Рассказ "Щука и Крокодил"

Olen7769 Авторская проза 14 мая 2015 Рейтинг: 0 Голосов: 0 518 просмотров

 

 

 

Рассказ «Щука и Крокодил».

Александр Осташевский

 


<o:p></o:p>

Щука и Крокодил. (Из цикла «Все это было бы смешно….». Ч. 3. Взрослые сказки.).


  В одной мелководной речке, в одной мелкорыбьей школе тихо плавали по течению рыбы-учителя и рыбешки-ученики. Все они были будто на одно лицо, плоское, маловыразительное, и говорить умели только шепотом. Многого от жизни не требовали, и все бы шло хорошо, если бы не появилась в этой школе Щука. Откуда она могла взяться в мелкой воде, но рыбы шептали, что ее само Междуреченское РОНО прислало для контроля над выполнением «Закона об обязательном мелкорыбьем образовании». Словом, времена наступили тяжелые.
  Когда Щука, эта здоровая рыбина с зубастой пастью, ввалилась в школу и вдавила себя в кресло завуча, которое сейчас же рассыпалось, окружающие ее рыбешки и шептать перестали. Грозная, тупая морда ее высилась под самым потолком, а хищные зенки высматривали свою жертву. Но она помнила, что не просто так жрать приплыла, и предъявила директору свои документы: назначение от РОНО в Мелкорыбью школу завучем и аттестат о присвоении ей звания Ведущего педагога всех рек и озер Мелкорыбья. Вздохнула директор, пустила пузыри и подписала приказ о назначении Щуки завучем по учебно-воспитательной работе. Теперь действия зверюги обретали законную силу.
  В первый же день были съедены все несоответствующие закону об обязательном образовании ученики и учителя, то есть ленивые и вольнодумцы, которые не считали мелкорыбье образование обязательным. Свою администрацию Щука пока щадила, но изредка покусывала: то ли опору в ней свою видела, то ли время ее пока не пришло. Правда, завуч-организатор уже две недели с оторванным боком плавала, потому что плохо учеников культуре поведения обучала, цель которой – исполнение инструкций РОНО по претворению в жизнь «Закона об обязательном мелкорыбьем образовании».
  В конце концов все ученики и сотрудники школы, если не съеденные, то покусанные и побитые, старались плавать не так, как хочется, а по правилам мелкорыбьей этики: боком, с легким наклоны морды в сторону представителей мелкорыбьей правящей партии. Так Щука инструкции РОНО выполняла, поэтому процент качества обучения неуклонно повышался.
  Но вот течение принесло мелкорыбий народ к эпохе гласности и демократии. Теперь Щука не только боком, но и прямо плавать разрешала, а если порой и задом наперед проплывешь, то и на это зенки закрывала. Но не умели, да и не хотели мелкие школьные рыбы жить по-новому, привыкли они все боком да боком, по правилам и инструкциям, а чтобы на свой собственный плавник опереться, свободу свою почувствовать да своими мозгами подумать – духу не хватало. Но, слава Богу, и по-старому жить можно, ведь сколько лет жили, Щуку пережили, а все не переводится  мелкая рыбешка.
  Знатное место пусто не бывает: на место Щуки ужасного Крокодила назначили. И опять шептали рыбы, что яйцо с его зародышем само Министерство образования аж из Африки выписало. Не повезло мелкорыбьей школе: чуть дунул на нее ветерок свободы, чуть начала она избавляться от процентомании, от огромного количества бумаг отчетности и документации, как снова лезет на нее новая сволочь.
  Крокодил был гигантский, толстокожий и как лег на дно нелепым зеленым бревном, так и перегородил все течение мелкой речушки. Какая тут гласность и демократия, когда все водные и жизненные пути для рыбешек закрылись, когда сама речушка должна была обтекать это бревно со всех сторон, чтобы живой остаться.
  Крокодил, в отличие от Щуки, никого не убеждал в необходимости обязательного мелкорыбьего образования, а просто жрал, особенно ту рыбешку, которая сама в поисках выхода ему в пасть лезла. Другими словами, Крокодил был просто скотиной, поэтому должностные свои обязанности понимал своеобразно. Главное в жизни, считал он, — наслаждение в жратве получить, поэтому рыбешек не сразу проглатывал, а сначала медленно ломал им хребет, а потом кости и мясо зубами перетирал. При этом всегда из его пасти слышалось: «Демо-кра-кра-кратия», а когда разевал пасть и проглатывал, звучало другое: «Гу-ма-а-нность».
  Но учителя-рыбы и ученики-рыбешки молчали: во-первых, потому, что и этот Крокодил выполнял «Закон об обязательном мелкорыбьем образовании». Как без этих инструкций  на мелководье жить да еще в мелкорыбьей школе работать и учиться – они не знали. Во-вторых, они были просто мелкими рыбешками, молчаливыми и трусливыми.<o:p></o:p>

<o:p> </o:p>

<o:p> </o:p>

 

Похожие статьи:

Авторская прозаОДИН РАССКАЗ. НАЧАЛО
Авторская прозаОДИН РАССКАЗ. ПРОДОЛЖЕНИЕ 4
Авторская прозаОДИН РАССКАЗ. ПРОДОЛЖЕНИЕ 1
Авторская прозаОДИН РАССКАЗ. ПРОДОЛЖЕНИЕ 2
Авторская прозаОДИН РАССКАЗ. ПРОДОЛЖЕНИЕ 3
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Свежее в блогах

Они кланялись тем кто выше
Они кланялись тем кто выше Они рвали себя на часть Услужить пытаясь начальству Но забыли совсем про нас Оторвали куски России Закидали эфир враньём А дороги стоят большие Обнесенные...
Говорим мы с тобой как ровня, так поставил ты дело сразу
У меня седина на висках, К 40 уж подходят годы, А ты вечно такой молодой, Веселый всегда и суровый Говорим мы с тобой как ровня, Так поставил ты дело сразу, Дядька мой говорил...
Когда друзья уходят, это плохо (памяти Димы друга)
Когда друзья уходят, это плохо Они на небо, мы же здесь стоим И солнце светит как то однобоко Ушел, куда же друг ты там один И в 40 лет, когда вокруг цветёт Когда все только начинает жить...
Степь кругом как скатерть росписная
Степь кругом как скатерть росписная Вся в траве пожухлой от дождя Я стою где молодость играла Где мальчонкой за судьбой гонялся я Читать далее.........
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет
Мне парень сказал что я дядя Такой уже средних лет А я усмехнулся играя Словами, как ласковый зверь Ты думаешь молодость вечна Она лишь дает тепло Но жизнь товарищ бесконечна И молодость...