубь леса. Воробьи переглянулись и полетели за ней. <o:p></o:p>

— Жалкие ничтожества! Вам никогда ничего не добиться в Аду. Вы слишком привержены земному миру и его ценностям. А я этот мир действительно презираю! Я бог! Я закон! Я до вас еще доберусь! Уахахаха! — прокричал Афанасий им вслед и закашлялся.<o:p></o:p>

...<o:p></o:p>

В квартире пенсионерки царил волнительный полумрак. Нагнетающую гробовую тишину нарушало лишь тиканье старых часов. Оксана лежала в объятиях спящей Глашки, свернувшейся теплым пушистым клубком, и пыталась отогнать тревогу, стыд и отвращение к себе другими мыслями, но, увы, не получалось. Она боялась пошевелиться, вдруг это отвратительное создание захочет повторить. Оксану передернуло. Она старалась сидеть тихо. Вдруг за окном раздался грохот. Оксана встрепенулась и разбудила кошку. <o:p></o:p>

— Уже проснулась, сладкая моя? — Потягиваясь и переворачиваясь на спину, спросила Глашка. Перья Оксаны встали дыбом. С ужасом попятившись от кошки, она вспорхнула на подоконник. <o:p></o:p>

— Да ладно тебе, дорогая, — ехидно промурлыкала Глашка, — еще скажи, что тебе не понравилось? <o:p></o:p>

Собравшись духом, Оксана, заикаясь, проговорила:<o:p></o:p>

— Г-г-г-глафира м-м-м-мурз-з-зикковна… Уго… Уговор… <o:p></o:p>

— Ах да, я совсем забыла. — Отмахнулась она пушистой лапкой. — Никто не приходит ко мне бескорыстно. Любви нет. Только выгода и удовольствие… Слезай, милая, я тебе помогу. Только давай скорее, мой муж скоро вернется. А он обязательно тебя съест, уж больно ревнивый. <o:p></o:p>

Оксана спрыгнула с подоконника и послушно подошла к Глашке, та положила на нее свою когтистую лапку и придавила ее к полу. Глаза Оксаны закрылись. Она почувствовала, что теряет сознание. Очнулась Оксана уже в аду. На поляне около жуткого леса. Рядом стояла Глашка. <o:p></o:p>

— Где я? — Удивленно спросила Оксана.<o:p></o:p>

— В Аду, птичка моя, как ты и просила. — Нежно промурлыкала черная кошка. От ее голоса Оксану передернуло.<o:p></o:p>

— Спасибо. — Безучастно ответила воробьиха. <o:p></o:p>

— Не за что, сладкая, но дальше я с тобой пойти не могу. — Глашка нежно провела кончиком хвоста по телу Оксаны. — Пока, милая, еще увидимся! — Кошка прыгнула в кусты и пропала из виду. Оксана проводила ее презрительным взглядом и направилась в лес. <o:p></o:p>

Она летела уже около часа, а лес все не кончался. Он становился только гуще и темнее. <o:p></o:p>

— Оксана! — вдруг окликнул ее до боли знакомый голос. Она обернулась и увидела Афанасия.<o:p></o:p>

...<o:p></o:p>

Оля разогналась и прыгнула в дупло большого дерева. Обессиливший Денис чуть не свалился с ее спины, но ее правая голова помогла ему удержать равновесие. Николай влетел следом. Они оказались в уютной собачьей будке. На стенах висели плакаты Мэнсона, потолок был усеян острыми шипами, а у стены стояли разные орудия пыток. Денис без сил свалился на пол. Оля подобрала его и бережно положила на подстилку. <o:p></o:p>

— Ден… Что с тобой? ты ранен? — взволнованно спросила Оля. <o:p></o:p>

— Ден, да что ты раскис? Ты никогда не был слабаком! Вставай давай! — Возмущался Николай. <o:p></o:p>

— Подожди… — осекла его церберша, встревожено глядя на Дениса, бледного и едва живого. — Тут что-то не так… <o:p></o:p>

— Я… — еле слышно прошептал Денис, слова давались ему тяжело. <o:p></o:p>

— Что такое? — Спросил Николай, подходя ближе. Оля тоже склонилась над мятежником. <o:p></o:p>

— Яд… <o:p></o:p>

— Что?! Яд? какой еще яд? <o:p></o:p>

— Этот… уб-блюдок успел… успел укусить меня. — Денис вытянул лапку с двумя маленькими шрамами от змеиных зубов. Оля внимательно осмотрела ее <o:p></o:p>

— Что там? — Спросил Николай.<o:p></o:p>

— Подожди… Не отвлекай меня! — Огрызнулась правая голова, пока левая и средняя внимательно изучали ранку. — О нет!!! — в ужасе воскликнула Оля — Нет… пожалуйста… <o:p></o:p>

— Что с ним? — Переспросил жрец, но она его уже не слышала. <o:p></o:p>

— Нет! Пожалуйста, нет! Я люблю его… Только не этот яд… — Она скулила и причитала, из всех ее глаз лились слезы. Николай подлетел к ней, приобнял центральную голову крыльями и пролаял на собачьем языке "все будет хорошо". Оля резко подняла голову и удивленно посмотрела на него <o:p></o:p>

— Откуда ты знаешь… <o:p></o:p>

— Я много чего знаю. — Перебил ее Николай. — И знаю, что все будет хорошо. Расскажи, что это за яд? <o:p></o:p>

— Противоядия нет… — тревожно пробормотала Оля — но его можно высосать. Пока можно… Но Денис воробей. Если я попробую, он может умереть от потери крови… <o:p></o:p>

— Ад это мир иллюзий. Ты сама говорила. Давай превратим его в кого-то покрупнее, доза яда станет меньше, а значит не смертельной и тебе будет легче его высосать. <o:p></o:p>

— Точно! Коленька, ты гений!<o:p></o:p>

...<o:p></o:p>

— Рад снова увидеть тебя, Оксана… — смущенно произнес Афанасий. — А ты все так же прекрасна… Вот только как ты оказалась в аду? Такое прекрасное создание должно было попасть в рай… <o:p></o:p>

— Афоня?.. Ты… Что с тобой? <o:p></o:p>

— Со мной? Все в порядке, милая, я, наконец, чего — то добился и, как и хотел, набрал массу. — Он протянул ей хвостом неизвестно откуда взявшийся цветок шиповника. <o:p></o:p>

— Спасибо… Мои любимые… — Оксана смущенно потупила взгляд. — Ты еще помнишь? <o:p></o:p>

— Конечно, любовь моя! Не было и дня, чтобы я не вспоминал о тебе… <o:p></o:p>

— Даже не знаю, что сказать… — пробормотала Оксана. <o:p></o:p>

— А я знаю. — Не растерялся Афанасий — Как ты умерла? <o:p></o:p>

— Я не мертва. Я пришла сюда спасти своего мужа — Дениса. <o:p></o:p>

— Дениса? Этого хлюпика? Да брось, Оксана, он тебя не достоин. Его здесь ничто уже не спасет. Он обречен. Такие, как он, здесь не выживают. А вот ты… Ты, моя милая, можешь править этим местом. Присоединись ко мне, ад будет нашим! <o:p></o:p>

— Не могу, Афонь… Я еще живая… <o:p></o:p>

— Живая? В мире живых таким, как мы, не рады. Там нечего делать. Тут ты станешь, наконец, собой. <o:p></o:p>

— Мне нужно спасти мужа… <o:p></o:p>

— Мужа? Ты с ним счастлива? <o:p></o:p>

— Я не знаю… <o:p></o:p>

— Он изменяет тебе, Оксана. Он обманул тебя. Ему не нужна власть. Он здесь ради бабы. <o:p></o:p>

— Чушь какая! — Возмутилась воробьиха.<o:p></o:p>

— Не веришь? — усмехнулся змей, — тогда смотри… — Он коснулся хвостом дерева, и на нем, как на экране, показалась картина. Денис, превращенный в пса, которого, не смотря на это, сразу узнала Оксана, лежит, откинувшись на собачьей подстилке, а трехголовая сучка нежно облизывает его ногу. Все выше и выше. <o:p></o:p>

— Выключи… — С болью молвила Оксана. Ее сердце сжалось. Она всегда верила Денису… Верила настолько, что, ради его спасения, пошла на такое. А оказалось, что его совсем не нужно спасать. Змей нежно приподнял хвостом поникшую голову Оксаны. — Ну что, милая, идем со мной?<o:p></o:p>

...<o:p></o:p>

Ее белоснежные перья и пугающе красные глаза часто становились поводом для насмешек и гнобления еще в школе. Повзрослев, люди почему-то начинают думать, что дети чище и добрее взрослых, испорченных социумом и системой. Но они ошибаются. Дети рождаются с этой отравой в крови. Так же, как и взрослые, это злые создания, которые сбиваются в кучки вокруг какого-то сомнительного лидера и ополчаются против всех непохожих на них — других. И все, кто сильно отличался чем-то от этой "правильной" кучки, должны были стать такими же, или быть изгнаны, раздавлены, уничтожены. Яркие отличая во внешности и интересах товарищей, сразу воспринимались в штыки. Дети такие же злые создания, как и взрослые, только в отличие от них, честные, что несомненно делает им честь. Нине посчастливилось родиться воробьем — альбиносом. Явление и без того крайне редкое среди воробьев, потрясло маленький унылый поселок, где никогда не происходило ничего интересного. Нездоровый повышенный интерес к Нине проявляли не только соплеменники — воробьи, но и другие животные, и даже немногочисленные люди. Все любили поглазеть на местную диковинку. Юной воробьихе совсем не нравилось такое излишнее внимание. Тем более, что нередко оно сопровождалось обидными словами и побоями. И все это только  из-за внешности, в которой совсем не было ее вины. В школьной столовой ей никогда не доставалось крошек и зерна, потому что одноклассники регулярно отталкивали Нину в конец очереди. А когда она шла мимо, в нее летели камни и мусор<o:p></o:p>

  — Уродина! — Чудилка! — Страшилище! — доносилось со всех сторон. Над Ниной постоянно смеялись.  Из-за этого она возненавидела смех. Каждый раз, когда она слышала его откуда-нибудь, ей казалось, что смеются над ней и ее врожденным уродством. С Ниной никто не хотел дружить. Боялись. А кто не боялся и пытался с ней общаться, тех сразу унижали сверстники и ругали родители. Родители же самой Нины не понимали дочь. Да и откуда? Они были обычными неприметными воробьями, которые не испытывали ничего подобного. Пока она не родилась. А когда их дочь появилась на свет, это стало позором для их семьи, за что они тайно недолюбливали Нину. Точнее им казалось, что тайно, а она это замечала. "Какие же все вокруг отвратительные" — нередко думала она, прячась в густой листве от недобрых взглядов. Девочка росла озлобленной и недоверчивой. Она любила только книги. Они не лгали и не обижали. Пока она читала, было совсем неважно, как она выглядит. Она могла быть просто собой. И нередко видела сказочный книжный мир глазами кого-то из персонажей. В душе грубоватой одиночки, способной вселять ужас одним взглядом, жило тонкое романтичное создание, мечтающее о сказочной любви и приключениях. Но каждый раз, откладывая книгу, Нина понимала, что ее мечтам не дано сбыться. Когда она читала, она представляла себя прекрасной принцессой. Нежной, утонченной натурой, всеми любимой. Она любила добрые истории со счастливым концом, но даже в грустных сказках судьба любого персонажа казалась ей менее трагичной, чем ее собственная. Ведь почти у каждого из них был хотя бы кто-то близкий… От книг ее отрывала только школа. Нина ненавидела школу, потому что это ужасное место ежедневно резко выдергивало ее из прекрасного сказочного мира в отвратительный, жестокий и реальный мир. В старших классах родители заставили ее готовиться к экзаменам на дополнительных курсах. Для Нины это означало минус один выходной, вместо которого ее ждал очередной день презрительных взглядов и стресса. Она уже сменила несколько школ, но везде повторялось одно и то же. И сейчас она летела на занятия в очередную школу, готовая ощутить на себе новые, заинтересованные и презрительные взгляды и услышать что-нибудь "приятное" в свой адрес. В то утро она и подумать не могла, что сегодня все изменится...            <o:p></o:p>

На первом уроке один парень как-то странно смотрел на нее… Она еще не видела таких взглядов. Он… Будто любовался ею. Или ей показалось оттого, что она начиталась сказок. Новая школа была далеко от дома, поэтому Нине пришлось рано встать, когда она, как обычно, зачиталась допоздна. В итоге, воробьиху клонило в сон на скучной психологии. Но заснуть ей не удалось. Учителю захотелось спросить новенькую, чтобы оценить ее уровень знаний. "Ну почему все не могут просто оставить меня в покое?" — подумала Нина, закатывая глаза и лениво поднимаясь с места.<o:p></o:p>

— Как вы считаете, воробей может измениться?<o:p></o:p>

— Нет. — Без колебаний ответила Нина. — Мы все такие, какие есть. Можно притвориться кем-то другим, но измениться невозможно.<o:p></o:p>

— Не согласен! — Послышался голос с третьей парты. Тот самый парень, который странно смотрел на Нину. — Каждый может измениться, если действительно захочет и приложит усилия! Мы можем быть кем угодно.<o:p></o:p>

  — Чушь. — Бесцеремонно ответила она — Как можно быть таким наивным? — Но тут прозвенел звонок.<o:p></o:p>

— Что ж, урок окончен. — Сказал учитель. — К следующему уроку оба подготовите доклад по этому вопросу.                    <o:p></o:p>

— Твою мать… — Тихо выругалась воробьиха. Еще этого ей не хватало. Рыться в скучных статьях и учебниках  из-за какого-то наивного выскочки. Обычно никто не осмеливался спорить на уроках с "уродкой". Нина наградила воробья коронным презрительным взглядом и вышла из класса.<o:p></o:p>

День проходил как обычно. В столовой слабую девочку вновь оттолкнули в конец очереди, но в этот раз этим не ограничилось. Один здоровяк толкнул Нину так сильно, что она попала под лапы целой стае спешащих на трапезу воробьев, никто из которых не помог ей подняться. Все шли прямо по ней, а некоторые еще и пинали. <o:p></o:p>

— Что вы делаете? А-ну разойдитесь! — Раздался знакомый голос, и тот самый выскочка помог ей подняться. <o:p></o:p>

— Ты в порядке? — Заботливо спросил он.<o:p></o:p>

— Пустяки. Привыкла. — Ответила Нина, отряхивая белые перья. <o:p></o:p>

— Ты, наверное, проголодалась? Подожди минутку. — воробей порхнул в толпу клевавших зерна и крошки старшеклассников, те уважительно расступились, он ухватил несколько зерен и вернулся к Нине. — Вот, держи, тебе нужно набраться сил. <o:p></o:p>

Нина с удивлением рассматривала зерна. В чем тут подвох? Они пластмассовые? Отравленные? Что с ними не так? Да нет, вроде все нормально.<o:p></o:p>

— Спасибо… — Робко ответила Нина, неуверенно клюнув одно зерно. <o:p></o:p>

— Как тебя зовут? — С улыбкой спросил одноклассник, аккуратно отряхивая ее грязные перья <o:p></o:p>

— Меня? Нина… — Смутилась воробьиха. — А тебя?<o:p></o:p>

— Николай!!! Проснись! Просыпайся, дубина! Тоже мне — верховный жрец! — Не унимался Денис, толкая лапкой товарища. — Пора выдвигаться! Он идет за нами… К тому же, надо закончить испытание… Ну же! Вставай, Колян! Как же я смогу сместить тебя с должности в честном соревновании, когда ты все время дрыхнешь. — Шутливо посетовал Ден, наклонившись к его уху. Николай лениво открыл один глаз и посмотрел на товарища.<o:p></o:p>

— Сколько я спал? — По адскому времени 13 с половиной часов. — Ответила Оля. — Нихуя себе! — В ужасе воскликнул Николай. — Что ж вы меня не разбудили?! <o:p></o:p>

— Не получалось… — Вздохнула Оля. Ты слишком крепко спал. <o:p></o:p>

— А еще постоянно ворочался и что-то бормотал во сне. Тебе что-то снилось?  <o:p></o:p>

— Нет. Я не помню. — После недолгой паузы ответил жрец. <o:p></o:p>

— Ну ладно. Это не важно! Нам нужно выдвигаться. <o:p></o:p>

— Пойдем через поле грез. Так короче. — Задумчиво изрекла Оля, внимательно изучая карту. <o:p></o:p>

— Нет!!! — Воскликнул Николай. <o:p></o:p>

— У нас нет другого выбора. Мы и так потеряли слишком много времени. <o:p></o:p>

— Ребят, вы вообще там были? <o:p></o:p>

— У тебя есть другие варианты? <o:p></o:p>

— Замок боли? <o:p></o:p>

— Хм-м… Далековато… <o:p></o:p>

— Болото страхов? <o:p></o:p>

— Еще дальше. Этот змей меняет наши планы. Придется идти через поле грез. <o:p></o:p>

— Но это самое ужасное место в аду! — В отчаяние пробормотал Николай. Денис презрительно посмотрел на него. — Может если только для такого слабака как ты… <o:p></o:p>

"Да как этот жалкий смертный смеет называть меня — избранного — слабаком?!" — возмущенно подумал Николай. — Идем. — ответил он, злобно глядя в глаза сопернику.         <o:p></o:p>

И они отправились в путь. Вскоре перед нашими героями возникло поле красных маков. Нежные и прекрасные цветы заполонили собой километры площади. Огромный, как море, цветочный ковер, казалось, уходил далеко за горизонт. А когда наши герои подошли ближе, оказалось, что это вовсе не маки, а росянки. Злобные зубастые растения тянулись к ним, норовя вцепиться зубами, а-то и вовсе проглотить целиком. <o:p></o:p>

— Ой! Мамочки! — Испуганно взвизгнула Оля, глядя на жутки цветы. <o:p></o:p>

— Это не самое страшное… — пробормотал Денис, обернувшись назад. Там был Афанасий. Змей находился всего в нескольких шагах от них и быстро полз навстречу. <o:p></o:p>

— Я его задержу! А вы бегите, ребята! я не боюсь этого червяка. — Николай уверенно остановился, не мигая глядя в глаза опасности. Оля побежала вперед, а Денис обернулся в полете, с усмешкой глядя на жреца. — Червяка не боишься, а поля боишься. Поэтому и остался, герой. <o:p></o:p>

— Нет, смертный! Я ничего не боюсь! — Раздраженно ответил Николай. <o:p></o:p>

— Да? Тогда докажи! Разделайся с этим ублюдком и догоняй. Не смей здесь сдохнуть, понятно? А-то я всем расскажу, что предыдущий верховный жрец зассал идти через поля грез. — Денис самонадеянно улыбался, ободряюще глядя на товарища. Николай улыбнулся в ответ и кивнул. Денис полетел вперед, догонять Олю, которая отчаянно уворачивалась от росянок. <o:p></o:p>

— Ой! Ай! Мерзость какая! <o:p></o:p>

— Да хватит тебе ныть, женщина! Тоже мне, коренной житель ада, цветочков испугалась. — Их голоса затихли вдалеке, а змей был уже перед Николаем и ядовито ухмылялся. <o:p></o:p>

— Вот мы и встретились снова… — Змей резко бросился на воробья, но тот в последний момент увернулся и стрельнул в него лазером. Афанасий вовремя подался вперед и удар Николая испепелил лишь пару чешуек на его хвосте. <o:p></o:p>

— Что, жрец, растерял былое могущество? — Усмехнулся тот, оказавшись прямо за спиной воробьиного правителя. <o:p></o:p>

— Ничего подобного. — Николай быстро развернулся и клюнул Афанасия в лоб. Змей оскалил зубы и дернулся на встречу воробью, готовый проглотить его целиком, но реакция и на этот раз не подвела Николая, поэтому его ядовитые клыки сомкнулись лишь на пальце жреца. Но этого было достаточно… Воробей почувствовал, как силы покидают его. Он стрелял лазерами в змея, повреждая его кожу и чешую. Афанасий не сдавался и вновь и вновь бросался на воробья, игнорируя боль и кровь, которая капала на землю из дырок от лазеров в его теле. Царапина болела. Палец сильно нагрелся и пульсировал. Николай из последних сил боролся со слабостью, но хворь одержала верх. Он спикировал вниз на змея, чтобы заклевать его до смерти, так как лететь и стрелять он был больше не в силах… Но змея нигде не было видно. Перед ним на земле съежился от страха маленький дождевой червяк, который испуганным писклявым голосом прошептал: "не убивай меня, великий верховный жрец..", после чего отовсюду раздался громогласный злобный смех.<o:p></o:p>

  — Снежинка… наконец-то ты вернулась. Без тебя здесь было ужасно скучно! — Радостно воскликнул Коля, подлетая к своей возлюбленной белой воробьихе. На каникулы Нина с родителями улетала к бабушке в деревню. Но вот вновь наступили серые будни, зато она снова была рядом. Воробьиха смутилась, при виде Николая: <o:p></o:p>

— Я же просила, не называй меня Снежинкой. Хотя бы при всем классе. <o:p></o:p>

— Ой да ладно тебе, — улыбнулся воробей и обнял ее. С момента их первого спора на уроке жизнь Нины существенно изменилась. Никто из класса больше не смотрел на нее косо. Ее не обижали в столовой и на рекреационных ветках. У юной воробьихи, наконец, появились друзья. И все благодаря Николаю. Он был первым, кто протянул ей руку, за долгие годы и увидел в ней личность, а не только странную внешность. "Это не надолго" — с горькой усмешкой думала Нина. Но на этот раз ошиблась. Никто не начал унижать и обижать юного мечтателя за общение с ней. Наоборот. Другие воробьи стали замечать ее и уважать. Видимо, в этой школе наивный мальчишка был лидером. Странная все-таки школа. После того случая в столовой Нина вывихнула крыло. Коля помог ей добраться до дома и после школы прилетал к ней. Ее родители очень удивились, но были рады, что у дочери появился друг. Они обсуждали книги, он даже иногда читал ей вслух, и много болтали обо всем на свете, часто засиживаясь допоздна.  <o:p></o:p>

— Коль… — Как-то в один из таких вечеров робко обратилась к нему Нина. — Почему ты так добр ко мне? — Николай смущенно потупил глаза. Он долго молчал, собираясь с мыслями. <o:p></o:p>

— Ты очень дорога мне, Снежинка… Я никогда не встречал никого прекраснее. Когда я впервые увидел тебя, я захотел тебя узнать. Ты не такая, как все, будто из другого мира. Такая белая, красивая… <o:p></o:p>

— Красивая? — Удивилась Нина, округлив свои красные глаза. — Шутишь, что ли? Все считают меня уродиной. <o:p></o:p>

— Нет-нет! Я вовсе не шучу. Ты очень красива, Нина, как снаружи, так и внутри. Я не ошибся. В тебе прекрасная душа. <o:p></o:p>

— Коль, ты не заболел? Я грубая! Я весь мир презираю! О чем ты? <o:p></o:p>

— Это все напускное. Мир был жесток к тебе. Тебе пришлось. На самом деле ты совсем другая. Я тебя знаю… — он закрыл глаза и их клювы соприкоснулись. В траве стрекотали кузнечики, мягкие сумерки спускались на поселок. При этом тусклом и таинственном свете он даже не казался таким отвратительным. Было тихо. Лишь вдалеке лаяли собаки и пели песни пьяные мужики...<o:p></o:p>

— Ты сделал меня лучше, Коль… От тебя исходит столько тепла и света! С тобой так спокойно и хорошо. Я не думала, что когда-нибудь испытаю такое. Мне всегда казалось, что так только в сказках бывает… — прошептала Нина, прижимаясь к тому самому наивному выскочке. Вечер плавно переходил в ночь. Они еще долго были вместе и помогали друг другу во всем. Нина нравилась родителям Николая и его собаке, на которой они часто вместе катались. Это была идеальная пара, с безупречными отношениями, полными отборных розовых соплей. Казалось нет проблемы, которую они не смогли бы решить вместе. Но это только казалось… Николай стал сходить с ума и слышать голоса в голове, летать куда-то в отключке, выклевывать мозги коровам, людям и кошкам. Возвращался он под утро, летя в странной позе вниз головой, заблевывая радугой весь куст. Точнее, ему казалось, что это радуга. На деле кислота разъедала листья. Или не кислота… Или все это вообще ему снилось? Он уже не понимал, что реально, а что нет. И Нина ничем не могла ему помочь. "Какая-то девушка? Да кто будет встречаться с тобой, больной ублюдок? Ты убил свою собаку, с которой вместе вырос. Ты выклевал ей мозги и глаза и вспорол когтем живот. Она говорит, что ты не виноват… Поощряет твои действия. Хочет чтобы у тебя совсем поехала крыша. От нее все беды. Или же ее вообще не существует. Белых воробьев не бывает, идиот! Она тебе мерещится!" — говорили Николаю голоса. Или он сам думал… Или сама Нина так шутила над ним <o:p></o:p>

— НЕЕЕЕТ!!! Хватит!.. Хватит… Она реальна… <o:p></o:p>

— Разве? — насмешливо спрашивал странный голос. <o:p></o:p>

— Я не знаю… — Неуверенно отвечал Николай. <o:p></o:p>

— Есть только один способ проверить… Убей ее! <o:p></o:p>

— Нет! я этого не сделаю! <o:p></o:p>

— Ты даже не уверен, что она настоящая. Чего тебе стоит? — Николай не хотел причинять вред Нине. Это он точно знал. Это было последнем, что он считал здравым смыслом. После убийства своей собаки, он угодил в психушку. Нина приходила к нему каждый день. Но ее не пускали, так как Николая считали опасным. Ее передачки из подарков и вкусностей не доходили до удаленной камеры с исцарапанными вдоль и поперек стенами. Стены были изранены настолько, что с них лилась кровь. Ее было так много, что Николаю казалось, будто он вот-вот утонет. Или не было никакой крови… И стен тоже. И самого Николая. <o:p></o:p>

— Соглашайся! Прими наше щедрое предложение и все это безумие закончится, боль пройдет. Ты обретешь такое могущество, о каком не смеет мечтать ни один воробей. Обретешь власть! Обретешь свободу! Соглашайся. — Шептали голоса Николаю, который корчился на полу подземной камеры от невыносимой головной боли. <o:p></o:p>

— Нет! Я не могу… Я… я не причиню вреда своим близким. <o:p></o:p>

— Идиот! — Рассмеялись голоса. — У тебя нет семьи. И девушки нет. Есть только мы. И Первый Падший. Ты избран, чтобы стать верховным жрецом. Сейчас ты проходишь испытание. Твои воспоминания заменили. Все вокруг — иллюзия. Пойми, если ты выберешь эту иллюзию, ты просто сдохнешь здесь. Как глупо. Умереть за тех, кого даже не существует. <o:p></o:p>

Поле снова покрывали нежные маки. Никаких злобных росянок не было видно. Как не было видно и Дениса с Олей, которые успели уйти далеко вперед. И змей куда-то делся. "Может мне удалось убить его?" — подумал Николай. — "Нет… Вряд ли все так просто. Что ж, по крайней мере его здесь нет. Нужно скорее найти Дениса." — Николай с трудом заковылял вперед. Лететь не было сил, а укушенный змеем палец вздулся и болел. Перед глазами все плыло и кружилось. Ему казалось, что он вот-вот упадет. Но падать было нельзя. Нужно идти… Вперед. Поле оказалось не таким уж и страшным в этот раз. Красные цветочки мирно покачивались на ветру, роняя желтую душистую пыльцу. Вот только это были совсем не маки. Что же это за цветы? Николай никогда таких раньше не видел. Он шел уже долго и, кажется, заблудился. Со всех сторон были только красные цветы. Ничего больше не было видно.<o:p></o:p>

  — Коля! — Вдруг окликнул его знакомый женский голосок. Он обернулся и не поверил своим глазам. Прямо перед ним на одном из цветов сидела белая воробьиха. <o:p></o:p>

— Снежинка..? — прошептал он — Это правда ты? <o:p></o:p>

— Конечно, я, кто же еще? — Улыбнулась она, спускаясь к нему. Николай нежно обнял свою возлюбленную. <o:p></o:p>

— Прости меня… — надрывисто прошептал он, гладя ее белые перья <o:p></o:p>

— Ты не виноват, дорогой. — Нежно ответила она. — Тебе было так тяжело… Ты такое пережил! Жуть… Даже представить себе не могу! Но теперь все позади! <o:p></o:p>

— Правда? — С надеждой спросил Николай. <o:p></o:p>

— Конечно, любимый! Идем! Я тебе кое-что покажу. — Нина отодвинула цветок, на котором до этого сидела, и, словно по волшебству, перед ними оказалась поляна с зеленой травой, а на ней стояла вся его семья. <o:p></o:p>

— Мама? Папа? <o:p></o:p>

— Коленька! Мы так по тебе скучали! Иди к нам! У нас есть целая тарелка свежей пшеницы! Отпразднуем твое возвращение! — Николай робко сделал шаг вперед. К нему подбежал его пес, дружелюбно лизнув в крыло. <o:p></o:p>

— Дружок! — Радостно воскликнул Николай. — И ты здесь! — со спины дружка спрыгнула маленькая птичка и радостно пропищала:<o:p></o:p>

  — Братик! Ты так давно со мной не играл! Мне столько всего тебе надо рассказать! <o:p></o:p>

— Пойдем с нами и все будет как раньше! И твое безумие закончится. Ты обретешь покой, о котором даже мечтать перестал!!! и мы снова будем вместе. — Улыбнулась ему Нина, нежно проведя крылом по щеке.<o:p></o:p>

...<o:p></o:p>

— Оль! Смотри! Там кажется Колян.<o:p></o:p>

— Где? — Удивленно переспросила дочь цербера, оглядываясь по сторонам.<o:p></o:p>

— Да вон же! Вперед нас ушел. Вот засранец! А говорил — боится! — Ответил Денис, плавно пикируя к земле. <o:p></o:p>

— Что это — он опять дрыхнет? Да уж… Потрепал его змей! Разлегся посреди поля грез. Коля-я-ян! Вставай! — Но Николай не реагировал. <o:p></o:p>

— Он опять что-то говорит во сне… — Прислушалась Оля, наклонившись к спящему воробью. <o:p></o:p>

— Ден, кто такая Снежинка? <o:p></o:p>

— Понятия не имею. Просыпайся, придурок!.. — Взволнованно крикнул Денис, с силой пнув спящую тушку. Но никакой реакции не последовало.<o:p></o:p>

— Иди к нам, сынок! — Позвала жреца мать.<o:p></o:p>

Радостный Николай с улыбкой шагнул вперед, следуя за сестрой и возлюбленной, но как только он ступил на зеленую поляну, все вокруг почернело. Недобрые улыбки исказили мордочки его близких и они медленно направились к нему. <o:p></o:p>

— Ублюдок! Мразь! Такое не прощают! Мы посвятили тебе жизнь! Верили тебе! Всегда помогали. И как ты отплатил нам?! Убил нас всех! <o:p></o:p>

— Просыпайся, Колян! — Послышался вдалеке приглушенный голос Дениса. Тут Николай понял, что происходит. Он хотел убежать. Пойти на голос товарища, помочь ему, но понял, что не может пошевелиться. <o:p></o:p>

— Тварь! Мы желали тебе только добра! Но именно из-за тебя все эти годы наши души гниют здесь! — Они подошли вплотную и начали клевать его, бить, царапать когтями, мать выклевала ему левый глаз, а любимый пес Дружок отгрыз крыло. <o:p></o:p>

— За что..? Это был не я! Я не хотел! Зачем вы так со мной! Я же люблю вас! — Задыхаясь от боли, шептал Николай <o:p></o:p>

— Зачем? — усмехнулась Нина, сильно пнув его лапой. — Только убив тебя, мы сможем обрести покой. И воробьи накинулись на него с новыми силами.<o:p></o:p>

  — Нет!!! — воскликнул Денис, когда тело Николая резко загорелось неестественно зеленым пламенем. — Нет… — Денис упал перед ним на колени, крыльями пытаясь собрать горстку пепла, в которую превратился его соперник, успевший стать другом. <o:p></o:p>

— Берегись! — Крикнула Оля, прыгнув на Дениса и прижав его к земле. <o:p></o:p>

— Что? — Удивленно спросил воробей. Что-то очень быстро пронеслось мимо него с противным свистом и на миг ярко вспыхнуло. Денис отвернулся и зажмурился от света. <o:p></o:p>

— Что это было? — спросил он у Оли, открывая глаза. Но Оля не ответила. Ее разрезало пополам, и две половинки несчастной безжизненно рухнули по обе стороны от Дениса. <o:p></o:p>

— НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!! — Отчаянно крикнул он, но крик только эхом разнесся по полю. Денис остался совсем один, охваченный ужасом, посреди необъятного поля грез. Николай был прав. Это действительно самое ужасное место.<o:p></o:p>

...<o:p></o:p>

— Как он мог так со мной поступить?! — возмущалась Оксана. Ее буквально распирало от злости. Это место… Здесь явно происходит что-то странное. В обычном земном мире ее бы ничуть не удивило предательство мужа. Бывало всякое. Но здесь, казалось бы, весь негатив, который накопился в тихой воробьихе, хлынул наружу огромным потоком, способным затопить весь ад. Этот гнев, который Оксана все время держала в себе, придавал ей силы. Какое странное чувство..<o:p></o:p>

  — Убью… — злобно прорычала Оксана, нервно царапая когтями ветку, на которой сидела.<o:p></o:p>

  — Успокойся, милая. — Афанасий нежно провел хвостом по ее крылу. Его шипящий голос звучал нежно и умиротворяюще. Сейчас он казался ей самым мелодичным звуком на свете. Оксана вздрогнула от его прикосновения и обернулась к Афанасию. <o:p></o:p>

— Ты уже убила его любовницу, дорогая. Разрезала пополам. От нее осталось только два куска мяса и лужа крови. Кого еще ты хочешь убить? — Глаза Оксаны удивленно округлились, клюв приоткрылся. Воробьиха побледнела.<o:p></o:p>

— Что?.. Повтори, пожалуйста, что ты сейчас сказал? <o:p></o:p>

— Ты убила дочь цербера, Оксана. — спокойно ответил змей. <o:p></o:p>

— Но я… я этого не делала… Я ничего не помню… — растерянно пробормотала птичка. <o:p></o:p>

— Очень жаль… Ты была великолепна, любовь моя! Признаюсь, ты превзошла мои ожидания. Ты пронеслась над полем грез, словно молния. Твои острые, как лезвия, когти в миг лишили эту суку жизни. Ты могла бы зацепить их обоих. Но она прикрыла твоего… благоверного своим неказистым телом. <o:p></o:p>

Оксана долго смотрела в одну точку, пытаясь собраться с мыслями. <o:p></o:p>

— Голова болит… — Пожаловалась воробьиха, безжизненно падая в объятия Афанасия.<o:p></o:p>

— Ничего… Так бывает, когда обретаешь истинное могущество. <o:p></o:p>

— Я не могла этого сделать… Я просто не способна… <o:p></o:p>

— Еще как способна, дорогая. Ад так и действует. Те, кто в мире живых были слабыми, зашуганными, смиренными и копили в себе негатив, обретают здесь могущество. А мирские… Альфачи, которым удалось чего-то добиться, играя по правилам грязного, отвратительного нам мира, пытаются и здесь пробиться по старинке. Но в аду все иначе. Поэтому здесь они слабы. И твой муж слаб. Сама его убьешь, или насладимся зрелищем? <o:p></o:p>

— Я… Я могу обрести здесь могущество?.. <o:p></o:p>

— Конечно, Оксана! Мы сможем вместе править адом. Соглашайся… <o:p></o:p>

— В чем тут подвох, Афонь? Не может быть все так просто… Что нужно для этого сделать? <o:p></o:p>

— О! Ошибаешься, дорогая! Все как раз таки совсем просто. Что нужно сделать? Сущий пустяк. Отказаться от отвратительного реального мира. <o:p></o:p>

— То есть? — Переспросила воробьиха. <o:p></o:p>

— То есть умереть.<o:p></o:p>

...<o:p></o:p>

Денис шел по бесконечному полю ненавистных красных цветов. Цветов цвета крови, которая окропила землю, когда его Оля в последний раз упала на нее… Он дрожал. Стараясь выкинуть из головы все случившиеся ужасы. Больше ничего страшного с ним не происходило. Маки мирно покачивались на ветру. Было тихо. Но того, что уже произошло, хватало сполна. Если бы он только знал, во что ввязывается… Наконец, маки расступились и прямо перед ним возник сам Люцифер.<o:p></o:p>

...<o:p></o:p>

  — Я согласна. — После недолгих колебаний ответила Оксана. <o:p></o:p>

Афанасий хитро улыбнулся, обнажив клыки.<o:p></o:p>

— Правильный выбор, дорогая!<o:p></o:p>

...<o:p></o:p>

Дверь в квартиру пенсионерки открылась и туда, не спеша, ввалился крупный серый кот. Кот степенным шагом проследовал в зал..<o:p></o:p>

— Глашка, ты опять за свое? — Возмущенно спросил он, глядя на жену.<o:p></o:p>

— Нет-нет, дорогой! — Мягким голосом ответила кошка. — Это вовсе не то, о чем ты подумал… Я птичку поймала. Нам на ужин. — Она беззаботно перебирала когтями перья безжизненно лежащего воробьиного тела.<o:p></o:p>

  — Ах ты сука! — Завопил Тимофей, влетая в комнату. — Ты же обещала!<o:p></o:p>

  — Я разве нарушила обещание, дорогой? — Кошка с улыбкой посмотрела на воробья. — Уговор был на время. А время истекло. Твоя подружка явно не торопится назад. И… Ну просто не оставляет мне выбора. Как жаль… — Глашка обнажила когти пушистой черной лапы и мягко вонзила их в тело Оксаны.<o:p></o:p>

  — Тварь! Не трогай ее! — Воскликнул Тимофей, бросившись на кошку.<o:p></o:p>

— А это еще что такое? — Возмущенно спросил серый кот.<o:p></o:p>

— Это? Это твоя порция, дорогой! — Беззаботно промурлыкала Глашка, уворачиваясь от разъяренного Тима. Тимофей вновь кинулся на кошку и клюнул ее прямо в глаз.<o:p></o:p>

— Ай! — Завопила Глашка, от боли еще сильнее вонзая когти в тело Оксаны, лишая ее тем самым шансов на возвращение. Тимофей отлетел назад, чтобы нанести удар с новой силой, но увесистая кошачья лапа резким ударом придавила его к земле. <o:p></o:p>

— Какой у меня сегодня дерзкий ужин… — Буркнул Мурзик, продолжая душить несчастного.<o:p></o:p>

...<o:p></o:p>

— Ваше Величество… — Денис приклонил голову перед Первым Падшим. Но сильный удар снес его с ног. — Ты проиграл. — Коротко изрек Люцифер.<o:p></o:p>

— Что? где я? — Денис отлетел совсем не на маковое поле. Серые стены. Кажется, заброшенный дом. Но почему так холодно?<o:p></o:p>

— Эй! Братан! Ты отрубился минут на 15! Как тебе новая партия?<o:p></o:p>

— Жесть, Сказочник, твою мать! Это просто жесть! — Задыхаясь от ужаса, ответил Денис. Это было так странно… Прошло столько времени! Столько всего случилось и… Ничего не было?<o:p></o:p>

— Рад, что ты оценил! — Рассмеялся попугай, помогая другу подняться.<o:p></o:p>

— Говоришь сколько меня не было? 15 минут?.. Мне такая жесть снилась...<o:p></o:p>

— Ну что, не передумал отправляться в ад и устраивать переворот? — Денис замолчал. Все это был просто сон… Если он откажется, все будут живы. И Николай, и Оля, и Оксана… Этот кошмар окажется позади. Он вернется к нормальной жизни. Соблазнительно...<o:p></o:p>

— Эй, Ден! Ты чего залип? Отвечай. Может тебе стоит отказаться? Слишком уж тебя унесло от пробной порции. Сейчас будет еще больший жесткач. Побереги здоровье.<o:p></o:p>

"Нет… что-то здесь не так. Чтобы этот известный барыга отговаривал кого-то от дозы… Да и все это слишком хорошо, чтобы быть правдой."<o:p></o:p>

— Ден?<o:p></o:p>

— Нет, Сказочник, сукин ты сын, я не передумал! Крутые парни идут до конца! Забивай косяк.<o:p></o:p>

И попугай исчез, как исчез и унылый облезлый дом бомжа, стоявший на окраине поселка. Денис снова был в аду, а перед ним стоял Люцифер.<o:p></o:p>

— А ты молодец… — Усмехнулся Первый Падший. — Честно говоря, я думал, что на этом наша встреча закончится, но ты оказался крепким орешком.<o:p></o:p>

— Что это значит? — недоумевал Денис — Я прошел?<o:p></o:p>

— Еще нет… Твое испытание не закончено. — И люцифер исчез, как исчезло и маковое поле. А прямо перед Денисом появилась Оксана.<o:p></o:p>

— Дорогая… — начал было он, но жена прервала его речь резким ударом острого, как лезвие, когтя по щеке. Капля крови бесшумно упала на землю.<o:p></o:p>

— За что? — Попятившись, спросил Денис, с ужасом глядя на жену. Что-то в ней переменилось… Ее взгляд был холоден, безумен и наполнен лишь злобой.<o:p></o:p>

— За что?! Ты знаешь, за что. — Послышался сзади шипящий мерзкий голос. Воробей обернулся, и увидел Афанасия, хвост которого уже обвивал его лапку. Денис был в западне.                <o:p></o:p>

 

Еще один разрушительной силы удар. Денис отлетел в сторону и прокатился по земле.<o:p></o:p>

— Довольно, милая, довольно. — С едва заметной улыбкой произнес Афанасий.<o:p></o:p>

— Что за хуйня тут происходит? — Недоумевая, спросил Денис, поднимаясь с земли. Тело ныло от боли, оно было ватным и непослушным, воробей всеми силами старался скрыть это. Он был слишком крут, чтобы показывать слабость.<o:p></o:p>

— Что происходит?! — Возмущенно переспросила Оксана. — Я думала, ты здесь в опасности… Пошла за тобой в ад. А ты… <o:p></o:p>

— Как ты сюда попала? — Перебил жену Денис. <o:p></o:p>

— Сволочь! Ты тут развлекался с этой сукой, а я… — Оксана замолчала, опустив взгляд. <o:p></o:p>

— Как ты сюда попала? — Медленно переспросил Денис. В его голосе слышались нотки раздражения. <o:p></o:p>

— Тим привел меня к черной кошке. <o:p></o:p>

— Твою мать! — Выругался Денис, сплюнув кровью на землю. — Нашла к кому обратиться. И ты еще обвиняешь меня в измене? <o:p></o:p>

— Я сделала это ради тебя. <o:p></o:p>

— Тебя об этом никто не просил. <o:p></o:p>

— Но я же… — На ее карих глазах навернулись слезы. Афанасий приобнял воробьиху хвостом. <o:p></o:p>

— Да уж… — Задумчиво изрек Денис. — Ты тоже хороша. Приперлась сюда к бывшему хахалю, а вовсе не спасать меня. Ты, психопатка, убила Олю? Она ничего тебе не сделала. А вот твой червяк меня изрядно потрепал… <o:p></o:p>

— Может разрешим эту несправедливость? — Язвительно прошипел змей. — Вот он — я. Перед тобой. Победишь меня — станешь верховным жрецом. А если нет — составишь компанию своему сопернику. — Афанасий рассмеялся так жутко, что даже Оксана в его объятиях вздрогнула. <o:p></o:p>

— Идет. — Спокойно ответил Денис.<o:p></o:p>

...<o:p></o:p>

Тем временем в полуразваленном мрачном доме, ставшим приютом бомжа Виниамина, на полу валялся обдолбаный в хламину попугай. Бузуран словил нихуевый приход от новой травы из южной Африки, пропитанной по дороге в поселок неизвестной химией. Сказочник блаженно прикрыл глаза и оказался в аду. Прямо в отделе пыток, где вечность томились души грешников. <o:p></o:p>

— Эй! Кеша! Сказочник! — Услышал Бузуран знакомый голос. Он обернулся и увидел потрепанного воробья. Без крыльев, одноглазого, от большинства из его перьев остались лишь вонючие обгорелые обрубки. Попугай долго смотрел на воробья и не верил своим глазам. Он с ужасом узнал в нем того самого тирана, которого пошел свергать его старый друг. И это тот самый злобный верховный жрец, державший в страхе весь поселок? Жалкое зрелище..."Что ж… Поделом ему" — подумал попугай, и медленно зашагал дальше. <o:p></o:p>

— Помоги… — Слабым, замученным голосом взмолился Николай. <o:p></o:p>

— Помочь тебе? — Презрительно спросил Сказочник, глядя свысока на жестокого жреца. <o:p></o:p>

— Нет! Не мне… Помоги Дену! Пожалуйста… Он в опасности. <o:p></o:p>

— Не понимаю… — Удивился попугай. — Если ты здесь, то в какой он может быть опасности? И вообще… С каких пор ты, сволочь, беспокоишься о мятежных подчиненных? <o:p></o:p>

— Ты многого не знаешь… Прошу, выслушай меня! У нас мало времени… — Попросил воробей, тревожно оглядываясь по сторонам. Повсюду царили крики боли и отчаяния. Одни грешные души пытали других. И все страдали. Ужасное, угнетающее зрелище. Но Николая пугало не это. Заметив в другом конце комнаты маленькую белоснежную фигуру он в ужасе вздрогнул. <o:p></o:p>

— Хорошо. — Ответил попугай. Выкладывай, чем я могу помочь Дену. И только попробуй меня обмануть...     <o:p></o:p>

...<o:p></o:p>

Непоколебимо спокойное и прекрасное маковое поле впервые за долгое время выглядело не таким эстетичным и таинственным, каким его впервые увидел Денис. Красные цветы были примяты, сорваны или вовсе сожжены. Поле грез стало ареной для великой битвы. За женщину или за власть? А может за раздел мира. Или просто ради развлечения и удовлетворения амбиций. Битва не на жизнь, а на смерть. Змей вновь бросился на воробья, обнажив ядовитые зубы, но Денис ловко увернулся от удара, встряхнув лапой странную пыльцу цветка прямо в открытую пасть змея. Змей чихнул и судорожно извиваясь закричал. <o:p></o:p>

— Что такое? Боишься, приснятся кошмары, червячок? — Усмехнулся Денис, принявшись клевать изо всех сил хвост ненавистного змея. Афанасий хлестнул воробья кончиком хвоста, с силой откинув его в глубь еще не примятых побоищем цветов. Мягкую посадку Денису обеспечила куча желтой душистой пыльцы… Змей ждал уже несколько секунд, но его, казалось бы, стойкий и выносливый оппонент все не поднимался. <o:p></o:p>

— Это было легко. — Пафосно прошипел Змей, глядя на Оксану, которая все это время терпеливо ждала, сидя на ветке небольшого дерева, стоящего на выходе из поля грез. Афанасий медленно полз к противнику, чтобы наконец добить этого выскочку, как вдруг из цветочных зарослей на него выскочил огромный пес. Он моментально настиг змея в прыжке, крепко вцепляясь зубами в его хвост. Афанасий зашипел, дернулся всем телом, чтобы добраться ядовитыми клыками до тела несчастного, но Денис раскрутил змея за хвост и бросил с силой об землю. Афанасий быстро поднялся и кинулся на Дена, пытаясь укусить его хотя бы за ногу. В прошлый раз этого хватило. Но пес распустил крылья и… взлетел. Змей застыл, как вкопанный, удивленно глядя на него. <o:p></o:p>

— Ублюдок… Как ты это делаешь? <o:p></o:p>

— Очень просто. — Рассмеялся Денис. — Мне, слишком мирскому и приземленному, эта пыльца вреда не нанесет. Только поможет. Ибо ад — мир без границ. Здесь возможно все, на что хватит воображения.<o:p></o:p>

...<o:p></o:p>

Попугай уже десять минут долбился клювом в окно квартиры пенсионерки. Но лежавшая на диване ленивая черная кошка не слышала его. Или делала вид, что не слышит. <o:p></o:p>

— Проснись уже… Мне нужна твоя помощь! — В отчаянье прокричал попугай в маленькую щелку едва приоткрытой форточки. Кошка открыла глаза, потянулась и медленно подошла к окну. <o:p></o:p>

— Что такое, милый? — Приветливо промурлыкала Глашка, толкая лапой форточку, чтобы впустить гостя. <o:p></o:p>

— Мне нужна твоя помощь… — Отдышавшись, повторил попугай. <o:p></o:p>

— Это так мило… — прошептала Глашка, погладив его пушистым хвостом. — Знаешь, я предпочитаю женщин. Но у меня никогда не было с иностранцем. Интересный опыт. — Кошка приветливо улыбнулась ему, но Бузуран брезгливо отвел ее хвост в сторону. <o:p></o:p>

— Я не за этим, Глашка! Мне понадобится твоя помощь, как второго на поселок проводника в ад. <o:p></o:p>

— Меня не волнуют дела маленьких птичек. — Разочарованно ответила Глашка, отошла в сторону и зевнула. <o:p></o:p>

— Лучшая новейшая трава. На халяву. Запас на месяц. — Четко изрек свои условия барыга. Эти слова дались ему тяжело. Он не питал симпатии к этой кошачьей беспощадной стерве, чтобы снабжать ее такими подарками, но деваться было некуда. <o:p></o:p>

— Другое дело! — Сразу повеселела кошка. — С этого надо было начинать. Что от меня требуется?<o:p></o:p>

...<o:p></o:p>

Афанасий лежал на земле и истекал кровью.<o:p></o:p>

— Ты… победил… Теперь ты — верховный жрец. — Изнеможенным голосом, задыхаясь, прошептал змей и… Исчез. Просто исчез? Что за хрень? Наверное в аду так умирают. Но он же уже мертв. "Ладно. Не важно." — подумал Денис, — "главное, что я добился своей цели." <o:p></o:p>

— Оксана, пойдем домой. — Обратился он к жене. — И забудем все, что мы здесь натворили. Заживем как раньше. <o:p></o:p>

— Ден, я не могу… — Грустно прошептала воробьиха, потупив взгляд. <o:p></o:p>

— Почему? — Удивился Денис. <o:p></o:p>

— Я умерла… — Вздохнула его супруга. — Путь в мир живых мне закрыт. Иди один, верховный жрец! Я верю, что ты сможешь сделать мир хуже для людишек, но лучше для воробьев. <o:p></o:p>

Денис подошел к ней уже в истинном обличии и обнял крыльями на прощание. <o:p></o:p>

— Что ж… Очень жаль… Еще увидимся, надеюсь… — Грустно сказал Денис, стараясь не смотреть ей в глаза, а потом взлетел. И полетел мимо проклятого поля грез к кабинету Первого Падшего, чтобы вернуться в мир живых. Без Оксаны, без Николая… Душу грела радость от победы, но эту радость разбавляла душащая горькая пустота. Странное чувство.<o:p></o:p>

...<o:p></o:p>

  — Почему я должна вытаскивать из ада душу этого воробьиного тирана? — Недовольно бормотала Глашка, когда они с Бузураном уже подходили к отделу пыток. — Я редко кого сужу, но он редкостная сволочь. И это заслужил. <o:p></o:p>

— Ты ошибаешься. — Ответила ей подлетевшая белоснежная воробьиха с красными глазами. — Коля самый добрый воробей на свете. Он бы в жизни не причинил вреда невинным. <o:p></o:p>

— Да что ты? А как тогда объяснить кучу смертей в его правление? <o:p></o:p>

— Одержимость. — вздохнула Нина. <o:p></o:p>

— Одержимость? Какая одержимость? — удивилась кошка. — Кем? <o:p></o:p>

— Мной. — Ответил невесть откуда взявшийся Афанасий. — Голоса были проверкой Первого Падшего. Даже меня не посвятили в то, что творилось у него в голове… Но когда он прошел все испытания на марионетку, а Первый Падший выбрал достойного кукловода, Коленька получил последний приказ. Склевать одного жалкого червячка за то, что подкатил к даме из благородного воробьиного рода. Я тоже был избран. Только для чего-то куда более великого. А этот идиот даже не подозревал. Долгое время. — Афанасий рассмеялся. — Все ваши беды моих рук дело, пташки. Почему? Да потому что могу. И потому что вас, мирских, ненавижу. Особенно этого наивного ублюдка. Но теперь он застрял в аду. А должности ему тут в жизни не получить. Слишком добр и привержен земным ценностям. Вечные муки для этой пернатой мрази самое то. — Змей снова рассмеялся. <o:p></o:p>

— Нет! Поздно! Глашка, хватай этих двоих и вытащи отсюда. — Куда? — растерянно спросила кошка, глядя на попугая. <o:p></o:p>

— Ты знаешь, куда. — Сухо ответил Сказочник. Кошка кивнула и, посадив к себе на спину Нину, побежала вызволять Николая из лап пытателей. Бузуран преградил змею дорогу, но тот лишь усмехнулся. <o:p></o:p>

— Да забирайте. Они мне больше не нужны. Я нашел нового верховного жреца. За это я получу повышение. А его внутренним демоном будет кое-кто другой...<o:p></o:p>

...<o:p></o:p>

Денис очнулся в доме бомжа. Голова раскалывалась. Он был один, Сказочник нарушил обещание следить за его телом и куда-то смылся. Ну что ж. Это не важно. Он достиг своей цели. И, не мешкая, полетит в воробьиное поселение объявить о перевороте. Тело Николая безжизненно валялось у подножья его тронной ветки. В поселении царил хаос. Народ роптал и боялся за свою дальнейшую судьбу. Денис спешил к своим новым подчиненным.<o:p></o:p>

...<o:p></o:p>

Глашка прибежала в погреб, где были припрятаны свежие тела Оксаны и Тимофея. Вскоре они открыли глаза и, удивленно отряхиваясь, смотрели то друг на друга, то на нее.<o:p></o:p>

— Как это понимать? — Удивленно спросила Нина, оглядывая непривычное для нее обычное тело с обычным окрасом. <o:p></o:p>

— Очень просто, дорогая, чтобы жить в верхнем мире, вам понадобятся тела. <o:p></o:p>

— Жить? Мы снова будем жить? Вместе? — Удивленно спросил Николай. <o:p></o:p>

— Ну не знаю, вместе или нет, это как хотите, ребятки. Но жить вы будете. — Кошка мечтательно вздохнула. — Что только не сделаешь за наркоту. А теперь быстро кыш отсюда! А-то мой муж вернется и точно сожрет вас! <o:p></o:p>

Воробьи радостно переглянулись и вылетели в маленькое окошко погреба.<o:p></o:p>

...<o:p></o:p>

Денис мягко приземлился на тронную ветку, стрельнув лазерами в соседнее дерево, чтобы успокоить воробьев. Воцарилась тишина. Все смотрели на него. Удивленно и восхищенно.<o:p></o:p>

— Мой народ! Тиран свергнут! Теперь я ваш верховный жрец! Все будет по-другому. Никакой смертельной казни и строгого режима! Перевыполнения плана приветствуется. — Воробьи ответили ему радостными криками.<o:p></o:p>

— Грядет новая эра! Я поведу вас в темное и ужасное будущее! Вместе мы уничтожим мир людей! — Шептала Оксана в перо Дениса, лежавшее у нее на крыле. <o:p></o:p>

— Нормально? — спросила она, смущенно обернувшись к Афанасию <o:p></o:p>

— Очень неплохо для первого раза, дорогая, очень не плохо. Но тебе еще есть куда расти. Не волнуйся. Я всему тебя научу.<o:p></o:p>

Похожие статьи:

Авторская проза Идиот по имени Протагор (Писульки Эспри де Л'Эскалье)
Авторская проза Вот и ответ! (Писульки Эспри де Л'Эскалье)
Авторская проза Мы земную жизнь переделаем! (Писульки Эспри де Л'Эскалье)
Авторская проза Фройдистский Либидо Творящий (Писульки Эспри де Л'Эскалье)
Авторская проза О ворах в законе (Писульки Эспри де Л'Эскалье)
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Свежее в блогах

Они кланялись тем кто выше
Они кланялись тем кто выше Они рвали себя на часть Услужить пытаясь начальству Но забыли совсем про нас Оторвали куски России Закидали эфир враньём А дороги стоят большие Обнесенные...
Говорим мы с тобой как ровня, так поставил ты дело сразу
У меня седина на висках, К 40 уж подходят годы, А ты вечно такой молодой, Веселый всегда и суровый Говорим мы с тобой как ровня, Так поставил ты дело сразу, Дядька мой говорил...
Когда друзья уходят, это плохо (памяти Димы друга)
Когда друзья уходят, это плохо Они на небо, мы же здесь стоим И солнце светит как то однобоко Ушел, куда же друг ты там один И в 40 лет, когда вокруг цветёт Когда все только начинает жить...
Степь кругом как скатерть росписная
Степь кругом как скатерть росписная Вся в траве пожухлой от дождя Я стою где молодость играла Где мальчонкой за судьбой гонялся я Читать далее.........
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет А я усмехнулся играя Словами, как ласковый зверь Ты думаешь молодость вечна Она лишь дает тепло Но жизнь товарищ бесконечна И молодость...