Один день жизни, или Незаконченный рассказ.

Vilenna Авторская проза 10 мая 2012 Рейтинг: 0 Голосов: 0 835 просмотров
                     В это утро он понял важную вещь – ему 16 и он на пороге…, но вот только чего, не стал пока заморачиваться.
  Ему -16! Он почти мужчина, почти. Для этого надо совсем немного – любить женщин, как делает половина его одноклассников, стать близким другом богатенького мужика, что свойственно четверти парней из класса, или присоединится к оставшимся – бомбить киоски, малолеток, открытые форточки первых этажей и т.д., и т.п. Но пока еще утро и до этого уйма времени, ведь даже мама не приходила его поздравить, а значит, можно побыть еще немного «голубоглазым» одноклассником для всех.   
Мама! Единственная женщина, которую он любил, уважал, всегда слушал и с удовольствием общался. Мама, мамочка, мамуля! Только так он ее называл и никогда не употреблял, даже с одноклассниками, ничего другого, хотя они упорно говорили: «Мать, мазер, мамаша» и прочее. 
Мама! Как же от нее вкусно пахнет, всегда, всегда! И слышно издали, даже при закрытой двери. От нее неизменно пахнет молоком, горячей корочкой белого хлеба и весенней свежестью, такой, какая бывает ранней весной, после того, как грозы смоют все остатки зимы. Так пахнет только от нее и ни от кого больше… Он не был «маменькиным сынком» — спорт, не детские нагрузки по хозяйству, решение всех своих проблем, да и от семейных его не ограждали. Родители, в особенности мама, растила его как будущего мужа другой женщины, а не собственную игрушку. Помогала – да! Но и просила не спешить, становиться взрослым. Просила любые действия обдумывать.  
Он полежал еще немного, уставившись в потолок. Спать не хотелось, но и вставать было рано. Услышал, как поднялась мама, скрипнула дверь ванной – значит скоро зайдет и все. Наступит его взрослая жизнь! Хотя только 16ть. Не 18, не 20ть, а именно 16! Но им-то до этого нет дела. Они и так его донимали последние месяцы – взглядами, колкостями, даже нецензурщиной.
Не в глаза, а в спину. Буд-то запугивали, предупреждали, настраивали. «Голубоглазый»!  
Парень передернулся и отвернулся к стене.
— Стать мужчиной! – Повторил он беззвучно, просто шевеля губами и тут же мысли понеслись, отметая любую возможность, как это сделать: — Любить женщин. Но как, как их можно любить, когда от них так воняет?! Мимо пройти нельзя, чтобы не покоробило. Женщина! Он то и не встречал  больше ни одной, кроме мамы. Идут, всегда согнутые, с кучей сумочек — полусумочек. Неряшливые, потные, с неухоженными волосами. Нет, они не женщины – бабы! Как только можно с ними стать мужчиной, а еще больше – спать, что бы удовлетворить одноклассников. А те, с кем он учился, не маленькие, а одногодки и чуть постарше, так от них вообще, за километр, несет дешевой косметикой и похотью. От них просто разит грязным, безудержным сексом и подвалом. И что? Опускаться до них, предать мать, вычеркнуть все, что она ему дала, променять свой любимый, теплый дом, хрустящие простыни, что мама заставляла менять несколько раз в неделю, на удовлетворение кого-то?! Нет, нет, нет! – Он опять покрутился, прислушался и изогнулся так, что бы увидеть ясное утро в окне. А мама уже напевала из кухни, скорее всего готовя ему праздничный завтрак. – Конечно, можно закрутить с одной из подруг мамочки. Не по настоящему, а так, для вида. Насмешки некоторых он переживет, но вот где брать мзду для «пацанов»? Он-то видел, и не раз, как некоторые из его класса «отстегивают» им. Не знал за что, не интересовался, но видел!  Найти «папика»… — Тут его еще больше скрутило и затошнило. Ему, пока, всегда поташнивало, если он думал о сексе. Не о любви, большой и чистой, а именно о СЕКСЕ!
Пропищал будильник – пора вставать… 
— Ох, как же хочется, что бы родители выдумали нечто эдакое, как уже было не раз и хоть один день не ходить в тот, непонятный, вечно жужжащий, «улей», под названием – школа!
**** 
Не выдумали, поплелся, не пошел, не поспешил, а именно поплелся. Опять косые взгляды, шушуканье за спиной, кричаще — манящие позы девиц, с просьбой о юбилейной вечеринке. И вот последний урок. Он сидит на второй парте у окна, не потому что плохо видит, а затем, что бы как можно меньше видеть перед собой и слушать учителя. А у ворот уже стоят те, отсутствию которых рады все до одного преподавателя и завуч, и, наверное, сам директор. Стоят и ждут своего очередного, легкого заработка…
 **** 
Дыхания не хватало, а он все бежал и бежал по ступенькам, своего шестнадцатиэтажного  дома, лифт, с угрозами и бранью проплывал безостановочно, то вверх, то вниз. Бежал, в надежде спрятаться за своей дверью, как за каменной стеной и расправить плечи, собраться с духом и сказать маме, что туда он больше не пойдет.  Вот, еще пролет и…
Очередное разочарование, они, то есть девахи, уже подпирают его дверь плечами в требовании «сладкого». Главное что и пакеты с питием уже стоят у их ног. Замер на миг, глянул на них, проглотил  ком омерзения и шагнул дальше, под всеобщий смех, под матерные определения в его адрес. Запахло сигаретами – они определились прямо на его площадке, выпить за «здоровье» — сосунка, мальчонки, деточки. Не голубоглазого мальчика, а уже нечто вычеркнутое из их жизни!
Ступенька, вторая…. Почему-то открытая дверь на крышу. Он переступил порог, вдохнул свежий воздух и растворился в городском шуме…  

 

 

Похожие статьи:

Авторская прозаОДИН РАССКАЗ. ПРОДОЛЖЕНИЕ 2
Авторская прозаОДИН РАССКАЗ. ПРОДОЛЖЕНИЕ 1
Авторская прозаОДИН РАССКАЗ. ПРОДОЛЖЕНИЕ 3
Авторская прозаОДИН РАССКАЗ. ПРОДОЛЖЕНИЕ 4
Авторская прозаОДИН РАССКАЗ. НАЧАЛО
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Свежее в блогах

Они кланялись тем кто выше
Они кланялись тем кто выше Они рвали себя на часть Услужить пытаясь начальству Но забыли совсем про нас Оторвали куски России Закидали эфир враньём А дороги стоят большие Обнесенные...
Говорим мы с тобой как ровня, так поставил ты дело сразу
У меня седина на висках, К 40 уж подходят годы, А ты вечно такой молодой, Веселый всегда и суровый Говорим мы с тобой как ровня, Так поставил ты дело сразу, Дядька мой говорил...
Когда друзья уходят, это плохо (памяти Димы друга)
Когда друзья уходят, это плохо Они на небо, мы же здесь стоим И солнце светит как то однобоко Ушел, куда же друг ты там один И в 40 лет, когда вокруг цветёт Когда все только начинает жить...
Степь кругом как скатерть росписная
Степь кругом как скатерть росписная Вся в траве пожухлой от дождя Я стою где молодость играла Где мальчонкой за судьбой гонялся я Читать далее.........
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет А я усмехнулся играя Словами, как ласковый зверь Ты думаешь молодость вечна Она лишь дает тепло Но жизнь товарищ бесконечна И молодость...