5. О мозге-универсуме

Юрий Соловьев Газета 26 февраля 2012 Рейтинг: +1 Голосов: 1 969 просмотров

 

 

1

 

 

Из утверждения, что в универсуме каждый организм формируется в соответствии с энергетикой своей матрицы, с неизбежностью следует, что все включенные в универсум организмы были сформированы сразу, не только со всеми характерными для себя морфологическими признаками, но и с программами изменчивости, обеспеченными единым для универсума генетическим кодом. Этот вывод входит в противоречие с теорией эволюции, объясняющей существующее многообразие видов происходящим в течение сотен миллионов лет естественным отбором, но находится в русле так называемой холистической или организмической философии.

 

Holos, в переводе с греческого, означает – целый, весь. Холизм – философия целостности. Если в соответствии с механистическим мировоззрением, целое является результатом сложения отдельных, входящих в него частей, то согласно холизму, каждая целостность всегда больше своих частей. Понять смысл и назначение любой части можно только исходя из ее отношения к целому. Существует иерархия целостностей: на каждом уровне целое одновременно является частью другого целого относящегося к более высокому порядку. Причем качества каждой целостности обусловлены действием энергетического поля, организующего эту целостность.

 

Если поискать примеры таких целостностей в реальной жизни, то становится ясно, что речь идет об организмах. Отсюда и второе название этой концепции – «организмическая». Причем в качестве организмов здесь надо подразумевать не только животных и растения, но также, клетки, молекулы, атомы и т.д. То есть все – от субатомных частиц и до вселенной в целом.

 

В настоящее время философия холизма считается одним из наиболее перспективных направлений мысли и находит применение в науке. Например, в идее морфогенетических полей, в особенности, в понимании их британским биохимиком Рупертом Шелдрейком, который считает, что именно эти поля «ответственны за характерные форму, структуру и организацию систем на всех уровнях сложности не только в сфере биологии, но также в области физики и химии» (см. вступление к книге «Новая наука о жизни»).

 

Как видим, ход наших рассуждений, который основывался на совершенно других фактах, привел нас, однако, к тем же выводам. Попробуем теперь выяснить, какие следствия вытекают из этих выводов применительно к человеку.

  

2

  

Надо сразу сказать, что, несмотря на то, что биологически человек ничем не отличается от других организмов, его положение в универсуме поистине уникально. Он является единственным живым существом, способ­ным осу­ще­ствлять выход за границы своего энергетического уровня. При­чем, если для других организмов такие действия влекут за собой гарантированную ги­бель, человеку это, как правило, вреда не приносит. Так, живущий в ус­ловиях суши орга­низм, не имея природных приспособлений для пре­бы­вания под водой (жабры) или в воздухе (крылья), погибнет, если по­мес­тить его туда насиль­ственно. Человек тоже не имеет природных при­способлений для пребыва­ния под водой или в воздухе, но может нахо­диться и в той и в другой среде без всякого для себя ущерба.

 

Происходит это, как мы уже догадались, потому, что человек единственный из всех, умеет создавать для себя искусственную среду обитания. Поэтому если простой ор­ганизм должен заботиться о соответствии уровня своей внутренней энер­гии энергетическому уровню природной среды, то че­ловек просто сохра­няет присущую ему внутреннюю энергию путем изоляции от внешнего мира. Вот почему, в отличие от простого орга­низма, он может жить на хо­лодном Се­вере и на жарком Юге, на верши­нах гор и в морских глубинах, на поверхно­сти Земли и в Космосе.

 

Таким образом, если для любого организма уровень его внутренней энергии и энергетический уровень матрицы являются поня­тиями тождест­венными, то для человека – это два разных понятия. Это обстоятельство яв­ляется главнейшей причиной нашего особого поло­жения в природе. Благо­даря независимости уровня внутренней энергии от энергетического уровня среды, человек может перемещаться в универсуме на тот энергети­че­ский уровень, пребывание на котором соответствует степени его изоля­ции от внешнего мира.

  

3

  

Но человек – не только живое существо, обладающее определен­ным уровнем внутренней энергии. Он является еще и трие­диной волно­вой струк­турой, которая состоит из расталкивающей силы, силы грави­тации и собст­венно организма (см. «О ряде натуральных чи­сел», 7). По­этому, когда трие­диная волновая структура человека пере­ходит с од­ного энергетического уровня на другой, это значит, что она пересе­кает другую триединую волно­вую структуру, каковой является универ­сум. Таким обра­зом, происходит яв­ление, сходное с электро­маг­нитной ин­дукцией, когда силовые линии поля универсума пересе­ка­ются сило­выми линиями поля че­ловека.

 

Нам известно, что силовые линии поля универсума воспринима­ются человеком как пространственно-временные объекты. Значит, подобно тому, как в результате элек­тромагнитной ин­дукции в проводнике возникает электродвижущая сила, так в мозге че­ловека происходит превращение, в результате кото­рого силовые линии поля универ­сума, накладываясь на силовые линии мозга, преобразуются в пространственно-временные объекты. Я думаю, это превращение носит го­ло­графический характер.

 

Напомню, что вообще голография – это объемное, трехмерное фото­графическое изображение любого объекта, получаемое благодаря та­кому свойству волн, как интерференция, то есть наложение одной волны на дру­гую. Суть его заключается в том, что волна любой при­роды и любого диа­пазона частот может принять вид материального объекта, а любой мате­ри­альный объект, в свою очередь, может быть за­кодирован, как волна. Чисто технически подобный эффект достигается путем облучения из одного ис­точ­ника фоточувствительной пластины двумя пучками света (как правило, лучами лазера), один из кото­рых отражается от объекта.

 

Видимо, голограмма как раз и является метафорой той реальности, ко­торую мы определили как волновую структуру поля. Од­новременно ее можно считать моделью работы мозга, преобразующего полученные ощу­ще­ния в формы. Поэтому процессы, происходящие в мозге при соприкос­новении двух волновых структур, можно интерпре­тиро­вать как го­лографи­ческие. Роль пластины выполняет здесь струк­тура мозга, роль нане­сенного на пластину изображения – структура мозга, заполненная силовыми ли­ниями поля универсума, а роль луча лазера, эту пластину проницающего, – энергия, излучаемая организмом в ходе его дрейфа во времени к полюсу гра­витации. Запечатленное па­мятью голографическое изображение струк­туры поля универсума и есть ре­зультат индукции.

 

В свою очередь, пересечение поля чело­века с полем универсума не может не привести к образованию новой полевой структуры, дефор­ми­рующей энергетическую мат­рицу че­ло­века, в которой его организм форми­ро­вался изначально, и закреп­ляющей тем самым это голографи­ческое изображение уже в памяти универсума. А поскольку каждый по­сле­дую­щий ор­га­низм деформирует изначальную матрицу все больше и, значит, получает форму, отличную от предыдущей, все они также оста­вляют свои изображения в универсуме. По-види­мому, это и есть то, что мы на­зы­ваем кармой – за­висимостью формы мат­рицы от дея­тель­но­сти по­рож­дае­мых ею орга­низ­мов.

 

Если определить теперь функцию мышления как процесс накоп­ления в памяти информации для выработки поведенческих стереотипов взамен утра­ченного рефлекса (см. «Человек и его восприятие», 5), то необходимо признать, что в основе его лежит совместное с универсу­мом продуциро­вание про­стран­ственно-временных образов. А это зна­чит, что в процессе мышле­ния участ­вует не столько мозг отдельного человека, сколько весь уни­вер­сум в целом. Можно сказать даже, что человек обла­дает с универсумом об­щей психикой, а мозг человека по от­ноше­нию к уни­версуму является лишь его клеткой, нейроном. Иначе говоря, универ­сум сам пред­став­ляет собой огромный мозг, про­цесс мышления в котором каждый раз осуще­ствляется не отдельной клет­кой, а сразу всей его полевой структурой.

 

4

 

И здесь следует обратить внимание на одно важное обстоятель­ство, связанное с изме­нением статуса че­ловека в структуре универсума. Оно касается изменения функций мозга человека по сравнению с функ­цией мозга простого организма.

 

Поскольку каждый простой организм является составной частью структуры универсума и, значит, связан с каждой точкой уни­версума бесчисленным количеством силовых линий, ему доступна вся за­клю­ченная в универ­суме информация. Если бы, имея доступ к этой инфор­мации, простой организм обладал индивидуальной памятью и мог ее на­капливать, размещение этой информации в его мозге привело бы мозг к гибели. Но индивидуальная память возникает лишь в результате отпа­дения организма от изначальной матрицы и, как следствие, пересечения силовых линий универ­сума. Про­стой же орга­низм свою изначальную матрицу не покидает и силовые линии универсума не пересекает. Значит, индивидуальной па­мяти он не имеет и ин­формацию в своем мозге не накапливает. 

 

 

Напротив, человек свою изначальную матрицу покинул, и способ­ность накапливать информацию обрел. Но, покинув свою мат­рицу, он тем самым разорвал связи с универсу­мом. Поэтому, об­ретя способ­ность накапливать информацию, он одно­временно ут­ратил доступ к ин­формации универсума и оказался способным накап­ливать лишь ту ин­формацию, которая возни­кает в процессе пересече­ния им силовых ли­ний универ­сума. Таким образом, мозг человека, став нако­пителем ин­формации, одно­вре­менно превращается в своеобразный фильтр, за­дача которого – отсечь содержащуюся в универсуме инфор­мацию и предо­хранить психику от перегрузок.

 

В результате общность человека с универсумом оказывается от него скры­той. Мозг как бы «забывает», что составляет с универсумом еди­ное це­лое. В отличие от других организмов, продолжающих руково­дствоваться опы­том универсума, человек обречен ограничиваться ин­дивидуальным опытом. Информация, которая накапливалась тысячеле­тиями, стала ему недоступна: отныне она заполняет область универ­сума, ко­торую серое ве­щество блокирует. Отсюда характерный для че­ловека страх перед смертью. Имея индивидуальное созна­ние, человек думает, будто обладает индивиду­альным бытием, воспринимая гибель сво­его организма как гибель са­мости.

 

На самом же деле смена за­полняющих его энергетическую мат­рицу ор­ганизмов – это всего лишь ре­генерация клеток бессмертной формы. Как сказано в «Брахмабинда упани­шаде», «когда в горшке за­ключено пространство и горшок разби­вают, то раз­бивается горшок, но не про­странство. Такова же и жизнь: по­добно горшку, вновь и вновь разру­шаются различные образы, он же, Атман (тот же универ­сум – Авт.), и не знает, что они сломаны».

 

5

 

Нетрудно заметить, что переход человека с одного энергетиче­ского уровня на другой происходит не хаотично, а в определенном по­рядке: в ре­зультате череды таких переходов человек последовательно занимает положе­ния, энергетиче­ски соответствующие положениям живых организмов, растений, минера­лов и даже плазмы. А это значит, что в целом эти пе­реходы являются целе­направ­ленным путем, по которому человечество идет уже многие тысячи лет. По­смотрим, куда ведет этот путь.

 

Мы установили, что исходным его пунктом была принадлежав­шая че­ловеку изначальная энергетическая матрица. Но эта энергетиче­ская мат­рица находилась в центре природного равновесия, который оз­начает для простого организма состояние гармонии с универсумом и оптимальный режим суще­ствования. Значит, деформировав свою энер­гетическую мат­рицу, человек по­кинул центр природного равновесия, а с ним и состояние гармонии с универ­сумом.

 

Центр комфорта, в направлении которого происходит дальнейшее про­движение человека, является искусственной средой обитания. Он нахо­дится в стороне от центра природного равновесия, а значит, и от состояния гармо­нии с универсумом. Поэтому для биологического орга­низма центр комфорта может являться только местом гибели (см. «Че­ловек и его вос­приятие», 5).

Но в энергетике универсума местом гибели, а значит, и полюсом ис­чез­новения, является полюс гравитации (см. «Пространство, веще­ство и время», 5). Следовательно, продвижение человека в энергетику универсума происхо­дит от центра природного равновесия к полюсу гравитации.

 

В свою очередь любой путь в направлении полюса гравитации всегда совпадает с направлением силы гравитации (см. «Пространство, вещество и время», 5). Значит, продвижение человека в энергетику универсума проис­хо­дит под воздействием силы гравитации (в данном случае эту силу, как побу­ждающую человека продвигаться в энергетике универсума, имеет смысл вы­делить как самостоятельно действующую энергию и обозначить как волю).

 

Но под воздействием силы гравитации пребывают все организмы уни­версума, а продвигаться в энергетику универсума она побуждает только че­ловека. Отсюда следует, что изначальная матрица человека находилась в том месте универсума, где сила гравитации имеет макси­мальное значение и урав­новешивает расталкивающую силу. То есть на его горизонте.

 

Таким образом, причиной продвижения человека к полюсу грави­та­ции можно считать тенденцию граничной точки универсума в на­правлении по­люса гравитации. Продвигаясь под воздействием воли в энергетике уни­вер­сума, человек проходит путь, противоположный тому, который прошла рас­талкивающая сила, когда создала мир. При этом, следуя в направлении по­люса гравитации и заполняя свой мозг информацией, он тем самым за­пол­няет информацией и мозг-универсум. В результате получается, что универсум как бы прорастает вглубь самого себя, одновременно запе­чатлевая в памяти свое голографи­ческое изо­бражение.

 

Как выразился однажды французский поэт Альфонс де Ламартин, «…человечество по­добно ткачу, рабо­тающему на станке времен с изнанки. В процессе ра­боты оно не видит ничего, кроме путаницы нитей. Но придет день, ко­гда, взирая на дру­гую сторону ткани, оно узрит картину дивную и ве­личавую, выткан­ную на протяжении веков его собственными руками».

  

6

  

Следует заметить, что представление об универсуме, как об ог­ромном мозге не есть нечто совершенно новое. В индийской ме­тафи­зике существует понятие «Акаши», с которой наша модель согласуется на удивление точно. Акаша – это тонкая сверхчувственная субстан­ция, пер­вичная ос­нова мироздания, которая состоит из сово­куп­ности мыс­леоб­разов и вмещает в себя ин­фор­ма­цию обо всем, что было, что есть и что будет. По выра­жению известного ме­диума и яс­но­видца Эдгара Кейса, Акаша представляет со­бой не что иное, как «коллек­тивную пра­па­мять человече­ства».

 

Это понятие, но под иными именами, широко известно также и в среде ев­ропейских оккультистов. Так, Папюс и Элифас Леви называли его «тонким эфиром», Алистер Кроули – «Астральным Светом», со­времен­ные приверженцы оккультного знания, желая, видимо, придать ему от­тенок наукообразности, стали именовать «универсальным энер­гоин­формационным полем». А русский поэт Максимилиан Волошин, инте­ресовавшийся вопросами оккультизма, представлял себе скры­ваю­щееся за ним явление в виде четвертого измерения пространства, вос­принимаемого как время.

 

«Я время считаю, – писал он, – за наше восприятие четвертого измерения. Точно так же третье измерение будет являться временем для существа второго измерения. В четвертом измерении время станет чисто про­странственным отношением. И оттуда человеческая жизнь будет пред­ставляться одним цельным куском, идущим от рождения до смерти. Пространственно, конкретно, как длинная лента, – представ­ляете?.. Мы все давно умерли и еще не родились. По этой целой мате­риальной ленте, тянущейся от рождения до смерти, пробегает волна. Волна дви­жется, но частицы материи остаются на своих местах. И вот в этой волне, в этом моменте и движется наше сознание, и наше пред­ставле­ние о времени» (письмо Маргарите Сабашниковой от 28 (15) ян­варя 1904 года). Это и есть образное описание того состояния, которое на языке оккультистов получило название «тонкого эфира», энергоин­формационного поля и которое на самом деле восходит к общеиндий­скому понятию Акаши.

 

Таким образом, среди носителей так называемого эзотерического знания полученная нами модель универсума во все времена, начиная с глубо­кой древности, имела достаточно широкое распространение. Бо­лее того, эта модель как нельзя лучше согласуется с результатами ис­следо­ваний в области человеческой психики швейцарского пси­хотера­певта Карла Густава Юнга.

 

Как известно, изучая в ходе врачебной практики психический ма­териал, Юнг пришел к выводу, что человеческая пси­хика складыва­ется из трех основных эле­мен­тов: соз­нания, лич­ного бес­сознательного и коллективного бессозна­тельного. Сознание – это та часть психики, ко­торая находится в непо­сред­ствен­ном взаимо­действии с окружающим миром. «Личное бессознательное, по словам Юнга, со­держит утрачен­ные воспоминания и вытесненные (намеренно забытые) тягост­ные пред­ставления». Что же касается коллективного бес­созна­тельного, то, как объяс­няет Юнг, оноотделено от лич­ного и «имеет коллектив­ную, универсальную и безличностную природу, кото­рая одинакова во всех индивидуумах. Это коллектив­ное бессознательное не развивается индивидуально, но наследуется».

 

То есть коллективное бессознательное, по Юнгу, «содержит в себе психи­че­ский ма­териал, ко­реня­щийся не в инди­виду­аль­ном опыте, а в некой надлично­стной сти­хии, которая может быть ис­толко­вана как все­лен­ский разум», включающий ин­дивидуаль­ные ра­зумы в качестве своих со­став­ных элементов. «На человеческом плане оно про­является в виде сово­купно­сти архетипов – врож­ден­ных струк­турооб­ра­зую­щих элемен­тов психики, своего рода «внут­ренних осях», по ко­торым и про­ис­ходит дальнейшая «кри­сталли­зация» всех душев­ных и психиче­ских процес­сов» (Б. Беренс). 

 

Вот в этом выведенном Юнгом коллективном бессознательном, где каждая точка будучи архетипом того или иного явления, одновре­менно представляется хра­нилищем сведений обо всех метаморфозах, когда-либо произошед­ших с ним в ходе космической эволюции, мы и на­ходим соответствие с нашей моделью универсума. В самом коллек­тивном бес­сознательном мы видим блокируемый индивидуальной па­мятью и не воспринимаемый нами универсум, а в архетипах – матрицы тех или иных организмов.

 

Надо сказать, что догадка Юнга о существо­вании коллек­тив­ного бес­созна­тель­ного была убедительно под­твер­ждена опытами аме­рикан­ского пси­хо­тера­певта Ста­ни­слава Грофа, разработавшего методику вы­хода человека за пределы сознания. Есть и по­пытки художественного описания бессознательного. Из числа наиболее известных можно вспом­нить тибетскую книгу мертвых «Бардо Тёдол», «нагваль» Кар­лоса Каста­неды, а также ху­дожественное про­странство кино­филь­мов «Твин Пикс» и «Матрица». 

 

Но если согласиться с представлением об универсуме как о вол­но­вой структуре, в ко­торой каждая точка явля­ется матрицей того или иного организма, стано­вятся понятными многие явления, которые до по­следнего времени счи­тались необъяснимыми. Так, если представить себе возможным кратковременное отключение механизмов индивиду­альной памяти, получают объяснение явления «творческого озарения», которые в этом случае могут быть интерпре­тированы как резуль­тат проникновения сознания в ту область бессознательного, которая со­держит искомый материал. 

 

В то же время, если проникновение в бессознательное возможно в принципе, то возможно проникновение в любую точку вселенной, в любой организм, в любую эпоху. А значит, воз­можны явления, ко­торые во все времена воспринимались как чудо: ясновидение, предска­зание бу­дущего, чтение мыслей на расстоянии. От­сюда феномены Ванги, Кейса, духовидца Све­ден­борга.

 

По-видимому, у некоторых, особо одаренных людей, в результате медитации, мо­литвы или острого переживания механизмы индивиду­альной па­мяти могут быть ослаблены. И тогда чело­век, напра­вляя по­ток энергии на соответствующий участок своего мозга, становится спо­собным перенестись в любую из­бранную им точку универсума. В ре­зультате ему от­крываются миры, галактики, чу­жие мысли, прежние жизни, животные и расте­ния, вер­шины гор и мор­ские глу­бины. Он об­ретает способность излечивать бо­лезни и пред­ска­зывать будущее, ви­деть, что происходит за тысячи кило­метров от него и что происходило в прошлом веке, определять, кем был в прежних во­площе­ниях и кем бу­дет в последующих. По существу, он сам стано­вится универсу­мом, спо­собным мыслить самого себя.

 

Вообще, проникновение в бессознательное – это, судя по всему, то состояние, ко­торого человек во все времена стремился достичь в ходе всякого рода мистических практик – от христианского исихазма до ри­туального по­лового акта в тантризме. Эти, раз­работан­ные на про­тя­же­нии тысяче­ле­тий приемы, ставящие целью со­единение человека с бо­гом, на деле яв­ляются не чем иным, как спосо­бами осла­бить защит­ные ме­ханизмы индивиду­альной памяти и вы­вести челове­ческое соз­нание за пределы собствен­ного мозга.

 

 

Исходя из сказанного, не составит труда представить себе и эс­ха­тологию универсума. Судя по всему, она состоит из двух основных пе­рио­дов.

 

Первый – внеисторический, физиологический период, кото­рый я бы назвал до-культурным. Это время, когда процесс познания еще не начинался и человек пребывал в своей изначальной энерге­тической матрице, со­ставляя с универсумом нераздельное целое. Его можно оха­рактеризовать как состояние сна без сновидений, характерное для простых организмов.

 

Второй – принадле­жит эпохе культуры. Это период нашей человеческой исто­рии, в кото­ром мы пребываем и сей­час. Его смысл – в освоении челове­ком уни­версума с целью заполнения его информа­цией о самом себе.

 

Их отличие – в характере восприятия. Человек эпохи сна без сно­видений воспринимает мир непосредственно через ощущения. Эти вос­приятия физиологичны, возникают во времени и представляют со­бой реак­цию организма на утрату им части своей энергии. Поэтому, хотя сами ощу­щения отражают мир таким, каков он есть, организмом они «расценива­ются» как смена внутренних состояний и памятью не фик­сируются.

 

Напротив, человек эпохи культуры воспринимает мир через об­разы. Эти восприятия внеприродны и вызваны перемещением человека в энерге­ти­ческом континууме универсума. Они хоть и не отражают ре­альности не­по­средственно, зато становятся ее метафорой и запечатле­ваются в памяти уни­версума. Но поскольку, перемещаясь в энергетиче­ском континууме, че­ловек эпохи культуры перемещается и во времени, восприятия этой эпохи так же базируются на ощущениях, как и воспри­ятия до-культурной эпохи.

 

Можно предположить, что в конце второй эпохи состоится на­ступле­ние третьей эпохи, когда универсум будет заполнен мыслеобра­зами целиком. Тогда завершится движение человека в энергетиче­с­ком кон­ти­нууме, а вместе с ним и движение во времени, со­ставляющее ос­нову для воз­никновения ощущений.

 

Если это произой­дет, то состо­ится вхождение чело­века в новое качество, позволяющее ему воспри­нимать мир непосред­ственно, без участия ощущений, как бы телепати­чески. В этом случае че­ловек станет существом трансцендентным, спо­собным к виденью целост­ному и вневре­менному. Нечто по­добное мы можем себе пред­ставить по аналогии с тем состоянием, которое описали как про­никновение в область бессознательного в результате от­ключения меха­низмов индивиду­альной па­мяти.

 

Любопытно, что в «Алмазной сутре» сказано буквально следующее: «Когда мысли касаются фе­номенов чувственного мира, они захватываются ими и по­является воспри­нимающий, появляется «Я», появ­ляются другие лично­сти и от­ношение к ним. Когда мышление сво­бодно от чувственного мира, тогда нет мысля­щего, и мышле­ние осуще­ствля­ется уже не инди­видуальным умом, а разу­мом самого Будды, об­лада­теля Наивысшей Совершенной Мудрости». Эти слова убеждают меня в том, что в своих размышлениях я ни в чем не на­фантазировал и нахо­жусь на правильном пути.

 

 

Возникает вопрос: является ли деятельность человека в системе универсума предопределенной или же она полностью случайна? С одной стороны, человек фактически представляет собой своеобразный ин­струмент, по­сред­ст­вом которого универсум воссоздает образ самого себя. Но с другой, нельзя не признать, что своей миссией человек оказывает на универсум действие прямо-таки раз­рушающее. Происходит смещение одной части универсума от­носительно другой, что равносильно распа­дению единого организма. Такое явление можно сравнить, пожалуй, с раковой опухо­лью, когда метастазы, внедряясь в организм, разрушают его ткани. Ви­димо, так бывает, когда в ге­нетическую про­грамму закрады­вается ошибка, и некоторые клетки начинают развиваться произвольно, вне зависимости от направления жизнедеятельности организма.

 

Более того, продвижение человека в энергетику универсума чре­вато и для самого человека. В этом легко убедиться, представив себе, что может случиться, если вдруг исчезнет все, посред­ством чего чело­век изоли­рует себя от внешнего мира, – высотные дома, самолеты, теп­ло­ходы, электро­станции, – словом все, что делает нашу жизнь ком­форт­ной и при­влекательной. Не надо обладать изощренным воображе­нием, чтобы по­нять: человечество погибнет. Причина состоит в том, что че­ловек окажется в энергетических условиях, для него как биологи­че­ского вида неприемлемых. Наш организм не приспособлен ни для поле­тов в воздухе, ни для нахождения под водой, ни для дви­жения со сверх­звуковой скоро­стью.

 

Таким образом, миссия, осуществляемая в универсуме человеком, опасна и для универсума, и для человека. Между тем она происходит. По­чему? Значит, либо несовершенной оказалась сама программа уни­версума, либо человек для этой миссии избран не случайно. Но если предположить первый вариант, то остается непонятным, как удалось человечеству избе­жать печальной участи динозавров: ведь в своем со­перничестве с универ­сумом оно просто не выдержало бы конкуренции. Однако если предполо­жить, что универсум сам заинтересован в миссии самопознания, тогда при­дется при­знать, что вариант использования для этой цели человека является для него (для универсума), может быть, наименее разруши­тельным.

 

Чтобы прояснить свою мысль, вос­поль­зуюсь аналогией. Представим себе пира­миду из камней (см. рисунок 10).

              

Мы видим, что, если в ее нижних этажах из­менить поло­жение хотя бы одного камня, нарушится рав­новесие всей пирамиды. Начнется ее пере­стройка, ко­торая будет продолжаться до тех пор, пока  не уста­новится новое равновесие. В то же время, если изменить положение камня, нахо­дя­щегося на самом верху, целост­ность всей пи­рамиды не нарушится. Такое положение камня свидетельствует о его неус­той­чивости, об отно­сительной автоном­ности по от­ношению к другим камням, а зна­чит, и о воз­можности для него трансформа­ций.  

  

Генетическая программа, по-видимому, тоже своего рода пира­мида. Если из нижних этажей биосферы исключить тот или иной био­логический вид, это неизбежно должно сказаться на конфигурации ге­нетического кода вселенной в целом. Возможно, уничтожение челове­ком морской коровы как раз и привело к ошибкам в коде и, как следст­вие, к таким заболеваниям, как рак или СПИД. Но то, что человек в ге­нетической пирамиде находится на граничном месте, делает, как мне кажется, взаимоотношения между ним и универсумом вполне прием­лемыми. Посмотрим, в чем заключаются эти взаимоотношения.

 

9

 

Мы помним, что роль, которая отводится простому организму, со­стоит в функции, выполняемой им в данной природной среде (см. «Человек и его восприятие», 2, 3). Если еще раз прибегнуть к аналогии, можно срав­нить такой организм с узлом некой машины: его действия предельно ра­цио­нальны, они отработаны до автоматизма и предприни­маются в соответ­ствии с функциями самой машины. Таков был и чело­век, пока пребывал в качестве простого организма в своей из­начальной матрице. Как и другие орга­низмы, он исполнял роль од­ного из ор­ганов универсума, а его действия, подчиненные рефлексу, были целесооб­разны и безошибочны.

 

Но, чтобы осуществлять миссию познания, человеку пришлось поки­нуть свою изначальную матрицу. Тем самым он освободил себя от подчи­не­ния тому основному для универсума закону, который предпи­сывает каж­дому организму находиться в пределах своей матрицы. А освободившись от под­чинения этому закону, человек перестал быть его функционирую­щим орга­ном. Иначе говоря, он стал существом свобод­ным. Если раньше он мог дей­ствовать лишь в рамках своей функции, то сейчас у него появи­лась свобода выбора.

 

Но с утратой роли функционирующего в организме органа чело­век ут­рачивает и рефлекс, а с ним и способность к безошибочности действий. Вот тут-то и таится опасность произвола. Дело в том, что, получив право на сво­боду выбора и оставшись при этом в условиях универсума, человек от­нюдь не обрел свободу от действующих в уни­версуме законов. А по­скольку руко­водствоваться рефлексом он больше уже не может, свой вы­бор отныне он вынужден осуществлять на осно­вании умозрения, которое формируется в со­ответствии с характером его внеприродной деятельности. В результате реше­ние принимается на основании мнения, и свобода выбора, в таком случае, вполне может привести к ложному выбору (подробно об этом см. раздел «О природе морали»). 

  

Как правило, этот последний заключается в стремлении придавать «хаотическим», с точки зрения человека, природным процес­сам субъективно понимаемого «порядка». Но «упорядочивание» при­роды, ее «покорение» ведет к нарушению всей системы, что неизбежно сказывается на ее жизнедеятельности в целом. Поэтому универсум, как всякий стремящийся к выживанию организм, реагирует на эту ситуа­цию включением ме­ханизмов саморегуляции. И когда степень на­руше­ния равновесия достигает критиче­ского уровня, возрастающее на­пря­жение приводит к сбросу энергии, что выражается в войнах, револю­циях и экологических ка­тастрофах.

 

В свою очередь и человек, являясь энергетической копией уни­вер­сума, тоже находится под воздействием тех же сил. У него тоже есть меха­низмы саморегуляции. Они заключаются в его биологической сущности, которая вы­нуждает за­ботиться о необходимом для жизни равновесии и пробуждает чувство самосохранения. Поэтому ко­гда дей­ствия человека вы­ходят за рамки допустимых, в психике его тут же возникает ре­акция, которая проявляет себя как чувство носталь­гии по состоянию гар­монии с универсу­мом.

 

Чтобы понять, что представляет собой эта реакция, мы должны уяс­нить, что, покинув свою изначальную матрицу, человек поселил у себя в душе чудовищное противоречие. С одной стороны, он вынужден двигаться в сторону полюса гравитации, угрожающего ему гибелью, а с другой – это движение уда­ляет его от при­родного положения в универсуме. Поэтому как субъект познания, чело­век, влекомый волей, стремится в области, грозящие ему гибелью, а как биологи­ческое существо испытывает чувство носталь­гии по центру при­родного рав­новесия. При этом, однажды переступив черту, он отрезал себе путь к отсту­плению, поскольку, деформировав свою энергетическую мат­рицу и встав на путь изоляции от природы, вернуться к жизни в условиях естественной при­роды он уже не мог.

 

В результате создается ситуация, зеркальная по отношению к той, ко­торая возникает при создании универсума расталкивающей силой: воля дей­ствует как расталкивающая сила, а ностальгия по изначальной матрице – как сила гравитации. Но воля направлена в сторону, обрат­ную творению, по­этому ее вектор противоположен вектору расталки­вающей силы и совпа­дает с вектором силы гравитации. А ностальгия, вектор которой направлен в сто­рону, противоположную силе гравита­ции, векторно совпадает с рас­талки­вающей силой. Поэтому полюс гра­витации и горизонт тоже меняются мес­тами. Полюс гравитации у чело­века находится там, где у универсума нахо­дится горизонт, а горизонт – в полюсе гравитации (см. рисунок 11).

 


Возникает как бы новый универсум – универсум человека, где все объ­екты выполняют противоположные функции. Теперь стремление чело­века достичь своего горизонта означает стремление к познанию и расшире­ние по­стигаемого мира. Но одновременно это означает при­ближение к по­люсу гра­витации универсума, а значит, угрозу жизни. Поэтому в противо­вес стремле­нию к познанию, как страх смерти, воз­никает ностальгия по своему, челове­ческому полюсу гравитации, кото­рый находится на гори­зонте универсума и соответствует центру при­родного равновесия и состоя­нию гармонии с уни­версумом.

 

Таким образом, человечество, как и универсум, является саморе­гули­рующейся системой, где всякий уход от центра природного равно­весия и распадения целого рождает обратные связи, стремящиеся эту целостность восстановить. Как мы вскоре увидим, взаимодействие двух начал – стрем­ле­ния ко внеприродному познанию и ностальгии по энер­гетической мат­рице – породили все известные нам формы куль­туры (как взаимодействие расталки­вающей силы и силы гравитации поро­дили все известные нам формы жизни). С одной стороны, это раз­лич­ные формы социума, в которые последовательно переформируется все разрушающаяся первобытная общ­ность. А с другой – такие сугубо че­ловеческие феномены, как членораз­дельная речь, мифология, рели­гия, искусство, письменность и архитектура. Словом, тот грандиозный со­бор или храм, который был создан человеком взамен покинутой им энерге­тической ниши.

 

Похожие статьи:

Газета3. Человек и его восприятие
ГазетаВот такая Люси 7 мифов о мозге Новый фильм Люка Бессона строится на лженаучной теории, согласно которой человек использует не больше
Газета2. Пространство, вещество и время
Газета1. Постановка задачи. Обоснование метода
Газета4. О ряде натуральных чисел
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!